20 Июнь, 2019, 09:23:59 amПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Nothing to Lose  (Прочитано 1590 раз)

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Nothing to Lose
« : 04 Январь, 2014, 12:16:38 am »
Nothing to Lose
Громовержцев стало очень мало, но нельзя просто скинуть с себя старую кожу и обернуться кем-то иным. Однако все желающие лишиться шкуры разумеется могут рискнуть! Муравей и Паладин пытаются скрыться, но все же решают помочь Черной Кошке, так же ставшей жертвой преследования Железного Патриота, решившего раз и навсегда расквитаться со всеми, кто осмелился бросить ему вызов.
15.05.2009
Участники: Человек-Муравей, Черная Кошка, Сорвиголова.
Мастер: X-23
Описание местности: Нью-Йорк, съемная тайная квартира Черной Кошки и Белой Тигрицы.

"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #1 : 04 Январь, 2014, 12:22:12 am »
X-23

- Слушай, это не твое дело. Ну, ладно, крепкий пятый размер! - Паладин выглядел разозленным, впрочем, не до той степени, что играла бы какую-то роль. Он просто был всегда в плохом настроении после вынужденного бегства от команды, в которой проработал не один месяц. Мужчине было не привыкать быть в бегах, однако данная ситуация была не только унизительной, но еще и явно незавершенной. Так почему же он не мог спокойно скрыться в Германии, где они с Муравьем провели уже три месяца, держась ниже травы, тише воды. Однако, в какой-то степени, Муравью стоило бы тоже одобрить стремительное решение Паладина вновь полезть в пекло - новые знакомые из магазинов и по соседству их уже стали называть партнерами. И не один и не два раза.
- Это хорошая девушка, и мне бы не хотелось, чтобы ее прикончили, вот и все. После присоединения к этим фрикам Озборн очень ее невзлюбил, и где они, когда она в них нуждается? Все просто, приходим, забираем ее и ждем, когда хорошие добрые дяденьки наконец-то наберутся сил вышибить этому кудрявому уроду мозги. А что еще остается? Думаешь, эта мутотень продлится долго?!
Да. Вот это план! Как это никто раньше не додумался до чего-то столь же по-идиотски оптимистичного? Паладин, похоже, и сам мало верил своим словам, но продолжал уперто вести машину. Без своей формы, которую он не надевал уже месяца два за редкими исключениями, мужчина казался обычным невзрачным малым, такого легко упустить в толпе. Тусоваться столь долгое время с каким-то мужиком не было мечтой Муравья, если тот, конечно, не проглядел что-то, спрятанное глубоко в недрах его сознания, но выбор было довольно ограничен. Сам О'Грэди был гол как сокол, не обладал ни центом за душой - все его тайные банковские заначки были выпотрошены в тот же вечер, как он оставил состав Громовержцев на своих условиях, а то, что еще осталось, очень не рекомендовал трогать Пол - деньги имели свойство оставлять четкий, прекрасно видный след. Сам Дэннинг же обладал кое-какими средствами, достаточными, чтобы не иметь нужды в ночлеге, еде, оружии и регулярной закупке спиртным. Это не были самые плохие месяцы в жизни Эрика, но и проливать о них скупую слезу, качая на коленях внуков, он тоже едва ли стал бы. То, что им удавалось так долго и успешно скрываться, было наполовину безумным везением, а на другую половину - заслугами обоих мужчин, прекрасно умеющих прикинуться шлангом. И вот теперь их анонимность, которая, как говорилось в "Миссии Невыполнимой", была как теплое одеяло, помахала обоим бывшим Громовержцам ручкой из-за того, что у Паладина зачесалось благородство. И, да, это и метафора тоже.
Конечно, они оба не жили в танке все эти долгие недели. До обоих искателей приключений доходили обрывки информации о выходках Громовержцев (мало кто знал о существовании команды, но она оставляла после себя заметный и узнаваемый след). О конкретных же членах команды парни знали маловато - Наташа Романова не выходила на контакт, в этом было что-то почти напуганное. Трудно было судить шпионку за это - пока они попивали пиво в мотелях, смотря футбол и лениво гавкаясь из-за того, что кто-то почистил зубы чьей-то щеткой, эта женщина в любой момент могла оказаться в канаве с перерезанным горлом. Призрак так же никак не связывался с Паладином и Человеком-Муравьем, хотя это почти радовало - не смотря на сравнительную вменяемость Призрака по отношению к остальной команде, тот все же был крайне скользким типом и приносил плохие новости. О Лилу Паркер и Мистере Иксе не было ни слова - наверняка маньяк где-то оттягивался на свои бабки, наслаждаясь какой-нибудь купленной политической неприкосновенностью, а Общая Цель когда оказаться где угодно, с ее-то... особенностями. Ну, а Палач просто не мог чиркануть весточку из могилы. Муравей настоял на том, чтобы посетить его брата и отдать ему топор Палача, так и брошенный М.О.Л.О.Т.ом среды развалин.
Долгая поездка наконец-то прекратилась, Нью-Йорк все же не был таким уж гигантским. Паладин оставил машину, достал бинокль и принялся смотреть на окна небольшого, некрасивого дома в одном из бедных районов. Не глядя, он достал из бардачка утренний бургер и бросил его на колени Эрику. Это означало, что ожидание и наблюдение будет длиться долго. Пора было включать iPod...

