16 Декабрь, 2017, 03:45:02 pmПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Red Door. Act 2: Dawn of New God  (Прочитано 258 раз)

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 771
  • Karma: +8/-0
Red Door. Act 2: Dawn of New God
« : 09 Апрель, 2017, 07:36:46 pm »
Red Door. Act 2: Dawn of New God

Вечная ночь в тёмном королевстве, освещенном только светом бесконечных фонарей. Узкие улицы, по которым бродят призраки умерших, двери, ведущие, как рассказывают местные, - в ад. В общем, Другой Авалон не был самым добрым и светлым местом в мультивселенной. Он был изнанкой мира, двойником магического Авалона. Да, да, того самого Авалона - мира магии, мифов и легенд, невероятно популярного в Туманном Альбионе — Англии.
Эта история началась много лет назад как приключение, а закончилась совсем недавно, когда постаревший Верховный Волшебник спас мультивселенную, оставив за собой ужасы геноцида планетарных масштабов. Похоже это было необходимое зло нужное, чтобы остановить разрушение всего сущего. Зло, за которое придется заплатить.
В общем, в том, что судьба наделила Стефана Стренджа обязанностью защищать и сохранять Другой Авалон не было ничего странного. Видимо старушка Судьба решила отплатить ему сполна, сделав его единственным голосом разума в мире, где балом правило безумие.


События происходят:
Настоящее - Через много лет, после событий Первого акта (см. Red Door. Act 1: Ghosts & Nightmares).
Прошлое - Через несколько лет после событий оригинальной Первого акта (см. Red Door. Act 1: Ghosts & Nightmares).

CAST::

MESSIAH
PRIEST
GOD?

Порядок ходов: Последовательный с сюжетным ходом Мастера.
Мастер: Ex Nihilo
Описание местности: Другой Авалон. Неподалеку от Усыпальницы Кроликов. Будущее, 22 года спустя.
Активность игроков: Ход раз в две недели (или чаще) после сюжетного хода Мастера.
Другое: Сюжет будет происходить в двух временных зонах (настоящем и прошлом). В настоящем Отто, Стивен и Джек будут искать причину исчезновения магии и способ её вернуть.
Вставки прошлого (флешбеки) будут рассказывать историю Отто Октавиуса, его смерти и позволят нам по крупицам разгадать детективную часть нашей истории. А именно - кто убил Отто (в прошлом)?



НАЧАЛО

Эта история началась много лет назад, в дни смерти мультивселенной, когда за смертью одного параллельного мира тут же следовал другой. Попытки спасти реальность предпринимались как героями, так и злодеями. Вся эта кутерьма стирала границы дозволенного, морали, правды и чести.
Много лет назад Стивен Стрендж отправился в путешествие, поведя за собой существ, известных как Тёмные Священники. Уничтожая мир за миром они пытались остановить разрушение тканей реальности и, в итоге, преуспели.
Теперь Верховный Волшебник и его спутники вернулись в мир, откуда Стивен начал своё путешествие. Вернулись, чтобы охранять источник Магии — Тёмный Авалон. Королевство, управляемое сумасшедшим семейством Герцогов и Герцогинь Кроликов и являющееся осевым для обеспечения ближайших миров магией.
Тем временем, магия умирала...

ПРОЛОГ

Есть старая пословица, основная идея которой гласит: магия и технология неразличимы по своей природе. Меняется лишь фактор, приводящий их в движение.

Стивен накинул плащ и тяжело вздохнув медленно направился ко входу в храм. Катафалк на воздушной подушке, медленно покачиваясь из стороны в сторону становился перед входом. Начинался дождь. Прислужники покинули здание и направились к машине.
Луна вышла из облаков, осветив печать в форме осьминога на огромном каменном прямоугольнике. Гроб. Гроб Отто Гюнтера Октавиуса - огромный по своим размером каменный саркофаг, увенчанный массивной каменной печатью. Идеальная капсула времени, хранящая внутри тело некогда великого лидера. Человека, одно имя которого зажгло искру в сердцах миллионов верующих людей и нелюдей.
Даже после смерти Отто, они пришли сюда, чтобы почтить подвиги Доктора Осьминога.

Доктор появился бесшумно, возникнув рядом с взволнованными людьми. Толпа разошлась в стороны, чтобы пропустить его. Началось недовольное бормотание. Одно движение руки и люди, ровно как и нелюди, успокоились, потеряв возможность говорить. В тишине два десятка слуг подняли саркофаг и опустили его на землю в 10 футах от катафалка, расположив его перпендикулярно к входу в храм.
Несколько десятков зеленых лиан, возникших из земли, опутали саркофаг и начали переносить его в центр внутреннего зала.

