20 Июнь, 2019, 08:02:51 amПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Through the Glass VII  (Прочитано 1526 раз)

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Through the Glass VII
« : 27 Декабрь, 2013, 08:26:59 pm »
Through The Glass: Part VII
Гонка подходит к концу, впереди лишь финишная прямая, но борьба в самом разгаре, и предсказать исход противостояния невозможно, ведь шансы абсолютно равны. Каждый в равной степени заслуживает оказаться первым, но победитель может быть только один, и, чтобы добраться до желанного приза, ему придётся пройтись по головам конкурентов. Кто-то погибнет, кто-то потеряет всё, кто-то не получит ничего, кому-то придётся сделать выбор, кто-то предаст и кто-то будет предан - ни один из участников не останется в стороне. Заключительная часть сюжета. Все ответы здесь. ‘Nuff Said!
20.02.2009
Участники: Доктор Осьминог, Чёрная Вдова, Человек-Муравей, Буллзай, Общая Цель, Мистер Икс.
Мастер: Mr. X
Описание местности: База Леди Осьминог в Нью-Йорке.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through The Glass: Part VII
« Ответ #1 : 27 Декабрь, 2013, 08:37:07 pm »
Mr. X

Некоторое время спустя, самолёт Громовержцев совершил посадку в Бруклине, на крыше шестиэтажного здания, в котором, согласно сведениям Озборна, обосновалась их нынешняя цель – Кэролайн Трэйнер. На вид ничего особенного, но настоящий профессионал мог оборудовать этажи и коридоры средствами защиты по высшему разряду, значительно осложнив своим противникам жизнь.
Небольшие мобильные отряды тяжеловооружённых бойцов М.О.Л.О.Т.-а блокировали все подъездные пути, ведущие к дому, перегородив дороги кордонами из бронетехники, а также разместились на крышах близлежащих строений. Квартал погрузился в напряжённую тишину, на улицах не было видно ни души, не считая подчинённых Патриота. Даже в окнах не маячили силуэты и лица любопытных. Каждый человек в здравом уме понимал – нечто нехорошее случиться здесь очень скоро, и самый безопасный вариант поведения в этот момент – залечь и не высовываться, а ещё лучше быть за несколько километров отсюда, дабы не схлопотать шальную пулю за просто так.
Агенты уже должны были выполнить всю предварительную механическую работу, проверив гражданских, покидающих зону. Следов боя не наблюдалось, значит, Леди Осьминог не пыталась прорвать кольцо. Видимо, она поняла, что угодила в серьёзную переделку, и теперь выжидала, анализируя положение, прикидывая собственные шансы и возможные варианты поведения.
- Ну, Док, хотел - получай, флаг тебе в руки, теперь, иди, договаривайся. Только весельчака нашего с собой прихвати… он ведь уменьшаться может, так что пусть в твоём кармане посидит, на всякий случай, так мне будет спокойней, - скомандовал Гризли, выбираясь наружу и с хрустом потягиваясь. – Блондиночка и… благородный рыцарь, - Максвелл почесал затылок, глядя на Вдову и Паладина. – Двинете следом за Доком для подстраховки. Если девица взбрыкнёт и пойдёт в разнос, встретите её прицельным огнём. На глаза не показывайтесь, но подойдите достаточно близко, чтобы успеть среагировать. Призрак – осмотришь нижнюю часть здания на предмет сюрпризов… бомбы или что-нибудь в этом духе, не хочу, чтобы земля под ногами начала неожиданно взрываться. Я и Палач остаёмся здесь, вдруг дамочка решит уйти по внешней стене и слинять на нашей птичке, - Маркхэм задумчиво осмотрел группу, ещё раз прокручивая в голове розданные команды. – Вроде всё, за дело. Держим связь, если что, тут же даём знать остальным.

В тот же самый момент, на одной из соседних крыш, вместе с группой рядовых агентов, в салоне вертолёта сидел Буллзай в костюме Хоукая. Лестер прибыл сюда раньше Громовержцев минут на двадцать и теперь мог спокойно следить за происходящим, не боясь быть обнаруженным. С его позиции открывалась отличная наблюдательная позиция. Он видел, как команда Гризли выгрузилась и приготовилась действовать. Убийца имел при себе переговорное устройство, настроенное на одну частоту с участниками группы, так что обладал возможностью вполне неплохо ориентироваться в ситуации и не пропустить момент, когда ему самому придётся вступить в игру. А до тех пор, оставалось ещё немного подождать.



Eric O'Grady

«Прихвати с собой весельчака»… - кривлялся Эрик уменьшаясь на  ходу и вскарабкиваясь по плащу Отто – А нет у нас весельчаков, тут только серьезные люди собрались.
Забравшись на плечо Октавиуса, Муравей устроил привал.
- И вообще, что о себе возомнил этот «Гризли»?.. То есть, ты слышал то, что он говорил нам во время полета? Это должна была быть мотивирующая речь? Потому что, как по мне, так это скорее напоминало цитату из «Криминального Чтива», только если бы все шутки обрезали… Я не знаю, может быть на тюремных утренниках вместо стишков заключенные учат наизусть диалоги из криминальных драм… Да, и с тобой было приятно поболтать, зануда – была реакция О’Грэди на молчание Ока, которого сейчас, видимо, не было дома, вместо него сейчас сидела молоденькая секретарша, одна из тех женщин, которые настолько красивые, насколько не умеют включать громкую связь на телефоне.
- Если будет что обсудить, знаешь, где меня искать – Эрик включил случайную мелодию на встроенном в костюм ай-поде и, отсалютовав Отто, спрыгнул с его плеча в его же нагрудный карман.
В кармане безумного ученого оказалось тесно, душно и темно – примерно такие же карманы и у обычных людей, разве что этот карман – карман безумного ученого. Не самое интересное место на планете. Ни тебе телика, ни Икс-Бокса, ни раздельного санузла. Что уж говорить, когда здесь не было даже старой засохшей жвачки – какое-никакое, а развлечение. Разочаровавшись в своем убежище на ближайшие час-два (если повезет и Леди Осьминог не устроит файтинг), Эрик решился на еще одну попытку развести Октавиуса на диалог по рации.
- Знаешь, я ведь тоже не рад, что нас поставили в пару. Хотяяя… Мне не привыкать. Помню, когда матушка отдала меня в кружок бальных танцев (это было сразу после того, как меня выгнали из шахматного клуба, где меня побил какой-то прыщавый очкарик), меня постоянно ставили в пару с одной жирной девчонкой… - в кармане Ока раздался хохот – Черт, в ней, наверное, было килограмм двести. С ней я и потерял девственность… Так что насчет той цыпочки с клешнями? Твоя бывшая подруга? Я ведь о тебе ничего и не знаю. Может у тебя по дому и маленькие головоногие бегают, а? Ты можешь и дальше молчать, но, думаю я единственный, кто может так хорошо притвориться, что смотрит в другую сторону, если ты вдруг захочешь улизнуть со своей подружкой… Ну, или оставить вас наедине если уж совсем невтерпеж будет.



Doctor Octopus

Кивнув вместо ответа, доктор первым спустился по трапу на крышу. Холодный ветер мгновенно забрался за шиворот и он зябко поежился. Отто повернулся к О'Грейди:
 - Уменьшайся, - Только и сказал он. Через пару минут Человек-муравей вскарабкавшись по ткани плаща, оказался в нагрудном кармане.
 Ставшая уже привычная болтовня Муравья отвлекла Отто пока он осторожно шел к выходу лестницы.
 Эрик в красках описывал очередной эпизод из своего прошлого. Насколько правдивым тот был доктор решил не интересоваться.
  Несмотря на надетые поверх рубашки щупальца, закрывающие нижнюю часть груди доктора, Эрик слышал глухие, участившиеся удары сердца Отто, который по-прежнему не отвечал на его треп.
- Учти, если начнется перестрелка, я без бронежилета, - Как бы между прочим обронил доктор и начал спускаться вниз, аккуратно перебирая руками. Вскоре он оказался в плохо освещенном коридоре. По бокам шел ряд одинаковых дверей с номерами - весь этаж был разобран под офисы.
 Из-за последней двери в глубине коридора до Отто и обоих идущих следом Вдовы и Паладина донеслись приглушенные звуки. "Poor unfortunate souls" - песня злой морской ведьмы из детского мультфильма, звучала в варианте бродвейской постановки - голос певицы был юным, чистым и слегка звенел на высоких нотах.
 - Кэролайн, это Отто Октавиус. - Доктор медленно двинулся вперед, ожидая нападения. Но за запертыми дверьми очевидно никого не было. На всякий случай Паладин и Черная Вдова позади него не выпускали из рук оружие и крались следом абсолютно бесшумно, то и дело беря на прицел очередную дверь. Отто повернул ручку незапертой двери с легким разочарованием не обнаружив на ней даже банального дверного взрывателя. Чего хотела его ученица? Очевидно - поговорить в спокойной обстановке!
 - Доктор Трейнер? Вы здесь?
 - А вы как думаете? -
В ярко освещенном дверном проеме возник женский силуэт.
 - Я в курсе, что вы не один. Остальные пусть подождут за дверью. Я не задержу доктора долго. - Изящная рука в перчатке закрыла дверь прямо перед двумя людьми Осборна. Отто оказался внутри наедине с доктором Трейнер.
 В качестве "доктора" Кэролайн не смотрелась. Она была молода - всего двадцать шесть. Большие голубые глаза - такие принято называть наивными - могли обмануть кого угодно, но только не Отто: наивности в профессии ученого не место. В прошлом черные а теперь пурпурного цвета волосы были подстрижены очень коротко - вроде бы из соображений удобства, но такая прическа отлично сочеталась с ее худым лицом с высокими заостренными скулами. Рослая, длинноногая, на первый взгляд тощая, хотя… Октавиус знал, какие сильные мускулы скрываются под ее зеленым костюмом. А еще у Кэролайн была светлая голова, что гораздо важнее мускулов. И живое сердце.
 - Вижу, у тебя все же хватило ума стоять в моем присутствии. - Несмотря на едкость фразы, Отто не выказывал нервозности. - Прекрасно.
 - Зачем они вас прислали? - Трейнер присела на угол низкого столика. - Хотя я знаю, зачем.
 Помещение казалось нежилым - погасшие мониторы, слой пыли на горизонтальных поверхностях, слегка затхлый воздух. И только небрежно сброшенная на ручку вращающегося кресла куртка говорила о том, что хозяйка провела в этой комнате по меньшей мере три часа.
 - Я давно вас жду. - Кэролайн побарабанила пальцами по столешнице - точь-в-точь как это делал Отто. - И, должна признать, разочарована этой толпой на крыше. Если Осборну необходимо, мог бы давно придти сам. - Съязвила она. - Зачем столько людей? Тут с утра топот и шум - имбецилы от М.О.Л.О.Та устроили оцепление...
 - Ты отдашь мне то, что я попрошу, Кэролайн? - Без предисловий спросил Отто. Доктор изучал ее лицо, хотя больше всего ему сейчас хотелось протянуть руку и дотронуться до единственного живого человека на планете, который был ему не безразличен. - Ты знаешь, что это.
 - А что я получу в замен? - Быстрый заинтересованный взгляд. Очевидно, несмотря на шок от повышенного внимания к ее персоне такой личности, как Норман Осборн, Кэролайн все же воспринимала происходящее с некоторой долей непосредственности - словно игру или поединок - увлекательный и непредсказуемый.
 - Все что пожелаешь. - Голос доктора был спокоен. - Норман Осборн...
 - ... готов щедро платить за предоставленную информацию. - Она рассмеялась. - Да, знаю. Возможно я отдам ему то, что он хочет - исключительно из моего к вам уважения. Но, - Ее голос опять стал насмешливым, - Друг мой, не будете ли вы против, если я попрошу для начала... обрисовать мне некоторые интересующие меня детали нашей будущей сделки?
 Отто вздохнул и пустился в разъяснения, - предвидя подобный ход, его снабдили некоторыми инструкциями. Но весь вид ученого показывал - простыми переговорами даже с положительным их исходом дело не завершиться.



Black Widow

Всё ещё не до конца понимая степень необходимости своего участия, Чёрная Вдова двинулась следом за Отто. Перемена в настроении Доктора Октопуса при указании новой цели не укрылась от цепкого шпионского глаза. И это, бесспорно, говорило об исключительных данных Каролины. А следовательно, если Доку не удастся договориться с ней по хорошему, вероятность всё провернуть без потери данных мала.
Чем сложнее, тем интереснее, – напомнила себе Белова, дабы не упасть духом.
 Паладин бесшумно перемещался рядом. Длиннющий коридор, озаряемый тусклыми лампочками, неуловимо напоминал что-то среднее между подвалами советских домов и советскими же общагами. Почему-то именно такие «ассоциации детства» возникли в мозгу.
 Спина Октавиуса размеренно и уверенно двигалась вперёд. Прикрывающая эту спину парочка продвигалась следом. Гадостей можно было ожидать откуда угодно, поэтому внимание было на пределе, а пистолеты – на взводе.
 Наконец Отто достиг нужной двери и скрылся за нею. Перед Еленой и Палачом дверь негостеприимно закрыли, что недвузначно намекало на нежелательность их присутствия. Соответственно, все попытки проникнуть туда ни к чему хорошему не приведут. Пожалуй, не стоит накалять обстановку
 - Придётся подождать, – недовольно процедила Белова. – Если что-то пойдёт не так, мы наверняка услышим.
 Тем не менее, несмотря на образовавшееся затишье, шпионка не спешила убирать пистолет и расслабляться. Леди Осминог была для Беловой закрытой книгой, поэтому внутренний регулятор настороженности у русской находился в положении «перебдеть».
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through The Glass: Part VII
« Ответ #2 : 27 Декабрь, 2013, 08:48:58 pm »
Doctor Octopus

Трейнер сосредоточено наблюдала за дверью. После того как прозвучала последняя фраза несколько минут прошли в полном молчании. В их коротком разговоре не было ничего сентиментального. Реплики Отто больше походили на резкие, властные приказания командира солдату. Кэролайн действительно являлась его солдатом, его сменой. Он лепил из нее подобие себе, добившись практически полного подчинения.
 - Хорошо... - Кэролайн перевела взгляд на своего ментора. - Значит я должна либо передать все включая копии и тому подобное сейчас или же отправиться к Осборну. Существует ли третий вариант?
 Вместо ответа Октавиус отрицательно качнул головой.
- Очень жаль. А у меня столько еще всего запланировано на вечер. - Девушка прошла вперед и запустила руку в карман висящей на спинке стула куртки. Извлекла диск в простой пластмассовой коробке, небрежно взмахнула им в воздухе.
 - Он в целости и сохранности. Я не лгу. После той маленькой поездки в Европу я хранила его между последним выпуском National Geographic и схемами хранилищ национального банка...
 - Довольно. -
Доктор сделал шаг вперед. - Где он?  Где он на самом деле?
 - Вам не достаточно моего слова? - Овальные брови изумленно приподнялись.
 - Ты прекрасно знаешь, что если я сейчас вставлю и запущу этот диск, - тихо начал Отто, - то не обнаружу там ничего. Точнее я могу сказать тебе, что там будет. Очередной модифицированный вирус-шпион, который проникнет в базы данных Нормана Осборна. Кэролайн, ты забыла с кем ты разговариваешь? Я всегда получаю то, что хочу и в этой ситуации я не вижу смысла отпираться. Более того - диск все равно будет моим, хочется тебе этого или нет. Ты нашла перекупщиков? Прекрасно. Скажешь им что товар в срочном порядке выкупила более выгодная сторона.
 Несмотря на примирительное окончание тирады, тон не изменился - Отто был по-прежнему холоден.
 - Хорошо, - Уже в который раз за вечер повторила девушка. - Диск цел, резервные копии не создавались, о чем я жалею. Все что я позволила себе - это заняться перекодировкой данных. Диск в укрепленном сейфе здесь на этой базе. При мне его нет. Вас устроит такой вариант?
 - Сер?
 - Сер... -
Плечи поникли. Трейнер подняла на него взгляд - Почему?
 - Все вопросы позже. - Доктор сунул руки в карманы плаща и отступил, пропуская ее вперед. - Покажи мне сейф и покончим с этим.
 Что бы сломать упрямство Кэролайн ему никогда не требовалось много времени.



Mr. X

Буллзай преспокойно вёл наблюдение за довольно вяло развивающейся обстановкой, когда самолёт Громовержцев вдруг разнесло на куски. Это случилось ни с того, ни с сего. По нему не открывали шквальный пулемётный огонь и не запускали ракетой, машина просто взорвалась, как будто внутри лежала бомба. Крышу здания мгновенно заволокло огнём и дымом, о судьбе Палача и Гризли, которых накрыло волной, оставалось лишь догадываться. Скорее всего, оба были мертвы, хотя… кто знает. И прежде чем Лестер успел отреагировать на первый неожиданный поворот, как прямо тут же случился второй – в небе появилось четыре боевых вертолёта, атаковавших позиции агентов М.О.Л.О.Т.-а. и в первую очередь их действия коснулись вражеских вертушек, в одной из которых и сидел убийца. Прицельное попадание боеголовки, и вот уже у ног Мстителя лишь расплавленный металл и обгорелые останки солдат, не успевших сориентироваться достаточно быстро, в то время как сам лучник выскочил наружу и откатился в сторону лишь в самое последнее мгновение, чудом избежав гибели.
Началась ожесточённая перестрелка. С вражеских вертолётов по канатам начали спускаться хорошо вооружённые бойцы в форме без знаков отличия. Кем бы ни были эти ребята, они явно не принадлежали к Гидре и представляли неизвестную 3-ю сторону конфликта, о которой умолчал или же попросту не догадывался Озборн.

Отто и Кэролайн как раз подошли к сейфу, чтобы завершить переговоры передачей диска, когда услышали оглушительный грохот у себя над головами. Здание содрогнулось от мощнейшего взрыва, чудом мгновенно не развалившись на части, но потолок всё же частично обрушился. Вниз западали солидные куски бетона, способные без труда проломить человеческий череп.

В коридоре Паладин среагировал мгновенно, ловко повалив Вдову на пол, прикрывая своим телом. Уже лёжа ничком, Белова осознала – Пол начал действовать ещё за секунду до момента начала передряги, как будто заранее знал о том, что случиться. Но уже следующей мыслью русской шпионки стало – какого чёрта - тело будто парализовало, мышцы совершенно одеревенели, она не могла шевельнуть и пальцем, моргала и то с трудом.
- Мне очень жаль, что приходится так поступать, но выбора нет, - Дэннинг поднялся на ноги, вытаскивая из шеи женщины небольшой дротик, вроде тех, которыми пользовалась она сама. – С тобой всё будет в порядке, отдохни пока… ты ничего, без обид, просто я не могу проиграть, и тебе не стоит путаться у меня под ногами, - шепнул Елене Паладин, оттаскивая на приличное расстояние в сторону, ухватив под руки.
Вещество, бежавшее теперь по венам блондинки, не убило её мгновенно, значит паралич – единственный и временный эффект, и если судить по дозе, то непродолжительный. Но пока Вдове оставалось лишь наблюдать, даже напрячь голосовые связки для предупредительного крика, она была не в состоянии.

А Пол, между тем, уже вбежал в помещение, где исчезли Отто и Эрик.
- Вы закончили или нет?! Самое время мотать отсюда к чёртовой матери! – ошалело прокричал Паладин, заметив Октавиуса и Трэйнер. Его голос заглушали новые взрывы и автоматические очереди, доносившиеся с улицы. Похоже, за стенами дома развернулся самый настоящий ожесточённый бой.



Eric O'Grady

По мере продвижения Ока и Муравья в сердце здания, пейзажи менялись, как картинки в калейдоскопе. Сначала разбитая крыша, потом обтрескавшийся коридор, затем комната, похожая на номер отеля из второсортного хоррора (ладно, возможно, сравнение с калейдоскопом оказалось не таким уж удачным). Для Эрика же менялись только запахи – запах свежести, сырости и… Кажется жаренного цыпленка с… Мандаринами, а затем… Черт возьми! Да это же женские духи, так представительницы женского пола обычно пахнут, когда ждут гостей мужского пола. Значит сейчас должно начаться что-то интересьненькое. Эрик превратился в одно большое, похабное ухо, ловящее каждый шорох и фантазирующее о том, что же может быть источником этого шороха. Это занятие уж точно интереснее шестого сезона «Секс в большом городе», который Призрак закинул О’Грэди на Айфон.
 - Я в курсе, что вы не один. Остальные пусть подождут за дверью. Я не задержу доктора долго.
 Дверь захлопнулась. Эрик довольно потирал руки. Сейчас начнется. Но ничего не начиналось, то ли у Отто так давно не было женщины, что он забыл как это все делается, то ли у его подружки так давно не было мужчины, то ли они оба были хороши. Был еще один вариант, о котором Муравей предпочитал не думать, потому что Октавиус не носил бронежилета, а сам Эрик находился в его нагрудном кармане.
Пффффф, ох уж эти задроты. Прямого намека на соитие в упор не видят.
 В который раз за этот день разочарованный Эрик свернулся калачиком, решив вздремнуть до начала мордобоя и того момента, когда их план катится ко всем чертям. Проработав в Громовержцах какое-то время, он знал, что этот момент обязательно наступит.
 Разбудил его сумасшедший грохот, судя по звуку чьи-то родители уехали на выходные на дачу или же Эрик оказался в центре боевых действий. Пятая точка (Муравьиное чутье?) подсказывала, что из двух вариантов первый неправильный. А, судя по голосу Паладина, им следовало поскорее убираться отсюда… Или можно было пропасть, чтобы тебя посчитали мертвым. А если не получиться, то хотя бы достать Осборну его диск с третьими Героями (или что там было, Эрик снова прослушал). Возможно за это Муравей даже получит место в Мстителях Осборна.
 Одним метким прыжком Муравей покинул карман Октавиуса, чтобы приземлиться в декольте Кэролайн.



Doctor Octopus

- В самом деле, думаю будет лучше если мы покинем помещение немедленно... - Отто обернулся к Деннингу. - А где Белова?! Почему ее нет с тобой?
 - Потолок может обвалится, Отто. - Керолайн с сомнением смотрела на разбегающиеся во все стороны трещины. - И если мы сейчас же... Ай!
 Что-то ударило о ключицу, зацепилось за язычок молнии комбинезона и потянуло вниз... Что-то маленькое но довольно тяжелое.
 Трейнер с трудом удержалась от того что б не вскрикнуть. Такого она не ожидала - мини-робот? Жучок?
 - Только не сейчас!! - Октавиус обернулся на свою ученицу. - О'Грейди!
 Человек-Муравей свалился на пол и Отто тут же забыл о нем - Кэролайн справившись с собой, наконец занялась сейфом. Что-то было не так. Но причина непонятной тревоги ускользала от него, смешанная с более насущными проблемами.
 - Кэролайн - разблокируй сейф немедленно! О'Грейди, Деннинг - свяжитесь с Еленой, если она попробует покинуть здание ее необходимо задержать - скорее всего она работает на... неважно. - Ученый быстро взял из рук Трейнер запечатанный диск. - Найдите ее и немедленно выбирайтесь отсюда. Оба! - С этими словами доктор "выстрелил " четырьмя манипуляторами вверх и, пробив основательную брешь в потолке, быстро исчез где-то на верхних этажах. Кэролайн, тут же поднялась следом за ним. (заявка) О Паладине и Человеке-муравье оба "осьминога" даже не вспомнили - главным для злодеев было покинуть обваливающийся на их головы коридор.
 Оказавшись на крыше, Отто увидел лишь руины и дымящийся остов взорванного самолета. Выйти на связь с базой не представлялось возможным. Оставаться на месте не имело смысла. Внизу начинали рушиться стены. Паладин и Муравей - оба достаточно тренированы и подготовлены для того, что бы найти способ выбраться наружу. Если же Громовержцы не найдут выхода, что ж... ученый был готов пойти на подобный риск.
 Отто приобнял Кэролайн за плечи, привлек к себе и... оттолкнув шага на три в сторону выбросил вперед щупальца - открывшие огонь автоматчики как раз подошли на достаточное расстояние. Даже не будучи гением, можно было справедливо рассудить, что солдаты или наемники не станут поражать своего собственного нанимателя. К тому же Отто уже несколько раз наблюдал за людьми Кэролайн. Снующие по крыше солдаты к их числу не относились.
 - Моя дорогая, как насчет небольшого развлечения? - Глаза Отто загорелись азартом. Девушка мрачно кивнула. За последние месяцы размеренная жизнь и приход к власти Капюшона совершенно не оставляли повода для боя. Шанса разделаться с давними противниками так же не представлялось - большинство героев получили регистрацию, другие залегли на дно и злодейка была предоставлена сама себе. Жизнь стала скучной, ее ментор находился в заключении а большинство их совместных проектов требовали прежде всего - его внимания.
"Но теперь все измениться", - Подумала Кэролайн. Глядя на то как человеческие тела разлетаются в стороны Трейнер усмехнулась и активировала свое силовое поле, делающее ее неуязвимой для ударов, пуль и излучений.
 Она добыла этот диск и она не желала с ним расставаться как не желала более расставаться со своим кумиром, который наконец-то нашел время для своей скромной поклонницы. Она подарит ему эту технологию и потом, вместе - они бросят вызов всему миру!
 Отто судьба мира пока не тревожила - он высматривал среди останков самолета Гризли или кого-нибудь из Громовержцев, оставленных с человеком Капюшона. Но судя по всему толпе автоматчиков противостояли лишь они вдвоем. И, надо сказать, противостояли весьма и весьма успешно. По сути щупальца позволяли Отто и Кэролайн не только без особого труда проложить себе путь к возможному отступлению но и вообще очистить крышу от непонятных и неизвестно чьих наемников. Атакуя, Октавиус бил не в полную силу иначе, увлекшись, своими ударами он мог обрушить и так серьезно пострадавшее здание. Но и того что оставалось вполне хватало для успешного расшвыривания наемников направо и налево. Солдат мотало из стороны в сторону на почти четырехметровой высоте над уровнем крыши потом резко ударяло о покрытие, стены, швыряло вниз... Схваченные, сдавленные манипуляторами люди вопили в панике, очевидно впервые попав на такой смертельный аттракцион.
 Щупальца Трейнер - более тонкие и легкие, увенчанные не тремя а четырьмя захватами из прочной стали, разили цели с такой же точностью что и щупальца Отто. В добавок девушка несколько раз выстрелила встроенным в манипуляторы бластером и наконец задела один из вертолетов - было видно, что машина загорелась. (заявка)
 - Это детские забавы! - Выкрикнул доктор, вышвыривая очередного тяжело раненного за пределы огороженного пространства - человек полетел куда-то вниз, на мостовую. - Неужто они думают, что это сможет остановить меня?!
 - Друг мой, вам не приходило в голову, что здесь вообще - никто не составляет вам серьезной конкуренции? - Голос Леди Осьминог был ровным, во время битвы у нее даже не сбилось дыхание.
- Разумеется, Кэролайн! Как я часто люблю повторять, любой взрослый мужчина для меня - не опаснее ребенка. - Отто закрылся от пуль, затем двумя ударами выбил оружие из рук не успевших отпрянуть наемников и расшвырял их в стороны.
 - Что у вас есть против меня, кретины? Покажите мне все, на что вы способны!!
 Даже если эти солдаты - наемники ГИДРЫ или неизвестных лиц, заинтересованных в проекте "Минерва", сегодня они явно потерпят неудачу. Простому человеку, пусть и прекрасно тренированному, в такой ситуации не справиться. Отто ожидал вполне предсказуемую развязку учиненной им бойни - либо сюда подоспеют свежие силы с целью взять их с Кэролайн числом, либо следует ожидать очередной малоприятный сюрприз на подобии взорванного самолета...
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #3 : 03 Январь, 2014, 01:22:38 am »
Меченый

