25 Май, 2018, 02:00:59 amПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War  (Прочитано 2339 раз)

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 771
  • Karma: +8/-0
Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« : 30 Ноябрь, 2013, 05:58:19 am »
Infinity. Book One: White Team
Мстители отправляются в космос, чтобы сразиться с нависшей угрозой расы Строителей, стремящихся уничтожить Землю и все человечество. Увы, герои попадают в ловушку Императора Дже'сона, действующего от лица Галактического Совета и погибают от рук его людей.
Узнав о смерти брата, бог-трикстер Локи собирает собственную команду героев, которым предстоит спасти Вселенную. Но сначала ему предстоит сбежать из космического казино, спасти пару жизней и сохранить право называться самым лучшим обманщиком во вселенной!

Во время Avengers #18 (2013), между Infinity #1 и #2
Участники: Локи, Хоукай, Мария Хилл
Порядок ходов: Ход Локи, за ним Хоукай и Мария в свободном порядке + мастерский по-необходимости
Мастер: Ex Nihilo
Описание местности: Космос. Бар. Космический покер. Некая планета в некой галактике в Империи Спартакс.
Активность игроков: Хотелось бы не больше 1-3 дней задержек между ходами.
Другое: Начало сюжета Infinity. Book One: White Team. Ряд моментов я изменил специально, чтобы история была более динамичной, некоторые с поправкой на появление в сюжете Марии Хилл. Кроме этого, из сюжета убран Старбренд, так как для него не нашлось игрока.



*** Интерлюдия ***

В космосе никто не услышит твой крик. Расхожее выражение, давно потерявшее какой-либо смысл в самых злачных местах империй Галактического Совета. Здесь целые миры веками были центром порока, азарта и наживы, где нечистые на руку дельцы могли отдохнуть в приятной (и не очень) компании, провернуть свои дела без назойливых взглядов галактических блюстителей закона и просто потонуть в море алкоголя и множества запрещенных препаратов. Место, где действительно никто не услышит твой крик, даже если ты обратишься к Богу, моля о спасении. Место, где музыка и шум пьяных драк не смолкали бесчисленное количество дней, а от запаха машинной смазки, дешевого алкоголя, пота и табачного дыма, смешанного с чем-то не осязаемо противным, захватывает дух. Заброшенный всеми мир на границе известной вселенной. Империя Спартакс. Планета без имени. Бар, где тебя никто не ждет. Что нужно богу с сомнительной репутацией в таком месте, спросит читатель? Вряд ли тот раскроет свои карты, особенно когда именно карты сейчас на его стороне.


Простые игральные карты. Большой стол, за которым сидят личности от одного взгляда на которых хочется повеситься на ближайшем дереве (Даже в том случае, если дерева рядом нет. В конечном счете - его всегда можно посадить!). Много оружия, которое эти милые лица спрятали так, чтобы оно было видно всему бару. Что ж, с интеллектом рождаются, интеллектуалами не становятся. По-крайней мере в этом конкретном случае, когда кибернетических имплантов в их головах в разы больше, чем серого вещества, именуемого в узких кругах мозгом.

Признаться, сложная задача: держать лицо, улыбаться и делать вид, что ты не знаешь, чем всё это закончится. А потом, когда оружие будет направлено, тебе в лицо - бежать. Что поделать: Ты - Локи и ты получил то, за чем пришел. И может быть, только может быть, если бы Бетта Рей Билл по ошибке не продал ожерелье Леди Сиф, приняв его за орех (оно действительно похоже на орех, не говорите Сиф), тебе бы не пришлось уворачиваться от града лазерных лучей, летящих тебе в след и, как не сложно догадаться, по твою душу. Но ты - Локи и этим все сказано. Ты - Локи и твоя репутация намного громче, твоих собственных слов. Даже в те дни, когда ты не многословен. И тебя заставляют от лица Асгарда отправиться на край вселенной на дурацкую миссию во славу Сияющего Города, просто затем, чтобы спасти Асгард, пусть и на пару дней, от твоего присутствия. Боги. А потом вы ещё смеётесь над смертными?

*** Конец Интерлюдии ***

Двери бара остались позади, крики рассерженных космических пиратов тоже стихли. Улицы опустели, а весь честной люд, обычно наполняющий их, уменьшился до немногочисленных пьянчуг, которые даже не понимают, где сейчас находятся. В воздухе повисла звонкая тишина, не предвещающая ничего хорошего. Легкий ветерок, повеял откуда-то с востока, возвещая о приземлении массивного корабля буквально на соседней улице. С поправкой на местную архитектуру, засушливый климат планеты и среднюю скорость ветра, разносящего песок между ветхими строениями вокруг, догадаться о его размерах было не сложно. Имперский флагман? Это объяснило бы бесшумность и голографический щит, скрывающий его от любопытных глаз.

Гадать совпадение ли это и мысленно придумывать объяснения происходящему не пришлось: имперская гвардия Спартакса бесшумно окружила Землянина, отрезав пути к отступлению, возникнув как-будто из воздуха. Хотя их ботинки и оставляли отчетливые следы на песке, а ветер с песком давно выдал приближающиеся силуэты. Дилетанты, что с них взять. Из ниоткуда позади Локи возник трап и разодетый в цветастый наряд пожилых лет старец, явно переоценивающий свою важность, медленно спустился по нему. Двое солдат, следом за ним несли под руки полуживого заключенного. Признаться костюма Дарта Вейдера и Имперского Марша здесь весьма не хватало. Для антуража.

- По приказу Императора Дже'Сона, все Земляне нарушившие границы Империи подлежат аресту и немедленной казни. Ваши, так называемые "герои", Мстители, уже пытались убить Императора, за что поплатились своей жизнью два дня назад. Так что зная, на что вы, "герои", способны, я спрошу один раз и обещаю, что твоя смерть будет быстрой и, вероятно, безболезненной: как именно Земляне планируют атаковать столицу империи планету Спартакс? Были ли зеленый гигант Халк и высокопарнй глупец с молотом, именующий себя богом Тором, их лучшим оружием против Империи? И чтобы у тебя не возникло мыслей о побеге, зная ограниченный интеллект Землян, я поясню - мы сохранили жизнь одному из твоих друзей, дабы сделать подобных тебе сговорчивее, - Локки с трудом узнал в том, что осталось от пленного старого знакомого своего брата - Хоукая.

Любопытным было иное: одним из солдат, держащих Клинта Бартона на мушке за спиной Канцлера (за неимением других слов, назовем его Канцелром), оказалась никто иная как Мария Хилл - глава организации S.H.I.E.L.D. (Молодые Мстители любили обсуждать её внешность, когда та мелькала в выпусках новостей американских каналов. Особенно красноречива в этом вопросе была Кейт Бишоп, но вряд ли её слова стоило сейчас озвучивать в слух.) Что-то в глазах женщины подсказывало, что она на стороне Локи. Ну или по-крайней мере против Империи. А может быть все это были галлюцинации, от паров неизвестных препаратов, которыми бог обмана и коварства надышался в баре.

[Диспозиция: 5 солдат держат Локи на мушке в кольце. За его спиной располагается трап ведущий на все ещё скрытый корабль. На трапе стоит чиновник Империи, сзади него двое солдат под руки держат Бартона. Один из этих солдат - Хилл.]