- «Плоть к плоти. Земля к земле», - произнес Стрендж, наблюдая над появляющимся над горизонтом заревом. Времени оставалось немного. Скоро рассветет.

Стивен глубоко вздохнул и легким движением руки приказал мощным каменным плитам фундамента храма разойтись в стороны, позволяя земле поглотить гроб с телом Октавиуса, перемещая его на глубину 10 футов в катакомбы под храмом.

Это было 20 лет назад.

ГЛАВА 1

Магия умирала. Другой Авалон, как и весь мир погружался во тьму. Во тьме, в глубине темноты, - таился свет. Свет, который был сродни миллиардам атомных бомб, запрятанных под омытой кровью землей в центре этого магического королевства.
Магия была мертва, но последние крупицы Силы все ещё можно было использовать для того, чтобы вернуть к жизни единственного человека, на которого Стивен мог положиться. Его старого друга, который однажды уже отдал жизнь, чтобы спасти всё мироздание.

Усыпальница Кроликов находилась в тихом деревенском месте, вдали от городской суеты. Неровные дороги, полные ухабов, вели, обычно, не туда, куда ты хочешь попасть. Стрендж знал лучше. В конечном итоге, годы, проведенные в Другом Авалоне, научили его нескольким простым истинам: в лесу живут оборотни, в городах — призраки, а если на лесной дороге тебе встретится зомби, то ничего, вполне возможно — это просто сельский житель. В дали от города не обязательно выглядеть «нормально».

Кучер торопился, ударяя лошадей кнутом, пытаясь выжать из бренных животных все, что только можно. Времени было в обрез, слишком многое должно было сегодня соединиться воедино: положение планет, лунное затмение и конечно же день. День начала кровавой осады Другого Лондона, закончившийся массовой резней. Точная дата неизвестна.

Его преследовали. Их, тех кто следовал по пятам, не было видно, но они были неподалеку. За лесом.
Тёмные Священники, верные слуги Стивена, держали оборону, но их возможности были ограничены. Магии практически не осталось, а значит и их сил. Стрендж невероятно рисковал, вторгаясь в гробницу Ордена, получившего за последние годы невероятную силу и власть, распространив своё Учение среди множества миров и слоёв мироздания.
Отто часто говорил ему, что в будущем технология поглотит магию. Стрендж не верил ему. Боже, теперь он понял, как он заблуждался. Послушай он Октавиуса раньше, сегодняшнего дня бы не было. Все могло пойти иначе... Эта мысль не успела задержаться в голове бывшего Верховного Мага, реальность внесла свои коррективы.

Колесо заскрипело и оторвалось, опрокинув повозку. Лошади встали на дыбы, освобождаясь от упряжи и, как-будто предчувствуя грядущую бурю, понеслись прочь. Каменный гроб с Октавиусом с силой упал, ударяясь о землю, оставив за собой около трех метров борозды. На величественном каменном саркофаге появилась трещина. В свете луны он засиял незнакомыми символами — рунами. Голубоватое и красное свечения сплелись воедино, превращая опрокинувшуюся повозку в один большой сигнальный огонь.

Преследователи были совсем рядом. Стрендж с трудом поднялся на ноги, смотря по сторонам. Было пусто. Чёрт. Если бы у него осталось хоть немного магии, он бы смог почувствовать их приближение! Повозка наклонилась в сторону, скрепя и развалилась пополам. Стивен окинул её взглядом увидев паутину на сломавшемся колесе. Нет, он ошибся — они не приближались, они были здесь!

Осознание пришло с болью, когда что-то, похожее на клешню, схватило его за шею и подняло над землей. Доктор тщетно пытался схватить ртом воздух, смотря перед собой в пустоту, но не видел ничего. Впрочем, это было и не нужно, Последователи не были людьми, а всего лишь свихнувшимися машинами. Живыми сущностями в нечеловеческих телах, которым Октавиус и Паркер когда-то подарили свободу.
Гений первого и идеализм второго подарили Марсу один из самых опасных и смертоносных культов в истории человечества, когда два идиота поверили в то, что в машине скрывается не призрак, а живой человек у которого, может быть, даже существует душа. Глупцы.