Меченый, находясь в вертолете, продолжал прослушивать частоту Громовержцев. Разделившись на две группы, команда вошла в здание. Наёмнику оставалось ждать, либо все закончится хорошим вариантом, молокососы мирным путем получат диск, а потом будут все им же перебиты, либо все закончится еще более удачным вариантом, случится потасовка, и резня будет неизбежна. В любом случае Меченый собирался вырезать всех и каждого. Отдельных личностей особо изощренными методами, которые уже были описаны в мемуарах. Внезапный взрыв изменил всю представленную картину. Самолет Громовержцев разнесло на куски. Обломки летели во все стороны, крыша здания дымилась и готова была обвалиться. Меченый вскочил на ноги и дико начал соображать. Выведение из игры большей части агентов М.О.Л.О.Т.а, а так же предполагаемая смерть главных тяжеловесов была ему очень на руку. Не успел опомниться, а атака продолжалась, послышался шум лопастей, и в ту же секунду одна из прицельных боеголовок в хлам разнесла вертолет Лестера. Сам же наёмник за секунду успел вылететь из машины, и взрывной волной его отнесло куда подальше, обдав пламенем и подпалив костюм.
 Сразу же началась перестрелка, выжившие агенты атаковали, крыши, здания взрывались, летели каменные осколки, земля обваливалась и уходила из-под ног.
 Меченый начал отстреливаться, выпуская стрелы одну за другой.
 Наметив себе цель - один из вертолетов, откуда, как клонирующим штампом валили все новые вражеские агенты, наёмник, заприметив одного из них в кабине, выстрелил и, пробив лобовое стекло, загарпунил одного из врагов. Меченого тотчас рвануло с места, и, качаясь в такт полету вертолета, Лестер начал карабкаться во веревке в кабину. Взобравшись, началась потасовка, и вскоре из кабины вылетело несколько вражеских агентов. Приблизившись сзади к пилоту, Меченый воткнул тому в ногу стрелу с детонатором. Недвусмысленный «Адьос», и через секунду прыжок из кабины на полном ходу.
 Покачиваясь на тросе от собственной стрелы, Меченый наблюдал, как взорвался вертолет.
 «Минус один», отметил про себя наемник, и вновь отправился на поле боя, то бишь на соседнюю крышу.
 Но здесь ситуация в корне изменилась, и на сцену вышли два новых персонажа, а точнее казалось что это один раздвоился. Октопус и его подружка, которая собственно и была сегодняшним заданием, раскидывали врагов налево и направо.
 Меченый отреагировал мгновенно. В глазах заиграл недобрый огонек, рука метнулась к колчану... Но, событие, которое произошло чуть ли не впервые, у него закончились стрелы. На секунду наемник впал в оцепенение. Благо сам Октавиус, увлеченный схваткой, видимо его не заметил.
 Вырубив камнем одного из вражеских агентов и тактично забрав его пушку, Меченый перемахнул на соседнюю крышу, и, заняв удобную позицию, навел прицел на спину Октавиуса.
 Миг, щелчок, спуск крючка, и пуля рванулась к своей цели.



Mr. X

Попытка Муравья пробраться под униформу Кэролайн провалилась… по крайней мере, так думал Октавиус и сама Трэйнер. О’Грейди мог стать в достаточной степени миниатюрным, чтобы пролезть даже в небольшую щель, а реактивные двигатели, встроенные в костюм, позволил не грохнуться на пол и довести задуманное до конца, когда женщина начала брыкаться. В итоге Муравей достиг желаемого, устроившись поудобнее на груди у Леди Осьминог, поднявшись наверх вместе с ней и Отто. Никто из них не видел, как оставшийся внизу Паладин чертыхнулся, бросившись назад к лестнице, пробежав мимо Вдовы, к которой мало-помалу возвращалась подвижность. Медленно, но верно пальцы сжимались в кулаки, а благодаря благородству предателя (как бы иронично это не прозвучало), женщина находилась в относительной безопасности от падающих кусков потолка.

Выбравшись на крышу, пара осьминогов столкнулась с неизвестным военизированным подразделением и решила с ними особенно не церемониться. Когда дым понемногу рассеялся, стала ясно, что Гризли и Плач живы. Шкура Максвелла немного подпалилась, но всё-таки медвежью шубу он носил вовсе не ради красоты или от желания согреться – экзо-скелетная броня, помимо прочего, обеспечивала хорошую защиту, от взрывов в том числе. Маркхэм, рыча, поднялся на ноги, хватая ближайшего к себе солдата, поднимая над головой и швыряя в группу других. Чуть помутневшим взглядом, он бегло осмотрелся. Твейну повезло чуть меньше – байкер местами довольно сильно обгорел из-за того, что не носил практически никакой защиты, и теперь пытался прийти в себя, не выпуская из рук громадный топор.

Буллзай уничтожил один из вертолётов, заставив остальные подняться чуть выше, чтобы избежать подобной участи. Пулемётный огонь стал менее опасен, но угроза превратиться в решето под градом пуль всё ещё сохранялась, тем более что на землю было сброшено достаточно пехоты, три или четыре десятка человек, даже с учётом уже убитых Громовержцами. Лестер взялся за автомат, намереваясь вывести Отто из игры, когда по ушам ему ударил высокочастотный звуковой импульс, заставивший зажмуриться и дёрнуться практически всем телом. Пуля пролетела мимо Октавиуса, но радоваться ему было рано – так как Доктор и сам стал жертвой звуковой атаки, впрочем, как и все, кто стоял на крыше здания и в радиусе действия гранаты, незаметно брошенной Паладином.
- Если позволите… - Дэннинг мгновенно оказался возле оглушённого Отто, нанося тому несколько мощнейших ударов в лицо и корпус, вышибая дух, сбивая с ног и перехватывая диск.
Лишь только бесценная добыча оказалась в руках наёмника, он в ту же секунду ринулся прочь, оставив за спиной ещё одну звуковую гранату, от действия которой его надёжно защищало блокирующее устройство, встроенное в шлем.
- Я взял диск, вытаскивайте меня отсюда, немедленно! – на ходу, прокричал Пол, общаясь со своим контактом в Гидре по персональному передатчику.

Как раз в этот момент к месту побоища на угрожающей скорости вывернула красная “Ламборджни”, дико скуля на каждом повороте. Икс и Лилу уже давно имели удовольствие услышать звуки взрывов и без особого труда могли разглядеть столбы чёрного дыма, вздымающегося вверх над домами. Судя по всему, они ещё успевали на этот праздник жизни. В воздухе мельтешили чёрные точки – по всей видимости, вертолёты, вызванные маньяком ещё в аэропорту. Штурмовая группа внесла долю хаоса в операцию Громовержцев, заставляя их притормозить.
Неприятным сюрпризом оказался кордон из бронетехники, ещё стоявший с той стороны, откуда появилась машина. Агенты М.О.Л.О.Т.-а надёжно перекрыли дорогу, и возможность прорваться прямо здесь казалась ничтожной, но психопат даже не сбросил скорость, устремившись прямо вперёд, будто собирался пройти как таран, что равнялось самоубийству. В последнюю секунду, он всё же дёрнул руль в сторону к тротуару, отчего авто встало на два колена и таким образом проскочило в щель между фонарным столбом и домом, проехавшись прямо по стене.
Взвизгнули тормоза, тачку крутануло от бешеного перепада скоростей при остановке. Икс выскочил наружу, кинувшись к ближайшему дому, уходя из-под огня людей Озборна. Цель заметила, как её напарник вновь обратил свой взор на телефон.
- Диск у Паладина, он на крыше! – задорно крикнул Икс девушке уже внутри здания, бросаясь к лестнице.



Doctor Octopus

Отто ожидал появления "сюрприза" и тот не заставил себя долго ждать - на доктора напал Паладин. Октавиус упал на колени, закрывая уши - из-за действия ультразвука у него потемнело перед глазами. В это время Деннинг нанес еще несколько ударов и завладел диском. Внизу визжа тормозами остановилась какая-то машина - судя по всему прибыло подкрепление из агентов МОЛОТа. Доктор недоумевал - вначале Осборн требует диск, затем его же люди изо всех сил мешают его получению. Вокруг стонали или лежали без сознания люди из группы захвата - ударная волна ультразвука задела абсолютно всех.... кроме Кэролайн. Силовое поле надежно защищало свою хозяйку и не подвело на этот раз. Но девушка застыла на месте, прямо перед брошенной Деннингом звуковой гранатой. Доля секунды, механизм сработает и неизвестно выдержит ли защитное поле такой удар. Отто выбросил вперед руку, одно из щупалец скопировало жест и подцепив гранату, с силой швырнуло ее за пределы крыши - куда-то в окно противоположного дома. Что будет с его жителями, Отто не интересовало. Куда важнее для него были его собственные интересы. Гризли выбрался из-под обломков, Палача не было видно, Беловой и О'Грейди тоже. Возможно часть Громовержцев покинула место боя. К примеру - очень похоже на Эрика, исчезнуть в ответственный момент! Оставался быстро улепетывающий от неприятностей Паладин. Отто приподнялся, затем выпрямился а потом щупальца, набирая скорость, загрохотали по покрытию и через несколько секунд доктор оказался напротив наемника, перекрыв тому путь к отступлению.
 - Ты совершил ошибку, Паладин. Последнюю в своей никчемной жизни! - Ученый, зависнув в воздухе, обхватил человека манипулятором и подтянул поближе. Стальная петля не позволяла Полу даже пошевелить руками. Два других щупальца обхватили захватами шлем наемника и начали сдавливать. (заявка)
 - Давление одного моего захвата составляет примерно 12 бар, - будничным голосом сообщил Отто, - Это будет где-то 175 фунтов на кубический дюйм... Конечно, тебе это ровным счетом ничего не скажет, но я могу тебя заверить - я не только сейчас сломаю этот шлем, вместе с ним я легко раздавлю твой череп, Деннинг.
 Не собираясь более разбрасываться угрозами не подтвержденными действием, Отто сжал сильнее и по шлему Пола побежали глубокие трещины. Вместе со шлемом Отто сдавливал и самого Паладина - не давая возможности пошевелиться, вздохнуть и сказать хотя бы слово. Что в это время творилось в голове Пола можно было лишь догадываться. Представьте, что на голову медленно, давя всей своей тяжестью, опускается многотонный грузовик или бетонная плита и получите картину ощущений наемника.
 Кэролайн которая успела расправиться с ослабевшими после взрыва звуковой гранаты солдатами, с тревогой наблюдала за ними. Трейнер прекрасно понимала - доктор ослеплен яростью и если сейчас не задушит жертву, то раздавит. Паладин был обречен, другого выхода для несчастного не было - только смерть. Но возникала сложность - наемник забрал диск и тот может повредиться.
 - Отто!! - Кэролайн опустилась рядом с Октвиусом. - Вначале необходимо забрать у него диск.
 - Тогда действуй! -
Четыре щупальца приподняли Паладина, два других принадлежавших Кэролайн, быстро извлекли плоский предмет. (заявка)
 Трейнер улыбнулась в окровавленное лицо наемника.
 - Ну, так вышло что он вновь у меня...
 Два щупальца держащие Деннинга за ноги, раскрутили жертву в воздухе и обрушили вниз - на наружную стену - ломая конечности и разбивая и без того поврежденный шлем. На этот раз Отто не сдерживал себя и Паладин пробив стену, провалился куда-то внутрь. (заявка)
- Мне не хочется здесь больше оставаться. - Доктор осмотрел крышу с лежащими повсюду телами людей. Небольшая группа наемников противостояла Гризли. Палача или Беловой по-прежнему не было видно. Возможно ли, что шпионами одновременно являлось несколько человек? Отогнав параноидальные мысли, Отто поднес руку к передатчику:
 - Мистер Маркхем! - Сомнительно, что устройство сработает, но попытаться стоило. Отто добавил децибел в голосе и рявкнул: - Отвлекитесь на минуту! Это - доктор Октавиус. Половины состава команды нет. Я только что, м-м-м... как это? вырубил Паладина который едва не украл нужный нам диск!
 Навряд ли громилу инструктировали о том, что в команду затесался шпион. Но с другой стороны, Отто прекрасно знал Нормана. Доктор не успел проверить Маркхема как он проверял остальной состав и не знал чего можно ожидать от Гризли но решил, что его сообщение "полевому командиру" не пропадет в любом случае.



Common Goal

- О боже, о боже, о, блин, боже... - твердила Лилу, находящаяся в машине на скорости... на какой скорости? Паркер не могла даже представить себе, как быстро они с Иксом ехали, но знала, что цифра эта явно зашкаливает - ее спину прижало к сидению, а дорога, тачки, дома и люди вокруг превратились в размытые пятна. Поначалу Общая Цель жутко испугалась (а ведь она была уверена, что ее уже ничто в этой жизни не сможет испугать). Хотя, люди думают так уже после какого-нибудь происшествия. Они думают, что им теперь море по колено, после того, как вылезли из какой-нибудь жуткой переделки. А как думать ей, если одна сумасшедшая смертельная заварушка заводит ее сразу в следующую? Сейчас Паркер не считала, что становится сильнее с каждым приключением, хотя так, несомненно, было. Но каждая новая неприятность не казалась ей менее страшной и менее неожиданной - Цель по прежнему искренне сопереживала самой себе. Хотя... не смотря на это, Лилу уже начинала понимать, что жизнь без этой смертельной канители покажется ей... скучной. Однообразной. А ведь она живет в Кубе! Вот вам и сила сравнения.
 Не ожидая этого от самой себя, девушка вдруг вытянула вперед руки (она бы подняла их, но не позволяла конструкция) и закричала от восторга, что-то вроде "Уу-ху-у!" или еще чего-то такого же тупого. Чувство опасности что-то делало с ее кровью, производило в ней какие-то магические манипуляции, потому что Паркер ощущала себя прекрасно - сильной, здоровой, молодой, живой! Живой, настоящей! И в то же время Лилу совсем не казалось, что они с Иксом сейчас умрут - маньяк уже доказал, что может вывести ее живой и сравнительно невредимой из любой заварушки. А поездка на машине - да это просто аттракцион. Именно смесь безопасности и опасности так будоражила кровь - Паркер понимала, что может коснуться самого края смерти, самого порога... и выжить! О, великолепная безнаказанность!
 Смеясь во все горло, Паркер наслаждалась поездкой, похожей на полет, которая продлилась в ее голове где-то секунд пять, настолько ошалело летели мгновенья. Лилу плохо понимала, что творится с машиной, да ее это и не заботило. Но вот наконец их с силой тряхнуло, закрутило, мир расплылся в давлении на ее тело и сумасшедшем калейдоскопе красок... А потом все прекратилось. Общая Цель больно ударилась плечом о дверцу, ремень очень врезался в тело, девушка вообще ничего не соображала первые пять секунд. А Мистера Икс уже не было рядом - он мчался к диску, к тому, что звало их столь долго через огонь и воду, манило цифровым пальчиком сквозь кровь и боль. По маньяку открыли огонь и, даже зная, что блондину все это нипочем, Лилу все же очень разозлилась, а кипящий в крови адреналин востребовал своего. С какой-то не туда направленной ненавистью рванув ремень, девушка распахнула дверцу и вылетела из машины, на ходу доставая оба пистолета. Головокружение никуда не делось, но как-то не очень мешало - Лилу чувствовала себя более быстрой, ловкой и жестокой, чем обычно, и это ее устраивало. Сейчас ей это было нужно. Ведь на кону все, все! Вся ее маленькая жизнь, все ее странное больное прошлое, куски которого она не могла связать... Либо она получит это, либо сдохнет, пытаясь!
 Услышав крик своего спутника, Паркер принялась бежать с удвоенной силой. Ее глаза искали еще одни способ подняться на крышу. Стоило ли следовать за Иксом? Если она сможет зайти с другого входа, это может помешать Паладину скрыться. А он не мог скрыться - не сейчас, не с ее жизнью в его гребанных лапах! Паладин никогда особо не нравился Лилу - он был святошей по сравнению с другими Громовержцами, на его лице иногда возникало такое выражение, будто он презирал каждого здесь. Это была не обычная "Какие-вы-все-$$$$$$$"-гримаса, свойственная каждому в Кубе. Это было лицо хорошего парня, который когда-нибудь двинется и перемочит всех своих "друзей" что бы произвести впечатление на какого-нибудь Капитана Америку. Однако странно... Зачем диск ему? Почему Паладин? Лилу не могла не ощутить, что она что-то упускает из виду, но что...
Заявка: Найти другой способ подняться на крышу, возможно даже лифт. Если удастся, тут же заблокировать выход и встать на пути Паладина.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #4 : 03 Январь, 2014, 01:33:32 am »
Eric O'Grady

Полет завершился удачно, и Эрик ступил на терра инкогнито (хотя насколько эта самая «терра» является «инкогнито» еще нужно было выяснить), принадлежащее подружке яйцеголового напарника. Как там говорилось? «Это маленький шажок для человека, но какая, блин, гигантская грудь для Человека-Муравья».
Не успел О’Грэди толком обосноваться на новом месте - которое ему нравилось куда больше предыдущего, тут и теплее и мягче и просторнее, да и свету побольше – как его островок спокойствия в море взрывов и выстрелов вдруг начал ходить ходуном и вообще своим поведением показывать, что, Муравья здесь вовсе и не ждали и ему не рады. Как будто бы Эрика когда-то  беспокоило чужое мнение. Муравей зацепился за лоскут ткани, чтобы ненароком не вылететь в этот ужасный реальный мир.
Держу пари, что если бы родео выглядело именно так, то чемпионаты собирали бы стадионы, да и желающих поучаствовать в таком увлекательном процессе было бы, куда уж больше, чем сейчас.
Сумасшедшие телодвижения Леди Октавиус, напоминающие элементы цыганского танца, прекратились. Они начали двигаться. В течение следующей пары минут Эрик только и слышал взрывы, крики, выстрелы, взрывы, взрывы, взрывы, пока один особенный звук не прервал цепочку монотонности – звуковая граната. Ее звучание не возможно ни с чем перепутать, когда одновременно ты борешься с недержанием и желанием изрыгнуть свой собственный завтрак, даже звучащий в голове голос Пэрис Хилтон покажется тебе ангельским вокалом. К счастью долго это терпеть не пришлось, О’Грэди вновь поблагодарил проектировщика своего костюма, когда активировал блокиратор звука, установленный в шлеме.
Когда Муравей высунулся из своего маленького укрытия, дабы узнать о ситуации снаружи, на крыше его застала, вселяющая страх и выселяющая еду из желудка, картина. Отто своими многофункциональными клешнями пытался выжать из приятеля Эрика, Паладина, сок. Момент промедления и злому гению поздно будет объяснять, что парень, останки которого он сжимает в манипуляторах, не тропический фрукт. И пусть Эрик был откровенным ссыклом (будем называть вещи своими именами), вот так оставить своего друга на растерзание он никак не мог.
- Ох, как я буду жалеть об этом, лежа в госпитале… Или в могиле… Никогда не хотел так сильно оказаться в госпитале.
Набрав в легкие побольше воздуха, помолившись всем богам разных религий, Муравей бросился на Октавиуса. В середине прыжка О’Грэди врубил реактивный ранец, выставил руки перед собой, чтобы набрав скорость врезаться в горло Доктора, убить это его не могло, а вот пробить эпидермис и вызвать алый фонтанчик из шеи – вполне (заявка).



Mr. X

Икс забежал внутрь и бросился наверх, Лилу же грамотно рассудила, что, попадись Паладин маньяку, тот его не упустит, а вот если Дэннинг выберет иной путь… именно поэтому Паркер принялся скачками преодолевать ступеньки пожарной лестницы, взбираясь на крышу по внешней стороне. Сперва беспокойство доставляли агенты М.О.Л.О.Т.-а, но остававшиеся в небе три вертолёта остудили их пыл очередной шквальной атакой из пуль и ракет, вовремя сообразив, что в машине сидел их наниматель, и не помешало бы обеспечить ему какое-никакое прикрытие. Цель сама не заметила, как достигла последней площадки, откуда уже можно рассмотреть творившиеся на крыше события, а развивались они стремительно.

Паладин стремглав мчался вперёд, не оборачиваясь, словно за ним черти гнались. Он бежал прямо в руки к Паркер, держа при этом что-то, смутно напоминающее упаковку диска, и крича нечто вроде: “Вытаскивайте меня отсюда!”. Однако громче его голоса и даже свиста пуль звучал металлический грохот, с которым Отто Октавиус на полном ходу преследовал свою цель. Пол, конечно же, обнаружил погоню, но никаких действий не предпринимал, так что в какой-то момент Осьминог просто протянул к нему одно из щупалец для захвата, но оно наткнулось на прочный заградительный барьер индивидуального силового поля наёмника, как следует подготовившегося перед последним своим выходом на сцену в составе команды. Тем не менее, хотя самого Паладина Доктор достать не мог, его передвижение железные конечности ограничили без труда, сжав защитную сферу с мужчиной внутри в надёжном захвате, не давая сдвинуться с места.

- Чёрт, да заберите же меня, наконец! – особенно остервенело прокричал Дэннинг, осознавая, что заряда устройства надолго не хватит, а в лапах безумца ему не протянуть больше минуты. И в самом деле, под чудовищным нажимом механизма, преграда рухнула, и муха оказалась в паутине, вернее, в щупальцах.
Только тут великого учёного ожидал сюрприз – в душе О’Грэйди проснулся героизм (идиотизм/адреналин ударил в голову/вышли наружу доселе скрытые склонности к суициду или мазохизму), после чего Муравей подобно пуле врезался в горло Осьминога, войдя внутрь чуть ли не на сантиметр.
Тут видимо, наконец, подсуетились техники Гидры, и на выручку Паладину во вспышке телепортации явился отряд солдат во главе с безобразным Ульем и непобедимым Горгоном, который реагировал молниеносно. Один удар меча Шишидо, и вот, казавшееся таким прочным щупальце, сжимавшее Пола, отрублено, подобно ветке дерева. Оказавшись на земле, Дэннинг выхватил пистолет и направил на Отто… две пули вошли Октавиусу в грудную клетку… а выражение лица наёмника стало таким, будто он сам не ожидал, что оружие выстрелит… по крайней мере, не настоящими пулями, а шоковыми зарядами.
Доктор упал, его тут же принялись затаптывать агенты Гидры, открывшие огонь по оставшимся Громовержцам.
- Вот ведь дерьмо-то! – рычал Гризли, пытаясь убраться с линии атаки, оставшись практически в одиночестве.
- Хватит причитать, как бабка, лучше подсоби немного! – беспардонно осадила Максвелла неожиданно возникшая на поле боя Вдова, почти переборовшая эффект воздействия токсина. Блондинка кивнула головой на рванувшего в воздух Палача, одержимого жаждой отмщения и крови, а Маркхэм не стал препираться, швырнув Белову вверх так, что она без труда уцепилась рукой за край глайдера, тем самым, получив преимущество над оставшимся на земле противником, которого и принялась прицельно и беспощадно отстреливать.

- Heads Up! – взревел обожжённый взбесившийся Твейн, пикируя вниз, снося своим топором по две-три головы за раз и метя на главную цель – отползавшего в сторону предателя-Паладина. Елена отцепилась от летающего диска и спрыгнула в самое сердце толпы солдат Гидры, где их пушки перестали быть эффективными, и начала чинить расправу, раздавая удары налево и направо.
Дэннинг вовремя обернулся назад, инстинктивно выбрасывая перед собой руку и спуская курок, видимо, от шока позабыв, что теперь в его магазине почему-то настоящие пули… одна из которых со свистом пробила голову обезумевшего байкера. Конвульсивно подёргиваясь и разбрызгивая в разные стороны кровь, Палач безвольно рухнул мордой вниз… для него всё было кончено, а Паладин, похоже, вконец ударившись в панику, продолжая пятиться и от пришедших ему на подмогу Горгона с Ульем, сжимая драгоценный диск в припадке ужаса и отчаяния.
Во всей суматохе лишь притаившаяся на пожарной лестнице Лилу и находившийся на противоположном конце побоища, на крыше соседнего дома Лестер оставались незамеченными.
Мистер Икс где-то запропал, так что Паркер оставалось действовать самостоятельно, на свой страх и риск, а перед Буллзаем всё ещё стояли вполне чёткие цели, и он должен был их выполнить.