 
- Фелиция, тебе лучше поспать.
Анджела смотрела на Черную Кошку из другого конца маленькой, серой комнаты, всегда казавшейся пыльной и мрачной. Солнце садилось, через грязные пыльные жалюзи в комнату проникали оранжевые полоски последних лучей. Харди стояла у окна, положив локти на подоконник. Ее лицо так же было расчерчено черными и ярко-золотыми полосами. Белая Тигрица, не дожидаясь ответа, села на свою кровать и принялась вытерать волосы полотенцем.
Они жили в этой дыре уже три дня. До этого - бесконечная череда путешествий, бегства при первом же намеке на намек на опасность. За это время Фелиция не раз задавалась себе вопросом - почему она должна скрываться во тьме, как крыса, когда ее место было в удобстве и роскоши? Одна мысль о том, что Норман Озборн довел ее до такой жизни, вызывала ярость. Ее пропажа из Утопии не осталась незамеченной, разумеется. Первой ее посетила, конечно, Эмма, подняв шум и весь бумажный мусор с улиц, когда Черная Птица опустилась прямо во дворе-колодце, где тогда жили две женщины. Это была не лучшая сцена, хотя и не особо эмоциональная - отказавшись даже шаг сделать в квартиру, в которой на тот момент жила Харди, Фрост выглядела вполне уверенной, что заберет Фелицию с собой назад на остров. Увидев раздумья на лице Черной Кошки, Анджела повела себя довольно странно, вступив в дискуссию на повышенных тонах - оказалось, она и Фрост были знакомы. Она в резкой форме заявила обеим блондинкам, что в мире есть кое-что поважнее их "прогулок по магазинам", и что Черная Кошка должна выполнить свой долг перед страной. Бред, конечно. Однако сам этот долг не был для Фелиции секретом. Ей довольно быстро объяснили, что именно от нее нужно.
Сорвиголова хотел получить информацию на Нормана Озборна - как можно больше информации. Черная Кошка была идеальным кандидатом - она была и пленницей, и работницей Озборна, к тому же, в свое время уже сталкивалась с ним при немного иных обстоятельствах. На суде такую свидетельницу послушают, чего нельзя сказать о других, настоящих мутантах, которые, при всей дряблой политической корректности США, со временем воспринимались просто безумно агрессивно. Их участие в процессе было бы гибельным. Харди не была мутантом, по крайней мере официально, не смотря на то, что в Сан Франциско было практически заявлено обратное. Это могли подтвердить тесты днк, впрочем, никто не делал бы их официально. А довольно короткое время с мутантами можно было списать на отчаяние несчастной, загнанной в угол женщины. В общем, Сорвиголова слепил себе целое дело.
Ах да, Сорвиголова. Именно ему была нужна Фелиция. В Америке уже не было никого, что не считал бы Сорвиголову Мэттом Мердоком, не смотря на притянутые за уши доказательства обратного. Кошка тоже не была с другой планеты, и через некое время Анджела перестала скрывать личность мужчины от Харди. Они пару раз встречались - каждый раз Сорвиголова обещал, что ее метания скоро закончатся, но всегда возвращался с новостями об обратном. Фелиция теряла терпение, но ей действительно некуда было идти - каждый, с кем она или Анджела говорили, сходу рассказывал, что Кошку продолжают искать - по городу сновали люди Капюшона и еще какие-то типы, опасные и неприветливые. А несколько недель назад сообщения пошли из из-за пределов Нью-Йорка. Фелицию поджидали везде. Черт знает, почему Норман так взъелся на нее, но Кошка никогда не была глупой - старые счеты, личная неприязнь, все это было основой, а ее предательство подлило масла в огонь. Норман не мог достать ее, пока она была с Людьми-Икс, так же, как не мог получить столь желаемую голову Циклопа и сердце Эммы Фрост на подносе. Но теперь она была мишенью. А вернуться назад не позволяло чувство долга. Да и быть запертой на острове... Это все же не жизнь для свободной кошки.