Времени не оставалось. Весь план, основанный на древнем ритуале, был привязан к времени, месту и символизму самого события. Усыпальница Кроликов, которой пользовались правители этого измерения, именующие себя Герцогами, была создана во времена, когда в мире ещё не были найдены слова для такого термина как «магия».
Ритуал должен был сработать, вернув Отто к жизни и возможно, только возможно, он смог бы помочь Стивену. По старой дружбе, ну или за интерес. Теперь уже было слишком поздно, чтобы узнать ответы на эти вопросы. От нехватки кислорода Стрендж начал терять сознание.

ГЛАВА 2

Они появились внезапно и бесшумно. Десяток или два (сказать точнее было невозможно). Возникнув из воздуха, они казалось существовали одновременно в двух мирах, то появляясь, то снова исчезая.
Все они были одинаковыми, точнее идентичными и даже цветастые костюмы — дань эре супергероев, закончившейся два десятка лет назад, — не позволяли допустить ошибки. Эти люди — были одним и тем же человеком. Этот факт был очевидным ровно так же, как утверждение о том, что Чёрный Квадрат Малевича — действительно черный. Их движения, их манера говорить - идентичные  вплоть до длинны шага. И не важно, что лица их были скрыты за маской, сейчас, в этом месте, выглядящей скорее как издевка.

Тело Доктора Стренджа бесформенной массой упало на землю. Он ещё дышал. Похоже его смерть не была самоцелью. Все, что было нужно преследователям — это саркофаг. Подойдя ближе к остатком повозки, двойники начали внимательно осматривать повреждения, которые получила гробница Отто при падении. Их внимание тут же привлекли руны, высеченные на камне и продолжающие мигать. Причем так, что с каждой секундой синих рун становилось все меньше, а красных — больше. В общем, все это напоминало сцену из фильма «Пятый Элемент». Ну ... или таймер отсчета времени до взрыва бомбы.

- «Как думаешь, что это значит?», - спросил один.
- «Магические игры Священника», - ответил второй.
- «Святотатство. Если Стрендж осквернил гробницу Его Святейшества, то боюсь нам придется забрать его в Цитадель.»
- «Ты знаешь, чем это закончится», - вторил третий, - «Мы обречем Стивена на смертный приговор. Магистрат не потерпит такого обращения...»
- «Эй», - окликнул их голос ещё одного двойника, но теперь уже со стороны развилки, - «А что там такое? Чёрт это же...»

Он не успел договорить. Зарево возникло на небосклоне, прямо над расположенным на горе и возвышающемся над развилкой лесных дорог и лесом, фамильным склепом Кроликов. Издалека это место напоминало старый обветшалый замок, пусть и с налетом готики из третьесортных ужастиков, но только издали.
Находясь на возвышении, над долиной, с его стен прекрасно просматривался лес, несколько небольших деревенек и проселочные дороги, на развилке которых и потерпела крушение повозка. В конечном счете, все дороги соединялись в одну, ведущую к склепу, пусть и витиеватыми путями.

Сейчас, из низины, было видно, как огромный огненный столб, выходящий откуда-то из центра строения, устремляется вверх, создавая вокруг себя завихрение из облаков и тумана. С каждой секундой огонь набирал силу, как-будто поджигая и облака и туман, концентрирующийся вокруг столба пламени.
Через секунду последовала тишина, смолкли птицы и животные, перестал дуть ветер. Казалось, что время остановилось. Всего на мгновение. На одно единственное мгновение мир остановился, приводя реальность в состояние идеального успокаивающего покоя. Идеальный шторм. А потом произошел хлопок...
Стена огня была выброшена во все стороны от огненного столба, распространяясь по округе и выжигая все на своём пути. Несколько секунд огненного ада и тишина. Мёртвая тишина.

***

Отто очнулся внезапно. Все тело пронизывала боль. Не та боль, когда твоё тело умирает, жить тебе остается с недельку, и единственной твоей идеей остается лишь найти убежище в теле злейшего врага. Не боль от поломанных костей или сотрясения мозга. Другая, более сильная боль, охватывающая все тело. Каждую клеточку. Каждый нерв.
С этой болью приходит понимание почему не стоит бояться смерти. Потом, когда твои глаза начинают видеть вновь и ты, с трудом поднявшись и облокотившись о груду сгоревших досок, ты смотришь на свои руки и понимаешь, что ты, Отто Гюнтер Октавиус, ничто иное как хладный труп, в который каким-то магическим образом вдохнули жизнь. Мертвец, в тело которого вкололи что-то, что ускорило процесс регенерации настолько, что позволило реанимировать мёртвое ... или практически мертвое тело.