Оффлайн Loki

  • Норвежский бог, искусный маг, опытный фехтовальщик и бессметрный плут.
  • Agent of Asgard
  • Сообщений: 13
  • Karma: +4/-0
  • Wag the Dog
Re: White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #1 : 02 Декабрь, 2013, 01:24:21 am »
Он шел и насвистывал себе под нос какую-то мелодию. Он забыл, где именно ее слышал. И в какой жизни. Там, кажется, были слова, что-то про драконов, прекрасных дев и их спасение. Нет, определенно, он забыл слова. Смысл был безвозвратно утрачен. Остался только мотив. Вот так и существование самого Локи.

Смерть, возрождение, опять смерть, снова возрождение, снова смерть, и без конца и без края. Нет, он не скучал, он к этому стремился, но эффект неожиданности как-то безнадежно утрачивался. Эй, посмотрите на меня – я снова обманул проведение. Никому уже не интересно, никого не удивишь. Даже бессмертие может тебе надоесть, если нечему не удивляться. Все уже увидели этот фокус.

Но всегда можно найти, чему удивиться, если залезть в дыру поглубже и погрязнее. Право слово, какие-то наивные попались пираты, сели за карточный стол с Богом Обмана и Лжи и рассчитывали на честную игру? Впрочем, что есть правда и вымысел. Не его вина, что во внутреннем кармане пальто завалялась лишняя колода тузов. Они просто были у него, вот и все. Нет в том никакого злого умысла, просто судьба предоставляет счастливую возможность, и грех ей не воспользоваться. Тем более, что те ребята свои деньги не в урановой шахте выколотили, а выбили вымогательством и разбоем вместе с кровью и слезами. Не воздать негодяям по заслугам – вот истинное преступление. Равнодушие честных… что-то такое в какой-то там книжке Мидгарда было написано. 

Как вставший на путь исправления, Локи не мог… нет, был просто обязан обчистить подонков, раздеть до трусов и восстановить великое космическое равновесие.

Только даже у самого хитрого и прожженного ловкача бывают неудачные дни. Никто не любит проигрывать. А глупцы еще и не умеют. Золотое правило всех игроков – плати, всегда. Нарушая естественный порядок вещей, ты создаешь хаос, который может поглотить тебя самого. Их счастье, что сын Лофея пребывал в благоприятном расположении духа, чтобы участвовать в каких-либо разборках. Уйти всегда проще всего. Пусть думают, что победили. Завтра будет другой день, а Вселенная не такая уж большая, как многим кажется. И Локи наглядно предстояло в этом убедиться, когда его полукругом обступили вооруженные солдаты, а также показался престарелый «попугай»-Канцлер, начавший вещать какую-то несусветную ахинею, способную вызвать мигрень даже у Норвежского бога, когда ему, как ушат воды на голову, выплёскивают неконтролируемый поток сознания о событиях, среди которых смерть Тора… ох, братец, в какую переделку на этот раз завела тебя твоя буйная златовласая венценосная голова. Остаётся надеяться лишь на то, что она не болтается на какой-нибудь остро заточенной пике.   

- У уважаемых господ, герольдов учат представляться,
пред тем, как в адрес незнакомцев
угрозой столь суровой, точно перчаткою, бросаться.
Но я прощу невежество на первый раз с поправкою на час столь поздний
и усталость Вашу с дороги, без сомнения, долгой.


Начал обходчиво, издалека трикстер.

– Моё почтение глубокое светлейшему Дже’Сону,
продлится многие года правление его.
Мне больно слышать о подобном преступленье,
но, может быть, имело место лишь недоразуменье?

- Что за закон такой?
Судить без судей, без защиты.
И в чем же прегрешенье?
Быть человеком?
Здесь я безвинен.
Коль брат мой в чем-то виноват,
то груз его, он взрослый ас. 

- Я Локи, дом мой Асгард.
Героем назовусь едва ли я,
и Вы пройдете тысячу дорог, и не найдете человека,
который так бы отозвался обо мне.

- Я трус и пьяница, плохой игрок, умею лишь болтать.
Всематерь наша – Фрэя,
отправила меня с посольской миссией.
Я лишь смиренный дипломат, веду переговоры.

- К чему нам в крайность кидаться из крайности суровой?
Неужто не найдем мы способа иного
решить проблемы наши, коль есть они,
как убивать друг друга и калечить?
Я предлагаю сесть, подумать, обсудить.
Согласье мы отыщем, в том я уверен.

- Хотите знанья Вы?
Я им владею,
тем ценен, без сомненья.

- Так что?
Каким же будет Ваше слово?
Преломим хлеб с вином и сыром?
Иль Вы насилия лишь понимаете язык?


А если кто-то думает, что Локи ради красного словца стоял и распинался перед морщинистой надутой жабой, не заслуживавшей ничего, кроме божественного пинка коленом под зад вниз с лестницы, то этот представитель позвоночных еще более глуп, чем эта самая жаба, те пираты, а также любой, кто до сих пор продолжает смотреть сериал «Сверхъестественное», наивно полагая, что уж в следующем-то сезоне авторы точно не убьют никого из братьев Винчестеров… снова… на самом деле, все словоблудие Сына Секретов преследовало лишь одну цель – загипнотизировать Канцлера, склонив, тем самым, на свою сторону (Заявка).

Впрочем, всегда оставалась возможность неудачи, ибо в любой схеме может оказаться неучтенная шестеренка в шестеренке, поэтому в голове трюкача вырисовывался план «Б», а заодно «В», «Г» и «Д» на случай, если произойдет еще какая-нибудь неожиданность. А жизнь-то подкидывает сюрпризы…

«Бартон. Клинт.
Собраться время с силами пришло.
Их семеро, а нас тут трое.
Расколем их, коли дойдет до драки.
Я дам команду.
Будь готов.»


Передал Локи мысленное сообщение Хоукаю (Заявка), надеясь, что тот хоть немного соображает, взяв неожиданное присутствие Марии Хилл на заметку, не подавая вида, что узнал ее или хотя бы заинтересовался. А уж держать лицо Бог Лжи умел, как никто другой во всех девяти мирах!
"Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо", - Гёте. Фауст.

"I do belong here. These bad people, what I'm good at, out talking them, out thinking them, it's what I am and I like it. I like it more than anything I've ever done", - Tyrion Lannister.