Меченый

Наёмник глубоко вдохнул и спустил крючок. В эту же секунду по всему периметру прошла сильнейшая звуковая волна, дезориентирующая все побоище на некоторое время. Лестер дернулся всем телом и невольно закрыл руками уши. Пуля, предназначавшаяся для затылка Октавиуса, прошла в некотором, метров в пяти от пятки, расстоянии от него.
Меченый в сердцах швырнул ружье с крыши к чертям. Промах всегда был для него в своем роде психологическим ударом. Выругавшись на всех и каждого, Лестер заметил, что ситуация на соседней крыше вновь переменилась, и побоище стало более жестким. Разношерстные агенты вцепились друг в друга  и теперь представляли собой ком из взрывов и выстрелов. Что же до ярких личностей, то хоть Меченый и не попал в Октавиуса, лучше бы он в него попал. Мужика буквально избили и затаптывали заживо. Его уже не было видно за всей этой суматохой. Муравей, насколько были правдивы последние сводки, до недавнего времени сидел в кармане у все того же Октавиуса, где же сейчас был этот маленький проныра, Меченый не знал, хотя можно было бы поставить всю свою зарплату, что километрах в ста отсюда. Так же, ненароком, один плохой парень прострелил башню другому плохому парню, но Меченому до этого не было дела, это только облегчало работу. На это он и рассчитывал, что в этой суматохе большая часть бойцов перебьет друг друга, а уж он-то не побрезгует закончить начатое. В душе надеясь, что ему все же останется самый сок.
Руководствуясь этими мыслями, наёмник решил уйти с места битвы и обойти его с тыла. С новой точки обзора уже и надо будет решать, что да как. Опять же, пока Меченый пробирался к пожарной лестнице, удалось выдрать из мертвых тел его же собственные стелы, вновь пополнив запас колчана.
Кинув взгляд на соседнюю, изобилующую взрывами, крышу, Меченый, проскользив несколько пролетов по лестнице, спрыгнул на землю. Пробираясь по другую сторону улицы, дабы не рисковать быть прибитым падающими осколками, Меченый почему то представил Озборна в кресле с сигарой в зубах, произносящего фразу "Не подведи меня, сынок". Причиной тому было основное его задание, найти Общую Цель, хотя он ее до сих пор в глаза не видел, и не знал, здесь ли она вообще. Тут же в мыслях всплыла вторая картина, все тот же Озборн рядом с камином, не дающий деньги на карманные расходы с фразой "Сынок, я разочарован".
Так, погруженный в свои мысли, Меченый не заметил, как пересек улицу, и теперь уже находился по другую сторону разыгравшегося побоища. Теперь, подняв голову, оно было не справа, а слева. Завернув в переулок, дабы влезть на крышу соседнего здания, наёмник резко затормозил. Перед ним, метрах в десяти, на пожарной лестнице под самой крышей угадывался силуэт ничей иной, как Лилу Паркер. Наёмник на секунду застыл, не заметила ли она его. Но, похоже, нет, Меченый подобрал с земли какой-то осколочек и швырнул его в девушку. Перед самым носом Лилу осколок ударился о стену. Наёмник тут же принял невинный злорадный вид, и, смотря на нее снизу вверх, приветственно махнул рукой.
- Салют, детка. Развлекаешься? - Тон переменился. Меченый огляделся, улица абсолютно пустынна, на крыше никто ничего не услышит, там сейчас ор стоит похлеще, никто не придет. Лестер начал двигаться по направлению к Лилу. Играя, как кошка с мышкой, Меченый отрезал жертве все пути к спасению, оставляя лишь чувство безысходности и ужаса. Тон стал едким и насмешливым, грубым. - Ты никак потерялась? Глядя на тебя, я задаюсь вопросом, ты хоть в зеркало смотришься? Ах да, - Меченый вскинул палец вверх, - Очки. Ну тогда тебе будет на так страшно.
- Не дури, спускайся. У меня для тебя подарок.
Почему так? Да потому что я так хочу.



Common Goal

Общая Цель взбиралась по пожарной лестнице, вернув одну из пушек в кобуру, а вторую оставив в руке. Это несколько мешало, но она не собиралась лезть в пекло без оружия. К тому же, Паркер уже твердо решила не мелочиться с Паладином и пустить ему пулю в колено или живот, едва увидит. Убивать его сразу она боялась - не потому что была сама доброта, а потому что диск мог все же быть не у него, и если окажется так, то они с Иксом должны были знать, где. Сейчас весь разум Лилу был сконцентрирован только на одном - добыче своего прошлого. Она не могла думать ни о чем другом, даже если бы захотела - мысли девушки всегда возвращались к маленькому куску пластика, носящему на себе все, что когда-то принадлежало ей... Другой вопрос был: хотела ли девушка вообще знать? И стоило ли ей? Вдруг она окажется еще более жалкой? Вдруг она продалась за деньги, позволив сделать себя такой? Кто она?.. Черт подери, да нет же, она всегда была все той же девчонкой, зашуганной, загнанной, смеющейся, когда ей бьют морду. Она бы не стала такой после многих месяцев пустоты внутри, темной душной комнаты отсутствия сознания внутри ее головы. Когда ей дали очки, Лилу стала собой, а значит, собой прежней. Так зачем ей прошлое? Может, лучше жить так? Может, быть без корней - великое счастье, единственное счастье?
 Паркер постаралась вытряхнуть все из головы, а бойня, устроенная буквально перед ее лицом, в этом очень помогла. Теперь Лилу думала только об элементарном спасении своей шкуры - девушка пригнулась, спустившись на несколько ступеней и скрывшись от глаз дерущихся. На крыше царило что-то невообразимое, казалось, что уже каждый дерется с каждым, это был самый настоящий хаос... И Общая Цель не собиралась в него влезать. Сейчас у нее было преимущество, а эти мудаки пусть хоть все переубивают друг друга!
 От глаз Лилу не укрылась пуля, которую получил Палач. Широко распахнув глаза, девушка машинально отпрянула. Паладин... Сукин ты такой сын... Палач не был дружбаном Лилу, но и врагом ей он не был, он был, возможно, одним из самых нормальных людей в этом мерзком муравейнике... Кстати, о муравьях... Девушка постаралась найти где-нибудь в этом месиве Эрика, однако особо не верила в успех своих попыток - маленький засранец, разумеется, уже давно скрылся. И хорошо, вдруг подумалось ей, вызвав легкое удивление. Оказалось, что ей немного, буквально на несколько процентов не пофигу, умрет О'Грэди или будет жить. Вау. Да и ладно. Не надо ему прыгать под пули из-за такого... Он вообще не при чем. Бежал бы он отсюда со всех ног...
 Скрываясь на пожарной лестнице от Гидры, Громовержцев и бог знает кого еще, Паркер боялась одного: вот она прекрасно сидит здесь, греет задницу, а там, в этой чертовой мясорубке, находится диск, который могут прострелить, сломать, разбить, забрать, в конце концов! Лилу совершенно не представляла, на какого хрена Громовержцам диск, но не собиралась убеждать себя, что все схвачено. Потому что нихрена не было схвачено, а ее судьба висела на волоске. Подтянувшись, Лилу уже собралась-было рвануть на крышу, прямиком к Паладину, что бы раз и навсегда забрать у него то, что принадлежит ей... Но перед ее лицом о стену ударился маленький камушек, игриво щелкнув ее по носу.
 Общая Цель не знала почему, но она сразу все поняла. Возможно, в ней выработался животный инстинкт, а может, люди, как говорится, "правду говорят", но Паркер ощутила присутствие Буллзая в ту же секунду, как он послал ей "привет". Наличие пистолета в одной руке вынуждало ее держаться за лестницу одной рукой, но сейчас Паркер благодарила бога за то, что вооружена.
 Повернувшись и посмотрев вниз, девушка сильно сжала железную ступеньку. Скрытые очками, все еще, блин, накрашенные глаза Паркер оглядели мужчину, и все у нее внутри куда-то провалилось: да, сомнений здесь быть не могло. Меченый был в своем убийственном раже - оскал, напряженная поза как у хищника, напавшего на след, голос стал ниже. В любой другой ситуации Паркер бы залюбовалась, но сейчас было не до умиления. Это раньше были игры. А сейчас он пришел ее убить.
 - А что, я тебе не нравлюсь? - сказала Лилу, лишь бы что-то сказать. Ноздри девушки дрогнули, Лилу быстро направила на Буллзая пистолет, наклонив голову на бок и сжав зубы. Пора бы уже было стрелять. Пря-ямо сейчас... Раз, два, три! Ах, %$&%/ же ты $%&§%&§.
 Однако Лилу была не совсем дурой, поэтому не забыла о происходящем вокруг, о диске, который должна была заполучить, о Мистере Икс, который куда-то пропал, о Гидре, которая вот-вот ее заметит, о Громовержцах, тоже на пути к этому. И о гребанном Паладине. Сейчас Лилу беспокоило не то, что ей отрезан путь с крыши. Она и не собиралась спускаться. Сейчас проблемой было то, что она просто не доберется до крыши живой. Дура, дура! Нужно было раньше думать!
 Любой знаток сказал бы вам, что, имея дело с человеком, способным убить вас на расстоянии чем угодно и с любого угла, нужно атаковать из близи. Но с Буллзаем и такая шутка не пройдет. Куда ей против него, с ее двумя часами тренировок в день? В рукопашном деле Паркер была совсем не мастером - могла бы отмудохать какую-нибудь стерву в клубе или хулигану-двум надавать по заднице в переулке. Не больше. Ах, как сейчас пригодилось бы это "больше". Хотя, она не беззащитна! Снять очки, впитать Меченого, да и все дела. У нее будет хотя бы 50 процентов. Да вот только это было недопустимо. Находясь так близко к Гидре, к Громовержцам... Да она просто накинется на Икса, едва завидя его...
 Значит, Паладин отпадает, самозащита отпадает, висение на лестнице - это как быть мишенью. Потрясающе. Отключив все переполняющие мозг мысли, девушка отпустила лестницу.
 Дыхание захватило, Лилу ощутила страх, но ее реакция стала куда лучше после всего пережитого. Она успела ухватиться за перекладину где-то на середине лестницы. Затем отпустила ее вновь и, пролетев вниз еще немного, вновь ухватилась. Расстояние стало минимальным, она едва не вывихнула руку, хотя это уже давно не было помехой для Общей Цели. Посмотрев на Буллзая, хмуро, напряженно, девушка сделала финальный прыжок и оказалась на земле, при этом ее колени взвыли резкой болью, которая постепенно вновь ушла. Пофигу, переживет. Лучше, чем два часа спускаться вниз спиной к Буллзаю.
 - Ты такие подарки даришь всем девушкам, казанова. - она вытянула пушку, подходя к Меченому.
$%$§§, козел ты такой, не заставляй меня, я не хочу!
 Лилу достала второй пистолет и тоже направила его на Меченого. Говорить ему о том, что стрелять она не хочет, она, разумеется, не стала. Музыка для его ушей. Обойдется без внутреннего саундтрека.
 - Озборн ошибается насчет нас. Меня и Икса. Вы нихрена не знаете.
 Говоря это, Лилу прекрасно понимала, что подобные слова нужно говорить тому, кому не плевать. Меченый был не в их числе.
 - Я не сплю с Сорвиголовой. Это будет совсем не так интересно, как ты привык. - проговорила она. Земля слухами полнится.
А после моей смерти - ты просто мужик в фиолетовом костюме. Больше никого ты не будешь удивлять, никто не будет смотреть на тебя и восхищаться, ублюдок ты тупой.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #5 : 03 Январь, 2014, 01:49:03 am »
Doctor Octopus

О Боже! В следующее мгновение Кэролайн зажала дрожащими пальцами рот, чтобы загнать внутрь рвущийся крик. Она не должна… не имеет права поддаваться панике. Побелев, девушка наблюдала за стремительно развивающимися событиями. Началась всеобщая суматоха - в бой вступили еще несколько Громовержцев - мужчина на летающем диске и светловолосая женщина, из открывшегося портала повалили солдаты в униформе ГИДРы, Паладин прикрылся силовым полем потом поле исчезло и наемник... выстрелил. Трейнер застыла на месте, даже ее щупальца замерли - девушка превратилась в неподвижную статую. Этот... подонок, это ничтожество ранило человека, дороже которого у нее не было. Земля могла преспокойно врезаться в Солнце, США могли скрыться в толще мирового океана но если доктор Октавиус говорил, что беспокоиться не о чем, Кэролайн оставалась спокойна. В его присутствии она всегда чувствовала себя защищенной а сейчас его жизнь под угрозой. Возможно - в смертельной опасности. Мозг еще осмысливал случившееся а тело уже давно начало действовать...

 Паладин достал его всерьез. Один выстрел пробил плечо. Он прошил грудную мышцу и вышел с другой стороны. Кровь хлестнула из раны, заливая одежду и обжигая руку болью. Рана очень болезненная, но не опасная. Второй выстрел - почти в упор, оказался очень мощным. Он отбросил доктора на несколько шагов, и при падении тот сильно врезался затылком в покрытие. Не меньше опасений доставляла рана на шее - прыжок Муравья пришелся по касательной и в результате чуть пониже кадыка пролегла глубокая царапина как след от веревки. Инстинкт прорвал липкую пелену боли: бежать, надо бежать. И мысленно он вскочил – полный сил, умеющий выживать в стычках с более сильными врагами – и быстро исчез… но даже от одного мысленного усилия холодный пот заструился по лицу. Он лежал в полном сознании и слышал все что творилось вокруг. Его отрезанное щупальце извивалось рядом и к физической боли добавилась ментальная - в два раза сильнее. Кто-то пнул его под ребра. Боль была невыносимой, но крик застрял в горле. На его бока обрушилось еще несколько ударов. Отто не видел, но понимал, что происходит - бегущее подкрепление то и дело задевало его. Из-за этих ударов он наконец отключился на какое-то время, нырнув в кроваво-красный мир. Откуда-то снаружи в этот мир проникали крики, тяжесть в груди, вспышки выстрелов. Последнее что помнил Отто, перед тем как потерять сознание - бледное лицо Кэролайн и ее испуганные глаза.

 Щупальца врезались в толпу солдат ГИДРы, разбрасывая в стороны людей - некоторым оторвало конечности, других расплющило жуткими ударами о крышу. Кэролайн торопилась - ей следовало позаботиться об Отто и это было главным. Только это имело значение. А все эти люди... Что ж, их участь ее не волнует. Кэролайн обхватила своими щупальцами потерявшего сознание доктора и нырнув вниз, начала быстрый спуск по наружной стене - любого кто попытается ее остановить ждала смерть. Она спасет своего учителя во что бы то ни стало. Кэролайн быстро связалась с верными ей людьми и отдала один единственный приказ - забрать ее. Не прекращая отступления, девушка затем извлекла миниатюрное устройство и нажала несколько кнопок. В закрытом помещении на последнем этаже таймер начал обратный отсчет. Плохо оборудованное временное укрытие Леди Осьминог тем не менее было снабжено очень мощной системой самоликвидации. (заявка)



Eric O'Grady

Да. Это действительно была плохая идея. Очень-очень плохая идея. По сравнению с ней, даже идея снимать бывшего рестлингиста (они ведь довольно паршивые актеры) Дуэйна Джонсона в комедийных фильмах – просто находка для кинематографа, хотя снимать в тех же комедиях Халка Хогана… Кхм, тут лучше промолчать. О перекачанных стеройдами мужиках со встроенным включателем-выключателем головного мозга с расплывчатыми представлениями о честном бое и четкими представлениями о нечестном – либо хорошо, либо ничего.
Это #$%@ была очень-ОЧЕНЬ плохая идея.
 Расчеты немного подвели О’Грэди (это, естественно, очень неожиданно, учитывая уровень его интеллекта (а он между прочим верит, что в передаче «Сделка или не сделка» участвуют обычные люди, а не актеры, что как бы намекает)) – вместо того, чтобы легонько уколоть Октавиуса в шею, заставив его отвлечься от выжимания Паладина, Муравей пробил кожу ученого и вошел вглубь на целый сантиметр. Эрик бы непременно посмеялся над комичностью фразы «Вошел в Отто», если бы он, блин, не торчал в чужом горле! Немного повертевшись, герой (хотя, какой из него герой) смог высвободить руки из живой ловушки, все, что было дальше – дело техники. Через секунду, с головы до ног измазанный кровью, Муравей согнувшись буквой «Г» рядом с тщательно пробитым им самим отверстием извергал утреннюю порцию белков, благо двигатели не подпалили рану Октавиуса, иначе фонтан изо рта Эрика бил бы метра на два ввысь, что непременно раскрыло бы его местоположение зеленокомбинезончатым парням. Пока они были заняты истреблением других личностей – вроде безумного доктора – громовержца они мало волновали.
 Дальше все должно было идти по плану, который имел вид «Спрятаться подальше от боевых действий - готово. Возомнить себя героем – есть. Вляпаться в дерьмо по самое не балуй – готово. Прицепиться к кому-нибудь и незаметно свалить – в процессе». Лучшим вариантом для О’Грэди был Паладин, которого он практически спас из цепких лап Октопуса. Ловко маневрируя между гигантскими агентами Гидры и другими участниками побоища, Эрик перемахнул через труп, который напоминал ему Хэдсмена. «Ха, почудится же такое!».
 Взмыв ввысь, Эрик приземлился на плечо Деннинга, который в данный момент активно производил кирпичи нетрадиционным способом. Причиной тому были длинноволосый мужик в халате и могучий рейнджер. Эрик активировал связь с Полом:
- Прием, чувак, это Муравей. Нужно сматываться отсюда. Есть план, прыгай с крыши, я тебя подхвачу, и мы вместе свалим в Мексику, в моем джетпаке топлива хватит до самой границы. (заявка)



Mr. X

Кэролайн в мгновение ока превратилась в фурию, бросившись к раненому Отто. Даже Вдова не ожидала от Леди Осьминог подобной ярости и прыти, за что и поплатилась, не успев должным образом увернуться от удара щупальца, но блондинке повезло куда больше, чем агентам Гидры: кровавые брызги, сломанные кости, выбитые мозги – никто из них не уцелел. Трэйнер подхватила своего ментора и поспешила удалиться. Ни один человек в здравом уме не решился бы встать на её пути… да и причин для того не нашлось. Девушка защищала дорогого человека, на которого всем собравшимся плевать. Однако, она не собиралась уходить просто так, активировав взрывное устройство напоследок. Она накажет их всех и спасёт Октавиуса, ничто не помешает ей сделать всё правильно…

Елену скрутило от сильной боли, краем глаза шпионка подметила пару склизких каракатиц, стремительно приближавшихся к её лицу. Каким-то нечеловеческим усилием воли, русская заставила себя сделать несколько точных выстрелов, превративших паразитов к ошмётки, но теперь на неё нацелился сам Улей. Белова высадила в гада остатки обоймы, но тот даже не притормозил, протянув к практически беззащитной жертве свои лапы с пальцами-щупальцами. Холодные, склизкие отростки прошлись по нежной коже… и тут же резко отпрянули – Гризли вступил в игру, навалившись на чудище всем своим весом, оттеснив назад и повалив на пол.
- Потом отлежишься, достань диск! - подобно медведю, зарычал Максвелл, сцепившись с мерзким гадом.
- Легко тебе говорить, - Елена вернулась на ноги, найдя взглядом Паладина – между ней и Дэннингом стоял Горгон, против которого у Вдовы вообще никаких шансов.
- Мы заключили сделку, разве нет? – Томми указал на Пола кончиком лезвия одного из мечей, а другим словно предостерегал Белову от дальнейших действий в свою сторону.
- Дэннинг, жалкий кретин, не смей им ничего отдавать! – прикрикнула на наёмника Елена, совершенно не имевшая представления, как сможет этому помешать.

А стрелок принимал мучительное решение. Он ничего не ответил Муравью, хотя прекрасно слышал каждое слово. Эрик находился так близко, что без труда различал крупные капли пота на открытой части лица товарища. Его губы шевелились в безмолвном шёпоте. Горгон сделал шаг в сторону Пола, Вдова же шарила глазами у себя под ногами в поисках оружия, хотя прекрасно понимала – Шишидо отразит пули и перережет ей горло одним ненавязчивым движением или обратит в камень, попросту стянув с глаз маску. Безвыходное положение.
Гризли и Улей устроили нешуточную потасовку, навешивая друг другу от души по первое число. Макрхэм, в прошлом профессиональный рэстлер, так вошёл в раж, что не брезговал вцепиться зубами в отростки на морде противника, при этом злобно рыча и отплёвываясь.
Таймер, запущенный скрывшейся Трэйнер, продолжал тикать, оставляя всё меньше времени на спасение, готовый взорвать тех немногих, оставшихся на крыше, кто ещё мог дышать.

- По-моему, вы мне кое-что задолжали, Шишидо-сан, - по спине Елены пробежал холодок, а ноги сами собой подкосились в коленях – в паре метров от неё стоял и улыбался во все тридцать два белоснежных зуба Мистер Икс. Горгона появление маньяка повеселило, но не похоже, чтобы сильно удивило.
- Ну, так иди и возьми это, ничтожный гайджин, - Томми зловеще оскалился, покручивая в руках мечи, отобранные в своё время именно у блондина.
- Чёрт, чёрт, чёрт… - выпалил Паладин и, воспользовавшись тем, что японец отвлёкся, одним резким движением перемахнул через борт крыши, решив довериться плану Муравья.
Белова же оказалась в ещё более щекотливом положении, чем минуту назад, застряв между двумя маньяками, с бомбой под ногами.
- Вы уж как-нибудь без меня разбирайтесь со своими проблемами… - блондинка настороженно отшагнула в сторону, ожидая возможной атаки с любой из сторон.
- Хватай его, он уходит… - успел рявкнуть Гризли, прежде чем они с Ульем провалились на этаж ниже – крыша еле держалась, угрожая рухнуть сама собой в любую секунду. Вдова и без чужих указок всё прекрасно понимала, но мышцы будто бы снова парализовало, на этот раз из-за адского напряжения, повисшего на промежутке, разделявшем убийц – всё равно, что застрять между Сциллой и Харибдой. Но этим монстрам в человеческом обличье не было никакого дела до побитой женщины, и, казалось, даже судьба диска совершенно перестала их волновать.
Сначала небольшими шажками, а затем всё уверенней, Елена обошла Шишидо сбоку и только после этого уже кинулась к краю, где пропал Паладин.

А внизу, на улице, возле дома было довольно тихо, выстрелы и взрывы почти не раздавались - ничто не мешало милой беседе Буллзая и Общей Цели.



Меченый

Меченый поманил Лилу к себе. Наблюдая за своей добычей, давая выход ненависти, видя лишь очередное тело, в котором еще теплилась жизнь, которой скоро не станет, которую он скоро отберет. В этот момент он будет смотреть в глаза и видеть, как огоньки жизни гаснут, жизнь уходит, душа уходит. И пополняет его личную ужасную коллекцию. Да, он тащится от этого. Высасывая жизнь из других, лишая их всего и ничего, в этот момент Меченый становится богом. Лишая жизни так же просто, как и тот парень сверху дает ее, в этом с ним не сравнится никто. Никто на свете не может того, что может он. И поэтому только он устанавливает правила и подчиняется своим малейшим прихотям неукоснительно. Все смеются. Гремит барабан. Занавес.
Чего наёмник не ожидал, так что птичка спустится к нему сама. Проявив свою храбрость или истинную глупость, Лилу в два прыжка пересекла лестницу и спустилась прямо перед ним. Мозг Меченого отключился. Пошел спать, дал отбой, вынул штепсель или просто дал дуба, на некоторое время. Остался лишь животный инстинкт, желание порвать, растерзать, убить, и сделать это красиво, показать себя. Это его власть, его игра, и она будет визжать.
Оба пистолета были направлены точно в голову, и Меченый вежливо ждал развязки.
- Озборн ошибается насчет нас. Меня и Икса. Вы нихрена не знаете.
- Озборн да. А я знаю все. Точнее ничего. И мне этого достаточно.
Тик-так. Тик-так. Секунда за секундой отбивали ритм в мозгу обоих. Но ни выстрела, ни даже намека на это не последовало.
И снова этот хитрый сукин сын,
без устали твердит, везучий ты такой один...