Когда боль ушла, Октавиус окинул взглядом все вокруг. Сам он, похоже был одет в весьма обгорелый смокинг. Наверное он бы согласился, чтобы его похоронили в таком. Вокруг — горящий лес, куски сожженного дерева и проселочная дорога, ведущая вникуда. Запах сгоревшей плоти идет от лежащего на земле человека, который, похоже, изрядно обгорел. Запах жидкого металла? Металл, повсюду был расплавленный обугленный металл. А потом Отто услышал удивленный голос.

- «Ваше Святейшество?», - по земле к нему ползло нечто, лишенное ног и изрядно обгоревшее.
Это «нечто» было соединением металлической основы, но покрытое кожей и одетое в обгоревший костюм Человека-Паука. Частично сохранившееся лицо, та часть где сгорела маска, было лицом Питера Паркера.
Этот... робот-человек-паук полз в сторону Отто, неся какую-то околесицу. И, если присмотреться, то так называемый «расплавленный металл» на поверку оказывался LMD разной степени «прожарки» с лицом Паркера или в костюме Паука и все они, похоже, хотели кусочек Отто.

Ночь вставших роботов-пауков началась!

Оффлайн Doctor Octopus

  • Level I
  • Сообщений: 2
  • Karma: +0/-0
  • The die is cast!
    • Доктор Осьминог
Re: Red Door. Act 2: Dawn of New God
« Ответ #1 : 20 Апрель, 2017, 09:37:29 pm »
Отто было около пятидесяти пяти лет, когда он умер в очередной раз. Никакая, даже самая умопомрачительная красота (а доктор считал свою внешность весьма недурственной) не доживёт до этого возраста, сохранив должный уровень умопомрачительности при том образе жизни, который вел бывший мертвец. Даже сейчас, ощупывая абсолютно лишенную волос голову на тощей шее, доктор мог размышлять лишь об этом.  На него ползло нечто смахивающее на обгорелого дроида. Он создавал подобных роботов лет... -надцать назад, когда, заперевшись в очередном логове, под свист и улюлюканье  прихвостней упражнялся в рукопашной. Сейчас щупалец в его распоряжении не было. Зато при нем оказались его  пусть и близорукие, но собственные глаза, собственные руки, такие, какими он их всегда помнил. Когда отнял их от лица, Отто  осторожно ощупал другие интересующие его места - тело больше не напоминало ссохшуюся мумию египетского фараона, исчезли все провода и трубки, поддерживавшие в его теле жизнь пока он покоился на кушетке в тюремном госпитале и позднее в барокамере. Исчезла батарея ребер, живот перестал напоминать впадину с пиками тазовых костей, и в общем-то его тело вновь могло послужить сосудом мятущемуся сознанию. И это сознание исходило воем, переходящим в истерику. Что? Кто? Как?! Зачем?.. Что бы все это уложить в одной голове требовалось время, много времени, уйма времени, которого у доктора не было. Время отказывалось помогать ему в самый неподходящий момент - ничего удивительного. Он найдет время разобраться во всем, но черт возьми - в который раз ему практически не оставляют времени пораскинуть мозгами! Сообразив, что мысли пустились вскачь, перебрасываясь словом-паразитом, Отто велел своему сознанию заткнутся.
Отто опустил взгляд на свои ноги - пока еще дрожащие, но вполне пригодные, что бы поскорее унести их в более подходящее для  этого место. Отбиваться от ползущей твари все равно было нечем, не крышкой же гроба  ее колотить!
Двигаясь как обожженное насекомое, Октавиус  отполз в сторону, быстро перебирая локтями и коленями. В его голове роился целый скоп мыслей - о прошлом, его собственном и прошлом его заклятого врага, лицо которого сейчас было у робота.
- Ваше святейшество, - хрипела машина.
"Святейшество?" - Отто обернулся на механического зомби. - "Я - святейшество? Я? Вы серьезно? Куда меня занесло, что это за мир Безумного Макса?"
Если бы Иисус вдруг воскрес посреди поля боя времен Второй мировой, он чувствовал бы себя примерно так же.
"Если я для них - преосвященство, тоесть святейшество, то может быть мой голос чем-то мне поможет?"
К несчастью голос Отто походил на сдавленный хрип и вместо первых слов у него вышло воронье карканье. Откашлявшись, доктор предпринял вторую попытку. Приходить в себя после продолжительного пребывания в мире мертвых очень утомительно. Для него это возвращение к жизни было уже третьим. Станешь тут святейшеством, как же! Видимо здешние имбецилы его канонизировали! Ха!
- Повелеваю тебе замереть на месте и не двигаться! - Прокричал Отто, для верности протянув к роботу руку.
В бытность собой, настоящим, он был способен  воздействовать на механизмы телепатически. К несчастью, лишь на механизмы определенного вида и созданные им самим. Но возможно, этого робота тоже создал он, или его технология, которая возможно лежит в основе, позволит ему  взять механизм под контроль? Потому что, черт возьми, кому еще придет в голову создавать робота-Человека-паука с лицом Питера, мать его, Паркера?! Разве что нескольким знакомым доктору субъектам, которым этот герой приглянулся, но совсем не в качестве  противника...
Ладно, что там у нас с сознанием? Рассудив, что он пока не готов лишаться сознания, Отто призвал на помощь свои способности телепата и послал телепатический приказ остановиться. Не спуская глаз с робота, он замер в ожидании, готовый продолжить свое нелепое бегство в случае если глупая машина проигнорирует телепатический сигнал (заявка).
Что-то подсказывало ему, что далеко уползти он не сможет, а схватка с машиной, пусть и поврежденной и воняющей горелой пластмассой приведет к весьма предсказуемому печальному концу.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 771
  • Karma: +8/-0
Re: Red Door. Act 2: Dawn of New God
« Ответ #2 : 13 Май, 2017, 04:35:32 am »
ИНТЕРЛЮДИЯ 1