Оффлайн Hawkeye

  • Стрельба, меткость, точность. Военная подготовка, акробатика, боевые искусства, обращение с холодным оружием. Полевой лидер, опытный тактик.
  • Avengers
  • Сообщений: 35
  • Karma: +2/-0
  • Scratch that. No good news. Everything sucks.
    • Досье
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #2 : 05 Декабрь, 2013, 10:39:04 pm »
Гулкое эхо медленно заполняло пространство опустошенного, мрачного и вязкого, подобно густому тягучему дегтю, сознания Клинта. Слабое биение сердца унисоном сопровождал глухой стук, казавшийся мужчине раскатами грома зарождающейся бури в мгновение ранее еще спокойной и безропотной гавани. Этот стук шел из ниоткуда, неслышимый, но ощутимый, он будто создавался его собственным телом, растекаясь откуда-то снизу и заполоняя собой все вокруг. Его было недостаточно, чтобы взбудоражить изможденное сознание, но достаточно, чтобы выдрать из пучины забвения. Тук. Чувства Бартона были слишком притуплены, блокируя боль от переломанных ребер и бесчисленного числа ссадин и кровоподтеков, щедро облагораживающих его тело, чтобы он мог определить эпицентр звука. Тук. Носы ботинок слабо ударились о пол, знаменуя еще одну минуемую перемычку между стыков трапа. Кажется, его куда-то тащили. В этот момент мститель словно начал чувствовать неприятное трение, как если бы последний пучок неатрофированных нервов оставался, нет, даже не на пальцах ног, а именно в чертовых носах его чертовых ботинок. Впрочем, и чертыхаться мысленно у Клинта не было особо сил.

Тук. Последний, уступающий место желанной тишине. Странно, но сейчас лучнику было почти все равно, куда и с какой целью его тащили. Что они способны сделать? Еще раз дать ему под дых? Еще раз попытаться выудить из него информацию о том, чего не было и не могло быть? В том, что мир постепенно сходит с ума Хоукай уже давно не сомневался, однако смерть друзей порой подводит черту. В памяти смазанными фантомами неспешно всплывали картинки резни, устроенной солдатами Спартакса, и даже вопрос «Как?» потерял свой смысл, будучи заданный в сотый раз и в сотый же раз оставшийся без ответа.

Неожиданно резко в сознание Клинта вновь ворвался раздражающий гул, стремительно приобретающий очертания гнусавого и уже до мерзости знакомого голоса, доносящего до мужчины оборванные отрывки фраз.

- ...нарушившие границы Империи подлежат аресту... - слова потонули в коротком напряженном звоне, насквозь пронзившем лучника, - ...Мстители, уже пытались убить... - тупая боль от опухшего глаза сдавила силками виски, - ...смерть... - мигрень раскалывала весь мир напополам, словно становясь основой всего сущего, - ...высокопарный глупец с молотом... - концентрация... - ...лучшим оружием... - нужно сконцентрироваться, - ...сохранил жизнь одному из твоих друзей...

Толчок холодного дула в затылок действовал отрезвляюще. Или отрезвляющим было ощущение чего-то не менее прохладного, но более острого, скользнувшего в его руку. Настолько отрезвляющим, будто в это мгновение Бартон вновь приобрел утерянный смысл жизни, ярким маяком воссиявший на понуром туманном горизонте. Знакомый голос, слов которого он почти не разбирал, воспевал одному ему слышимую оду надежды. Еще никогда мститель не был столь рад слышать сладострастных речей, доносящихся до него не только сквозь пульсирующее в висках и барабанных перепонках биение сердца, но и проникающее напрямую в сознание.

«Я Локи, дом мой Асгард. Героем назовусь едва ли я...» - с одной стороны, и «Бартон. Клиент... Я дам команду. Будь готов» - с другой. И в первую  очередь  сейчас Хоукай был бы готов поспорить с утверждением,  касаемым геройства асгардского бога, за упущением того,  богом чего он являлся.

«Как никогда», - если мысли способны предавать интонации, то ответ лучника был пропитан насквозь ледяной решимостью и лютой злостью, которые,  пожалуй, в столь ярком выражении встречались в его жизни лишь во второй раз. Рука сжала шероховатую рукоять ножа, крепко прилегающего к запястью мужчины. Клинт почти не задумывался о том, откуда он у него взялся, также как слова Локи о «них троих» странным образом не возбудили в нем процесса судорожного сложения двух и двух. Казалось бы самый волнительный вопрос: «Кто третий?», ответ на который - напрягись Бартон хоть немного - лежал на самой поверхности его смазанных в единую картину воспоминаний, однако чтобы найти этот самый ответ, необходимо сначала хотя бы задаться вопросом. Но мысли мстителя сейчас были пусты, пусты в ожидании одного единственной подачи, знака, команды к действию. Два конвоира, справа, слева. Перерезать сухожилия. Свернуть шею. Забрать оружие. Кусок никчемного дерьма, называемый себя канцлером, посланником Империи или кем бы там ни было еще почти что уповал на нож в спину, но он мог бы послужить отличным заложником, в крайнем случае. Крайнем... Можно было бы рассмеяться над полному опрометчивых надежд стратегическому плану Хоукая, в его состоянии со стороны могло бы показаться, что он не способен пошевелить и пальцем, однако странное дело - порой отчаяние способно придавать достаточно сил. В своих силах лучник почти никогда не сомневался.