При их встречах Мэтт Мердок всегда был идеально вежлив и не раз объяснял женщине, почему она вынуждена обитать в таких условиях. От него и Белой Тигрицы Кошка узнала, что теперь Сорвиголова является лидером Руки - организации, прекрасно известной каждому герою или злодею, а уж если ты, как мисс Харди, был на обеих сторонах... Мэтт из последних сил скрывал свои контакты с Фелицией от лишних ушей, беспокоясь за ее безопасность и безопасность их общего дела.
Сама мысль была довольно неприятной и грязной - Сорвиголова всегда являлся героем, мужественным и правильным, его связь с террористами, сумасшедшими, убийцами и мерзавцами, была лишь еще одним подтверждением того, как ужасно Озборн изуродовал лицо этого мира. От Анджелы Кошка узнала, что Мэтт защищает своих близких. Ненависть к Озборну кипела и в голосе Тигрицы - женщина поистине обладала способностью убеждать. Она обладала нежным, низким голосом, всегда очень внимательно слушала, долго и глубоко смотря и никогда не упуская нить истории, и всегда умела мудро и просто успокоить сердце и подобрать нужные тебе слова. В какой-то мере это играло огромную роль в том, что Черная Кошка еще не сорвалась - она ведь и правда заслуживала лучшего, чем эти три месяца в клоповниках. Но, раз Анджела терпела это и всегда оставалась оптимистичной, то и она, Фелиция, могла пережить еще немного. Тем более, что теперь Мэтт звучал все более убедительно - скоро все закончится. Дело почти готово. Суд, почти наверняка попытка покушения на Кошку, а потом она свободна. Они все свободны, если у них получится свергнуть тирана с его трона.
- Серьезно, если ты так и будешь смотреть в окно, я потащу тебя в психушку, черт с ним, с Норманом.
Анджела чуть улыбнулась, нетерпеливо хлопнув ладонью по кровати Фелиции.
- Перестань. Я знаю, их много и они ищут тебя, но с тобой я. Не в первый раз надирать каким-то жалким бугаям задницы, так?
Белая Тигрица уже переоделась в свою бело-черную форму. Ее глаза загорелись ярко-красным свечением, замерцав в темноте.
- Что-то не так. - она нахмурилась и резко оттащила Кошку от окна. Но Фелиция и сама ощущала это шестым чувством. За ней наблюдали. Это означало новое бегство, новый переезд, новую нервотрепку...
- Черт! Я только наладила душ! - прошипела Анджела, распахнула окно и выпрыгнула из него, ловко приземлившись уже во дворе. Она двигалась с невероятной грацией, не уступая даже самой Черной Кошке. Ну, может, совсем немного все же уступая. В конце-концов, Фелиция была настоящим продуктом, а силы Белого Тигра Анджела получила в наследство в виде артефакта.
Черная Кошка уже была рядом с девушкой, внизу - в отличии от Анджелы, формы на ней не было, только короткие шорты и майка. Они менялись - одна спала, другая обшаривала окрестности. Сейчас, в идеале, Харди могла бы уже дремать, как младенец. Что-ж...