Небольшой робот-паук занял выжидательную позицию на небольшом горном уступе.
Сознание Отто Октавиуса, заключенное в этом небольшом роботе, пересекло мультивселенную, видело падение великих и возвеличивание ничтожных, падение миров и смерть всего сущего.
Перемещаясь из мира в мир, Отто выяснил, что Мультивселенная разрушается. Параллельные миры сталкиваются друг с другом в фокальной точке — Земле.
В итоге, столкновение уничтожает либо обе вселенные, либо, чтобы выжить одному миру, нужно уничтожить точку фокуса. Одну из двух планет, известных как Земля.


В этой войне за сохранение мироздания Октавиус был всего лишь наблюдателем.
Перемещаясь из мира в мир он оставил супергероям право и возможность спасти все сущее. Оставив себе право — наблюдать и собирать информацию. Достаточно скучное, однообразное занятие, стоит отметить.
Тем не менее, именно сейчас, впервые за бесконечную череду идентичных дней и планет, названных Землей (большинство из которых уже погибли), он увидело нечто, что его действительно заинтересовало:

В Синих тонах надвигающегося конца света, когда в небесах возникла ещё одна Земля, на заре уничтожения этого мира, Отто увидел более молодого... себя.


Огромные щупальца, созданные из металлических обломков, мусора, кусков машин и даже придорожных столбов, которые параллельная версия Отто явно контролировала силой одного своего разума, противостояли в неравной схватке сумасшедшему титану Таносу. И, первое время, двойник давал отпор достойный бога. К несчастью, эта версия Отто богом не была.

***

Датчики робота-паука фиксировали с невероятной точностью, как Танос ломает позвоночник допельгангеру, а так же межпространсвенное искривление (в простонародье телепорт) через который Титан и его банда исчезают в неизведанном.
Этот мир, а возможно и эта вселенная, были обречены. Картографы (роботы-саранча, сканирующие обреченные миры) уничтожат все, что осталось от этой реальности, после чего бомба, оставленная Таносом в ядре этой Земли, сожжет планету, унеся с собой в могилу и Отто, с его безграничным цифровым гением.
Недопустимо!
Паук спустился с горы и быстрыми перебежками, направился к телу двойника.

***

Сквозь боль в шее, теперь уже его «новой» шеи, Доктор осознал, что смог подчинить себе  своего двойника.
Мысли и эмоции «единственного настоящего» Доктора Осьминога накатывали волной, стирая с песка воспоминаний остатки личности бывшего владельца этого тела. Счет шёл на секунды... Нужно было действовать! 

***

Отто выжил.
И... спас вселенную!
С тех пор прошли годы...