Maria Hill

  • Гость
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #3 : 07 Декабрь, 2013, 01:17:39 am »
Это был идиотский план, и она знала об этом с самого начала.
Меряя отточенным строевым шагом площадь крейсера и уткнув ствол энергетического оружия в спину единственному выжившему Мстителю, Хилл в сотый раз перебирала в уме причины, которые толкнули ее на то, чтобы подвергнуть опасности свое прикрытие, саму себя и черт знает что еще ради парня, который мог оказать не больше влияния на спасение Земли, чем любой из супергеройских трупов, бороздивших после Коридора необъятные просторы космоса. Клинт Бартон, Хокай. Мститель. Обычный человек.
И почему из всей этой толпы гребанных сверхлюдей, способных срать молниями, в живых остался именно он? Ах да, она ведь сама спасла его, убедив командование Спартакса в том, что единственный уцелевший из Величайших Героев Земли будет полезнее им в качестве разменной монеты, нежели трупа. Без сомнения, мягкотелые земляне с готовностью поднимут лапки вверх, едва увидев заложника, после чего могучие силы Спартакса уничтожат их без боя, превратив остатки их сил в груду пепла. Порыв, который спас жизнь одному человеку, не имел ничего общего с четкой стратегией действий. Откровенно говоря, этой самой стратегии не было вовсе - были лишь отчаянные попытки получить в свои руки хоть какой-то козырь, который позволит ей помочь Земле, будь то лишняя пара способных к стрельбе рук или статус солдата Спартакса, позволявший заблаговременно узнавать о планах командования. Сунутый в руку Бартону нож еще больше усугублял положение: ей крупно повезет, если этот парень вообще понимает, что творится вокруг, и не выронит оружие, когда в очередной раз заснет на ходу, после чего даже последний идиот на корабле поймет, кто подсобил пленнику с оружием. Одна ошибка за другой. Самое время начать паниковать? Нет, не сейчас. Подавив в себе поднимавшуюся волной тревогу, Хилл заставила себя сосредоточиться на происходящем.
Уже выходя на трап, она снова машинально ткнула острым концом ствола в спину Хокаю, вызвав одобрительный взгляд шагавшего рядом с ней солдата. Неприятно, но ничто не удерживает в сознании так сильно, как унижение, а если Бартон сейчас рухнет как подкошенный - весь ее план из категории хреновых моментально перейдет в категорию никуда не годных.
Как и прочие солдаты Спартакса, кому предстояло участвовать в задержании, она знала о своей цели, но в отличие от них, воспринимавших все происходящее как очередную операцию, Хилл понимала: лучшей возможности ей не представится. Это был решающий момент. Пока мальчишка со своими виршами имел все перспективы взбесить чиновника, и когда это случится - тот прикажет в подтверждение серьезности своих слов прикончить Бартона или на худой конец отстрелить ему что-нибудь ненужное. Неприемлемый финал. С другой стороны, болтовня божка отвлекала все внимание на него, открывая Хилл возможность для неожиданного маневра.
Мысленно она прокрутила в голове сценарий дальнейших действий. Нечего и думать о том, чтобы пытаться захватить крейсер силой. Десятки вооруженных до зубов солдат, подготовленных к любым неприятностям и готовых убивать во славу своей империи. Их троих положат быстрее, чем они успеют произнести слово "перегруппировка". И раз внутрь вход заказан, остается лишь один выход - наружу.
Ее оружие, как и оружие другого солдата уперто в спину Хокаю. Один легкий поворот корпуса, четкий выстрел в голову своему напарнику - промахнуться с такого расстояния просто невозможно. Толкнуть Бартона в сторону и обхватить чиновника за шею сзади, прижав ему оружие к виску. Приказать солдатам Спартакса положить оружие на землю. Они послушаются. Обязательно послушаются - они же солдаты, а не сраные герои. Плевать на то, что они принадлежали к другой расе - Хилл твердо знала, что ни один солдат во Вселенной не придет к своему командиру, начав свой отчет с фразы: "Сэр, мне не удалось выполнить задание, но..." Тем более, меньше всего солдату захочется объяснять своему командованию, почему тот, кого ему поручили охранять, мертв вместе с ценным пленником и шпионкой землян, которая, как выяснилось, все это время крутилась рядом, не обнаруженная никем из них. Эта часть не вызовет особых проблем, ключевой элемент здесь - скорость. Им придется двигаться к спасительным просторам города как можно быстрее, не позволяя солдатам выигрывать время болтовней, иначе всех их порешит выбежавшее наружу из крейсера подкрепление.
Прикрываясь канцлером, продвигаться в сторону ближайшего закоулка, надеясь, что тот не ведет в тупик, и что Бартон в состоянии передвигаться самостоятельно и достаточно быстро. Отойдя на достаточное расстояние - прострелить старому ублюдку череп и затеряться на улицах города.
После этого им предстоит провести остаток своих гребанных жизней на улицах в условиях городской герильи и в слабой надежде выбраться с этой проклятой планеты в трюме какого-нибудь грузового корабля, перевозящего боеприпасы. Как уже упоминалось ранее, это был идиотский план. Жаль, что другого у нее не было.
Мария затаила дыхание, мысленно уже совершив каждое движение в мельчайших подробностях и только ожидая подходящего момента, чтобы претворить отработанную цепочку в жизнь.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 771
  • Karma: +8/-0
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #4 : 16 Декабрь, 2013, 08:29:22 pm »
Сражение с силами превосходящего противника, что может быть лучше для бога Лжи и Обмана? Это ощущение опасности, когда ты бежишь по лезвию, за мгновение до своей смерти и лишь твой язык (и ещё парочка трюков в рукаве) могут склонить весы в твою сторону. Привести к падению монеты на ребро и изменить все в считанные секунды. Обман и уловки, хитрость и коварство и конечно же заумные речи, которые солдаты Спартакса (да и сам Канцлер) не то, чтобы поняли. Их цель была простой - захватить, допросить и убить. У них было превосходство в числе и грубой силе, огромные космические корабли и мощь империи за их спиной. Что ещё нужно для победы? И почему странный землянин не испытывает страха, смотря на приближающуюся к нему старуху по имени Смерть? Смогут ли слова трикстера изменить расклад сил и обеспечить выживание всей троицы или же ему снова придется убегать под градом выстрелов из футуристических бластеров, а то и того хуже: снова умереть?

Ответ на эти повисшие в воздухе вопросы не заставил себя ждать, когда, не долго думая, попав под чары Локи, Главный Индюк в сегодняшней пьесе скомандовал:

- Арестовать его и немедленно начать допрос. Если землянин выживет, мы сможем обсудить его дипломатический статус и ценность последнего для Империи, - он обернулся в сторону бога лжи и обмана, - Если того пожелает Император, конечно.

Возможно со стороны подобное поведение может показаться странным, особенно тем, кто в курсе о способностях и возможностях бога-лжеца, но чистый разум, среди жителей Империи Спартакс, не был единственной движущей силой, ведущей народ к свету и процветанию. Развитие технологий привело к их интеграции с технологиями Империи, помогая им стать чем-то большим, недели простые смертные. Так и Канцлер имел в своей голове несколько футуристических имплантов, соединяющих здравый смысл, эмоции и человеческие чувства с непробиваемой (точнее даже - непрошибаемой) логикой машины. Локи смог убедить его в своей ценности и даже необходимости, возможно, сохранить себе жизнь. И это будет сделано, разумеется. Без ущерба для интересов Империи. По-крайней мере именно так думал Канцлер, отдавая свой последний приказ.

Индюк быстрым шагом зашагал внутрь корабля, следом за ним должны были последовать солдаты, удерживающие под руки Бартона, а "почетный караул" Локи, выстроившись в линию справа и слева от бога, готовы были проводить последнего внутрь, позволив ему, разумеется, идти первым. Никаких ударов в голову, пинков или избиений. Логично, у них было оружие и численное превосходство, у Одинсона, по их мнению, не было ровным счетом ничего.

Трап уходил в длинный прямой коридор, через 15 метров, подобно настоящему лабиринту, упирающийся в развилку, которая, в свою очередь, вела к различным помещениям корабля, а в ряде случаев к лифтам, которые могли доставить на другой уровень. Хилл знала это место достаточно хорошо: где находятся камеры наблюдения, количество патрульных на этажах, график их смены и главное, время необходимое чтобы добраться из точки "А" в точку "Б" в разных ситуациях (и на разных скоростях). Из плюсов всего этого были мобильность и возможность легко ориентироваться на местности. Из минусов - численное превосходство противника, а так же беспроводная связь большинства солдат с компьютерными системами корабля. В общем, если Локи ступит внутрь, единственным способом побега будет - саботаж. Время на решение простого вопроса "а что нам делать дальше?" было ограничено: камеры заключенных и комната для допросов находились на четвертом уровне, а это значит не больше 48 секунд до лифта, который охраняют две смены по 3 солдата и усиленная охрана карцера там, на 4 уровне корабля.