Муравей одновременно с Паладином заметил, как распахнулось окно комнаты, где должна была быть Черная Кошка по словам источников Паладина. Его источники были, надо сказать, не слишком рады являться таковыми. Ибо, давая информацию, всегда плакали, как дети. Не прошло и мгновения, как на их машину полным ходом пошли две бабы - одна в белой форме с полосками, шатенка, жутковатые алые глаза светятся в полутьме, а другая и вовсе была в пижаме (не то, что  бы кто-то жаловался), белоснежная блондинка с просто чумовой фигурой. Судя по рассказам Пола, это и была Черная Кошка.
- Эй-эй! Расслабься! - Дэннинг тут же вышел из машины, подняв руки в успокаивающем жесте. - Девушки, нет повода...
Он не успел договорить, как тут же получил под дых от Анджелы. Загнувшись, мужчина перекосил лицо от боли и раздражения, и, ловко двинувшись со скоростью ветра, взял руку Белой Тигрицы в захват, прижав ее к капоту машины.
- Я пришел помочь! - он уставился на Черную Кошку, сильно нахмурившись. Фелиция не видела мужчину со времен, когда у них почти что был роман, но тот предал Героев по Найму, а на ее просьбу остаться после секундного сомнения ударил ее и скрылся... - Мы в одной лодке...