Тик-так. Тик-так.
- Так, дай соображу... Ты хочешь играть в высшей лиге, да что уж там, хочешь, чтоб твое сердце билось хотя бы еще пять минут, но не хочешь убивать? Ну и что ты собралась делать, подписывать чеки?
- Я не сплю с Сорвиголовой. Это будет совсем не так интересно, как ты привык.
- Ты права. Куда интереснее.
- Ой да брось, тебе же духу не хватит. Видишь ли, в этом как раз разница между тобой и мной. Я сам убиваю, вместо того, чтобы прятаться за армией безмозглых тупиц и второсортных супердебилов. Да, ты не ослышалась, крошка, я называю тебя трусливой шлюхой.
- Я могу получить кого захочу. Но я получаю их, чтобы убивать. И клянусь, я получаю ту девушку, которую захочу. Не питай иллюзий, что у тебя есть хоть какой-то шанс. Ты и я. Повеселимся.
Меченый выбил дверь, которая вела в соседнюю квартиру. С переулка была видна небольшая опрятная комнатка. Лестер поднял ладонь, будто приглашая Лилу взять его за руку, и не опуская ее, спиной вперед, не спуская взгляда с девушки, вошел в квартиру. Оказавшись в уютной гостиной, Меченый продолжал смотреть в дверной проем, ожидая решения Лилу. Поднятая рука, жест, приглашавший идти за ним.
Меченый затеял предсмертную игру, согласится ли на нее Лилу?
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #6 : 03 Январь, 2014, 01:59:49 am »
Common Goal

Стоило Буллзаю пошевелиться, как Лилу напряглась еще больше, с силой сжав пистолет в руке. Не смотря на все, каждый фибр ее души требовал нажать на курок, а не наоборот. Она сдерживалась лишь потому, что хотела сохранить в жизни последнее, что делало ее интересной. Скука, смерть, тупые будни в окружении кретинов за редкими исключениями - она не была уверена, что хочет вернуться туда. Лилу стала иной, как бы не смешно было это признавать, и на этой новой Лилу носил не последний отпечаток Мистер Икс, который как назло был где-то в другом месте. Сейчас Паркер осталась наедине с мужчиной, вызывающей у нее страшно двоякие чувства - с одной стороны он был красив и интересен, притягивал ее к себе со страшной силой, пусть Общей Цели и удавалось успешно противиться этому и никак не проявлять своего влечения что бы не тешить и без того безумно разросшееся эго Меченого. А с другой стороны он был животным, которое никогда не сможет стать человеком, имеющим здоровую тягу к женщинам без нужды убить их и вообще чувствующим что-нибудь кроме кровавого угара. Паркер прекрасно понимала, что запала не на человека, а на машину, на монстра, нужное подчеркнуть. И это мешало трансформироваться во влюбленную кретинку. И слава богу. Кретинизма в ее жизни всегда было предостаточно.
 Подошвы ботинок Общей Цели шоркнули по пыльной земле, когда она отступила назад на еще один маленький шажок, почти сочувственно покачав головой, словно предупреждая об опасности приближения к ней:
 - Чем интимнее станет расстояние между нами, не интимнее будут органы, которых ты лишишься.
 Ее указательный палец скользнул по курку, в волоске от того, что бы нажать его. После монолога Буллзая как она могла вообще еще сомневаться? Лилу никогда не ждала от него ничего, ничего от него не просила, но сейчас почувствовала, не смотря ни на что, неожиданный укол злости и обиды за то, как он обращался с ней. Паркер знала, как хорошо Лестер может управлять людьми, издеваться, манипулировать. Знал ли он, что его манипуляция в этот момент играет на руку ей? Отнимает последние сомнения в том, что бы пустить пулю в этот череп, прямо туда, где закрыта тканью маски столь услужливо вырезанная мишень.
 Буллзай подстрекал ее начать рьяно оспаривать свою трусость и сделать глупую вещь, которая тут же будет стоить ей жизни. Но Лилу признавала в себе свое сквозь- и поперечное несовершенство. Она принимала себя такой, какой была, со всей своей трусостью или глупостью или наглостью. И требовала от мира того же, или показывала ему большой палец. И все равно оскорбление не прошло незаметным. Лицо Лилу чуть исказилось в выражении слабой ярости и сдавленного нежелания показывать то, как она оскорблена. Ее глаза буравили Меченого с новой эмоцией, не имеющей ничего общего с нежеланием причинять ему вред, написанном на ее лице секунду назад.
 Она опустила один пистолет, чуть приопустила другой, медленно идя следом за Меченным:
- Ты мне нравишься, Буллзай, но даже я скорее сдохну, чем притронусь к тебе. Правда, по какой-то причине я считаю, что ты чертовски хорош собой, но одна мысль об этом вызывает у меня... отвращение. - она с каждым собственным словом шла все спокойнее, говорила со все большим энтузиазмом. Глаза Лилу прямо горели. - Ты можешь себе только представить, насколько противно другим женщинам?! В смысле... они получают за это деньги, ну или хотят переспать с крутым Соколиным Глазом, но в глубине души все бабы шестым чувством отличают таких как ты, и все, о чем они думают... Это сдохнуть, лишь бы не мучиться.
 Она ступила в комнату следом за Буллзаем, закрыла за собой дверь, погрузив маленькую комнату во тьму, в которой чуть поблескивали алые стекла ее очков. Сделала еще шаг к Буллзаю и поднялась на цыпочки, приблизив свое лицо к его лицу и мучительно не касаясь его губами. А ровно через долю секунды после этого Меченый получил удар прикладом адамантиевого пистолета по зубам с такой силой, что Громовержца откинуло вбок. Паркер тут же воспользовалась замешательством в долю секунды, что бы со всей дури пнуть Буллзая по ребрам, а рука девушки уже поднялась вверх, что бы скинуть очки и впитать в себя смертельного маньяка. Ей были нужны любые боевые навыки, которые она могла получить. И, если она достаточно поняла как работают шестеренки в мозгу Мстителя, то он сделал бы все, что бы выжить и выполнить свои интересы. А значит, она не обязательно попытается убить Мистера Икса при первой же встрече.
 - Спасибо за уединение, &%$&$. (заявка)



Black Widow

Есть люди, которым уникально везёт. Есть, которым столь же уникально не везёт. В этот раз Вдова вполне могла отнести себя к категории номер 2. Именно ей достался напарник-предатель, именно её «легонько» траванули, дабы обезвредить, именно она до сих пор пребывала в состоянии токсикоза (не путать с аналогичным состоянием при беременности).
 А ещё, волею судеб или каких-то там ещё факторов, Елена попала из огня да в полымя: отделавшись от мерзопакостных щупалец, она оказалась между двумя «титанами», Шишидо и Мистером Иксом, которые в порыве бурных эмоций по отношению друг к другу вполне могли затоптать блондинку средних габаритов. Поэтому, при первой же удобной попытке, подкреплённой напутствием Гризли, Белова реализовала ту часть плана, которая именовалась «*опу в горсть – и сваливать». Правда, сваливать удавалось не особо быстро – яд всё ещё придавал мышцам определённую «тяжесть» как после лёгкого алкогольного передоза.
 И всё-таки, шаг за шагом, всё быстрее и быстрее, Елена добралась до края крыши. Только безумец мог сигануть отсюда, не имея никакого плана. Паладин же явно к умалишённым не относился, иначе не смог бы столь долго вести двойную игру.
Ну-ка ну-ка, посмотрим, кто у нас здесь самый умный
 Чёрная Вдова постучала пальцем по браслету, словно сомневаясь и оценивая. Но в данных условиях думать было особо некогда да и не над чем. Диск. Его надо было забрать. А для этого…
 – Паладин, $#&@! – именно с таким возгласом в стиле «Банзай» женщина тоже спрыгнула с крыши, уцепившись «нитью Вдовы» за выступающий её край.
 – Выходи, подлый трус! – громко крикнула блондинка, зависнув метрах в 3 над землёй и не наблюдая ни Пола, ни, соответственно, диска. – Я не собираюсь с тобой играть в эти %@!$ские прятки!
 Подошва сапог Беловой мягко и аккуратно коснулась земли. С оружием было плохо, имелся только нож в ботинке, но эффективность его была, сами понимаете, смешна. Поэтому шпионка активно оглядывалась, чтобы «в случае чего» успеть среагировать и применить хотя бы 105 приём карате (убежать и спрятаться). По этим же причинам Белова не расставалась и с тросом, зацепленным за крышу здания.



Doctor Octopus

Он ощущал только покалывание, как будто очень замерз, шел по снегу и уже ничего не чувствовал. И ничего не видел. Воздух стал другим - прохладным и влажным; его лицо обвевал ветерок; потом руки и ноги вообще потеряли чувствительность. Он чувствовал только свои веки, но как ни старался, не мог их поднять.
 - Слушайте, босс... - Мужской голос, хриплый и грубый. Такие голоса можно услышать в темных подворотнях, в дешевых барах или в доках на Ист Ривер. - Это Карл. Мы позаботимся о вас. Полежите не двигаясь и не волнуйтесь. Парни сейчас подгонят машину.
 Опять запах - на этот раз бензина и эфира... Его бережно опустили на кожаные сидения. Он понимал, что обратной стороной онемения станет ужасная, невыносимая боль, и потому лучше лежать неподвижно. Кто-то дотронулся до груди - распахнул полы плаща, расстегнул рубашку. Веки приподняли и в глаза проник резкий ослепляющий луч фонарика. Отто слабо застонал, но свет уже убрали. В руку вонзилась игла и он опять потерял сознание.
 Трейнер держала его голову на своих коленях, придерживая одной рукой, второй она проверяла пульс. Прежде всего девушка при помощи двоих подручных освободила Отто от его пояса а потом и вовсе отключила устройство - дополнительные нагрузки сейчас лишь усугубят положение. Ментальная связь со щупальцами не прерывалась даже тогда, когда Отто был без сознания и сейчас кроме настоящих ран его мучила невыносимая фантомная боль от оторванной конечности. Боль, которую не могли ослабить сильнейшие из известных человечеству обезболивающих.
 Развернуть лимузин в тесном переулке было сложным делом. Еще сложнее было развить нужную скорость но они справились и сейчас приближались к последним заслонам сооруженным солдатами М.О.Л.О.Та. (заявка)
- Я что, уже умер?
 - Не знаю, -
его враг беззаботно переменил позу - теперь он опустился пониже и перевернулся вниз головой, раскачиваясь на паутине. - Вроде бы нет. Мы с тобой просто стоим и болтаем.
 - Я... - Отто оглядывался по сторонам, но все плыло в какой-то дымке. Он чувствовал что стоит на твердом покрытии, других ощущений не было. - Я не боюсь умереть!
 - Прекрасно! Но лично я предпочитаю, что бы ты жил. За решеткой. Много-много лет!

 - Ты тоже здесь умрешь, - еле слышно прохрипел Отто.
 - Черта с два, Октопусик! У меня есть скрытое преимущество! Я не могу умереть, - герой замахнулся и одним ударом свалил его на землю. Прямо в салон мчащейся машины, ярко освещенный и пропитанный запахом крови. Боль все еще туманила сознание. Чтобы вновь не потерять его, доктор сосредоточил взгляд на лице Кэролайн. Его пальцы были скользкими и дрожали от напряжения из-за потери крови но он вцепился в ее руку. Отто заставил себя забыть о боли – этому он научился еще в детстве. Преодолеть, стерпеть, выжить.
 - Мы победили?.. - Слабый шепот.
 - Что? - Девушка, в это время промокавшая его лоб влажным платком, вопросительно посмотрела на него, - Что вы сказали?
 - Что произошло? Моя рука... - Доктор пытался сфокусировать взгляд на залитых кровью пальцах. - Моя конечность осталась там. Надо вернуть ее... Они отрубили мне руку. Мерзавец лишил меня щупальца. Но у меня есть в запасе еще... три.
 Запрокинув голову, он беззвучно расхохотался. Какое любопытное ощущение - не слышать свой смех, но чувствовать его физически, чувствовать, как по телу пробегает дрожь.
- Остановите! Остановите машину!!
 Кэролайн еле удержала его от рывка.
 - Нет! Вам нужно оставаться на месте. Отто...
 Бесполезно - оставшиеся три щупальца уже тянулись к закрытым дверям машины а Октавиус силился выпрямиться на сидении и спустить ноги на пол.
 - Никто... никто не сможет удержать меня против моей воли! Ни один живой человек не в состоянии!! Я...
 Через секунду его глаза закатились и доктор обмяк на руках Трейнер.
- Наконец-то подействовало. - Облегченно пробормотал один из сидящих в салоне людей. - Пришлось вколоть больше чем нужно...
 Кто-то выдохнул с явным облегчением и Кэролайн метнула в сторону вздохнувшего испепеляющий взгляд.
 - Следи за дорогой, - Рявкнула она и опять склонилась над раненым.



Меченый

- Щщерт!
 Меченый получил мощный удар по зубам, а завершающий пинок в ребра повалил его на бок. Послышался хруст, пара ребер точно была сломана. Несколько зубов раскрошились, и теперь во рту была кровавая каша. Такими темпами уже до пенсии можно будет начинать питаться одним супом. Согнувшись от боли, наёмник поднял взгляд и понял, что только что что-то произошло.
 Во-первых, Лилу сняла очки, что делала, очевидно, не часто, во-вторых, во всем этом полумраке ее глаза неестественно светились, давая дикую фору дорожным фарам, и в-третьих, Меченый почувствовал, при взгляде в эти глаза, как будто в это секунду из него выбили весь дух, и вот он уже нашел пристанище за этими зрачками, которые сейчас смотрели на него. На миг Меченый буквально забыл кто он, что он и зачем. Почувствовал себя совершенно беспомощным перед этой девчушкой с теперь уже его украденными способностями. Но шок прошел, и мозг вновь заработал. Перспектива того, что Лилу все же отважилась впитать его способности, доставляла удовольствие ниже среднего. Но в тоже время, четко показывая, что Лестер не оставил ей другого выхода. И черт побери, если он не перехитрит жалкое подобие самого себя.
 Рванув с места, Меченый повалил девушку и, довольно скалясь разбитым ртом, ударив ее по лицу, сбил с нее очки.(заявка) Покатившись кубарем, на наёмника обрушился град ударов, а так как сломанные ребра ежесекундно напоминали Меченому о себе, наёмник старался как можно быстрее распутать этот клубок. Наконец раздался заветный щелчок. Меченый со злорадной улыбкой приподнял руку, показывая, что она теперь соединена наручниками с рукой Лилу.(заявка)
 Имея наконец возможность смотреть в эти глаза, Меченый, не отрываясь, сказал:
 - Специальные браслеты, как раз для тебя. Попробуешь снять, разряд тебе обеспечен. Убьешь меня, придется таскать тело за собой. А теперь, покажешь мне, где Мистер Икс и, может быть, я тебя отпущу.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #7 : 03 Январь, 2014, 02:06:11 am »
Mr. X

Вдова перемахнула через край крыши, в поисках Паладина, но не увидела Дэннинга до тех самых пор, пока не повисал на своём тросе – Муравей парил высоко над землёй при помощи реактивных двигателей, встроенных в костюм, при этом надёжно держа под руки Пола. У Елены оставалась всего одна возможность не упустить диск – перенаправить крюк таким образом, чтобы он зацепился за ноги наёмника. Манёвр удался, и вот Белова повисла на своей лебёдке, рывками поднимаясь вверх и раскачиваясь из стороны в сторону, так как О’Грейди под весом двух человеческих тел начало заметно болтать.
- Нужно стряхнуть её, - крикнул Паладин, чувствуя, как его начинает неудержимо тянуть вниз.

Как только шпионка исчезла с крыши, Икс перешёл к активным действиям, бросившись вперёд, но тут же был вынужден отпрянуть назад, чтобы не быть разрезанным напополам собственными мечами. Томми не стал останавливаться, продолжив атаку, заставляя маньяка пятиться и уворачиваться от лезвий. Шишидо наносил быстрые, размашистые удары по дуге, не позволяя обойти его с боку, делая это одновременно на двух уровнях: верхнем и нижнем - тем самым, исключая возможность подсечки или кувырка. Блондин не мог даже приблизиться к противнику на расстояние вытянутой ноги, вынужденный оставаться вне досягаемости клинков.
- В чём дело? Неужели великий Мистер Икс не знает, что ему делать? – издевательски ухмылялся Горгон.
- Нет, просто разогреваюсь, - с этими словами убийца остановил один из мечей, зажав его между двумя ладонями, а второй выбил в сторону мощным ударом ноги по запястью.
- Что ж, может, я и погорячился, - зарычал японец, сжав кулак опустевшей руки и впечатав его в татуированную грудь. Психопат был вынужден принять атаку, чуть не сломавшую ему грудную клетку. Маньяка отбросило на несколько метров, но он сгруппировался и приземлился на ноги, после чего в один прыжок оказался возле утерянного оппонентом оружия.
- Первый есть, другой на очереди, - Икс как всегда оставался удивительно спокойным, а приятное ощущение рукояти, обтянутой змеиной кожей, лишь придало дополнительной уверенности в себе. Теперь ему больше нет нужды отступать, бой будет идти  на равных.

А несколькими этажами ниже, разворачивался очередной раунд брутального побоища между Ульем и Гризли. Они мутузили друг друга кулаками, прошибали кирпичные стены и бетонные полы, опускаясь всё ниже и ниже, постепенно выдыхаясь, по крайней мере, силы Маркхэма неумолимо иссякали, в то время как противостоявшее ему уродливое создание казалось вполне боеспособным. Максвелл вдруг понял, что у него от боли и усталости изнывает каждая клеточка тела, ноги с трудом держат, руки дрожат от перенапряжения, а лицо, наверное, превратилось в один сплошной опухший синяк от количества полученных оплеух, тогда как на теле Улья не появилось ни царапины. Паразит восстанавливается со страшной силой. Борец осознал, что если срочно не предпринять нечто радикальное, то скоро просто не сможет оказывать сопротивления и тогда ему конец.
- Чего уставился, ублюдок? И как с такой мордой вообще на свете жить можно, - зло гаркнув, сплюнул кровь Макс, держась рукой за ближайшую твёрдую опору. – Ты хоть понимаешь, что я говорю? – пустые, тускло светящиеся, лишённые зрачков глаза монстра ничего не выражали. – Будем надеяться, крылья ты отращивать не умеешь, - Гризли сделал рывок профессионального игрока в рэгби, поднырнув под удар тяжёлой руки, упёршись плечами в живот громилы и изо всех оставшихся сил толкая его в сторону окна. Оба вылетели наружу, уйдя в свободное падение с высоты пяти этажей. Маркхэм вцепился в глотку Улья, отчаянно пытаясь помешать ему сгруппироваться и сменить положение, так как единственным шансом для Громовержца выжить оставалось приземление на порождение безумных экспериментов Гидры. Неслабый грохот ознаменовал приземление двух туш на асфальт, причём Улей насадился грудью точно на пожарный гидрант, верхушка которого пробила могучее тело твари насквозь, при этом он до сих пор оставался жив, более того, даже не потерял сознание. – Да что ж ты, никак не сдохнешь… - Гризли схватил осколок расколовшегося покрытия и несколько десятков раз погрузил его в сгусток отростков, заменявших паразиту голову, остановившись лишь после того, как перестал чувствовать какое-либо сопротивление. – А это сложнее, чем я думал, - вздохнул здоровяк, с трудом поднявшись на ноги.

Адамантиновые мечи скрещивались, издавая мелодичный звон и выбрасывая в стороны россыпь искр. Горгон определённо самый быстрый противник, с которым Иксу приходилось иметь дело. Нет, конечно, встречались и более скоростные ребята, но это не давало им ровным счётом никакого преимущества. Маньяк мог предсказать их движения, каждый был слишком предсказуемым, но не Шишидо. Его практически невозможно “прочитать”, и в то же самое время он пытается проникнуть в твои мысли, из-за чего приходилось усиленно держать концентрацию, чтобы не впустить врага внутрь. В такой ситуации всё, на что можно полагаться – отточенные навыки и острая реакция, слишком сильно уступающая действиям Томми. Каждый раз вероятность 50 на 50, что блондину не удастся поставить блок или увернуться, а ведь у него нет сверхсильного исцеляющего фактора, как у азиата. При этом хочется думать, что каждый полученный сокрушительный удар ногой или локтем лишь вынужденный, каждый порез – нелепая случайность, тот минимум, который он ему позволяет, но это не так. Икс пропускает выпады, потому что не может и не успевает их отразить, как бы сильно ни старался. Даже лишив японца одной катаны, даже нанося тому одно ранение за другим, он не может получить преимущество и склонить чашу весов на свою сторону. Психопат жаждал этой встречи, стремился к подобному бою, не чувствовав такой невероятной близость смерти даже в сражении с Росомахой. Именно тот идеальный соперник, которого он так упорно искал - как же, чёрт возьми, теперь его победить и остаться в живых, чтобы насладиться… сигнал сотового телефона в кармане даёт о себе знать. В этот момент Горгон улучил возможность и вогнал лезвие в живот Икса чуть меньше чем на половину. Блондин дёрнулся, но слишком поздно.
- Ну, вот и всё, - довольно произнёс, японец, ощущая судорогу, охватившую тело маньяка, готовый протолкнуть клинок до конца и провернуть.
- Действительно, - мужчина выбросил руку вперёд, протыкая пальцами цветастую маску, погружая их глубоко в глазницы Шишидо. Лишившись обоих глаз, он даже не вскрикнул, лишь на несколько секунд потерял ориентацию в пространстве. Ослеплённый, не способный узнать мысли врага, Томми оказался во власти психопата. Икс выломал ему локоть в обратную сторону, заставив тем самым выпустить и второй меч. Блондин выдернул клинок из собственного тела и принялся кромсать самого сильного бойца Гидры, как мясник, разделывающий свинью. Горгон не мог достаточно быстро восстановить зрение, размахивая руками наугад, представляя поистине смешное зрелище. Икс перерезал ему сухожилия на ногах, затем пробил позвоночник и перерубил горло, встав лицом к лицу с упавшим на колени противником.
- Лучший из лучших, - прижимая кровоточащую рану одной рукой, убийца вытянул вторую вперёд, направив кончик лезвия в лоб Шишидо. – Сайонара…

Оглушительный взрыв потряс округу. За неполный час на поле боя их гремело и грохотало множество, но этот был определённо самый сильный. Верхние этажи здания мгновенно разнесло к чёртовой матери, после чего вся конструкция дома начала складываться подобно карточному домику.

Гризли как раз решал, что ему делать дальше, как вдруг заметил движение в той стороне, где осталось лежать тело Улья, башку которого Максвелл превратил в жуткую кашу не далее как минуту назад. Тем не менее, монстр вновь поднимался прямо на его глазах.
- Да вы, блин, меня разыгрываете, - не сдержался Маркхэм, как тут же вздрогнул, прикрывшись руками, от оглушительного треска, с которым обрушилась многоэтажка. Громовержце стоял достаточно далеко, чтобы не попасть под обломки, его лишь обдало каскадом пыли и грязи… чего нельзя было сказать об уродливом моллюске, исчезнувшем где-то под завалами.

Лилу вела ожесточённую и бескомпромиссную схватку с Буллзаем, как следует, потрепав Лестера, подпортив ему зубы и поработав над рёбрами, но и тот в свою очередь не собирался так просто сдаваться, сбив с Общей Цели контролирующий способности визор, а затем и вовсе приковав к себе специальными наручниками. И стоило лишь Хоукаю озвучить своё предложение, как оба оказались под градом  стеклянных осколков, вылетевших из оконной рамы от грохота в соседнем здании, на месте которого теперь лежали сплошные руины.
- Это Гризли, приём. Всем, кто жив, отозваться и доложить о своём статусе, - услышал Лестер по всё ещё активному передатчику внутренних переговоров группы.

Муравей, Паладин и Вдова находились в воздухе, когда сработала бомба. К несчастью для троицы, они попали под действие взрывной волны, отшвырнувшей их в сторону. Эрик не справился с управлением, и вместе с Полом рухнул на одно из соседних зданий. А уже через секунду к ним взобралась Елена.
- Дэннинг, стой на месте и не двигайся! – крикнула блондинка наёмнику.
- Я больше твоим приказам не подчиняюсь, - мужчина сбросил с ног трос и навёл на шпионку пистолет.
- Кретин, это я – Наташа Романова. Меня послал Ник Фьюри, чтобы следить за Озборном, - Вдова сделала решительный шаг вперёд. – О’Грейди, не делайте больше глупостей, тогда я смогу вам помочь.

А лимузин с Отто и Кэролайн отъезжал всё дальше и дальше от злополучного дома, ныне уничтоженного устройством Трэйнер. Вертолёты, атаковавшие позиции агентов М.О.Л.О.Т.-а, практически полностью уничтожили заградительные кордоны, теперь от них остались лишь трупы солдат и груды раскуроченного металла. Выжившие либо разбежались по укрытиям, либо лежали раненными на земле, ожидая, когда же им придут на помощь. В общем, ничто не мешало парочке злодеев свободно покинуть некогда оцепленную территорию. Если кто-то и мог встать на их пути, то, похоже, не собирался этого делать.



Eric O'Grady

Довериться мудрому зову маленького сверчка Джимени (которого прекрасно сыграл Эрик О’Грэди) или остаться под градом пуль в компании незнакомых людей странной наружности, вроде прямоходящих гигантских насекомых (или что это за штука), подозрительных японцев и еще кучилюдей в униформе и с оружием? Да, на этом вопросе Паладин сэкономил все три подсказки и теперь ему выпала возможность добраться до несгораемой суммы, если им с Эриком, конечно, удастся сбежать, а потом, скажем, толкнуть этот диск – что бы там на нем не было (пиратская запись нового фильма про вампиров-метросексуалов, глупых школьниц и оборотней-эксгибиционистов? Очень может быть…), это было нечто очень важное, а следовательно и дорогое – на черном рынке за кругленькую цену, открыть свой бар где-нибудь в сердце Мексики, с блэкджеком и стриптизом и чтобы грог текила лилась рекой. Но чего-то Эрик слишком замечтался, для начала стоило унести подальше свои задницы.
- Держись, приятель. Следующая остановка – Мексика, если хочешь в туалет, скажи сразу, потому что я не собираюсь останавливаться у обочины пятнадцать раз…
Пол пребывал в состоянии свободного падения промежуток времени еще недостаточный, чтобы начать реветь как девчонка и судорожно трясти конечностями, но довольный, чтобы вызвать легкое волнение и странное чувство в районе живота, прежде чем принявший человеческий размер Эрик, успел схватить своего товарища под руки. Зарычали двигатели джетпака, из турбин повалило ярко-оранжевое пламя и громовержцы, словно феникс из фильма «Полет Феникса» взмыли вверх над полем боя.
Внезапно (хотя, это вполне можно было ожидать, так, что на самом деле не так уж и внезапно) груз Эрика потяжелел на треть, что странно, ведь в Макдональдс они еще не залетали. А ответ нужно было искать внизу. Ну, или в толковом словаре на букву «с» - советская шпионка – Вдова вцепилась в Деннинга, который после сегодняшнего дня будет тратить много денег на хорошего психотерапевта.
- А в досье написано, что весит сорок три килограмма  - пытаясь выпрямиться (гравитация заманивала лягушек-путешественников к себе на обед), прокряхтел Муравей.
Когда О’Грэди готов был осуществить хитроумный план – впечатать Елену в рекламный щит, позади что-то бабахнуло, потом громыхнуло, а потом и вовсе ничего не стало слышно, перед глазами все закрутилось как в центрифуге. Муравей со всеми пассажирами был вынужден совершить аварийную посадку на крыше одного из зданий. Приземление оказалось не мягким, но все остались живы (йяху!).
 - Кретин, это я – Наташа Романова. Меня послал Ник Фьюри, чтобы следить за Озборном, - первое, что услышал Эрик, приблизившись пошатывающейся походкой к выясняющим отношения – О’Грейди, не делайте больше глупостей, тогда я смогу вам помочь.
Немая сцена.
- Какого хрен… - голос Эрика скорее напоминал собачий свисток, казалось, сейчас начнется истерика. Вдох-выдох. – Какого хрена?! Мне кто-нибудь вообще объяснит, что здесь происходит?! Что это за диск? Почему все разом захотели убить Паладина? Почему мы должны убить Мистера Икс и Лилу?! И кто, блин, такая Наташа Романова и как, блин, ко всему этому причастен Ник Фьюри?! Которого я, между прочим, однажды спас от неминуемой смерти!.. Хотя, нет… Нет-нет-нет-нет-нет. Ни хочу ничего слышать, потому что все это может очень плохо кончиться – в камере пыток, например. Давайте я просто отойду в сторону и закрою уши, а вы тут между собой обсудите все ваши дела, окей? Бла-бла-бла! Я ничего не слышу – Эрик прикрыл уши руками.