Maria Hill

  • Гость
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #5 : 22 Декабрь, 2013, 11:37:59 pm »
В любом языке на планете Земля есть поговорка, основной смысл которой сводится к следующему: если может произойти какая-нибудь херня, она обязательно случится. Этот принцип, приложимый к военному делу и государственному делу, исторически породил соответственно стратегию и шпионаж: ведь как еще можно избежать неприятностей, если заранее не предвидеть их появление, предугадывая действия противника при помощи лишней порции информации и старой доброй способности рассуждать и анализировать? Что касается информации, у Хилл в силу ее статуса инсайдера таковой было более чем достаточно, чтобы понимать: на корабле у них нет ни единого шанса. Способность же правильно проанализировать ситуацию ограничивалось количеством неизвестных переменных и временем, которое играло против них. По мере того как говорил Локи и отвечал ему Канцлер, внутренние часы в ее голове отсчитывали заветные секунды до того, как ситуация из разряда просто дерьмовых превратится в безвыходную. Все же, этих секунд было достаточно, чтобы принять правильное решение.
У Марии Хилл было правило, которого она придерживалась с первого дня своего крушения на Марсе: из двух одинаково идиотских планов всегда выбирай тот, в котором есть план отступления. Если не считать таковой старую добрую попытку побега через систему мусоровыброса и слабую надежду, что по дороге наружу Локи успеет задействовать какую-нибудь магическую фишку и превратить их с Бартоном в парочку home-made Гиперионов, плана отступления в открытом космосе у них не было.
Интеграция солдат с системами корабля означала, что теоретически они могут задействовать охранные системы со скоростью мысли в любой момент, стоит кому-то из этих двоих начать играть в Брюса Уиллиса или ей вызвать своими действиями малейшее подозрение. И меньше всего Марии хотелось разрушать свое прикрытие ради схватки с десятками вооруженных до зубов технопатов. Знаменитые способности Локи к майндконтролу, если допустить, что он действительно пытался применить их там, у трапа (а зная, богом чего он был, у Марии не было причин верить в обратное), на солдат явно не действовали, и это идеально соотносилось с тем, что Хилл уже удалось узнать об этой расе за время своего вынужденного пребывания в их рядах. Хокай же, даже если забыть о том, что он был простым человеком, оставался тяжело ранен и едва ли мог оказать ей серьезную поддержку в этой схватке. Пожалуй, единственным козырем в их рукаве сейчас была она сама, но даже ее статус внедренца мог оставаться полезен им лишь до поры до времени. Впрочем, даже если допустить, что Бартон неожиданно окажется способным вступить в бой, и им удастся раздобыть оружие, только идиоту придет в голову устраивать пальбу с использованием энергетического оружия внутри корабля, пока тот находится в открытом космосе. А Хилл вовсе не была уверена в том, что это понимают и солдаты Спартакса.
Знание о том, что у тебя лишь единственный выход, может сильно усложнить тебе жизнь, но оно также делает решение проще. Хилл знала, что если Канцлер успеет пройти мимо нее, она лишится единственного рычага давления на солдат, удерживающих Локи и в уме один за другим уже воссоздавала различные варианты развития событий. Слегка толкнуть Бартона вперед - жест, обычный для обращения с пленниками и не должный вызвать никаких подозрений. Упертое ранее Бартону в бок оружие сразу окажется направленным на ее "коллегу" по другую сторону от Хокая. Ей понадобится всего одно движение, чтобы выровнять траекторию выстрела и нажать спусковой крючок - и лазерный луч мгновенно превратит содержимое черепной коробки напарника в расплавленную кашу. Здесь события разветвлялись, создавая множество вариантов, каждый из которых предполагал необходимость рывка в сторону уже оторвавшегося от них Канцлера с целью взять его в заложники. Тот наверняка обернется на звук выстрела - как бы "спартанцы" ни кичились своим превосходством над людьми, в этом была их слабость и их родство с человеческой природой: выработанный десятками тысяч лет эволюции рефлекс оборачиваться на враждебный звук нельзя подавить техническими финтифлюшками. Это даст ей возможность выиграть несколько долей секунды, чтобы застать Канцлера врасплох, а затем приступить к исполнению второй фазы... Которая вполне могла не настать.
Что, если она будет изрешечена лазерными лучами прежде, чем успеет добежать до Канцлера? Что, если она недооценила старика, и тот окажет сопротивление, выиграв время и позволив своим солдатам изрешетить ее? Что, если она давно была под подозрением, и все это было двойной игрой с целью заставить ее раскрыть себя?
У Марии еще была в запасе фора, связанная с тем, что солдат от нее в этом случае будет отделять Локи, которого, несомненно, заставят идти впереди. Это, в свою очередь, означало, что в случае перестрелки Локи окажется меж двух огней и закономерно станет трупом - и не то чтобы она особенно ценила жизнь существа, чья карьера во все горло кричала о том, что доверять ему нельзя, но сейчас, после слов Локи прибегнуть к подобной жертве казалось неправильным. Даже зная, что с подавляющей вероятностью он лжет, пытаясь воплотить в жизнь одну из своих схем, что-то внутри Марии не позволило бы ей хладнокровно убить ребенка, принеся его в жертву тактическому преимуществу. Что-то, отделявшее ее от той, кем ее считал весь мир.
Даже если ей удастся взять Канцлера в заложники, у нее по-прежнему будут за спиной десятки солдат внутри корабля, и Хилл понадобится помощь Бартона, чтобы прикрывать ее сзади, а она совсем не была уверена в его способности делать это в нынешнем состоянии. Разумеется, этот фактор проявит себя при любом раскладе в ее сценарии, однако в случае промедления он являлся отягчающим обстоятельством.
Несколько десятков сценариев, прокрученных в голове в несколько секунд, различавшихся скоростью ее движения, взаимным перемещением действующих лиц, их возможными атаками и контратаками, равно как и другими переменными, принимающими всевозможные значения - но в каждом из них промедление, которое позволит Канцлеру пройти мимо нее в сторону корабля, заканчивалось верной смертью их троих. Лицо Хилл не выразило эмоций, которые могли бы выдать ее дальнейшие действия, однако решение было принято, как только канцлер развернулся в ее сторону. [Все, начиная отсюда - заявка] Резко дернув пистолет в сторону, Мария направила его в своего напарника по другую сторону от Хокая и прострелила ему голову, после чего, не мешкая, бросилась в сторону направлявшегося к ней Канцлера, который теперь отделял ее от солдат снаружи. Она знала, что те не откроют огонь, рискуя задеть своего командира, равно как и то, что неожиданность атаки и небольшое расстояние между ней и Канцлером сыграет в ее пользу. Короткий удар локтем с выпадом вперед прямиком в горло должен выиграть ей время, сведя сопротивление со стороны старика к нулю, что позволит ей перехватить его и, прижав к себе, повернуть лицом к солдатам. Левая рука Марии сдавливала его горло предплечьем, прижимая старика вплотную к ней, правая же держала пистолет, нацеленный ему в висок. По причинам, о которых уже упоминалось ранее, Хилл была уверена в том, что солдаты не станут рисковать и открывать по ней огонь, рискуя задеть Канцлера, и даже охотно пойдут на кооперацию, зная, что их прикрывают десятки их товарищей внутри крейсера, которые могли попросту выбежать наружу и прикончить ее. К счастью, об этом знала и сама Хилл, что открывало ей возможность для другой части плана, пусть и не столь надежной.
- Прикрой меня, - бросила Хилл Бартону, надеясь, что тот сообразит подхватить пушку убитого ей солдата и сконцентрироваться на проеме, ведущем в крейсер, после чего перевела свое внимание на солдат перед ней. - Вы - бросить оружие на землю и пнуть его в мою сторону. Если хоть одна из пушек окажется дальше фута от трапа - старик умрет. Не нужно игр - оно того не стоит.
Говоря это, Хилл не теряла времени, быстро, но осторожно продвигаясь вниз по трапу и готовясь реагировать в случае каких-либо резких движений.