Чёрная Кошка

Здесь не было даже телевизора, который она так любила оставлять без звука на канале новостей в их предыдущей квартире. Только старый шипящий радиоприёмник, Бог знает с каких лет тут сохранившийся, треща и теряя звуки выдавал тихий джаз. В полосках закатного солнечного света кружились пылинки - она могла часами наблюдать за ними, но сейчас ей надоело и это занятие, и Фелиция просто смотрела в окно, сквозь узкую щель в жалюзи.
Не понимаю за каким чёртом я в это ввязалась? В который раз вопрошала она сама себя. Надо было идти с Эммой. На Утопии холодные бетонные стены и вечная сырость, но там хотя бы есть чем себя занять. Я ненавижу бездействие. Это просто невыносимо - сидеть и ждать. Хотя нет, бездействие на тёплом пляже меня устраивает. В отеле, в номере люкс тоже ничего. Но так?! Это просто убивает меня - такое чувство, что мышцы стали такими же вялыми, как мысли и наоборот. Я становлюсь каким-то овощем, наверное когда состоится суд - я приду туда и не смогу связать двух слов. Меня сочтут дурковатой и весь план полетит к чертям, ха!
 - Фелиция, тебе лучше поспать. - Анжела вышла из душа, вытирая на ходу волосы.
 Харди ничего не ответила ей, продолжая пялиться в окна дома напротив. Там можно было подглядеть кусочки чужой жизни, это пусть и жалкое, но всё же развлечение. Чёрная Кошка сильно завидовала сейчас напарнице. Той предстоял обход (читай - невероятно крутое развлечение в этом скупом на радости мире ожидания). К тому же мысль о сне приносила только ужас - девушка столько не спала за всю свою жизнь, сколько за эти недели ожидания. Опять же сон на простынях, которые казались липкими, покрывалах, которые пахли табаком и ещё Бог знает чем и, наконец, подушках, из который ей на нос однажды вылез таракан - это не тот сон к которому будешь стремиться.
Сама бы спала, заботливая ты моя, а я бы подежурила. Подумала про себя девушка. С тех пор, как пик мутации прошёл, прошло много времени и лишь иногда, с непонятной тоской Харди вспоминала ту невероятную мощь и силу настоящего животного, которая ей была дана. Пришлось отвыкать от этого, но Эмма привезла тогда её костюм, и этого было вполне достаточно,чтобы чувствовать себя ни чуть не хуже, чем в звериной шкуре.
 Фелиция прислушалась к звукам у себя за спиной. Белый Тигр переодевалась в свой белый, чудовищно маркий тигриный костюм. Анжела была хорошей. Положительной настолько, что временами Фелиции казалось, что у неё скоро оскомина будет от её хорошести. То есть конечно девушка ей нравилась, и всю её историю восхождения в супергерои Кошка тоже с интересом выспросила, и с амулетами всласть наигралась, каждый раз забывая отдать их обратно, но когда слишком хорошо - это тоже утомляет. Харди от этого становилась капризной. Поэтому она никак не реагировала на слова Дель Торо, надеясь вывести ту из себя и устроить небольшую, но такую приятную ссору, которая бы так славно разрядила сонный воздух этой убогой каморки.
 Но жизнь преподнесла более интересное развлечение. В машине, что подъехала минут пятнадцать назад что-то сверкнуло. Не нужно быть супер умным, чтобы предположить наличие оптики. Тем более Анджела в ту же секунду оттащила девушку из окна, распахнула его и выпрыгнула вниз. Не раздумывая даже мгновения Чёрная Кошка последовала за ней, как была - в шортиках, майке и босиком. Тем не менее это не помешало ей приземлиться едва ли не быстрее и эффектнее, чем её напарница - годы тренировок никуда не деваются даже в отсутствии частой практики. Сердце колотилось в груди, каждая клеточка тела Фелиции ликовала, что ненавистный сон можно отложить на неопределённый срок. Однако спустя мгновение сердце заколотилось ещё сильнее, но теперь уже совсем по другой причине.
 Чёрная Кошка очень хорошо знала человека, которому так славно врезала Тигрица только что. Даже наверное слишком хорошо. И вполне ожидала его ответного действия. Досадно было только то, как он легко вывел из игры её якобы защитницу. Было так непривычно видеть его без костюма. Да и вообще слишком неожиданно. Но нельзя сказать, что девушка была этому не рада. Она так давно не видела его, что почти забыла лицо... но никогда не сможет забыть того, что он сделал. Всё это время она лелеяла надежду на эту встречу.
 - Я пришел помочь! - пока он говорил, Фелиция быстрым шагом подошла к нему не говоря ни слова. Его появление могло означать только то, что их выследили и это её последний шанс сделать то, о чем она давно мечтала - Мы в одной лодке...
Заявка:Размахнувшись, Чёрная Кошка наотмашь ударила своего несостоявшегося любовника по лицу. Волосы серебристой волной взметнулись и закрыли от него её разъярённое лицо.
 - Немедленно отпусти её, ты - продажная скотина! - отбрасывая волосы со лба, девушка замахнулась для нового удара.