Common Goal

Зрачки Лилу Паркер по-кошачьему сузились, на секунду буквально впившись в душу Буллзая, будто подцепив острым ржавым крюком все его естество, все то хрупкое, мягкое, ранимое, розовое, не защищенное железной чешуей. Однако Меченый не был из робкого десятка, и почти тут же свалил девушку с ног, сбив ее очки и врезав Паркер по лицу. Удар вышел сильным, очень сильным, все перед лицом стало на мгновение совершенно белым, Лилу ухватилась обеими руками за лицо, раскрыв рот, что бы поймать воздух, однако она уже была не она. Боль, вместо того чтобы быть горящим огненным шаром внутри ее мозга, казалась почти... сладкой. Ей хотелось смеяться, хохотать, ржать - хотелось даже поразвлечься, позволив своему сопернику ударить ее еще пару раз, хохоча ему в лицо и зля, зля, зля его, вводя его в бешенство, а потом совершить финальный удар... Но она так же была и профессионалом. Когда время поджимает, стоит забыть про игры. Работа все равно не менее увлекательна порой, особенно в такие моменты как сейчас. Лилу не знала почему, но обстановка окружающей их битвы ей нравилась, словно где-то в разгаре этих разборок ее ждал подарок. Но, не обладая воспоминаниями Меченого, объяснить его чувства на данный момент девушка не могла.
 Ее тело наполнилось удивительной блаженной легкостью, с которой Цель подорвалась с земли и набросилась на Меченого, с невероятной скоростью обрушив на того сразу серию ударов, целясь в особенности по больным местам. Вот только удар по позвоночнику едва не стоил ей пальцев - такое чувство, будто она врезала по железному столбу невероятной плотности, больно, черт подери. Она машинально держала глаза закрытыми - что-то далеко внутри, в комнате для гостей, даже нет, в чулане под лестницей, что-то похожее на какую-то жалкую девчонку, кричало ей не раскрывать глаза вновь, иначе все будет плохо... плохо? Почему? Она была счастлива! Класс!
 Но "класс" быстро закончился, когда Лилу услышала странно знакомый щелчок. Она уже держала свой пистолет у виска Лестера, собираясь спокойно и хладнокровно пустить пулю, она уже ждала, как услышит звук дробящейся кости... И почему она не сделала этого раньше? Ха, какая глупая, глупая жизнь, скучная, унылая... Жизнь... без этого.
 Однако совершить убийство, в предвкушении которого у нее пересохло во рту и стали чуть ватными ноги, Общая Цель не смогла... Потому что была прикована к Буллзаю наручниками. А в такой ситуации лучше выслушать предложение другой стороны прежде, чем совершать непоправимые, пусть и такие дивные поступки, как убийство...
 - Ты забавный... - приветливо сказала девушка, не раскрывая глаз направив пистолет на прикованную к ее собственной руку Буллзая, собираясь прострелить его кость адамантиевой пулей. Ей даже не нужно было смотреть чтобы попасть - она просто знала, что контролировала и траекторию полета пули и будущие движения противника и силу... Все куда проще, если подойти к проблеме с фантазией и воодушевлением. К сожалению, совершить задуманное девушке не удалось...
 Град стекла обрушился на Общую Цель и Хоукая с такой силой, что несколько осколков порезали ее выставленную для защиты руку, а большинство отскочило от защищающей тело прошитой адамантиумом формы. Паркер присела, закрыв голову руками - наличие на ней наручников, приковывающих девушку к чужому тяжелому телу, было очень плохим фактором. Хорошим фактором было то, что Лилу поспешно нащупала рукой очки, валяющиеся рядом с ее вторым пистолетом, оброненным во время стычки. (заявка) Она засунула пистолет в кобуру, неловко, одной рукой, в которой уже зажата была другая пушка, а затем нацепила очки и раскрыла глаза. Видео происходящего передалось прямо на глазной нерв Общей Цели, и выглядело оно не так уж и занимательно.
 Лилу подскочила на ноги, дернувшись прочь, наручники натянулись и сильно впились в руку. Черт, если она будет дергать их и дальше, то у нее отнимется запястье... В любой другой момент это было бы чем-то приятным, интересным - почти как уединение с Меченым. Но сейчас ей нужна была свобода для убийства. И наручники стесняли каждое ее движение. Одна мысль о том, что она даже не насладилась недавними отнятыми ею жизнями, ела изнутри. Такая потеря, такая растрата, так напрасно! Какой к черту диск? Да какая ей разница, кем она была? Какой-то убогой кретинкой, слабачкой, пушечным мясом. НИКЕМ. Сейчас.... Сейчас внутри нее впервые пылал огонь настоящей жизни, по крайней мере так казалось Паркер. Однако что-то внутри ее головы, в той самой комнатушке под лестницей, с силой пнуло запертую дверь, закричало неразборчивыми глухими стонами. Паркер резко положила руку на висок, будто на мгновение ощутила приступ мигрени. Ей стало душно, голова стала тяжелой. Она прижала ко лбу ледяной пистолет, и боль испарилась, вернув Лилу личность Буллзая.
 - Что-то должна сделать снаружи... Мистер Икс... - пробормотала женщина, а затем холодно посмотрела на Буллзая через непрозрачные очки, вновь скрывшие от него глаза Общей Цели:
 - Ты хочешь убить их всех... - обычная фраза, особенно в адрес Лестера, прозвучала вдруг совершенно иначе, будто слепленная из других букв и звуков, будто понятая до самой глубины. - Я готова поделиться.
 Она выбила дверь в комнатушку, открыв вид на жуткие руины. Мистер Икс где-то внутри них? Ей все равно, если просто отвлечься от криков в подвале ее сознания... А диск... Диск... Что дороже - ее прошлое или кровь, что течет по венам всех этих бегающих здесь солдатиков, людишек, так и ждущая, что бы ее выпустили наружу, на ее руки, на ее оружие? Она хотела убивать. Но она была профессионалом. А профессионал добивается того, чего хочет. А раз когда-то, много тысяч лет назад, она хотела получить диск... значит, она его получит. Потому что она всегда получает свое. Вот только продолжение истории изменилось, когда она сняла очки перед Меченым.
 - Пойдем со мной. - словно одержимая, сказала девушка, повернувшись к Меченому. - Мы убьем их всех, мы уничтожим чертов диск. А уже потом разберемся друг с другом.
 Лилу засмеялась чистым девичьим смехом, сумасшедшим и совершенно неподходящим к ситуации, вновь коснувшись пистолетом лица в каком-то невинном движении, а другая ее рука в железном смертельном браслете была вытянута по направлению к Лестеру так же, как его рука была вытянута к ней.



Mr. X

Эрик демонстративно отошёл в сторону, закрыв уши руками, наблюдая сцену в лучших традициях немого кино. Вдова что-то говорит Паладину, тот продолжает тыкать в её сторону пушкой. Шпионка будто не обращает на оружие внимания и делает ещё один шаг вперёд, Пол начинает медленно опускать ствол, выражение его лица становится просто идиотским. Дэнниг что-то отвечает, смотрит на диск в своей руке, затем на Муравья и снова на собеседницу. Наташа толкает какую-то продолжительную речь, в ответ получая согласный кивок, после чего тело наёмника неожиданно вздрагивает, словно простреленное навылет животное. Он смешно вскидывает вверх руки, забрасывает назад голову, приоткрывает рот, сгибается в коленях ноги, при этом судорожно трясётся в голубоватом электрическом сиянии вспышек и искр. Буквально из воздуха за спиной Паладина появляется… Призрак, ловко перехватывающий тонкими пальцами в кожаных перчатках желанную коробочку с информацией, прежде чем та успевает упасть и получить повреждения. Вдова делает отчаянный рывок вперёд, но в последнюю секунду проскакивает сквозь тело шпиона, который машет ей на прощание и просачивается через пол. Дэннинг лежит на животе, периодически вздрагивая. Романова осматривается, делает злое лицо, дальше, по всей видимости, следует череда отборных ругательств, после чего девушка садится возле Пола и прикладывает пальцы к шее, проверяя у него пульс. Теперь она уже глядит в упор прямо на О’Грейди, что-то говоря, и не нужно уметь читать по губам, чтобы догадаться о смысле обращения: “Кончай кривляться, иди сюда и помоги мне, чёрт возьми!”.

Лилу вернула себе очки и второй пистолет, тут же убранный в кобуру, после чего рванула на улицу, где уже не оставалось никого, кроме трупов и дымящихся руин. Единственным живым объектом в радиусе обзора была Чёрная Вдова, по крайней мере, если судить по униформе и цвету волос, так как Буллзай и Цель видели её лишь со спины, стоявшую на крыше ближнего к ним дома.
- Извини, у меня немного другие планы, к тому же я не привык делиться, - убийца воспользовался не совсем вменяемым состоянием девушки, рванув скованную руку резко на себя, нанося при этом два встречных удара: кулаком в горло и коленом в солнечное сплетение. Паркер перебило дыхание, так что она чуть не потеряла сознание. – Вечно вы всё усложняете… хотя, так даже веселее, - не способная реагировать, она пропустила мощнейший удар локтем в лицо. – А это я возьму, спасибо, - с неизменной улыбкой Хоукай обезоружил жертву, завладев её пушкой. Далее последовала подсечка, и крайне болезненный залом руки за спину. Лилу почувствовала, как нога Лестера опустила на спину между лопаток, прижимая её к асфальту, в следующую секунду наручник защёлкнулся и на втором запястье девушки. Буллзай небрежно пихнул пленницу в бок, заставляя перекатиться. – Итак, что дальше, - он взял Цель на мушку и только теперь обратил внимание на неподвижно валявшегося в стороне Гризли, что было немного странно, учитывая сообщение от Маркхэма, полученное меньше минуты назад по внутреннему каналу связи. Инстинкт подсказал убийце лишь один наиболее очевидный вариант произошедшего. – Ты нужна Озборну живой, но я могу сделать так, чтобы ты начала умолять меня о смерти, - Лестер мечтательно, блаженно улыбнулся. – Зови своего дружка сюда, пускай не прячется, тогда сможешь тихо посидеть, пока мы с ним… - он не договорил, так как пришлось реагировать на яркую зелёную вспышку, внезапно возникшую позади.
Паркер первая увидела человека в доспехах и рогатом шлеме, с которым уже встречалась раньше, когда столкнулась с отрядом Гидры в охоте за Фиксером. Буллзай же даже не успел развернуться, как его шея оказалась в стальном локтевом удушающем захвате. Кракен чуть отклонился назад, приподняв Лестера над землёй, заставив беспомощно дрыгать ногами в воздухе. Хоукай попытался перенаправить пистолет таким образом, чтобы выстрелить в голову неожиданному противнику, но тот ухватил его свободной рукой за запястье, отведя дуло в сторону. Убийца рычал, плевался, хрипел и отчаянно старался вырваться, разрядив в воздух всю обойму, но меньше чем через минуту ослаб от нехватки кислорода и обмяк, больше ни на что не способный. Кракен небрежно бросил бессознательное тело на землю, предварительно забрав ключи от наручников, после чего кинул их скованной Лилу.
- Уходи, - промолвил командир Гидры, пнув в сторону девушки пистолет с пустым магазином.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #8 : 03 Январь, 2014, 02:20:37 am »
Common Goal

Лилу не подозревала, что безумна, пока ее безумие не заставило ее потерять последние тактические преимущества. Она не могла даже представить, что с ней что-то не так - каждая ее мысль казалась естественной, как жажда убивать, как сладкий зов, и она не могла поверить, в тот момент, когда Буллзай наносил ей удар в горло, в момент, когда ее дыхание болезненным толчком пропало из-за второго сильнейшего удара, что ее безумие окажется опасней для нее, чем для окружающих.
 Она впилась руками в плечи мужчины, понимая, что не может дышать - ее грудь вздымалась в бесполезной попытке вдохнуть хотя бы крошечный глоток воздуха, ее рот ловил лишь пустоту, не способный донести кислород до ее тела, а перед глазами уже "смеркалось". Она поняла, что скоро просто потеряет сознание, ее хватка ослабла, прошла всего секунда, но для нее она показалась вечностью - девушка и сама, наверно, упала бы, но Меченый помог ей, бросив на землю. Лилу ударилась лицом об асфальт, но в этом не было ничего страшного, синяком больше, синяком меньше, ей давно было все равно. Рот наполнился привкусом крови, металлическим, словно она положила на язык медную монету. Самым плохим было то, что Буллзай, настоящий Буллзай, не она, не его жалкая копия на десять минут, уже застегнул на ее руках наручники, из которых нельзя было высвободиться, и легким пинком перевернул ее на спину. Лилу согнула ноги в коленях, подошвы ее ботинок шоркнули по асфальту, словно она пыталась нащупать опору. Это было просто - ее тело было способно на это, легкий трюк, обычный трюк - всего лишь подпрыгнуть, перевернуться, нанести удар ногой в процессе по его красивому искаженному лицу. Ее равновесие было выверено до миллиметра, Цель была, можно сказать, человеческой пулей. Но только сделать ничего Паркер не успела - на нее уже смотрело дуло ее собственного пистолета. Где-то рядом же должен быть второй, да? Почему так кружится голова, она ничего не соображает... Девушка позволила коленям спокойно упасть в сторону, выгнулась, оцарапав костяшки пальцев и ладони об асфальт, и широко улыбнулась, закашлявшись и захохотав:
 - Это... п... под... дарок... Я теб...бе глот... тку... пер... регрыз... зу.
 Каждое слово давалось ей с трудом - кислород поступал в горло слишком уж экономичными дозами. Ее губы были окрашены в красный от крови. Общая Цель не могла выговорить ни одного вменяемого слова, то и дело прерываясь на судорожную попытку вдохнуть. Но она уже не умирала - и на том спасибо.
 Буллзай сказал ей, что будет пытать ее. Она не боялась - нет, Лилу не была лишена страха, вовсе нет, просто она была почти бесстрашна, чувство, знакомое ей еще с личности Мистера Икс. Только там, где маньяк был уверен в себе потому что был хорош, Буллзай просто считал себя богом, не способным умереть. И теперь так же считала Лилу Паркер. Ее жизнь не оборвется сейчас. Она не умрет вот так, не здесь, не сейчас. Не... не собой?
 А откуда эта мысль?..
 - Иди н.. на... - она уже набрала столь ценного воздуха в легкие, что бы завершить обмен любезностями, но тут случилось нечто совсем необычное... Но не такое уж и неожиданное в связи с тем, что умирать Паркер не собиралась: сзади Лестера появилось свечение, затем - чей-то контур, а потом его схватили в удушающий захват. Это было прекрасное зрелище, ужасное зрелище - эта невероятная сила, словно волна, эти испуганные глаза человека, понявшего, как близка смерть, эта предрешенность... У Лилу кожа покрылась мурашками за этот короткий момент, столь блаженный. Она наконец-то резким рывком переместила тело в сидящее положение, оказавшись на корточках на земле. Когда бесчувственное или мертвое тело Меченого упало на землю (теперешней Лилу это было уже все равно), девушка уже стояла на ногах, молниеносно и даже не глядя поймав брошенные ей ключи и за секунду одолев замок наручников. Растирая запястья, она уставилась на своего неожиданного спасителя - его личность возвратила пинки на чердаке, где была заперта ничтожная маленькая Общая Цель. Этот человек не мог ее спасать, этого не могло быть. Паркер ощутила, как сжимает ключи, когда нос ее ботинка машинально приподнялся, останавливая подпинутый к ней пистолет. Он был не заряжен, и девушка решила не рисковать без немедленной необходимости, поднимая его и садясь на колени перед Кракеном.
 Глаза Лилу остались безумными, не смотря на то, что "Меченый" уже выветривался из ее головы - рано, но и глаза она открыла перед ним на очень недолгое время, тут же прервав контакт. Лилу все меньше нравилось то, что разные люди удерживались в ней по-разному. А раз что-то нравилось или не нравилось Лилу, значит, Лилу вернулась. Пусть и пока чувствовала себя не совсем у себя дома. В ней по прежнему оставалось много от лысого наемника со шрамом в виде мишени, поэтому вместо страха она ощутила прилив веселья от забавного вида этого чувака в рогатом шлеме.
 - Хаха, клевый костюм, брат! - она засмеялась, все еще говоря хрипло, но уже вполне разборчиво. - Слушай, я понимаю, что тебе через твой шлем нихрена не видно, но мы типа как на разной стороне...
 Она быстро нагнулась и схватила свое оружие, оскалившись:
 - Хотя, мне пофигу. До встречи, придурок! - она рванула прочь, побежав. Лицо девушки вдруг стало каким-то рассеянным, головная боль вернулась на пару секунд, Общая Цель на бегу прижала ладонь ко лбу, болезненно сморщившись и помотав головой, стряхивая наваждение. Она была сейчас кем-то между собой и Буллзаем, кем-то нулевым, кем-то пограничным... И это было ужасное чувство.
 Почему Кракен спас ее?! Почему?! Она бежала туда, куда и вовсе не собиралась отправляться - она искала Мистера Икс. Диск... Девочка в машине... Ее ручка на стекле... Кровь, смерть, жажда... Кто же она? Кто она?
 Ей хотелось бежать и никогда, никогда не останавливаться.



Eric O'Grady

- Бла-бла-бла! Я ничегошеньки не слышу! Совершенно ничего!
 Эрик отказался от возможности слушать, состоявшийся между Паладином и Черной Вдовой, диалог. За годы своего существования Эрик успел выяснить несколько простых истин, которые очень помогают жить, вроде «Не открывай окно, когда сидишь на заднем сидении, если твой приятель с переднего пассажирского кресла, решил сходить по-маленькому, а времени на остановку нет» и «Меньше знаешь, дольше проживешь – много знаешь, крепко спишь, крепко и глубоко». И Муравью было немного не по себе при мыслях о том, что с ним сделает Осборн, если ему вдруг вздумается, что ирландец знает больше чем говорит, а говорит он очень много.
 Пол и Наташа активно двигали челюстями, вверх-вниз. Они могли обсуждать секретный план по свержению железной звездно-полосатой задницы с карамельного трона или, с меньшей долей вероятности, обсуждать пироги.
 «Пол, этот пирог с яблоками, попробуй его», - говорит Вдова. «К черту яблоки! К черту пироги! Я хочу бургер, хренов американский, блин, бургер!» - орет Паладин и размахивает пушкой.
 Следующие события происходили со скоростью переключения светофора с желтого (оранжевого?) на зеленый свет. Все что Эрик смог понять – Паладин трясется в эпилептическом припадке, Вдова кроет всех и вся отборнейшим русским матом, Призрак всех поимел. Как будто это кого-то еще удивляет? Бросаться в погоню за шпионом смысла не было. Одного геройского поступка за год было вполне достаточно. О’Грэди бросился к Паладину. Способов помочь приятелю он не видел, но с принципом работы тазера был знаком не понаслышке, Эрик был уверен, что Деннинг все еще жив и вскоре придет в себя.
- Пол? Дружище, ты меня слышишь?.. Чувак, кажется, ты только что обмочился… Мы. Мы оба обмочились.



Mr. X

- Он будет в порядке минут через пятнадцать, только подкрепление от Озборна появятся тут уже через пять, поэтому вам нужно срочно сваливать отсюда, немедленно, - Вдова вытянулась в полный рост, глядя на Эрика сверху вниз. – Это твой шанс О’Грейди, используй его, не бросай на полпути то, что начал, или будешь работать на чокнутого маньяка до конца своей жизни, который может наступить гораздо раньше, чем ты планируешь, если будешь продолжать в том же духе. Уноси Дэннинга, он себя раскрыл, для него назад дороги нет. Скройтесь где-нибудь в городе, залягте на дно и не светитесь, я попытаюсь вернуть диск, если не удастся, то мне придётся вернуться обратно в Куб, чтобы быть в курсе следующего шага Нормана. Выждите какое-то время, в пределах месяца я на вас выйду, если этого не случится, ищите Мэтта Мёрдока или Сорвиголову, они вам помогут. Время пустой болтовни прошло, пора действовать – лучшей возможности избавиться от Гоблина у тебя не будет, так что решай прямо сейчас. Только сделай Полу одолжение, если сдрейфишь идти против Озборна, лучше убей его прямо сейчас, быстро и безболезненно, пока он ничего не понимает и не чувствует, потому что от Нормана ему этого не дождаться, - с этими словами шпионка бросилась к выходу с крыши, вниз, туда, где предположительно скрылся Призрак. Похоже, она всерьёз полагала, что ещё может его достать. Муравей же остался в одиночестве с бессознательным Паладином. Наёмник ничего не мог ему ответить, лишь прерывисто дыша. – Ты хороший парень, О’Грейди, я в тебя верю, не заставляй меня жалеть об этом, - крикнула Белова напоследок.

Лилу бежала вперёд, но её окружала пугающая тишина, разряжаемая лишь звуком шагов девушки. Городской квартал превратился в самое настоящее кладбище. Она не могла найти никого живого. Обернувшись, Паркер не увидела бы даже Кракена, который растворился в воздухе, словно его и не было. Цель не видела никаких признаков Мистера Икс. Обломки взорванного здания свалились мрачной, устрашающей горой, отдалённо напоминая величественную насыпь над чьей-то могилой. Если маньяк оставался внутри дома в момент детонации, то его шансы на выживание были минимальными. Да, он мог справиться практически с любым противником в рукопашной схватке, но ничьи возможности не являются безграничными, у каждого существует предел, до которого можно дойти и не вернуться назад. Будь блондин всё ещё жив, вряд ли бы он до сих пор не проявил перед Лилу своего присутствия. Даже вертолёты, вызванные им для поддержки и до недавнего момента кружившие в небе над полем боя, пропали, скорее всего, вернувшись на базу или откуда они там прилетели. Паркер осталась сама по себе, окружённая гнетущей пустотой… как вдруг, неожиданно прямо перед ней появилась немного запыхавшаяся Белова, по виду явно кого-то преследовавшая. Наткнувшись на девушку, русская немного опешила от неожиданности, но быстро дала понять, что для конфликта нет причин, примирительно приподняв руки вверх, в одной из которых блондинка сжимала пистолет:
- Спокойно, я здесь не по твою душу, - Вдова осмотрелась кругом, словно пыталась кого-то найти. – Вот зараза... - она всплеснула руками и бросила на Цель долгий, пристальный взгляд. – Диск с твоими воспоминаниями - Призрак взял его… боюсь, что он теперь у Озборна или будет там очень скоро… мне жаль, но, похоже, это конец, и тебе лучше уходить отсюда, пока ещё можешь, если только не хочешь закончить в роли лабораторной крысы на разделочном столике для вскрытий, а так и будет, как только люди Нормана возьмут тебя, - Елена с сожалением покачала головой. – Ты смогла вырваться… а диск… это просто воспоминания…



Common Goal

В какой-то момент силы почти покинули Лилу - дело было не в побоях, не в усталости, не в полнейшей изношенности любых способностей ее тела к постоянной борьбе и передвижениям. Дело было в ней самой, в чем-то внутри головы Общей Цели - личность Меченого оставляла после себя похмелье, боль, слабость. Лилу не испытывала такого никогда ранее, но и так было ясно, что с ней за хрень происходит - вины Буллзая здесь не было, это не великая любовь, просто она буквально выпнула его из своей головы, каким-то волшебным образом, и это было больно-больно-больно.
 Ладонь Паркер уткнулась в стену, девушка перевела дыхание и подняла лицо, и вдруг увидела перед собой Белову - Черную Вдову-фанатку, противную бабу, с которой Паркер сказала от силы пару слов. Цель не подозревала ту в обмане - она вообще просто не доверяла ей, потому что рожа ей ее не нравилась. Но каких-то особых ощущений, вроде мурашек по коже или непонятной неприязни, в принципе не было. Что не мешало Паркер тут же потянуться за пистолетом - в ее движении было что-то настолько заученное, замученное, усталое, как будто Общая Цель уже наработала руку в этом движении - достать пушку, выстрелить, еще, еще, побежать, получить по морде, оклематься, встать, пойти. У нее просто не было сил, и хотелось уже послать всех на хрен и сесть где-нибудь на асфальте, но инстинкт выживания оказался зверской силой - Паркер оставалось им только восхищаться. Ее жалкое существование было по какой-то причине выше ее разума - Лилу защищалась по инерции, даже если уже не было сил.
 Однако Елена не атаковала ее, хотя Лилу и ждала этого от Громовержца. Блондинка подняла руки, как будто не успела бы пристрелить Цель, если бы та рыпнулась, но сам жест был приятным. Паркер все еще держала пистолет направленным на русскую, просто потому что Буллзай, похоже, окончательно попал из ее головы, по крайней мере его офигенные боевые навыки, и эта крутая шпионка в латексе легко могла бы завязать Лилу в узел при желании.
 - %$§&$, да ты первая! - на выдохе усмехнулась Лилу в ответ на слова о том, что Белове нужна не она. - Где Призрак? Где Мистер Икс? Где этот %$§%$"§ диск?! - у Паркер стучали зубы. - Отвечаю, я вас всех прикончу, если не найду его, как вы меня все достали!
 Елена сказала еще несколько фраз, которые резанули Паркер как нож. Она с силой сжала пистолет, взбешенная этой манерой шпионки строить из себя Мать Терезу, все эти вздохи и ахи. Как будто Паркер не слышала о работе, которую эта баба выполняла за бабки. Как будто русская вообще могла понять, через что сейчас проходит Общая Цель!
 - Это конец когда я скажу!!! - закричала Лилу, согнув руки и направив пистолет вверх - она просто поняла, что может и пристрелить блондинку к чертовой матери. А какая разница-то? Сколько она убила за последние дни? Что уж мелочиться? Эта мысль успокоила Паркер вмиг, словно вылитое на нее ведро воды. - Я и так уже лабораторная крыса, мне уже все равно.
 "Это просто воспоминания" - слова звучали как голос разума. Лилу никогда с ним не дружила - слишком эмоциональная, слишком активная для самой себя, слишком буйная.
 - Это моя жизнь.
 Девушка сжала зубы, сощурив глаза.
 - Где Призрак? Куда он направляется?
Заявка: Узнать направление, ломиться туда, будь что будет.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #9 : 03 Январь, 2014, 02:36:49 am »
Mr. X

- Призрак исчез на моих глазах, растаял в воздухе и сейчас может быть где угодно. Если уж я не смогла его вычислить, то у тебя точно нет никаких шансов, - Белова действовала на удивление тактично и обходительно, что даже немного раздражало. – Послушай, не знаю, что с Иксом, но в последний раз я видела его за пару минут до взрыва на крыше с Горгоном, оба были готовы вцепиться друг другу в глотки, как два одержимых бойцовских пса, совершенно не подозревая о бомбе, так что вряд ли ему удалось оттуда вовремя выбраться. Каким бы он ни был крутым, даже ему не под силу пережить такое, - в голосе Вдовы не чувствовалось ни капли сожаления, даже скорее наоборот. При одном упоминании о маньяке её чуть заметно передёргивало от отвращения, жизнь и смерть психопата беспокоили шпионку в последнюю очередь. – Озборн хочет препарировать тебя, залезть внутрь головы, узнать секрет того, что Гидра сделала с тобой, получить доступ к технологиям создания аналогичных солдат. Нельзя этого допустить, - она резко выпрямила руку, наставляя пистолет прямо в голову Цели. – Я совсем не та, за кого ты меня принимаешь, и нет времени для подробных объяснений, в любой момент сюда может нагрянуть целая армия агентов М.О.Л.О.Т.-а. Мы не враги, но я не могу позволить Норману добраться до скрытых в тебе тайн, от этого слишком многое зависит. Не заставляй меня спускать курок, просто уходи, чёрт возьми, беги и не оглядывайся, пока ещё есть возможность! – от безысходности прокричала русская, когда напряжение между двумя вооружёнными женщинами достигло своей наивысшей точки. – Нет никакого резона верить мне на слово, как и нет ни одной причины мне тебе врать, но обещаю, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы найти эти воспоминания и вернуть их. Я правда понимаю, каково это. Пускай со мной лично подобного не случалось, но были не чужие мне люди, которых лишали их памяти, и они стремились вернуть собственные воспоминания, восстановить прошлое, только что толку, если ты не сможешь ими воспользоваться, а именно так и будет, мёртвым уже ни до чего нет дела. Ты права – ничего не кончено, но обязательно закончится, как только тебя схватят. Пока ты на свободе, пока жива, можно продолжать надеяться и бороться, а здесь и сейчас уже не осталось ничего, что можно сделать, - Елена плотно стиснула губы, вцепившись в Лилу тяжёлым взглядом, не оставляющим сомнений в мгновенной реализации высказанных намерений, а направленное точно в лоб дуло пистолета, сжатого в твёрдой, крепкой руке, служило дополнительным, но не менее убедительным аргументом.