Оффлайн Loki

  • Норвежский бог, искусный маг, опытный фехтовальщик и бессметрный плут.
  • Agent of Asgard
  • Сообщений: 13
  • Karma: +4/-0
  • Wag the Dog
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #6 : 26 Январь, 2014, 05:09:08 pm »
Бог Лжи и Обмана уже было приоткрыл рот, готовый разродиться очередным потоком улыбчивого словоблудия, заливающей подобно медовой патоке уши прекрасной девы или пенному пиву бородатую глотку чумазого цверга, но не успел произнести и полслога, как его лицо приняло крайне обескураженное выражение, наблюдая за довольно скверным оборотом, который приняла ситуация. План был хорош, не идеален, но хорош на первоначальной стадии, нужно было только действовать с умом, поступательно, шаг за шагом, ход за ходом. Лофейсон уже практически видел, как захватывает имперский корабль вместе с Канцлером, что приравнивалось к свободному и безопасному доступу в любую точку галактики, подвластную Дже’Сону, под надежным прикрытием его собственного флага, а герольд бы сослужил службу отличного источника стратегически важной информации, которой в данный момент не обладал ни сам Локи, ни Клинт Бартон, и уж крайне сомнительно Мария Хилл. А информация – треть удачно сыгранной партии. Сейчас архи важно было понять, что же все-таки произошло с Тором и Мстителями, какова расстановка сил противника, и в каком направлении двигаться. Находясь в отупляющей безвестности подвешенного состояния, ас не мог в полной мере развернуть бурную активность своего недюжего интеллекта. Винтики, казалось бы, начали мало-помалу вращаться в нужной динамике, как аккуратно ложатся карты одна на другую, выстраивая хрупкую, изящную башню… только вот тут вылезло то самое «НО», неудержимо напрашивавшееся после каждой запятой с самого начала предложения.
На самом деле этих «острых углов» в плане вырисовывалось слишком много. Например, что если Хоукай, на самом деле не Хоукай, а замаскировавшийся скрулл или другой перевертыш, и послав ему мысленное сообщение, Локи изначально поставил себя в проигрышную позицию? В этом случае присутствовала определенная доля риска, и, как опытный игрок, асгардианец на него пошел. Впрочем, другой риск оказался куда менее обоснованным. Не решившись наладить мысленный контакт с Марией Хилл, и понадеявшись на ее благоразумие, он уселся в болото по самые «рога».
Гипноз подействовал на Канцлера, не совсем нужным образом, но приемлемым, так что затевать драку Сын Секретов не собирался, намереваясь продолжить свое внедрение в глубь имперской системы, но бывшая глава Щ.И.Т.-а, по какой-то одной ей ведомой причине, решила, что именно сейчас подходящий момент для начала открытой войны со Спартаксом, когда их всего трое, а сам Локи уж точно не планировал без крайней необходимости идти на врага в абсолютно бессмысленную лобовую атаку с поднятым забралом, с учетом нахождения Клинта Бартона в не самой лучшей форме, и далеко недружелюбного окружения. Наблюдая за действиями Хилл, Локи прокручивал в голове одну лишь мысль – одна или две секунды понадобятся солдатам, чтобы изрешетить ее, Бартона и Канцлера шквальным огнем? Полагаться на то, что гвардейцы станут дорожить жизнью взятого в заложники Канцлера, было не слишком оправдано. Спартакс в своей политике руководствовался далеко не принципами гуманизма, а глашатай не настолько важная для Империи фигура, чтобы оценить его жизнь в мере, достаточной для ведения переговоров с врагами, в противовес их немедленному уничтожению. Набросившись на солдат, шпионка оставляла себе только один путь – в трущобы, откуда Локи не более чем полчаса назад благополучно сбежал без оглядки и возвращаться не рассчитывал. Выигрывали ли они это этого хоть что-нибудь? Нет. С аналогичным успехом трикстер мог раствориться в воздухе в то же самое мгновение, как над головой появилась эта груда летающего металла. Впрочем, ничто не мешало ему поступить также и сейчас. Оставить Хилл самой унимать осиное гнездо, которое она собственноручно разворошила. Без сомнения, есть вероятность, что ее отчаянная попытка вырваться от солдат Спартакса увенчается успехом, а в дальнейшем представится возможность выбраться с планеты на каком-нибудь другом корабле, только далеко не факт, что у Земли и людей в запасе так много времени. Если Могучие Герои пали, значит все очень и очень серьезно. Люди в масках и цветастых костюмах сделали упор на силу удара (а Локи слишком хорошо знал своего брата, чтобы ожидать от него чего-то иного), и теперь они все повержены. Мария Хилл решила пойти тем же самым путем. «Старый-добрый» Локи с превеликим удовольствием понаблюдал бы за ее мышиной возней, сидя в сторонке, закинув ногу на ногу… «НО» те времена ушли в небытие… на данном этапе. Теперь он являл собой нечто совсем иное, не радикально, но качественно новое. Очередная смерть и последующее перерождение заставили эгоистичного плута по-другому взглянуть на себя, на людей, на свое место в их мире, на их место в мире богов. Даже при всей необдуманности поступка Марии, ас почувствовал, что не сможет вот так просто взять и бросить ее на произвол судьбы… хотя, нет, ее-то бы он, пожалуй, и бросил в качестве поучительного урока… хотя, учат детей, женщине бы это на пользу не пошло, как говорится, злобного горбатого тролля топор исправит… «НО» был еще Клинт Бартон, который оставался вторым по доступности источником информации, способным частично прояснить ситуацию, после явно потерянного для этих целей Канцлера. Поэтому Локи было необходимо вытащить отсюда Хоукая, как минимум, а, учитывая то, какие люди все между собой большие друзья (или же это просто в них так чувство солидарности проявляется), и Марию Хилл тоже, иначе дружественный контакт наладить будет непросто, с прицелом на не лучшую репутацию Бога Лжи и Обмана, сложившуюся с годами в определенных кругах… не использовать же постоянно гипноз, в самом деле.
Однако это и не значило, что Локи тут же броситься на помощь Хилл и Бартону, к активным действиям он намеревался прибегнуть, только если их жизням будет угрожать неминуемая гибель, поэтому в самом начале заварушки занял пассивную позицию, оценивая реакцию солдат Спартакса.

Заявка: замереть на месте и ничего не делать, приготовившись, если маневр Хилл удастся. Если пехотинцы откроют огонь на поражение по Марии и Клинту, либо проявят активную агрессию к Локи, то будет контр-заявка на их действия с учетом превосходящей скорости реакции бога.
"Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо", - Гёте. Фауст.