ГЛАВА 3

Столб света, поднимающийся из под земли, прямо из центра Усыпальницы Кроликов, начал уменьшаться. Круги мощной магической энергии, с виду похожие на синие и алые огненные  всплески пламени, окутали округу. Они несли в себе жизнь, силу, власть и возрождение!

Доктор Стрнендж мгновенно пришел в себя, как если бы ему в сердце вкололи дозу адреналина. Стивен, подобно батарее, аккумулировал в себе живительную энергию, окутывающую это место. Так хорошо себя он  чувствовал впервые за многие годы. Уже более 10 лет Стрендж жил практически забыв о том, что такое «колдовать». Магия, сильная магия — Источник — давно пропала из Другого Авалона. Что ж, когда-то это было лишь симптомом. Жаль, что бывший Верховный Волшебник, не успел вовремя распознать увядание этого мира. А потом было уже поздно!

Стивен понимал, что план по оживлению Отто — провалился. Тёмный Священник Стрендж, а это все-таки многие годы было его официальным титулом, использовал найденное на Луне яйцо Феникса, чтобы вдохнуть новую жизнь в Осьминога. Похоже богоподобный малыш решил прийти в мир раньше намеченного срока. Кроме того в процесс вмешался Орден Паука, Последователи... у них было слишком много имён... Их появления стоило ожидать. Но Стивен, увы, не был готов к их появлению.
Яйцо треснуло, приведя в мир новое и, возможно, одно из самых смертоносных существ в истории. Маг чувствовал его — новорожденный Феникс был в Склепе. В нескольких сотнях метров от них с Отто.

Сегодняшний день, возрождение Феникса, меняли всё! Было видно как преображается Другой Авалон. Как с неба уходят плотные облака, открывая причудливые небеса. Как завядшие деревья наполняются жизнью. Как высохшая трава по обочинам сухой песчаной дороги и в низинах расцветает вновь. Как мёртвые восстают из могил...
Преследователи все ещё были здесь. Они пострадали, но все ещё представляли угрозу. Похоже Отто не понимал, насколько LMD модели «Паркер» опасны и смертоносны. Или все-таки понимал? Стивен не успел найти ответа на этот вопрос, Отто уже действовал!

- Повелеваю тебе замереть на месте и не двигаться! - произнес Октавиус, выставив вперед свою руку  и тут же осознав, что «механизм» подчинился его высшему приказу [aka «superior command»].
Голова продолжала гудеть, а мигрень усиливалась с каждой попыткой Отто сосредоточиться. Впрочем, стоило отметить, что с каждой секундой, прошедшей с момента его пробуждения, физическое и ментальное состояние Доктора улучшалось в прогрессии.
Это место... Происходящее вокруг... Несомненно влияло на Отто. Спорить с этим было бессмысленным. Он был жив, силен и полон энергии. Было ощущение, что Октавиус готов взвалить на плечи весь мир и побежать куда глаза глядят, да вот незадача в голове была полная каша! Вопросы роились в голове, но ответов не было:

- «Где он?»
- «Как он сюда попал?»
- А вишенкой на торте странных вопросов был главный вопрос дня: «Чьё это чёрт тебя дери тело?»

«Тело...», - эта мысль, такая четкая и яркая, поразила Отто. Сейчас, когда одной лишь силой мысли от остановил странного робота, ползущего к нему, он осознал, что находится не в своём старом, пусть и восстановленной странной энергией теле. Нет, он явно находится в новом «чужом» теле.
Да, на момент «восстановления» тело практически идеально повторяло строение оригинального тела Отто, но сейчас, когда кости, мышцы и даже волосы восстановились полностью, Октавиус с очевидностью мог постановить - за время своей смерти его Превосходный разум захватил тело своего двойника. И... стоило заметить... у этого тела были свои плюсы!
На это явственно указывали более молодые и накаченные руки, а так же то, как его разум воспринимал окружающую действительность. Он был острее, сильнее, как в лучшие годы своей молодости. Был правда и побочный эффект - глаза.
Глаза Отто крайне негативно воспринимали свет, требуя солнцезащитных очков. Правда огненный столб потихоньку уменьшался, а на улице была ночь, так что...
Вторым немаловажным фактором было то, что Октавиус не контролировал «Паука». Тот сам выбрал подчиниться его команде. Впрочем, Осьминог осознавал, что мысленно может дотянуться до молекул составляющих LMD и даже до других подобных ему роботов, которые ещё были активными и поблизости. Да, они выполнили приказ «Его Святейшества», но если механизмы решат передумать, Доктор Осьминог мог уничтожить их одной силой мысли!   