Common Goal

- Не тебе решать, есть у меня шансы или нет!!! - Паркер вновь наставила пушку на Белову, понимая, что совершенно поддается истерике, которая давненько уже подкладывалась к ней, да времени найти не могла. И вот теперь Лилу просто буквально трясло, молодая женщина находилась в таком взвинченном состоянии, что уже не могла держать себя в руках. Это как в ситуации, когда ты настолько зол, что даже не собираешься пытаться контролировать свою злость. Только сейчас Общая Цель даже уже не была зла - она ничего не ощущала, по крайней мере ничего из списка эмоций, что были ей знакомы. Ее будто забрала огромная волна, лавина, и весь мир встал с ног на голову, а Паркер была оглушена и слепа, болтаясь в темном, холодном пространстве, не зная, где низ, а где верх...
 Слова Черной Вдовы звучали как из под воды - Паркер вообще не улавливала смысл целых предложений, хотя и отчаянно пыталась. Ее судьба, ее целая жизнь - Лилу говорили, что она должна рискнуть ею и бросить все, сбежать в надежде когда-нибудь вновь обрести этот шанс. Но как она могла ждать? Как она могла жизнь без знания, когда, где, как она вновь найдет этот диск и случиться ли это вообще? Лилу вновь удивилась тому, как сильна ее жажда этих знаний, будто она могла что-то изменить из тех разрывающих душу, жутких видений, что увидела из своей прошлой жизни столь недавно. Будто она могла спасти, найти ту девочку, боже, боже, ведь это не иной мир, это сраное прошлое, оно уже БЫЛО, и узнав его, она станет еще несчастнее, так почему?.. Паркер казалось, что кто-то пнул ее в душу кирзовым сапогом.
 Каким-то образом Беловой удалось почти насильственно поймать и удержать расплывающийся взгляд Общей Цели, заставить ее сконцентрироваться. Паркер дышала через раз, дрожа внутри, как чертова осинка. Елена была шпионкой, убеждение людей, вызывание доверие - это все записано в описании работы... Но если хоть на секунду допустить, что она не врет? Тогда бежать - единственный шанс? Но она ведь решила никогда не убегать, никогда не сдаваться. Где тонкая грань между разумным решением и трусостью? Есть ли она вообще? Паркер стояла и смотрела на губы Черной Вдовы, говорящей слова "ничего, что можно сделать". Лилу хотелось пустить пулю в блондинку, за то, что Цель почему-то поверила ей - что-то было в ее интонации, да и в отсутствие попытки убить Лилу. Вот это поистине критерии для доверия! Глубоко вдохнув, Паркер бросила взгляд на шпионку, ища в ее лице доказательства лжи и панически боясь найти их. А затем отчаянно зацепилась за взгляд русской... и бросилась бежать.
 Бег был вторым существованием - уже естественный, привычный. Она бежала, и беды будто бы временно отставали от нее. Ее ноги касались земли и тут же отталкивались от нее, ее дыхание становилось ровнее и тяжелее, а кровь превращалась в густую кислоту. Ее голова с каждым шагом отдавалась болью, ее тошнило, все кружилось. Паркер почти не разбирала дороги - а зачем? Что ждет ее на том конце бега? Ничто? Смерть? Великое счастье? Почему-то она не надеялась на последнее. Внезапно краем глаза девушка поймала что-то неподалеку от себя и судорожно затормозила, в последнюю секунду едва не попав под капот автомобиля, резко остановившегося возле нее. Подошвы Лилу затормозили, она едва не упала, раскинув руки, а затем спохватившись и прицелившись, отчаянно и машинально. Но, едва увидев водителя, девушка чуть не упала в обморок от успокоения - это был Блок, &%§%$ый телохранитель Икса! Глаза девушки за секунду обыскали машину, но маньяка в ней не было. Неужели он и правда мертв?.. Сейчас Лилу была слишком нестабильна, чтобы понять, что думает об этом. Не тормозя больше ни секунду, Общая Цель распахнула заднюю дверцу машины и запрыгнула внутрь, сжавшись на последнем сидении.



Eric O'Grady

Эрик был настолько в дерьме, что быстрее было бы добраться до дна и принять там свою смерть с распростертыми руками, чем пытаться выплыть и принять смерть не преодолев и четверти пути. Очередная миссия провалена, но и это не самая плохая новость, коих присутствует большое количество, тут вам и дружественный огонь и пособничество предателю и попытка дезертировать.
Какого хрена, Эрик?! Переиграл в Gears of War?! Мать твою, на кого ты стал похож, на героя! На кусок клише в панталонах! Стопстопстопстоп… Нужно просто немного расслабиться, вдох-выдох, вдох и выдох. Сейчас ты проснешься обычным самовлюбленным эгоистом-засранцем, обычным собой. Умоешься и увидишь в зеркале хитрую ирландскую морду, которая ворует еду и газировку из автоматов и шастает по платным порносайтам с компьютера начальника… %@$, только не плачь…
 Вдова была права. Шаг назад и Эрику до конца жизни придется лизать задницу рыжему кудрявому психопату, что скорее всего продлиться не так долго и в конце концов один рыжий убьет другого и вот личность того самого убийцы не вызывала ни малейших сомнений. Или сбежать от старого хозяина, прощай «Принеси газету» и «Принеси мой грязные тапочки!», надо только разгрызть этот чертов ошейник, сделать подкоп под забором, пометить любимый куст роз хозяина и бежать, что есть сил. Впереди горы костей и толпы кошек, которые желают, чтобы их кто-нибудь гонял. Что О’Грэди очень нравилось, если опустить весь символизм, оставив только манипуляции с кустом роз.
 - Ты хороший парень, О’Грейди, я в тебя верю, не заставляй меня жалеть об этом – Вдова сиганула с крыши.
- Не заставлю! – выкрикнул Эрик ей в след, а затем менее решительно, как-то даже по-детски добавил – Я люблю тебя, сумасшедшая русская… Блин! Ладно, мистер «Пол Деннинг», если это твое настоящее имя, конечно, план действий такой – ты приходишь в себя и придумываешь новый план действий. Пол?.. Ты меня слышишь? Черт! – Эрик с трудом закинул Паладина на плечо, направился к лестнице. Дом был эвакуирован, так что вломиться в любую квартиру или даже несколько и обчистить их на предмет гражданской одежды, наличных и ключей от машины было сущим пустяком. Через какое-то время из подъезда вышли два приятеля, точнее вышел один (высокий длинноволосый блондин, с усами порнозвезды семидесятых, в очках шерифа, джинсовой жилетке, узких джинсах и тяжелых ботинках), он тащил с собой пьяного друга, который был не в силах идти (бородатый человек в свободной одежде). Из карманов у обоих торчали мятые зеленые банкноты, некоторые из которых вываливались по пути. В руках у блондина была связка из, примерно, десятка ключей от автомобилей. Трясущейся рукой блондин водил перед собой ключами, зажимая кнопку отключения сигнализации, направляя их на автомобили. Наконец, хитрый план сработал парень с ключами загрузил в машину своего нетрезвого друга и оглядываясь по сторонам медленно тронулись. Вряд ли солдаты М.О.Л.О.Т.а все еще блокируют дороги, после того мощного взрыва (одна жирная заявка).



Mr. X

Эрик сделал свой выбор, и грядущие последствия не сулили ему ничего хорошего, но до тех пор, пока рок принятого решения не ошпарит его кипятком, удача, хоть и криво, всё же улыбалась О’Грейди, так как ирландцу удалось покинуть район без дополнительных приключений. Теперь назад дороги не было, ни для него, ни для Паладина. Человек-Муравей, как заправский фаталист, поставил всё на “зеро”, терять ему больше нечего.
Что касается Лилу Паркер, то её ситуация также выглядела как чистейшее стечение счастливых обстоятельств, как иначе можно назвать столь неожиданную и нежданную встречу с Блоком. Однако тучный островитянин не выглядел удивлённым, чёрт, да его татуированная морда не выражала вообще никаких эмоций. Он воспринял поведение девушки как нечто само собой разумеющееся. Стоило Цели лишь только захлопнуть дверцу, как машина тут же тронулась с места, развернувшись прямо посреди дороги вопреки всем правилам дорожного движения, чуть не вызвав аварию. Автомобиль двигался медленно, но верно. Телохранитель не произносил ни звука, казалось, он даже не смотрел на девушку, частично отражавшуюся в зеркале заднего вида. Они куда-то ехали, в какое-то определённое место. Очевидно, Блок обладал готовыми указаниями, как и что делать, и теперь планомерно их исполнял. Вот Бруклин остался позади, впереди замаячил Манхэттен. Видимо, их путь лежал куда-то в центр города, не иначе, по крайней мере, именно такое впечатление сложилось у Лилу, которая без труда могла отслеживать маршрут, отмечая про себя улицы, повороты, отдалённо знакомые места. В какой-то момент тачка съехала с проезжей части на подземную парковку высоченного небоскрёба, ничем особенным не выделявшегося среди всех прочих.
Телохранитель заглушил мотор и вышел, открывая дверцу перед Паркер. В глаза сразу же бросились створки лифта, ведущего к многочисленным этажам. Как только оказались внутри, мужчина вдавил своим массивным пальцем кнопку с номером 23, и кабина плавно заскользила вверх. До остановки прошла почти минута, тянувшаяся невероятно медленно, а громила неподвижно стоял, уставившись перед собой и сжав ладони в замок. Звуковой сигнал дал знать, что цель достигнута, можно выходить, но Блок не торопился, как будто вовсе и не собирался покидать лифт. А вот у Лилу выбора, похоже, не оставалось, тем более что в открывшемся перед глазами помещении, являвшемся чем-то вроде уютно обставленной комнаты для гостей, на диване в форме полумесяца кремового цвета, спиной к гостям, так, что видно лишь светловолосый затылок, кто-то сидел. Почувствовав задержку, мужчина повернул голову, и Цель узнала выточенный будто из мрамора профиль Мистера Икс. Маньяк поднёс к губам наполненный на четверть стакан с кубиками льда на дне и сделал небольшой глоток некой, по всей видимости, алкогольной жидкости светлого оттенка, скорее всего, виски.
Как только Паркер сделала шаг вперёд, и подъёмник за ней захлопнулся, убийца поднялся на ноги, развернувшись к ней. Он опирался на вложенный в ножны самурайский меч, как на трость, один из тех, что были при нём ещё в Кубе, отнятые впоследствии Горгоном, а в области живота отчётливо виднелся свежий хирургический шов, закрывавший проникающее ранение. Блондин держал на лице одно из своих мрачно-загадочных выражений, пристально глядя на Лилу сквозь чёрные стёкла очков. Прежде чем хоть один из них успел что-то сказать, раздалось уже знакомое гудение сотового телефона блондина. Переместив стакан в руку, опиравшуюся на меч, Икс запустил освободившуюся кисть в карман штанов. Он раскрыл крышку, лишь мельком взглянув на миниатюрный экран, где должен был высветиться номер звонившего… как вдруг, аппарат заискрил электрическими разрядами, но психопат даже не вздрогнул. Тут Цель ждал самый настоящий сюрприз, так как из трубки в буквальном смысле вылез… Призрак!
- Как договаривались, - прошипел шпион, извлекая из отделения костюма диск. – Я скопировал сюда с предыдущего носителя всю информацию, касающуюся прошлого мисс Паркер. Норман Озборн не получит доступ к данным сведениям, - тонкие пальцы опустили коробочку на журнальный столик, стоявший перед диваном. – Моё вознаграждение?
- Переведено, - спокойно ответил Икс.
- Было приятно иметь с вами дело. Если что, я всегда на связи, - маньяк нажал несколько кнопок, после чего Призрака вновь затянуло в телефон.
Мужчина сложил его и сунул обратно в карман, вернув бокал в прежнюю руку и сделав очередной глоток, испытывающе смотря на девушку.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #10 : 03 Январь, 2014, 02:54:05 am »
Common Goal

Лилу была в настолько плохом физическом состоянии, что всю дорогу в машине молчала, откинувшись на спинку сидения и прижав голову к стеклу, не замечая, что оставляет на ней уродливый красный отпечаток. Либо ей казалось, либо у нее и правда была рассечена губа минимум в двух местах, а еще девушка опасалась за свои зубы - Буллзай не скупился на удары, когда избивал ее. Кстати о Меченом - мужчина полностью выветрился из психики Общей Цели, оставив после себя грязные следы. Дрожь проходила, Паркер не то, чтобы впала в шок, а скорее просто обмякла от усталости - моральной и физической. Водитель тоже не помогал завязаться приветливому разговору. Не смотря на то, что Лилу за довольно короткий срок научилась воспринимать Блока как предмет мебели, находиться с ним наедине ей все же было крайне некомфортно... Точнее было бы, если бы сейчас ей не было откровенно плевать, с кем она и где. Она была в сравнительной безопасности хотя бы на пару минут - черт, а это больше, чем у нее было за долгое, долгое время. Это все еще могла быть ловушка, кричала паранойя, свежеобразовавшаяся внутри сознания Общей Цели, ты видела такое, как ты еще можешь кому-то верить? Вспомни, кто спас тебя от Меченого, идиотка!
 Машина остановилась, и дрожь вдруг вернулась вместе с тянущим ощущением в животе. Во рту пересохло, что не улучшило кровавый привкус. Паркер поняла, что волнуется, волнуется, как школьница перед экзаменом. Откуда такая метафора? Она даже никогда не сдавала экзаменов, по крайней мере на своей памяти. Ладони Лилу машинально соединились, словно она успокаивала сама себя, когда девушка шла за бугаем по коридору в лифт, а потом - в комнату, в которой...
 Едва увидев Икса, Паркер чуть не осела на пол, просто от чувства какого-то неосознанного, чудовищного облегчения. Это было нехорошо - она так и знала, что этим закончится. У нее выработается реакция на этого мужчину как у собаки Павлова - она будет видеть в нем безопасность и защиту, а ведь именно ее тупость даст ему шанс прикончить ее, если ему захочется. Не смотря на все слова маньяка, Паркер по прежнему боялась и не хотела ему верить - разумом. А чисто на инстинктах она просто ничего не могла с собой поделать - он столько раз спасал ей шкуру за какие-то жалкие дни, что Общая Цель просто не могла воспринимать его иначе, как какого-то спасителя, броню вокруг себя, которую не пробьет ничто.
 Икс ничего не говорил, просто смотрел на нее, стоя в спокойной, расслабленной позе. Паркер, сердце которой билось где-то в горле, вновь подумала, есть ли у этого человека вообще пульс, а если есть, убыстряет ли она темп хоть когда-то? Ей стало стыдно и за свой внешний вид и за свое ужасное заплывшее, наверное, лицо, и за подкашивающиеся колени, и за нервозный вид. Хотя бы безумные глаза были скрыты за очками. Лилу вот так стояла и смотрела на Икса, а ее обычная болтливость вдруг куда-то провалилась - девушка не могла и слова произнести. Просто торчала на одном месте эти мучительные секунды, а голова отказывалась думать.
 И вдруг случилось то, что выбило Лилу из колеи. Если это вообще еще можно было сделать. Трудная задача, но появление Призрака, из гребанного телефона Икса, с диском!, буквально снесли Лилу голову. Она замерла, услышав короткий диалог между двумя мужчинами (она смутно относила Призрака к мужской категории, хотя кто знает, какие у этого придурка наклонности), так сильно сжав руки, что те побелели. А, едва в руки к маньяку попала маленькая коробочка, из груди Лилу вырвался тихий, нервный выдох, словно легкие отказывались удерживать воздух. Она только что поняла, как обычно бывает в совсем неподходящий и несвязанный момент, что все это время держала в руках один из пистолетов. Поняла, когда тот выскользнул из ее ослабшей ладони и упал на ковер с глухим коротким стуком, который в восприятии Лилу был похож на плюханье чего-то в лужу. Если бы сейчас обрушились стены, в комнату ворвались бы слоны и носороги как в "Джуманджи" или лысый, выглядящий как чмо Смотритель появился бы в небе, Паркер ничуть не удивилась бы. Ее мир только что стал чем-то сюрреалистическим, отдельным от нее самой.
 Она отвела глаза от коробки, хранящей всю ее жизнь, и прижала обе трясущиеся руки к лицу, чтобы унять невероятное головокружение. Опять одна неподходящая мысль пришла в голову - у нее, наверное, сотрясение. Но для этого уже было поздновато - теперь она готова была бы выйти из могилы, чтобы получить то, за что билась против всего мира. Ее жизнь.
 Девушку вдруг прошиб озноб - она почти увидела, как рука Мистера Икса в шрамах и татуировках хватает диск, как уничтожает его или крадет, отнимает... Лилу сдержала порыв дернуться и рвануться к куску пластика, лишь сделав медленный шаг. Затем еще один - словно училась ходить заново. Она как-то моментально оказалась уже возле психопата, и через призму своего состояния увидела, как тянет руку с разбитыми костяшками и следами ожога к бокалу в руке Мистера Икс, вынимает стакан из руки блондина и залпом выпивает все, что в нем осталось. Вкус алкоголя обжег ее, как огонь, но вдруг девушка ощутила необходимый ей пинок под задницу - адреналин теперь был направлен в нужное русло, а именно - в действия, а не в шок и тряску.
 Она посмотрела на Икса, потом - на диск, потом - снова на Икса, с уколом боли вдохнула в грудь воздух и сказала нехорошее слово, выражавшее все ее душевное состояние и прозвучавшее в изящных апартаментах маньяка как что-то инопланетное.
Мне страшно. - вдруг подумала Лилу, ясно и четко, и эта мысль словно окатила ее ледяной водой. Ей было так страшно, что она готова была бы прямо сейчас броситься прочь от диска, от ее прошлого, в котором все равно не будет ничего хорошего, а если и будет, то грош ему теперь цена. Поблагодарив себя за то, что не додумалась сказать эту мудрую фразу Иксу, девушка, словно завороженная, протянула руку к коробочке и подняла ее, держа, как святой Грааль.



Mr. X

Воображение Лилу играло с ней в странные игры, но, вопреки всем фантазиям, Икс ничего не сделал с диском и даже свободно позволил завладеть выпивкой, не выказав ни тени раздражения. Когда же Паркер опасливо потянулась к коробочке, блондин медленно отшагнул в сторону, заметно прихрамывая, стараясь двигаться как можно осторожней, чтобы не дать разойтись совсем ещё свежим швам.
- Он твой, без каких-либо условий, - наконец, разрешил все сомнения измотанной девушки блондин. – Тебе предоставят технику, помещение и неограниченное количество времени в этом здании для ознакомления с содержимым диска, но сперва две вещи. Первая, - убийца кивнул головой на диван. Проследив за ним, Цель увидела бы небольшую коробку в дорогой подарочной упаковке, ловко обвязанную изящной лентой, которая лежала там с самого начала, не привлекая к себе внимания. – Открой и можешь забрать то, что внутри, себе, это лично от меня, небольшой подарок… на память, - мужчина дал Цели время для произведения всех необходимых действий, вплоть до открытия крышки и первичного изучения находки, коей оказались тёмные, солнцезащитные очки, совершенно обычные на первый взгляд, только немного тяжеловатые. – Они разработаны по технологии контроля особых возможностей, аналогичной твоему текущему блокиратору, но с определёнными модификациями. Основа из адамантия, так что их практически невозможно разрушить. На дужках установлены сенсоры, которые будут считывать импульсы мозга. Благодаря этому механизму, очки невозможно будет снять с головы против твоей воли, пока мозг создаёт даже самую минимальную активность. Чем сильнее прилагаемое физическое усилие, тем крепче они держатся – система обратного противодействия. Но главный секрет в стёклах. Линзы изготовлены по методу нестабильной материи, изобретённой Ридом Ричардсом, и способны изменять собственную пропускную способность. Когда захочешь применить способности копирования, просто подумай об этом, сигнал передастся очкам, всё заработает автоматически, и больше никаких лишних движений рукой, только реакция со скоростью мысли. Впрочем, ты по-прежнему будешь вбирать в себя всех в радиусе обзора, этого очки не исправляют, - Икс вновь замолчал, позволяя Паркер по-новому взглянуть на сложнейший технический прибор под видом обычного модного аксессуара. – Теперь вторая вещь, - маньяк, не спеша, прошагал до окна и уставился вниз. – Время встретиться с нашим общим другом, после этого ты будешь предоставлена самой себе и сможешь свободно решать, что делать дальше. Сейчас я расскажу кое-что, а затем задам вопросы, которые станут для тебя ответом на многие вещи и расставят всё на свои места, - блондин сделал продолжительную паузу, собираясь с мыслями. – В своих странствиях я объездил весь земной шар, и в Монголии мне случайно довелось услышать один местный миф о сотворении мира, который неожиданно вспомнился с невероятной чёткостью и ясностью. В нём пересекаются пути хищника и добычи, степного волка и косули. По всем законам природы один должен уничтожить другую, однако иногда происходит совсем не то, что положено. Двое странствуют каждый в своём собственном мире, две пересекающиеся невозможности, способные преодолеть барьер своей сути. Из столкновения противоположностей рождается нечто совершенно новое, крепнущее на силе противоречий, - Икс снова встал лицом к Общей Цели, наградив её очередным пристальным взглядом. – А теперь мой вопрос – кто такой, лучший друг маньяка-убийцы? Кому может быть что-то должен человек, вроде меня? Чьи просьбы я стану выполнять по доброй воле? Скажи мне, Лилу Паркер.



Common Goal

Лилу держала диск, держала так, словно еще секунда, и он испарится из ее рук, просыплется песком между пальцами. Он зачаровывал девушку, но в то же время чувство невероятной реальности происходящего пришло к ней, как гром среди ясного неба. Вот он - здесь, в ее руках. Она никогда не была ближе к своей прошлой жизни. Паркер привыкла ощущать себя пустой оболочкой, в этом, в конце-концов, была вся ее суть, но сейчас это название приобрело совсем новый уровень значительности. Не только другие личности, способности, особенности характера, привычки и наклонности могли заполнить ее остриженную голову. Но целая жизнь, целый мир, огромный отрезок непередаваемой, забытой, пугающей, непредсказуемой жизни.
 Девушка с трудом оторвала взгляд от диска, посмотрев на маньяка, указавшего ей на красивую подарочную коробку, на которой даже была лента. Паркер никогда не видела ничего такого в своей сознательной жизни - Гора Громовержцев не очень славилась благоприятной обстановкой для вручения презентов своим любимым и близким, а что уж говорить о Синдикате или учителе... И вот теперь у нее был свой собственный подарок, а Общая Цель на долю секунды ощутила себе ребенком перед новогодней елкой. Но это чувство тут же прошло. Она не была ребенком. Еще несколько минут она может говорить о себе, что никогда в жизни не была младше двадцати трех лет.
 Брюнетка медленно подошла к дивану и присела на корточки возле него, скрывая невозможность стоять на ногах. Она была так слаба, что могла просто свалиться на пол и потерять сознание, но не теперь. Ничто больше не могло ее задержать. Ни старуха с косой, ни сотрясение мозга, ни еще хрен-знает-что внутри ее избитого тела. Развязав бант, Лилу открыла подарочную упаковку с аккуратностью человека, никогда раньше не получавшего даров и ценящего каждый сантиметр подарка. Мистер Икс и без того столько дал ей... Ее форму, ее оружие, ее гребанную память, наконец! И Лилу по прежнему не могла понять, как ее жизнь может стоить дороже денег, потраченных на все эти бесценные вещи, каким образом ее физическое существование может быть эквивалентно таким невероятным суммам... Не говоря уже о том, что этот человек был серьезно ранен из-за нее, и это была только одна рана, а сколько других повреждений получил маньяк? Не так много, как она сама, конечно, но это скорее вопрос ее неуклюжести и дури. Паркер боролась за свою жизнь, как загнанный в угол волк, однако стоило признать, что эта жизнь несет довольно мало смысла с точки зрения вселенной, людей, да кого угодно. Что хорошего она сделала? Кому помогла? Жила и жила себе, стреляя, убивая, грабя, сходя с ума. Вот и все.
 Странно - маньяк лишил жизни такое безумное количество людей, ради своей мании, ради развлечения, или тренировки, или просто из скуки. И среди этих мертвых были великие, сильнейшие, просто не достаточно умные, сильные и умелые по сравнению с блондином. А она - шавка, которую то и дело, что кто-то подбирал на улице, пригревал, чтобы она потом предала его, кинула и сбежала к следующему хозяину, без единого исключения; и она - жива. Его стараниями.
 В коробке были очки, один вид которых сразу выдал их назначение. Лилу не могла поверить, держа их на весу на ладонях, будто могла случайно сломать столь прочную конструкцию просто силой своей неловкости и глупости. Губы Общей Цели приоткрылись, она замерла, рассматривая подарок со всех углов. Это был ее шанс выжить. Очки Озкорпа, которые, наверняка, имели какие-нибудь встроенные пакости от Нормана Озборна на случай неповиновения, больше не были ей нужны. Они казались рухлядью по сравнению с подарком Мистера Икс. Теперь ей не нужно бояться, что Озборн может смотреть через ее глаза, что может выследить ее.
 Девушка вновь встала, закрыла глаза и стянула с них свои красные стекла, чуть-чуть забрызганные кровью, поцарапанные, грязные, и равнодушно оставила их на столике. Не поднимая век, Цель медленно надела новую пару, на секунду задержавшись, а потом раскрыв глаза.
 - Минимальная активность мозга - мой конек. - ее голос прозвучал как чей-то. Паркер повернулась к маньяку. Эти очки почти не искажали реальность - не больше обычных солнцезащитных. А чего она ждала? Спецэффектов? Говорящей скрепки, как в WORDе? Общей Цели очень хотелось бы что-то сказать, но она просто не могла найти слов. Как благодарить кого-то, если вообще не можешь понять его мотивы, причины его благосклонности? Лилу очень многое в жизни воспринимала как должное, как исходный материал, на думая о причинах и истоках, но сейчас не могла обойти эту мысль.
 - Слушай, Икс... - дурацкое начало уже готовилось привести к жалкому продолжению. - Что бы ни было... там... - девушка указала рукой на диск. - ... все равно я уверена, что никто для меня не сделал больше тебя.
 Маньяк избавил ее от мучительных слов, заговорив вновь. Теперь она слушала, как завороженная каждым словом. При этом взгляд Мистера Икс, ощутимый прямо через непрозрачные стекла его очков, буквально гипнотизировал Лилу, заставляя напрячься. Он был пристальным, бурящим, почти физически ощутимым. Лилу захотелось отвернуться или отступить назад, просто чтобы не свихнуться. Но она продолжала слушать и продолжала смотреть в ответ. И смотрела, когда был задан последний вопрос.
 Что-то внутри девушки затянуло, как зубная боль, но она совершенно не была способна идентифицировать это чувство. Она не знала ответа на вопрос Икса - не знала, черт подери, тогда почему она ощущала себя как ленивая ученица, знающая решение, но не желающая напрячься, чтобы его вспомнить? Что-то в глубине ее сознания, сознаний. Недоступное, почти как если бы она не хотела знать.
 Лилу сама заметила, как резко замкнулась в себе, захлопнулась, как раковина, как бывает, когда тебе задают вопрос, бьющий прямо в яблочко, и на который ты мечтаешь ответить, но что-то мешает. Ей захотелось отвести тему, пошутить, сказать что-нибудь тупое. Но она была слишком чертовски взволнованна, чтобы шутить.
 - Если... если ты просишь назвать противоположность тебе... - осторожно и медленно заговорила Паркер. - Черт, это... наверное, ангел какой-нибудь. Ангел, жертва...
 Она осталась стоять, теперь уже сама буравя Икса взглядом. Фраза застряла в горле, но девушка заставила себе произнести ее вслух.
- Это... очень странный вопрос. Почти как будто... ты говоришь обо мне.
 Она нервно усмехнулась, по-дурацки и резко, отметив про себя, что правильно сделала, высказав свои сомнения вслух. Произнесенные, они казались совершенно идиотским предположением.