"I do belong here. These bad people, what I'm good at, out talking them, out thinking them, it's what I am and I like it. I like it more than anything I've ever done", - Tyrion Lannister.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 771
  • Karma: +8/-0
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #7 : 30 Январь, 2014, 07:24:22 am »
Как любят говорить в подобных ситуациях: время остановилось. Точнее - стало двигаться в разы медленнее, просто потому, что адреналин зашкаливал, а ситуация требовала нестандартного подхода. Впрочем, нестандартным в данной ситуации оказался лишь Локи, не делавший ровным счетом ничего! Мария же и Хоукай действовали по давно отлаженной схеме, привычной для оперативников Щита. В этом была некая ирония, скрывающаяся в том, что Мария не помнила нескольких последних лет своей жизни и все, на что ей оставалось полагаться - было лишь мышечной памятью, в случае же Клинта Бартона вся ситуация была более чем схожа хотя бы потому, что как члену специального отряда все того же агентства, откуда не так давно выперли Марию, Хоукаю после каждой миссии тоже стирали память. Тем не менее, что-то в его голове все-таки оставалось и это что-то формировало его действия, а так же мысли. Незримые протоколы, предписывающие четкие правила ведения боя сейчас, были как нельзя кстати, пусть про них, вроде бы, никто и не помнил.

Мария сделал выпад, её "напарник" из имперской гвардии отклонился, уходя из под атаки Хилл, готовясь снести женщине голову, но был остановлен прицельным броском ножа недавно переданного бывшей главной Щита Бартону незаметно для всех. Мария не останавливалась, не оборачивалась и не оценивала ситуацию - в её случае счет шел на секунды. Она даже не заметила, что стоящий в толпе Локи стал каким-то безжизненным, напоминая скорее магазинный манекен, нежели дышащего жизнью бога-проказника, плетущего свои козни (недовольство происходящим - на лицо!). Хоукаю тоже было не до божка, он просто выдохнул и повалился на бок, стараясь защитить рёбра от слишком сильного удара об металлический трап. Клинт быстро понял, что не способен на активные действия, поэтому предпочел использовать то, что у него ещё осталось в запасе, а именно: свои глаза и, пусть сильно подавленные болью, - рефлексы. С трудом он дотянулся до пистолета и полулежа прикрыл Хилл с флангов. Мария, подобно заправскому грабителю банков не первый раз бравшему заложников, продекламировала свою речь. Повисла секундная тишина... Секунда, которая могла изменить все, спасибо кибернетическим имплантам, объединяющим солдат Спартакса в общую сеть.

1.................0, СТАРТ!

Звуки исчезли, все вокруг замолкло на невероятно долгое протяжное мгновенье, которое на самом деле не длилось даже секунды, а потом изнутри корабля раздалась пальба, крики, рёв и наконец - взрывы. Один за одним куски огромного космического крейсера, бороздящего космические просторы и атакующего целые планеты, стали звонко вылетать в разные стороны в сопровождении громких звуков скрежета металла и хлопков и так до того, как весь корабль не охватило пламя, а Клинта, Марию, Локки, Канцлера и солдат Спартакса не откинуло в сторону взрывной волной.

***

Голова Марии Гудела, в глазах троилось, женщина явно ничего не слышала и не могла услышать. Клинт был неподалеку, вроде бы он ничего не сломал. Ну или за болью от падения на землю уже просто не чувствовал ничего. Удивительно, что он вообще был в сознании. Но понимал ли лучник, что с ним сейчас происходит? Большой, очень большой вопрос! Локи куда-то пропал. А вокруг "милых мятежников" уже смыкалось кольцо солдат, броня которых приняла на себя основную часть взрывной волны и те (те, что были около корабля, а не внутри, разумеется) были готовы снести голову предательнице и землянину. Единственное, что сейчас сохраняло Хилл и Бартону их весьма побитые жизни, был простой факт: Канцлера не было рядом, а значит и отдать приказ о ликвидации "повстанцев" он тоже не мог. Впрочем, вопрос решился быстро: вновь послышался нечеловеческий рык и обвислое тело мужчины, которого Мария Хилл совсем недавно брала в заложники с бешеной силой грохнулось около неё головой вниз, забрызгав все тело женщины кровью и кусками, некогда делавшими тело высокого (ну, относительно, конечно) чиновника Спартакса целым и... живым.

Оффлайн Loki

  • Норвежский бог, искусный маг, опытный фехтовальщик и бессметрный плут.
  • Agent of Asgard
  • Сообщений: 13
  • Karma: +4/-0
  • Wag the Dog
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #8 : 01 Февраль, 2014, 09:23:29 pm »
- Как хрупок мир в своем движенье скоротечном.
В одно мгновенье дышишь ты и говоришь,
в другое - вывернут нутром наружу и молчишь,
не в силах воронов согнать, торжественно довольных пиром. 

Ведь, что Вы есть, по сути, в жизни этой?
Лишь бренный груз сырого мяса и костей,
обернутый в мешок из кожи разноцветной,
расшитый нитями пустых забот, обид, надежд и мелочных страстей. 

Сколь ни велик размер короны самомненья,
конец у каждого один, и он не подлежит сомненью.
Всяк переступит грань, очерченную смертью,
и станет тленом, пеплом, тенью.

Сначала зазвучал насмешливо брезгливый голос, доносившийся отовсюду сразу и вместе с тем ниоткуда, за которым не заставила себя ждать и худощавая фигура юноши с глазами тысячелетнего старца, мерцавшими искрами внутренней магической силы необъятного масштаба. Только что никаких признаков его присутствия не наблюдалось в обозримом пространстве от центра сцены, где разворачивались основные события, и вот теперь Локи собственной персоной твердо стоял на своих двоих, как будто отделившись от окружающего мрака, на расстоянии метров пятнадцати от прижавших Марию и Клинта солдат, небрежно сунув руки в карманы пальто, словно произошедший взрыв повредил ему не больше дуновения ветерка.

- И только боги вечны средь всего,
что определенный срок имеет.
Мы видели, как солнце в первый раз взошло,
и будем здесь, когда оно потухнет. 

Вам отдан был приказ.
Чего ж Вы ждете? Приступайте.
Хотите заковать меня? Дерзайте,
несите цепи, кандалы, замки, но только знайте.

Дам я Вам шанс другой пойти дорогой,
всего один,
что роскошью сочли бы те,
кто знал меня былого, с врагами на расправу скорого,
коварного, жестокого и злого.

Не успели пехотинцы Спартакса моргнуть и глазом, как на диаметрально противоположной стороне условного круга появился… еще один Локи, улыбавшийся аналогичной загадочной ехидно-зловредной ухмылкой, какая не сходила с лица Локи №1, стоявшего в той же самой позе, на том же самом месте. При этом, когда Локи №2 говорил, Локи №1 безмолвствовал, в остальном же оба «близнеца» казались полностью идентичны.

- Ошибку допускает тот, кто думает всерьез,
что Локи лишь болтун и пустослов.
Так беззаботно глуп смельчак, что к змею тянет руку,
забыв, что яд клыков, попавший в кровь, убьет со скоростию звука.

И как будто бы двух Локи было мало в одном времени и месте, градус хаоса и безумия возрос еще на пару градусов, когда явил себя третий аватар трикстера, ставший в пространстве между №1 и №2, образовав своего рода треугольник.