ИНТЕРЛЮДИЯ 2

… Боль в каждой клетке тела Октавиуса, разливающаяся во венам. Огонь. Озборн, пытающийся сжечь его живьем. Смерть в огне ...

В сухом остатке была лишь боль. Неописуемая, всепоглощающая боль.
Через чужие глаза Октавиус смотрел на мир, вспоминая... Воспоминания наслаиваясь друг на друга падали лавиной. Иногда казалось, что невозможно разобраться где настоящее.

- Удивительно, что ты выжил, - голос Ника Фьюри возник из темноты, позволяя Отто вспомнить что-то из его прошлого, - Это был сильный поступок, отказать Норману и его банде маньяков, - чернокожий двойник Ника Фьюри из мира с кодовым номером 1610 вышел из тени и сел на стул рядом с лежащим Октавиусом, - Я хочу спасти мир, Доктор, - произнес он, - И я предлагаю вам помочь мне в этом.

Чужие воспоминания пробивались через стену беспамятства досаждая Отто. Это тело... это тело не было готово... не могло... полностью принять сознание Доктора Осьминога. Это... Либо происходящее было побочным эффектом воскрешения.

ИНТЕРЛЮДИЯ 3

… Боль, скорее ментальная, нежели физическая, когда что-то острое пронзает твою шею со спины и ты падаешь в гнетущую тьму забвения. Ты исчезаешь, пропадаешь, тебя больше нет …

Паркер победил. Отто, приложивший колоссальные усилия для того, чтобы в очередной раз спасти мир - смотрел на своё будущее. Будущим был Паркер. Живой и здоровый Питер Паркер!
Будущее в котором о нём, Превосходном Человеке-Пауке и его великих (!) достижениях забудут, а все лавры достанутся Паркеру. Его жизнь, его компания, его... Анна Мария. Немыслимо!
Был ли у Отто план, который приведет к победе? Конечно! План был в меру прост, но гениален в своём исполнении — победить Паркера, вернув себе контроль над телом и сознанием Человека-Паука.
Впрочем, на случай крайне маловероятного провала, Октавиус все же оцифровал своё сознание и сохранил его, записав последнее в миниатюрных роботов-пауков, которые были отправленный в десятки тысяч миров, сохраняя своё «Я» на просторах мультивселенной.
Оцифрованное сознание-двойник было гарантией того, что Отто выживет, несмотря ни на что.

***

Прошлое и настоящее смешалось в одной точке. Возможно ли, что при попытке перенести сознание в тело двойника произошел сбой? Возможно ли, что цифровая копия создания Отто была неисправна, после многочисленных перемещений между мирами? Возможно ли, что энергия Феникса воздействовала на нейроны разума двойника, восстанавливая их и вместе с ними личность Октавиуса-1610. А может смесь двух личностей и воспоминаний просто побочный эффект воскрешения? Ответа не было...

Стрендж так же попал в ситуацию практически между молотом и наковальней: Другой Авалон будет изменен неконтролируемой энергией Феникса. Феникса, который Отто и Стивен вряд ли смогут контролировать.  И это только часть проблемы.
После похищения тела Октавиуса из гробницы Орден начнет охоту на Тёмного Священника и приложит все силы, чтобы вернуть Осьминога туда, где по мнению «Паркеров» ему самое место — в могилу.

В общем, похоже день для наших героев складывался паршиво. Ничего ободряющего на горизонте событий тоже не было. Что ж, печально, но, правда, весьма жизненно.

Оффлайн Dark Priest

  • Колдовство, долголетие, левитация, боевые искусства, телекинез, телепатия, стратегическое мышление, высокоразвитый интеллект.
  • Level I
  • Сообщений: 1
  • Karma: +0/-0
  • The art of magic.
    • Тёмный Священник
Re: Red Door. Act 2: Dawn of New God
« Ответ #3 : 18 Май, 2017, 07:44:57 pm »
Казалось бы, за свою жизнь в этом мире, в этом пространстве Стивен Стрейндж успел наделать все, что только можно. Он защищал миры, уничтожал их, восстанавливал то, что можно было спасти. Почему его так и не отпускало ни на минуту? Почему так и не приходило долгожданное спокойствие? Хотя, возможно, он сам все-таки не был готов к нему. Почему? Потому что все-таки, где-то на самом краю и донышке... Оставался человеком. Нормальным человеком, который никогда не сможет сам подарить себе покой, которого, казалось, искренне желал. Стивен оставался человеком, существом крайне любопытным. И желающим преодолевать падающие на его голову испытания.