Mr. X

- Почти, но не совсем, - Икс выглядел немного обескураженным. – Есть кое-что, чего нет на диске, в силу объективных причин, способное многое объяснить…

Нью-Йорк, около двух лет назад.

Мистер Икс сидел в своём рабочем кабинете, за широким столом, заваленном кипой бумаг: отчёты о финансовом состоянии компаний, информация по готовящимся сделкам, статистика роста и падения инвестиций и ценных бумаг. Маньяк был достаточно образован, чтобы без труда разбираться в бесчисленных цифрах и папках документов толщиной с кирпич, но образ хваткого бизнесмена, денежного мешка всегда оставался лишь прикрытием. Все эти переговоры, встречи с конкурентами и деловыми партнёрами просто для отвода глаз. Безумная мания толкала его на жертвы. Чтобы безнаказанно убивать в этом мире и продолжать оставаться на свободе, нужны надёжные, выгодные связи с политически сильными мира сего и, конечно же, деньги, много денег. Всё имеет свою цену, продаётся и покупается, по крайней мере, то, что нужно именно ему. Солнце за окном уже давно село, на город опустился сумрак, разгоняемый светом неоновых огней. Блондин чуть отодвинулся назад, почувствовав лёгкую дрожь и покалывание в руках. Он отлично понимал, что это означает. Теперь понимал. Странное чувство, не дававшее покоя долгие годы, стало таким простым, ясным, кристально чистым и прозрачным. Жажда чужой смерти. Пускай мужчина давно перерос достаточно примитивную потребность в убийствах любого подвернувшегося под руку в нужный момент живого существа, перейдя на следующий, более высокий уровень собственной одержимости, но человек остаётся животным. Каким бы высокоразвитым и сознательным он ни был, любой мыслитель или гениальный учёный не сможет пересилить чувство голода или необходимость сна, даже если в полной мере понимает их ничтожность по сравнению с более высокими мотивами, которые движут им изо дня в день. Чем больше мастеров боевых искусств уничтожал маньяк, чем выше продвигался в пирамиде лучших из лучших, тем меньше оставалось тех, кому стоит бросить вызов, тем сильнее становилась одержимость, тем острее напоминала о себе потребность в смерти. То, от чего Икс не мог просто так отказаться.
С трудом пересиливая разыгравшуюся нервозность, он открыл ящик стола, извлекая из него ещё одну папку, содержимое которой сильно отличалось от всех прочих. “Росомаха” – гласила надпись на обложке, а внутри десятки отчётов с мест происшествий и сотни фотографий случайных свидетелей или сохранившихся кадров видеозаписей. Хищник выбрал свою следующую добычу, собрал достаточное количество информации, чтобы убедиться, что нашёл именно того, кто ему нужен, теперь оставалось только выследить цель, и можно будет начинать игру. Блондин несдержанно улыбнулся от одной лишь мысли о волнах удовольствия и благоговения, которые нахлынут на него, как только безумный зверь с металлическими когтями замертво рухнет к его ногам. Душевное спокойствие и моральная стабильность не исчезнут долгие месяцы… но до тех пор нужно как-то заглушить ноющее, зудящее чувства, от которого невозможно усидеть на месте и пяти минут. Хуже заживающей раны, хуже укуса москита, хуже гнойной чесотки.
Икс должен был кого-то убить, кого угодно, как угодно, обстоятельства не имеют значение, лишь бы как можно скорее, прямо сейчас, немедленно. Маньяк последний раз взглянул на жуткие фотографии кровавых разборок безбашенного канадца со своими врагами и раздражённо бросил папку на стол к прочим документам, резко встав с места и направившись к двери. Там в приёмной должна сидеть секретарша, по крайней мере, убийца на это рассчитывал. Начальники заводили миловидных существ в туфлях на шпильках и мини-юбках для разных целей, но блондина интересовало только одно. Не то чтобы он частенько поступал подобным образом, отнюдь, однако сейчас ничего другого не приходило в голову. Психопат решительно открыл дверь, готовый преодолеть расстояние между собой и жертвой за одно мгновение, нанести первый дезориентирующий удар, а затем ещё, и ещё один… но был вынужден замереть на пороге, так как не увидел женщины на положенном месте. Всё аккуратно сложено и прибрано – должно быть уже ушла. Взгляд на часы – так и есть. Винтовка! Да, Икс всегда держал эту штуку с оптическим прицелом в своём офисе, как раз для подобных случаев. Он даже не подумал притворять распахнутую дверь, просто прошагал до окна, где за красной шторой, прислонённое к стене стояло оружие. Пальцы вцепились в метал, с характерным звуком выскочил магазин для проверки его содержимого… Проклятье! Пусто! Утробно рыкнув в бессильной злобе, Икс отшвырнул бесполезный предмет и прижался лбом к стеклу, наблюдая за далёкой жизнью там, внизу. Такой по-муравьиному тихой, суетливой, беспечной.

   Tiger! Tiger! burning bright
   In the forests of the night,
   What immortal hand or eye
   Could frame thy fearful symmetry?
   
   In what distant deeps or skies
   Burnt the fire of thine eyes?
   On what wings dare he aspire?
   What the hand dare seize the Fire?
   
   And what shoulder, and what art,
   Could twist the sinews of thy heart?
   And when thy heart began to beat,
   What dread hand? and what dread feet?
   
   What the hammer? what the chain?
   In what furnace was thy brain?
   What the anvil? what dread grasp
   Dare its deadly terrors clasp?
   
   When the stars threw down their spears,
   And water'd heaven with their tears,
   Did he smile his work to see?
   Did he who made the Lamb make thee?


Строки вихрем пронеслись в изнывающем, кипящем, мечущемся из угла в угол, воспалённом разуме. Ему необходимо успокоиться и вернуться в привычную форму. Икс знал, что будет делать дальше. Он скинул с себя пиджак, развязал галстук, одну за другой расстегнул пуговицы, избавившись от рубашки, и направился к лифту. Впереди его ждала старая добрая охота на ночных улицах города. Именно так он начинал когда-то давно, бродя по грязным переулкам, мрачным трущобам и гетто, выискивая пьяниц, бродяг, бездомных, проституток, забытых и покинутых одиночек, чьей смерти никто не заметит. Конечно, намного проще было бы пройтись по другим этажам, где должны были быть люди, например, уборщики, или же раздобыть новую обойму для винтовки… но почему-то идея с… “прогулкой” на свежем воздухе показалась маньяку невероятно привлекательной, а из головы никак не шёл образ Росомахи – в большей степени зверь, чем человек.



Common Goal

Нью-Йорк, 2 года назад...

 Трискелион находился на сравнительно приличном расстоянии от города, однако не достаточно далеко, чтобы Лилу потерялась бы. Она шла меньше получаса, бредя по пустырю, раскинувшемуся вокруг огромнейшей красивой постройки, когда-то являющейся ее домом. Первые пять минут она бежала, неслась как будто за ней гнались тысячи дьяволов, и не испытывала даже усталости. Ее тело само несло ее - податливое, сильное. Однако, едва тень Трискелиона осталась позади, как девушка начала задыхаться от бега. У нее кружилась голова, она шаталась. Секунду назад она была агрессивной, самоуверенной и сильной, а теперь... Теперь она не была уверена даже в том, что вообще сможет найти помощь. Лилу даже не знала, где эту помощь получить. Девушка не представляла себе, как далеко от  Трискелиона расположено хоть какое-нибудь населенное место, не могла даже примерно прикинуть, сколько еще ей придется идти. Вокруг себя она видела лишь широкий простор сухой травы - Паркер могла бы быть и в пустыне, так мало она знала о своем местонахождении.
 Но буквально через двадцать минут начали появляться контуры города, а затем она поняла, что все это время шла к Нью-Йорку. Девушка знала о Нью-Йорке. Знала, что в нем был совершен террористический удар, что в нем невозможно поймать такси и полно небоскребов. Но это было все. Ее знания ограничивались каким-то набором информации, не больше. Словно она просто прочитала о Нью-Йорке в газете.
 В голове Лилу царил хаос - она только что сотворила немыслимое, вырвалась из лап монстров. Она именно так называла их, так воспринимала - как монстров, этих людей в белых костюмах, что заходили к ней в комнату, переворачивая все внутри ее головы одним своим присутствием. Они брали ее под руки, улыбающуюся, приветливую, готовую сотрудничать, а потом сажали в комнату с кем-то еще, с каким-нибудь очередным человеком. И каждый раз что-то внутри нее превращалось во что-то иное. Лилу ощущала злость, любовь, чувствовала себя счастливой и несчастной, доброй и полной ненависти. Она шутила, она вопила от безумной ярости, она пела, она решала математические задачи или сочиняла стихи. Любой материал, который она создавала в сеансы, когда не сходила с ума, забирали для сравнения и каталогизирования. У нее брали кровь на анализ. Это могло продолжаться по десять, пятнадцать раз в сутки. К концу дня Лилу ощущала покалывание в висках, а к ночи, обычно, боль становилась такой сильной, что врачам приходилось буквально на руках оттаскивать ее в ее комнату. Глухие поролоновые стены стали ассоциироваться с тишиной - абсолютной тишиной, могильной тишиной, тишиной глубокой воды. Эти редкие часы были единственным, что было у нее в этом мире. И в тишине тихо ощущалось чье-то присутствие - кого-то маленького, совсем не такого чужого и огромного, как все остальные люди. Она удивлялась поначалу - никого же не было рядом, Лилу не понимала странного присутствия внутри своего сознания. А потом... оброненная фраза там, сказанная шутка здесь... Она поняла смысл слова "я" и осознала себя как личность. Это все изменило.
 Город приближался. Ее белая форма стала серой от пыли, волосы клеились к щекам. Лилу поняла, что пропустила обед и прогулку. Чувство, что она находиться где-то не там, где должна была быть, было похоже на грех. Но за всю свою короткую жизнь девушка не ощущала ничего более удивительного. Она была... свободна?
 В ее висках вдруг начало колоть. Поначалу это были редкие удары, словно ее сердце качало не кровь, а маленькие иглы, но потом давление распространилось на лоб, затылок. Она проходила мимо окраины города, все ближе и ближе идя внутрь, в жилую обитель других людей, людей, не носивших белых халатов и масок - странных людей, непривычных людей. Но этого Лилу уже не замечала. В ее голове только что поселились сотни личностей, и все они постоянно менялись, накапливаясь, ибо не успевали исчезать, освобождая дорогу другим. Их стало много. Очень, очень много.
 Каким-то образом из ее жизни выпали целые часы. Девушка брела по Нью-Йорку, и вот уже оказалась где-то ближе к его центру, люди толкали ее, оглядывались, но все это проходило мимо. Ее широко распахнутые глаза были похожи на глаза кошки - зрачки замерли в вытянутом положении, веки подрагивали, лицо было белым, словно у больной. Боль стала всем. Больше не было ничего.
 Когда тело будущей Общей Цели больше не смогло обрабатывать информацию, Лилу упала на колени и отползла прочь, в первый же попавшийся ей переулок. Ее разум был похож на огромную ночную магистраль, по которой неслись сумасшедшие водители, миллиарды огней и звуков, тысячи криков, вспышек, сигналов. Ее силы уже даже не усваивали отдельные параметры, все сливалось в кучу из миллионов малейших частиц, отзвуков кого-то, кто даже не знал о ее существовании. Было так громко, так громко... Паркер обхватила голову руками и закричала, а из обоих ее ноздрей потекла кровь, оставляя пятна на ее белой униформе. Не смотря на то, что глаза девушки были закрыты (и она больше никогда, никогда не собиралась открывать их), боль никуда не делась. Наоборот, со временем она стала реальностью, единственной вещью, что действительно существовала. Мозг Лилу стал большим белым шаром внутри ее головы, который собирался взорваться и забрать с собой весь мир, который, как ей казалось, Паркер только что вместила в свой рассудок. Она уже давно не осознавала себя как личность, уже многие часы этой безумной боли - просто что-то, просто все, и ничего. Ее тело было ей чужим, оно было бесконечно далеко - на расстоянии тысяч сцепленных рук, сотен сцепленных рук... Их становилось меньше... Если бы у девушки еще было ощущение себя, она поняла бы, что страдание становится с каждой секундой все менее кошмарным. Но сейчас она ничего не могла бы сделать, чтобы помочь себе, потому что дома никого не было. Огоньки гасли, гасли, но было уже поздно - огненный шар не может потухнуть, боль никогда не уйдет, она всегда будет ощущать ее, ведь такая агония никогда не может закончиться. Сидя на земле, обхватив голову руками, Лилу, лицо которой почти было скрыто слипшимися от крови волосами, коротко билась головой о стену, сама этого не осознавая, оставляя на грязной черной поверхности все увеличивающийся отпечаток крови.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #11 : 03 Январь, 2014, 02:59:31 am »
Mr. X

Тигр – представитель семейства кошачьих. Крупнейший сухопутный хищник на планете после белого и бурого медведей. Охотится исключительно в одиночку, используя два метода: подкрадывание и выжидание в засаде – для этого выбирает места наиболее вероятного посещения добычей – проходные тропы и возле водопоя. Атакует самым стремительным способом перемещения – огромными прыжками, делая рывок на максимально короткой дистанции. Большинство своих жертв хватает за горло, душит или ломает шею. Взрослый тигр способен убить человека одним ударом лапы. Умение охотиться является не врождённой формой поведения, а результатом процесса обучения в молодости.
 Тигр в человеческом обличье, чьё тело сплошь покрыто чёрными полосками татуировок, блуждал по “каменным джунглям” уже больше часа, выискивая себе подходящую цель. Несмотря на ночную тьму, городская иллюминация освещала всё вокруг не хуже, чем днём. Но маньяку всё равно удавалось остаться незамеченным. Он держался тени, внимательно наблюдая, как люди проходят мимо него на расстоянии не больше двух метров, при этом ни о чём не подозревая, как они едят в закусочных, пьют на скамейках, стоят в нескончаемых очередях в ночные клубы. Блондин уже десятки раз мог неожиданно резко выдернуть незадачливого прохожего прямо с оживлённой улицы и затянуть в темноту, сдавив горло, навсегда парализовав застрявший внутри крик отчаяния, однако не делал этого, продолжая свой рейд по территории. Чувство жажды немного поутихло, будто в предвкушении предстоящего “пиршества”. Икс выбирал с тщательностью гурмана для которого главное не просто набить желудок, но, что намного важнее, получить от трапезы максимальное душевное удовлетворение и эстетическое удовольствие, в полной мере насладившись вкусом и ароматом. Теперь, уже немного собравшись, он не собирался убивать уж совсем кого попало, даже ради удовлетворения секундной потребности. Сделать правильный выбор всегда непросто, вне зависимости от предмета, будь то новая машина, одежда или будущая жертва. Для кого-то человеческая жизнь и смерть равнозначны, равноценны вне зависимости от конкретного индивида, но только не для одержимого психопата. Ритуал, схема, отлаженная цепь – вот что имеет первостепенное значение. Только с соблюдением каждой мелочи можно достигнуть положительного конечного результата. Именно поэтому мужчина выжидал, не спеша, уходя всё глубже и глубже в “дебри”.
 Он как раз сидел на одной из крыш, замерев в неподвижности, разглядывая небольшую группку молодых людей, когда услышал чей-то крик в отдалении, позади себя. Как акула, мгновенно реагирующая на попавшую в воду кровь, психопат подался в том направлении, из которого шёл звук. Нью-Йорк был довольно уныл в своём отсутствии хоть какого-то разнообразия, а выходящее из ряда вон происшествие могло стать чем-то многообещающим и внести определённый элемент неожиданности, способный привлечь и заинтересовать. Впрочем, на первый взгляд, картина выглядела не столь любопытно, как могло показаться – какая-то девчонка пыталась вжаться в стену, схватившись руками за голову и барабаня ей о кирпич, разбивая в кровь. Когда добыча ведёт себя слишком странно и непривычно, умный хищник уходить прочь, так как догадывается, что она больна или отравлена, а её мясо будет опасным для него. Так и Икс “поворотил нос” от безумной, несколько раз медленно повернувшись на месте, то планируя уйти, то вновь возвращаясь взглядом к девушке. Всё-таки, не смотря на схожесть в повадках, он сильно отличался от хищной кошки. Кроме обычных органов чувств, у него было развито ещё одно, совершенно уникальное. И сейчас, анализируя состояние Лилу, Икс отмечал в ней что-то… особенное, радикально отличавшее её при всей очевидной жалкости от того пьююще-жующего “стада”, оставшегося на главных улицах. Причём сам маньяк не мог понять странного ощущения относительно девчонки из переулка. Возможно, это нечто сравнимое с тем, когда ты смотришь на нечто мерзкое, отталкивающее, вызывающее самые отрицательные эмоции, но при этом не отводишь глаз и в какой-то степени наслаждаешься.
 Непонимание разожгло в мужчине какое-никакое любопытство, заставившее его бесшумно спуститься вниз, на землю. Словно тень он подкрался к девушке, хотя и знал о том, что та его не видит из-за закрытых глаз. Икс не издал не единого звука, способного выдать его присутствие. Маньяк присел на корточки меньше чем в полуметре от прислонившейся к стене незнакомки и продолжил внимательно изучать, вцепившись в грязное, заляпанное кровью тельце своим скрытым за тёмными очками взглядом. Отчего-то, в эту самую секунду, ранее притихшая одержимость вновь дала о себе знать. Психопат ощутил необычайно сильное желание убить девушку, прямо сейчас. Его руки сами потянулись к ней, взяв за запястья, но, пока, не причиняя боли…



Common Goal

Белая шаровая молния гасла, таяла внутри ее головы. Лилу не ощущала ничего, кроме этой исчезающей боли - чувство, не сравнимое ни с кем в мире, слаще самой жизни. Девушка не прожила на свете долго, она обладала сейчас невинностью и непонятливостью новорожденного ребенка, но даже она могла ощутить в полной мере, что нет в этом мире ничего более прекрасного, чем быть избавленным от своей муки, от безумного страдания, дивно превращающегося в ничто, в пустоту. Если бы сейчас Лилу Паркер было место в ее собственной голове, она, наверное, молила бы о смерти. Но она не знала о Боге или дьяволе, не догадывалась о существовании чего-то дальше муки, что стала ее новым пристанищем на эти долгие часы, апофеозом которых было ее теперешнее положение - в самом пустынном, никому не нужном углу уродливого, мрачного города, в пустой дыре внутри ее собственной жизни. Была, конечно, какая-то высшая сила... Но, может, просто сама девушка вдруг стала маленькой, такой маленькой.
 Лилу еще не было здесь, пока еще не могло быть - даже с одним человеком внутри своего сознания девушка уже была полностью переполнена его сущностью, но целые улицы, все те, что попадали в ее обзор... Да, чем больше людей впитывала Лилу, тем меньше она получала от каждой из впитанных личностей, но результат всегда был один - она уходила на второй, третий, десятый, сотый план, прячась за слоями чего-то чужого, другого. Беда была в том, что девушка даже не осознавала этого - никогда.
 Позже она будет думать о том, почему не закрыла глаза, почему брела через город, ощущая, как ее разум больше не может вмещать такие объемы информации? Ведь тогда Лилу действительно понимала, что происходит. Она не сбежала бы из Трикселона, если бы не понимала. Но что-то сработало в ней, какой-то переключатель сдвинулся с места, и Паркер не могла закрыть глаза, просто впитывая, впитывая, захватывая в себя весь мир. Если бы ее рассудок был визуальным объектом, она представила бы его себе как шкаф, полки на котором обваливаются, ломаются одна за другой под весом невероятного груза. Может, она просто хотела убить себя? Не физически, а... как-то иначе. Может, она настолько привыкла не быть, что предпочла выбить, выкурить саму себя из своей же головы? Вот это она - Лилу Паркер? Вот такой она человек? Лилу знакомилась сама с собой и находила внутри что-то опасное. Переключатель никуда не делся. Он был внутри, как атомная бомба, тик-тик... Не ненависть, не мания самоубийства. А просто... нелюбовь к себе.
 Внезапно что-то коснулось ее - прикосновение ощутилось как что-то запредельное, столь далекое, что можно было бежать миллиарды солнечных лет, чтобы достигнуть этого. Лилу даже представить себе не могла сейчас, что на самом деле кто-то касается ее рук, всего лишь ее запястий, так близко к ней. Опять же, сказать, что Лилу что-то поняла, сейчас было бы не совсем верно. Лилу пока не вернулась домой. Она не любила бурные вечеринки и предоставила квартиру на разнос незнакомцам.
 Паркер мало что будет помнить об этом моменте позже - нечему было запоминать то, что с ней происходило. Она сохраняла память, впитывая даже четыре, пять, да хоть двадцать человек. Но в ее голове до сих пор шел обратный отсчет от сотен. И этого было слишком много. Странное чувство вдруг охватило Паркер - что-то, что она начисто забудет потом, о чем даже не подумает ни разу за последующие два года.
 Лилу ощутила... знание. Этот человек, он был ей знаком... Он был захвачен ее разумом где-то на пути, видимо, попав в ее поле зрения прежде, чем она свернулась в клубок в переулке. Его образ не рассеялся, он был сравнительно свеж, хоть ничего и нельзя было бы разглядеть среди мечущихся бликов и криков других людей. Она ничего не могла сказать о нем, не знала о нем ничего, но он был в ее голове... И он был ужасен.
 Инстинкт был сильнее любого психоза, и девушка слабо потянула руки на себя, тщетно высвобождаясь из хватки. Мужчина ничем, даже дыханием, не выдал своего присутствия, но он был здесь - его ощущение в ее голове куда реальнее его физической хватки. Губы Лилу распахнулись, она неслышно вдохнула воздух рваным дыханием, откинула голову назад, затылком задев шершавую стену. Подобие транса, чудовищная сила, не дающая ей даже пошевелиться. Через сомкнутые веки Лилу видела этого незнакомца лучше, чем если бы смотрела на него. Она видела не человека, но смерть, ужас, что таится во тьме ночи и дня, что прячется в исконном, древнем страхе людей, что является самим страхом во плоти. Лилу никогда не встречала такого зла - а ведь она была уже и убийцей двадцати детей, и террористом, и религиозным фанатиком. Все меркло перед этой черной дырой, которой было существо перед ней. И в эту дыру проваливалась любая жизнь, силясь насытить вечный голод.
 - Я тебя знаю...
 Голос был едва слышим, слова ничего не значили и шли не от человека, а от сотен голосов внутри, от тающего огненного комка боли. Лилу Паркер здесь была ни при чем. Сейчас здесь ее переполненность встретила ужасную, алчную пустоту, и стало ясно, кто и кого победит. Этим силам не было дела до своих смертных носителей. В своей по-больничному белоснежной одежде в пятнах пыли и грязи и каплях крови, Паркер устало отвернула лицо от маньяка, шоркнув затылком по стене. Она что-то еще неразборчиво, невнятно шептала, но слова уже не имели никакого смысла. Огненный шар таял, она не знала ничего, не помнила ни секунды. Какой-то человек держал ее за запястья, он хотел убить ее, да, кажется все было так, он хотел поглотить ее, чтобы забыть, но ей просто хотелось спать.