- Два выхода у Вас теперь: бежать или сражаться.
Коль выберете первый – обещаю всем в живых остаться,
и если господин Ваш с троном не желает расставаться,
пускай вернет мне брата, иначе может статься,
с престолом вместе с головой ему придется попрощаться.
Ну а второй? Что ж, тут Вам и самим не сложно догадаться…
 

Бог Лжи и Обмана в оконцовке своей декламации многозначительно понизил тембр голоса, давая всем своим видом понять – шутки кончились, разговор идет серьезный и никаких переговоров не будет. Меж тем, последнюю часть речи озвучил еще один двойник Локи, ставший, таким образом, уже четвертым, принимавшим в «игре» участие. В итоге, солдаты, окружившие Хилл и Бартона, теперь и сами оказались в окружении копий хитроумного махинатора. Численный перевес имперцев мало-помалу улетучивался, а в болтовне кудесника звучали вкрадчивые, настойчивые нотки слащавого убеждения, невольно заставлявшие уделить все внимание именно ему, забыв о других целях.

Заявка: применить гипноз посредством голоса, заставив противника отвлечься на Локи.
"Я — часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо", - Гёте. Фауст.

"I do belong here. These bad people, what I'm good at, out talking them, out thinking them, it's what I am and I like it. I like it more than anything I've ever done", - Tyrion Lannister.

Оффлайн Hawkeye

  • Стрельба, меткость, точность. Военная подготовка, акробатика, боевые искусства, обращение с холодным оружием. Полевой лидер, опытный тактик.
  • Avengers
  • Сообщений: 35
  • Karma: +2/-0
  • Scratch that. No good news. Everything sucks.
    • Досье
Re: Book One. White Team [0.0]: God, Bar, Cosmic War
« Ответ #9 : 18 Март, 2014, 12:02:56 am »
Знак, томительно ожидаемый Клинтом, прозвучал пронзительным гулом выстрела в неприличной близости от его правого уха. Подобно хлопку стартового револьвера, он ознаменовывал начало к действию, к борьбе за жизнь, к самой жизни, потому что до этого пропитанные тупой болью секунды, минуты и часы больше походили на жалкое существование. Шанс выбраться из грязных окровавленных рук Спартакса и отомстить за смерть не просто друзей и напарников - за смерть своей семьи, стоил каждую ссадину, каждый кровоподтек, каждую сломанную кость в его теле. Начиная с этого момента каждое его движение больше походило на поступь отлаженного механизма,  которому мужчина слепо повиновался. Мозг подобно вычислительной машине обрабатывал информацию, на которой еще минутой ранее Бартон даже не заострял внимание.

Выстрел прозвучал слишком близко. С такого расстояния невозможно промахнуться. Значит, стреляли не в него. Его тащили два конвоира. Подруки, с двух сторон. Звук шел справа. И здесь все просто. Справа - союзник. Слева - враг. Задаться вопросом «Кто?» успеется и потом. По словам Локи - их трое. Должно быть это и есть темная лошадка. Нож, крепко прижатый к запястью, едва ли материализовался из воздуха или стал больной фантазией помутненного сознания. Приятно холодящий кожу металл жаждал ринуться в бой, рассечь воздух и вонзиться в мягкую плоть...

Мысль была как никогда материальна, о чем свидетельствовало грузно рухнувшее на трап тело второго конвоира Хоукая. Прилив адреналина подобно глотку свежего воздуха вдохнул в лучника жизнь, позволив не только трезво оценивать обстановку вокруг, но и стремительно реагировать. Попадание точно в глаз, и уже не важно, уготована в этой истории ему роль героя или простого убийцы. Все перестало быть важным тогда, когда на его глазах умирал Стив, умирал Наташа, умирали все, кто были ему по-настоящему дороги. Слишком много смертей, слишком много крови. И вот забавно, за кровь действительно можно отплатить только кровью.

Мелькнувший рядом острый профиль короткостриженной женщины с решительно и напряженно сведенными скулами только прибавлял происходящему сомнительности, однако разве было уже что терять? Будь Мария Хилл трижды предательницей и шпионкой, какая к черту разница кого прекрывать, когда здесь у них всех был один враг – Спартакс. Черт! Ноги практически не держали Клинта, так что честно сказать, с чем было связано его падение на металлический трап корабля – тактикой или усталостью – он попросту не мог. Рука инстинктивно потянулась за пистолетом, покоящимся подле трупа конвоира. Еще совсем немного. На обезображенном лице на долю секунды проступила ухмылка, в следующее мгновение потонувшая в волне яркого света и заглушающего звуки и мысли звука. Бах! Бах!

Конец? Стало быть, логичная мысль в свете… просто в свете. В голове чередой сменяли друг друга мысли о сказках про свет в конце туннеля, Рай и Ад, и прочие домыслы богобоязненных людей, к которым едва ли можно было отнести мстителя. А ведь Бартон уже умирал однажды, но ничего об этом не помнил. Смерть бесполезна, если ты к ней не готов. Как к ней можно быть готовым, когда не знаешь, что она принесет тебе? Отнюдь не успокоение, о нем можно было забыть до тех пор, пока стрела не вонзится в рот отдавшего приказ к уничтожению Мстителей.

Хоукай махнул головой, на деле сдвинув её в лучшем случае на миллиметр, и открыл глаза. В ушах гудело, перед глазами все плыло. Складывалось всего два варианта. Первый – потеря сознания, никчемная попытка вырваться из рук Спартакса, и теперь он вновь на борту космического корабля под назойливым присмотром новых конвоиров, тщедушно слепящих глаза зондом. Облажался. Плохой вариант. Второй – взрыв. Каким образом, почему, кто – опять лишь второстепенные вопросы. Если хочешь выиграть, неважно в чем, главное оценивать лишь текущий момент, не оглядываясь в прошлое и не пытаясь заглянуть на несколько шагов вперед. В голове мужчины быстро складывалась картинка. Их с Хилл взяли в кольцо. Стоило отдать должное крепости «ребят», переживших взрыв и оставшихся на ногах, на этом фоне их тандем казался маршем самоубийц. Но к черту пессимистичный настрой, когда рука мертвой хваткой сжимает рукоять пистолета. Бартон замер – одно неверное движение и можно распрощаться с жизнью, даже не успев нажать на курок. Нужен был лишь один момент, отвлекающий маневр, и вторя мыслям, на авансцене появился Трикстер.

Главный номер повсеместного выступления Локи, болтовня, вновь действовала безотказно. Казавшаяся пустым гулом, совмещенным с движением губ и легким покачиванием головы, она действовала на окруживших их солдат подобно детской колыбельной, мягко убаюкивая и открывая Клинту окно для маневра. Где только найти еще немного сил, чтобы поднять руку и нажать на курок? Раз эдак шесть. Почему-то это напоминало лучнику старый добрый вестерн. Тело предало тебя, но как никогда нужно быстро сделать серию точных выстрелов. Один промах и смерть – неприятная альтернатива. Почувствуй себя Иствудом. Клинтом тебя уже зовут. Поэтому необходимо лишь собраться и стрелять. Преимущественно в голову (заявка). И еще, чертов странный рык, шедший с корабля и бьющий по барабанным перепонкам подобно грубым ударам колотушки по увесистому гонгу, был до боли знаком. Почему он раньше его не замечал? Халк жив? Это многое бы могло бы объяснить, в том числе труп Канцлера, точнее оставшееся от него месиво, красноречиво подтверждавший догадки. Хватит ожиданий. Пора стрелять.