А то, что ему даровала Судьба... Иногда буквально заставляя примерять на себя не свойственные ему роли.... Просто было последствием его же действий. Кто был виноват в том, что у каждого шага мужчины были такой размах, такая широта?

Были и еще доказательства того, что он оставался человеком, чему не мешала даже маска, должность Темного Священника. Которую тоже пришлось брать на себя, чтобы в очередной раз перебороть обстоятельства. И не сойти с ума. Ну да ладно. Он был человеком, который иногда... Все-таки не мог судить объективно. И слишком привязывался к тому, чем занимался. Возможно, именно эта черта не позволила ему в первый паз услышать Отто Октавиуса, когда тот говорил о своих машинах. И о том, что они станут будущим этого мира.

Нет, подозревать можно было, но не в таком же масштабе, в каком это происходило сейчас. Но Стивен не желал слушать, не желал порождать и малейшего сомнения в своей силе. И не желал думать, что когда-нибудь она угаснет так.

Сейчас, как и любой другой нормальный человек, Стрейндж сожалел о допущенных ошибках. Они обошлись ему слишком дорого. Время и собственное здоровье, возможно, и жизнь. Которая висела буквально на волоске, когда он управлял повозкой с саркофагом. Можно было просто залечь на дно и ждать своего конца. Но волшебник не мог поступить именно так. Ему нужно было снова влезать в самое пекло, чтобы восстановить баланс. И вернуть все в прежнее русло.

И он опять совершал действия, которые привели к новым ошибкам и потерям. Он все продумал вроде бы. Но только по времени и месту. Остальное осталось за пределами понимания. Он не рассчитал, что роботы так быстро выйдут на его след. Что все его помощники исчезнут. А их было жалко. Ведь эти священники пошли за ним просто потому, что другого варианта не было. Или просто потому, что верили и надеялись, когда это было возможно? Верили и надеялись на волшебника. А он их всех подвел, так и не показав прекрасного дивного мира. Спокойного и тихого.

Ему и самому это не светило, похоже. Все шло... Нет, все разваливалось к чертям. Повозка упала, когда лошади встали на дыбы. Стрейндж только успел подняться на ноги, а клешни уже схватили его за горло. Он не понимал, сколько прошло времени, пока он не потерял сознание окончательно. Может, и хорошо, что он не увидит совсем своего провала?

Но нет, и в этот раз жизнь не хотела отпускать мага, дарить ему полный покой. Он очнулся так резко, что в глазах все пару минут рябило. Но быстро прошло. Он вообще чувствовал себя хорошо. Так хорошо, будто помолодел лет на двадцать-тридцать. Он не смотрелся в зеркало, может, так и было.

Стивен очнулся и почувствовал, что в нем снова бурлит магия. Но это не было правильным. Все вообще происходило не так. Это было понятно по воспоминаниям до потери сознания. И по картине, которая сложилась после. Все провалилось. Яйцо Феникса треснуло отдельно, Отто проснулся отдельно. У Стрейнджа самого, казалось, сейчас лопнет голова. И как все это исправлять? Ладно. Будем решать проблемы постепенно.  Если это возможно.

Стивен встряхнулся. Так. Им обоим нужно было убежище. Это сначала. Иначе все станет еще хуже. Один из роботов как раз замер возле Доктора... Другого Доктора. Стрейндж не терял времени. Он сразу направился к ним, одним из своих заклинаний попытавшись развалить машину на части (заявка).

Потом он направился к своему.... Хммм... Спасителю? И протянул ему руку, повиснув чуть в стороне в воздухе.
(заявка)
-Отто? Это я, Стивен Стрейндж. Тебе нужно время все обдумать. Мне нужна твоя помощь. Нам обоим не остаться в живых, если мы здесь задержимся.

Честное слово, Октавиус, если ты сейчас не возьмешь мою руку, я сам схвачу тебя в охапку, вздерну за..... Тихо, Стивен. Ты же умный, образованный человек. И мрачный темный священник. Был им довольно долго. Если не согласится, можно сказать и по-другому, чтобы задеть самолюбие. Столько других умерло за него и твой план. И ты сам стольким пожертвовал. А вот потом, если не согласится.... Можно вернуться к тому, что ты там придумал.