Mr. X

В голове Икса за секунду промелькнуло несколько десятков способов того, как он может убить эту девушку, один жёстче другого. Маньяк мог легко разукрасить стены теми несколькими литрами крови, что ещё бежали по кровеносной системе жертвы. Он вывернет её наизнанку голыми руками, и от одного взгляда на искалеченное тело даже самый бывалый коп распрощается со своим завтраком. Да, именно так и будет, но проходит ещё секунда, а блондин не изменил своего положения, продолжая изучать Лилу, удерживая за запястья. Он исследовал её так, как до него этого не делал никто, проникая под кожу, до мышц и костей, внутрь черепной коробки, к истерзанному, кровоточащему мозгу, не нарушая целостности организма, позволяя ему работать в своём привычном ритме. То, что видел психопат, было настолько странно и необычно. До невозможности жалкое существо, не способное вообще ни на что, беспомощное, словно новорожденный ребёнок, выползший из утробы матери, не знающий и непонимающий ничего в происходящем вокруг… и в то же время, по соседству находилось нечто возбуждающе опасное, опознанное Иксом, как его собственная личность. Сомнений не оставалось, убийца будто смотрелся в мутное зеркало, видя лишь малую часть привычного образа, который встречает его каждое утро в ванной и прочих местах, где попадаются отражающие поверхности. Уму не постижимо. Как в такой невзрачной оболочке могло присутствовать нечто смертельно опасное. В любой другой день он бы просто прошёл мимо, не уделив подобному созданию и минуты своего внимания, побрезговав даже марать об неё руки, но сейчас его увлекало всё глубже и глубже в стремлении узнать и понять. За внушительной личностью психопата прятались другие, куда более слабые, похожие на стонущих призраков. Всех их окружали волны боли и страха. Икс упивался и восторгался этим столь мучительным для девушки чувством. Мужчина залез так глубоко внутрь её сознания, что практически укрывался им, как кристально-белым одеялом. Невнятные отрывки памяти, смятение, ужас, невероятное безразличие и беспрецедентная воля к жизни. Такой изломанный, больной разум, жестоко разбитый на куски, и такой удивительно прекрасный, пожалуй, маньяк был единственным, кто мог так подумать. Он не умел искусно обращаться с собственной телепатией, чтобы вести поединки на астральной равнине или брать под контроль десятки человек усилием мысли, но перед ним находилась настолько слабая воля, с распахнутыми настежь дверями, что любой свободно проникал внутрь и заходил настолько далеко, насколько хотел. Она чувствовала его намерения, пыталась безуспешно вырваться, лишь забавляя маньяка, а он, между тем, всё продолжал сидеть и держать её за руки, наслаждаясь столь непривычным видом чужого внутреннего пространства.
 Икс так и не понял, сколько времени прошло, но стало очевидно, что вечно так продолжаться не может, поиграл немного, потешился и хватит, пора заканчивать. Нужно её убить, по-другому никак, хотя бы из извращённого чувства милосердия, ибо лучше вообще не жить, чем быть вот такой, размазанной по стене телесно-кровавой массой, тем более она и сама стремиться к аналогичному результату. Ещё одна никчёмная, ни на что не годная, недоразвитая форма жизни, находящаяся на ступени даже низшей, чем остальное стадо. Однако образы из её сознания глубоко засели в голове маньяка, вытеснив оттуда всё остальное, даже Росомаху, приглушив неутомимую одержимость, которая ещё совсем недавно ревела зверем в яме, требующим крови, а теперь лишь слабо пищала о необходимости расправы над необычной девушкой. Нет, какой-то абсурд, он должен её убить, более того, он хочет её убить, так как знает, насколько это будет прекрасно… так почему тогда руки никак не сомкнутся на горле, не превратят лицо в кровавое месиво, а всё также, почти что бережно сжимают тонкие, угловато-костлявые запястья. Достаточно одного, сильного, мощного, резкого движения, и сознание потухнет, огненный шар взорвётся ядерным взрывом, обдаст его живительным жаром и трепетом удовольствия. Она исчезнет, словно её и не было вовсе, а он сможет убивать и дальше, взбираясь всё выше и выше, движимый своей безумной одержимостью. Ведь нет других вариантов? Что ещё он может сделать… нет, зачем ему нужно делать что-то ещё?
 Икс неожиданно выпустил руки Лилу и одним движением вернулся на ноги, отпрянув от неё на несколько шагов назад, замерев на месте и смотря таким взглядом, будто бы способным воспламенить плоть и сжечь, превратить в пепел, который развеет ветер, так что не останется и следа.
 Почему он не может просто взять и убить её, как тысячи других до?
 Блондин развернулся, чтобы уйти, и ему даже показалось, что первый шаг сделан, но на самом деле мужчина стоял на том же месте, вновь вполоборота глядя на скорчившееся возле помойки тело.
- Приезжай и забери меня, - произнёс в динамик сотового телефона Икс, всё это время лежавший в кармане брюк, связавшись со своим самым преданным сторонником – телохранителем Блоком.
 Прошла будто целая вечность, когда в конце переулка затормозил чёрный лимузин с тонированными стёклами. Мужчина одним рывком поднял с асфальта девушку и понёс её практически невесомую к машине. В его мозгу уже произошёл тот самый взрыв, и ощущения были какими-то непривычно странными. Икс вновь, как и много лет назад не мог понять, что же именно чувствует…



Common Goal

Когда руки, державшие ее запястья, вдруг исчезли, так же бесшумно и неощутимо, как и появились, Лилу просто медленно сползла по стене и упала возле нее, оставшись лежать на ледяной земле. Под закрытыми веками пульсировала алая тьма, но боль, что окутывала ее голову, была ничем в сравнении с тем, что чувствовала девушка всего какие-то минуты назад. Минуты, показавшиеся тысячелетиями, или секундами. Девушке показалось, что она слышит чей-то голос рядом, но он был больше похож на гудение, густое и далекое. Но сейчас ей вообще было все равно - ее разум окутала блаженная пустота, Ничто, ни с чем не сравнимое отсутствие движения, звуков, мыслей. Паркер только казалось, что какой-то белый туман то раздувается, то сжимается в плотный комок внутри ее истерзанного рассудка, как будто дыхание. Лилу не потеряла сознание, но и не обрела его в такой мере, чтобы не то, что сопротивляться и мыслить, а вообще осознавать, что она, кто она. К ее рукам возвращалось ощущение холода, затем оно распространилось и по всему телу. Одна половина ее головы пульсировала от какой-то жгущей боли, а на другой стороне щеке было слегка мокро от влажного после дождя асфальта. Возможно, даже хорошо, что она так слаба - слишком слаба, чтобы поднять веки, вновь обрекая себя на ад.
 Когда ее, бесполезную, безжизненную как куклу, что-то подняло с промерзшей земли, девушке пришел обрывок мысли о смерти - она не понимала концепта смерти до конца, но ведь она парила, и вся эта боль, ведь недавно была боль? Паркер ничего не могла вспомнить, да и не хотела - ее разум был похож на кошмарную раздробленную массу, в нем ни один сигнал не попадал туда, куда надо. Лилу каким-то образом дышала, что-то заставляло ее сердце биться, но все более осознанные функции были ей неподвластны. Черноволосая голова той, кого через год начнут называть Общей Целью, а через два будут пытаться убить все, кто отдаленно с ней знаком, безжизненно откинулась назад, длинные черные волосы, спутавшиеся от влаги в тонкие сосульки, покачивались при каждом шаге того, кто зачем-то куда-то нес ее, пусть сама она и не понимала этого. Если бы Лилу только видела себя со стороны - грязная, белая как снег, белоснежные кроссовки и края белых штанов почернели от грязи, все лицо и шея залиты кровью. Ей еще много, много времени придется ждать момента, когда она на несколько месяцев сможет выработать подобие характера, линию поведения, которая будет принадлежать только ей и ей одной - сборная куча из того, что она отметила и переняла, вольно и невольно, от других. Этот характер будет далеким от идеала - неженственная, грубая, болтливая, глупая, полная сомнений. Пусть так - ведь, как бы все ни было, это будет принадлежать ей, только ей одной. Но пока девушка была в прямом смысле никем. И, судя по всему, уже выработала в себе что-то, что притягивало к ней зло...



Mr. X

Блок раскрыл перед маньяком дверь, и тот очутился внутри вместе с девушкой, сразу же положив её на мягкие, кожаные сидения. Телохранитель без промедления вернулся за руль, но Икс ещё пребывал в задумчивом безмолвии, глядя в полумраке салона на Лилу, мало чем отличавшуюся от трупа, но, тем не менее, живую. Её слабый, но удивительно настойчивый пульс отдавал в ушах барабанной дробью, без труда улавливаемый особым чутьём даже на хорошем расстоянии. Противоречия раздирали убийцу изнутри, снова и снова заставляя сомневаться в сделанном выборе, отчаянно требуя немедленно выбросить девчонку наружу, как безродную псину. Однако блондин застыл в позе мыслителя, не решаясь сделать следующий ход.
Звук телефона вернул мужчину к реальности. Не сразу, но он всё же ответил. Звонящим оказался Майор – безумный отставной военный, разжалованный трибуналом за жестокое обращение с подчинёнными, один из членов своеобразной свиты психопата, возглавлявший личный спецотряд натренированных бойцов, в разное время исполнявших различные роли и функции: от пушечного мяса, до спарринг-партнёров. Икс быстро вспомнил, как поручил Майору и его людям выследить Росомаху, чтобы можно было проверить будущего противника в реальном деле, вместо того, чтобы строить предположения на отчётах и фотографиях. Они как раз вышли на него, и теперь вопрос лишь нескольких часов, прежде чем всё будет готово для первой стадии конфронтации. От полученного сообщения мысли более или менее пришли в норму, хлынув неудержимым потоком по привычному размеренному кругу.
- Трогай, - раздражённо махнул рукой Блоку убийца, излишне молчаливая манера поведения телохранителя иногда доставала даже его. Слишком много нервов. Очистить сознание, думать толь о предстоящем бое. Нужно было собраться, встреча, которой он жил последние несколько месяцев неумолимо приближалась, а тут так некстати такое. Лежащая в метре от него девушка намертво застряла в голове маньяка, непостижимым образом прочно связавшись со всем, что наполняло разум Икса. Нельзя держать её рядом, не сейчас. – Езжай в Чайна-таун, - приказал блондин водителю. Твёрдость и решительность медленно, но верно возвращались, а сгустившиеся тучи смятения рассеивались, наступало прояснение, он пришёл к выходу, как именно ему стоит поступить. Не самый лучший выбор, не решавший проблему полностью, а лишь откладывавший на неопределённое время, но именно это сейчас и было нужно – немного свободного пространства для манёвра…

Нью-Йорк, сейчас.

- Примерно так это и было, - подвёл итог Икс, не сводивший с Паркер глаз в процессе всего рассказа ни на секунду. – Остальное – малозначительные детали. Я отдал тебя на обучение Изо, а сам занялся Росомахой. Обстоятельства сложились не самым лучшим образом, поражение выбило меня из колеи на длительный период, отодвинув воспоминания о нашей встрече на десятый план. Когда же вновь возникла потребность разобраться с тем, что случилось в переулке, оказалось, что ты исчезла из Китайского квартала. Моим людям без труда удалось выйти на банду Худа, но к тому моменту всё вновь изменилось, и тобой заинтересовался Озборн. Тогда мне ничего не было известно о Громовержцах и твоём участии в их операциях. Я принял предложение Нормана… потому что не знал, что ещё делать, я был разбит, сломан, раздавлен, но каково же было моё удивление, когда среди этого сброда в Кубе замелькало твоё лицо. Ты ничего не помнила… пожалуй, это даже к лучшему, - маньяк замолчал, опустив глаза в пол на несколько минут. – Теперь, когда правда тебе известна, придётся что-то решать, как быть дальше. Это – тот самый выбор, о котором мы говорили, мой интерес, моя плата за помощь. Вариантов не так уж много, ты можешь уйти, а можешь остаться. У меня нет никакого желания держать тебя силой, и мешать я тоже не стану.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Through the Glass VII
« Ответ #12 : 03 Январь, 2014, 03:07:15 am »
Common Goal

Лилу честно хотела сказать что-нибудь, произнести хоть слово, но что-то закончилось внутри ее головы, запасы истощились, и она обнаружила, что стоит с открытым ртом, просто смотря на маньяка так, будто видит его впервые в жизни. В какой-то мере так оно и было. ("Я тебя вижу".) Ее глупое выражение лица как нельзя лучше олицетворяло для девушки всю глубину сумасшествия, в которую Паркер ринулась с головой, не глядя, куда вообще прет. И, ой ё, ее судьба еще как отплатила ей за глупую неосторожность.
 Раньше, чем девушка вообще поняла, что делает, ее ноги сами сделали инстинктивный шаг назад, а спина чуть выгнулась в сторону от Мистера Икс, будто тот вдруг превратился в кого-то, во что-то опасное. Она не могла объяснить этого, никогда не смогла бы - ведь в словах Икса не было ничего столь ужасного, скорее лишь еще одно доказательство его расположения к ней, расположения, не объясненного никакой логикой, но все равно что-то буквально перегрузило и без того не особо умный разум Лилу, заставив ее сжаться, как если бы шикарные апартаменты враз превратились в ледяной склеп, а перед ней стоял призрак.
 - Ты... - на выдохе произнесла Общая Цель, заставив себя, чудовищным усилием воли, не двигаться с места. Почему-то это простое слово, состоящее из всего лишь двух букв, разъяснило ей самой больше, чем любые воспоминания, что нахлынули на нее от слов маньяка, рассказавшего ей, как он нашел ее, грязную и сходящую с ума, умирающую от боли, в мертвом угле Нью-Йорка. Что-то было в том, как она произнесла это - не удивленно, но и не уверенно, а... как?
 Но картинка начала складываться, и с каждым новым мгновением, с каждой секундой, Паркер понимала, как логично было то, что именно этот человек нашел ее и, возможно, скорее всего, спас ей жизнь. А вообще - считается ли за спасение жизни то, что она сам не убил ее тогда?.. Лилу ничего не знала о Иксе кроме того, что тот был в какой-то степени безумен и мог убить что угодно и кого угодно. Она ничего не знала о столь сильной жажде... Даже впитывая его личность, она не осознавала ее силу. При этой мысли девушку передернуло, она похолодела. Воспоминаний не было... Но какое-то ощущение осталось в ее крови, или вернулось из прошлого. Я знаю тебя.
 И вдруг Лилу овладел покой. Сердце по прежнему трепыхалось, но Общая Цель вдруг охладела ко всему, что было до этого момента. Она ведь могла быть кем угодно, разве нет? Или это иллюзия, что она вскормила в себе, опьяненная тем, как близко к ней находится ее жизнь?
 - Уйти... - она горько усмехнулась, выпрямившись. - Куда? У меня нет ничего, чего не дал мне ты. Мое место здесь.
 Горечь куда-то исчезла, сменившись простой констатацией фактов. Это была не жалоба, а простой ответ, правдивый, пусть и прозвучавший в ее обычной безапелляционной манере.
 И все же Общая Цель не удержалась. Подняв глаза на Мистера Икс, она спокойно, словно говоря о чем-то праздном, проговорила:
 - Ты страшный человек, Икс.



Mr. X

- Не буду спорить, в этом ты, безусловно, права… что ж, если твой выбор продиктован лишь безысходностью и страхом передо мной, то это легко поправимо, - в голосе Икса звучала интонация, отдававшая лёгким раздражением, словно бы маньяк хотел услышать что-то от Лилу, но не мог сказать об этом прямо, по какой-то непонятной причине, и от этого злился. Девушка заметила на извечно сдержанном профиле отражение мельком проскользнувшей эмоции, вырвавшейся и с величайшим трудом пробившейся откуда-то из глубины, как будто убийце было не всё равно, останется ли Паркер или уйдёт. Должно быть, внутри него происходила напряжённейшая борьба между одержимостью, силой воли, духом, безумием и ещё чем-то. Казалось, он ещё не был так близок к человечности в общепринятом её понимании с тех самых пор, как впервые познал дурманящее блаженство смерти, чем сейчас. – В моих силах дать тебе денег столько, сколько нужно, чтобы начать новую жизнь, без каких-либо условий, их количество меня мало волнует и ограничивается лишь твоей фантазией, можешь получить столько, чтобы до конца существования не задумываться ни о чём. Я могу сделать так, что ты исчезнешь для всего мира без следа, никто из твоих старых врагов не будет тебя искать и не сможет, даже если попытается. Ты будешь свободной ото всех и от всего, будешь тем, кем захочешь, занимаясь лишь тем, что нравится, будешь находиться там, где посчитаешь приемлемым. Мне нужно знать, что ты остаёшься не по тому, что не видишь иного пути, а потому что видишь в этом свой путь. Тобой управляли, тобой манипулировали, использовали, как вещь, но в том переулке я обнаружил нечто гораздо большее, нежели загнанную в угол жертву, что-то, чем ты можешь стать, если захочешь, нечто совершенно уникальное и неповторимое, чего раньше не встречал, что не смог убить при всём желании. Я не терплю марионеток, они быстро надоедают, я ломаю и выбрасываю их на помойку, как мусор, потому что их миллионы и миллионы одинаково бессмысленных, взаимозаменяемых, по тому, что испытываю отвращение к пластмассовой жизни, которую они ведут. Я не люблю, когда меня разочаровывают, когда не оправдывают ожидания, не терплю и не переношу отказов и поражений, но позволю тебе спокойно уйти. Если останешься, то между нами никогда не будет никаких правил, я могу помочь тебе подняться на казавшуюся недостижимой высоту, избавиться от зависимостей, преодолеть любые страхи и условности. Больше не будет никаких игр, и никто не станет тебе приказывать или говорить, что делать… - он осёкся, как будто вспомнил о чём-то крайне важном. - В Латверии, тот момент с Думом, он задел тебя. Что ж, я не сказал Виктору ни слова, просто позволил заглянуть в мои глаза, вот и всё, этого ему оказалось достаточно. Наверное, потому что в его взгляде, было то же самое, - даже не смотря на свежую рану, Икс стоял в своей неизменно величественно надменной позе, кричавшей о безразличии к происходящему, но сжатые чуть плотнее, чем обычно губы указывали на обратное, словно маньяк сказал куда больше, чем должен был, но намного меньше, чем хотел бы. Создавалось ощущение, что настал решающий момент непостижимой истины, к которому оба шли последние несколько дней по чужим трупам сквозь огонь и снег под градом пуль, и многое, если не всё, будет зависеть от того, что скажет Лилу, и найдёт ли она в себе силы и решимость сделать это правильно.



Common Goal

- Я не имела в виду, что мне впадлу строить жизнь где-то еще. Мое место здесь, потому что мое место здесь. Просто так сложилось - я это чувствую.
 Лилу вновь взглянула на диск в своих руках, медленно крутя его между тонких окровавленных пальцев. Он не скользил - кровь уже свернулась, засохла. Какая-то левая мысль пришла в голову Общей Цели - наверное, она запарится отмывать с рук эту кровь. Может, она и вообще никогда не смоется? Почему-то эта мысль вызывала в девушке невероятное равнодушие, как бы Лилу не старалась, она не могла заставить себя внутренне прореагировать на эту фантазию. Ей не было разницы, и причина была проста - крови всегда будет много, так, может, нет смысла изначально отмываться от нее?
 - Только не думай, что это какая-то романтическая фигня, потому что это не так. - голос звучал как чужой: резкий, сухой. Она, не глядя на Икса, положила руку себе на грудь, в которой как-то неравномерно билось сердце, все еще запыхавшийся, маленький насос. - Я помню этот момент... не целиком, как-то криво, теперь уже не могу отличить твои слова от настоящих воспоминаний, но я помню это чувство. По сравнению с тобой я была святой. Я хочу чувствовать себя чистой, как ангел. Во всех других местах я - грязь, какая-то девка с улицы. А я была кем-то другим, когда-то. Я ничерта не помню, но я не была тем, кто я есть сейчас. У меня это отняли, мою невинность, сделали меня такой. А ты как будто все это обнуляешь, я могу начать с нуля, сама решать, кем стать - монашкой или убийцей.
 Отдаленно девушка заметила странное отсутствие дурацких шуток в своей речи - она говорила, и ее речь звучала как речь другого человека. Не Лилу Паркер. А была ли когда-то Лилу Паркер чем-то большим, чем комбинацией остатков других людей?
 При словах о деньгах, Паркер вдруг усмехнулась, прищурившись и повернувшись к маньяку, словно он сказал что-то забавное.
 - Деньги? Мне не нужны деньги... - она невесело засмеялась, коротко и тихо. - Ни деньги, ни даже свобода - у меня нет этому применения, и интереса в этом нет. Мне нужны две вещи. Вот этот маленький дружок. - она подняла диск в своей руке, проведя им по воздуху между лицами ее и Мистера Икс.
 - И вторая вещь...
 Лилу подняла подбородок, из под полуопущенных век посмотрев в сторону, задумчиво, но уверенно, будто сверяясь со внутренним "я" или вставая в позу, как будто кто-то в чем-то ее переубеждал.
 - Ты готов предложить мне возможность заниматься всем, чем я хочу, жить так, как я хочу. Но мы оба знаем, что я ничего больше не умею и ничего больше не хочу. Кроме одного. Я хочу убить их всех. Всех - тех Громовержцев, что пришли за моей кровью, тех людей из Гидры, что сделали меня той, кто я есть, и Ника Фьюри, о котором нихрена не помню, и ученых из Трикселона. Но прежде мне нужно прийти в себя, потому что сейчас я в полуобморочном состоянии, а в скором времени у меня будут другие заботы...
 Она устало села на край дивана, обхватив лицо ладонями. Сотрясение давало о себе знать, синяки начинали болеть с новой силой. В голове то и дело словно кто-то проматывал обрывки звуковых воспоминаний - крики, удары, взрывы, выстрелы - утомленный, воспаленный мозг начинал обрабатывать информацию, и память ударами кидала, как в бредовом сне, куски того, что было. Отчетливей всех было лицо Меченого, его бессловный голос, его удары. Ее снова стало тошнить, руки начали трястись, как у какой-то истерички, каждая клетка тела, казалось, прошла через мясорубку сегодня.
 - Давай сделаем это, Икс. Пока я не вырубилась. - она подняла усталые, мутные глаза от диска, который уже жег ей руку, на маньяка, и указала на коробочку взглядом. - Давай посмотрим, что у меня внутри.



Mr. X

- Хорошо, да будет так, - маньяк не казался ни удовлетворённым, ни расстроенным, выражение его лица, сущности, не изменилось, может, только стало совсем уж привычной непоколебимой, непроницаемой маской, к которой Лилу привыкла за то время, что маньяк составлял ей компанию или она ему, уж с какой стороны посмотреть. – Нам нужно будет как следует подготовиться к встрече, я займусь всем необходимым, детали обсудим позже, каждый получит то, что заслужил, - пока девушка располагалась на диване, он добрался до телефона внутренней связи, присутствовавшего в комнате, и с его помощью распорядился доставить необходимое для изучения содержимого диска оборудование.
В ожидании аппаратуры, блондин переместился к серванту, где, как не трудно было догадаться, находился алкоголь, а также разные банки и прочая стеклянная утварь с непонятным для Паркер содержимым, почему-то неумолимо ассоциировавшимся с искусством алхимии. Отставив в сторону меч и взявшись за приготовление чего-то мистического, убийца здорово напоминал какого-нибудь шамана или чернокнижника.
Он мог почувствовать смерть убитого им человека, но кроме этого и любые другие человеческие чувства и эмоции: страх, отчаяние, боль. Со своими способностями Икс был бы идеальным врачом, способным точно диагностировать большинство болезней без технического вмешательства, просто оказавшись в одной комнате с пациентом. Вот и сейчас состояние Цели открылось ему столь же ясно, как текст на страницах открытой книги. В комнате появились какие-то совершенно безликие люди из обслуживающего персонала, которые привезли на лифте все затребованные владельцем здания устройства, обеспечив их установку и подключение, а блондин совсем не обращал на них внимания, продолжая колдовать над смесью, перемалывая и перемешивая в специальной миске компоненты.
- Выпей, это поможет, - Икс протянул Лилу стакан, наполовину наполненный ароматной жидкостью, отдававшей чем-то хвойным, совсем не аппетитного серого цвета с оттенком желтизны, чей вид в первые секунды лишь усилил тошноту, но после пары глотков и проникновения содержимого в желудок, накатило невероятное облегчение, что называется, как рукой сняло. Боль притупилась, дурнота отступила, оборванные образы рассеялись, разум очистился, и обострилось восприятие. Под воздействием мешанины маньяка усталость растаяла на какое-то время, дав возможность сосредоточиться и собраться с духом для того, чтобы окунуться в собственное, казавшееся навсегда потерянным прошлое. Мужчина сел рядом, позволяя Лилу самой вставить диск в компьютер, когда та будет готова. Секунды промедления, и вот долгожданный, сумасшедший миг, дурманящий, подобно перегруженному кислородом свежему горному воздуху, открывающий врата в пугающую водяную бездну воспоминаний.
Представший перед двумя зрителями массив информации по структуре напоминал чей-то дневник, только чрезвычайно подробный, с датами чуть ли не до секунд и столь содержательными описаниями тех или иных вещей, что создавались невероятно реалистичные и правдоподобные визуальные образы. На прочтение всего, что хранилось на диске, у Паркер должно было уйти, по меньшей мере, несколько месяцев, а то и больше, но, пожалуй, самое важное бросилось в глаза в первых же строчках.
Её зовут – Мадлен Кэмпбелл, а ещё у неё есть сестра-близняшка по имени Шэннон – та самая девочка из машины…



Common Goal

- Ухм. - кивнула девушка, обхватывая руками колени. На большее у нее просто не хватило сил - губы уже не слушались ее, не желая говорить слова, а горло сжалось от волнения, не желая издавать ни звука. Она следила взглядом за спиной Мистера Икс, так же, заразившись его привычкой, совершенно не обращая внимания на других людей, бегающих по комнату взад-вперед. Точнее, они-то, скорее всего, не бегали, это ее восприятие времени было ни к черту. Лилу показалось, что диван медленно качается, как на воде. У нее начались какие-то глюки - цвета в комнате потускнели, стали более фиолетовыми, Мистер Икс вдруг резко повернулся к ней с вытянутой пушкой и пустил в нее пулю... Лилу вздрогнула, сжав зубы, огромным усилием воли выныривая из тошнотворно густых болезненных сновидений. Ее рука протянулась к лекарству в руках маньяка так, словно он дал ей глотнуть воды после суток в пустыне. На данный момент Лилу была готова сделать что угодно, лишь бы прийти в себя хотя бы достаточно долго, чтобы увидеть... увидеть свою жизнь. Вот сейчас был бы номер, если бы именно в этот момент блондин прикончил бы ее. Вот ЭТО был бы садизм. Все остальное не садизм.
 - Спасибо. - с трудом ответила она, глубоко вдыхая, когда они с Иксом остались наедине. Вот оно. Вот этот момент. Секунда, которую она так ждала. За которую ни раз готова была умереть. Эта черта.
 Так почему ей так ужасно, безумно страшно?
 Словно манипулируя не своим телом, я чьим-то чужим, девушка вытянула руку и поставила диск, напоследок посмотрев на Мистера Икс, но ничего не сказав, просто потому что не знала нужных слов. Как описать, когда не можешь дышать? Как описать, что твое тело сдается, но твой разум не может остановиться, должен бежать - вперед, в бой, или, в этом случае, назад, в дебри прошлого.
 Она закрыла глаза и раскрыла их, а потом принялась читать.
 Первым было имя. Она запнулась на нем, на третьем же слова в предложении, и это имя было словно крик дикой сирены в ее ухо. Мадлен. Мадлен. Мадлен. Ее зовут Мадлен. Имя вызвало миллиарды огней внутри, пробудило тысячи беззвучных слов и ассоциаций без ассоциируемого... Но не оно заставило "Паркер" трястись, как осиновый лист.
 Шэннон.
 Шэннон Кэмпбелл.
 Сестра-близняшка из машины.
 Девочка, прижимающая свою ручку к стеклу. Все дальше и дальше. Все меньше, пропорционально тому, как растет боль, становясь больше тела, больше твоего сознания, охватывая предметы вокруг так, что ты начинаешь чувствовать их тоже, как части своего тела.
 Прижав руки к лицу, Лилу начала плакать, беззвучно и с такой силой, что у нее куда-то отнялось дыхание. Слезы потекли из глаз, как будто вся ее душа собралась с ними выплеснуться наружу. В ее голове крутилось имя, полное боли, не требующее соприкосновения губ. Она не помнила ее, пока не помнила, но она знала, как знала, кто такой Мистер Икс, когда впервые увидела ее. Она знала эту боль - особенную, словно другого цвета от любых других страданий, что она испытывала за свою жизнь.
 Припав к экрану так, что уже никакая физическая сила не смогла бы ее от него оторвать, Лилу принялась жадно, без меры, читать то, что было когда-то ей.
 Ей, Мадлен Кэмпбелл.

Конец?
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".