X-23

Паладин в жизни многое испытал и многого навидался, но даже он не был достаточно подготовлен к такому стремительному наступлению... затмения, да, именно это слово приходит на ум, честно. И подкралось оно, как всегда, очень незаметно, пусть ему и стоило самому бы догадаться, что произойдет, если пугаешь двух опасных и очень нервных девушек в темном переулке.
 Началась эта не самая счастливая секунда в жизни Пола с того, что он грешным делом решил, что может позволить себе хватать своими лапами Белого Тигра. Делать это было ошибкой, пусть и принесло определенную степень удовольствия. Таскать и бить Анджелу было можно - но только один раз, это как выпить литр ацетона, разбавив водой из под крана, и пойти танцевать тектоник в бар десантников под хиты вроде "Моя детка из Огайо".
 Издав некое подобие рыка, девушка сперва врезала Паладину затылком по лицу, а потом резко согнула ногу в колене, задней частью ботинка нанося удар, который в любом мультипликационном фильме определенно издал бы звук, схожий с звоном на карнавале, когда кто-то ударом молота отправляет метку вверх по огромному термометру и выигрывает плюшевого медведя. BOONGG!!! Score!
 Лицо Дэннинга вмиг стало печальным, будто он всей душей прочувствовал всю боль и лишения обеих красавиц, словно все их страдания ворвались в его душу, растопив лед и навсегда изменив его потребительское отношение к женщинам и супергероиням. Ну, или, возможно, дело было в том, что на данный момент Пол проклинал весь мир за то, что был рожден мужчиной.
 На этом страдания Паладина, увы, не закончились, ибо теперь за него взялась Черная Кошка, с размаха врезавшая ему по лицу - пощечины для слабачек! Фелиция уже замахнулась для следующего удара, но Пол перехватил ее кулак машинальным движением, оттолкнув девушку от себя.
 - Да что за дерьмо, может, дадите сказать хоть слово?! - прошипел мужчина, лицо которого еще носило зеленовато-белый оттенок. Анджела оскалившись стояла возле машины, одной рукой убрав с лица волосы, как Харди секундой назад.
 - Почему это всегда должно проходить по негласному правилу героического тим-апа?! Сначала бьем друг другу морды, а потом объединяемся против общей угрозы. - прошипел Дэннинг, заставляя себя успокоиться. - Спасибо за помощь, кстати. - бросил он Муравью с крайней степенью сарказма и вытряхнул из его руки то, что тот выдал за удостоверение. - Идиот...
 - Какого черта вам нужно? - нахмурилась Анджела, сощурив светящиеся алым глаза. - Я не буду повторять два раза.
 Фелиция неплохо знала Тигра, чтобы понять - та не шутит. Рука шатенки машинально сжалась и разжалась - той не хватало ее холодного оружия, но и без него она могла бы надрать задницу кому угодно, стоило ей только захотеть. Что-то в лице подруги Кошки изменилось - Анджела не в первый раз была зла, но сейчас... она выглядела так, будто что-то серьезно нарушило ее планы, и женщина была готова на все, чтобы эти планы не сорвались. Видимо, работа на Руку и Сорвиголову очень изменила ее...
 - Вы думали, вы можете вот здесь, в чертовом Нью-Йорке, просто взять и пересидеть всю горячку? - буркнул Пол, коротко посмотрев на Харди и отвернувшись. - С каждым днем Озборн посылает за вами все больше людей - теперь весь Синдикат на вашем хвосте, и Худ умеет из под земли вытаскивать тех, кто ему нужен, уж поверь. Радуйтесь, что он не добрался до ваших мамочек - о Тигре никто не слыхал? Она свою шерсть собирала по всему городу, когда он с ней закончил. Мы через пол мира проехали, чтобы забрать тебя отсюда и увезти в спокойное место, но если есть желание испытать судьбу - мы можем и уйти!
 Паладин нахмурился, чуть согнувшись, напряженно смотря на Кошку, потом вновь, в который раз, отвернулся, мрачно посмотрев на Анджелу, а потом отведя взгляд и от нее.



Чёрная Кошка

Фелиция стояла, скрестив руки на груди и нервно покусывая нижнюю губу. Появление этих двоих нарушило неторопливый ход ожидания, привнеся в него оттенок беспокойства и паники. Исподлобья девушка разглядывала обоих нарушителей их спокойствия, ловя короткие взгляды Пола. Его спутник выглядел вполне безобидно, то есть совсем безобидно - на таких мужчин Харди вообще не привыкла обращать внимание. Его невыразительная внешность могла скрывать какую-то тонкую душевную организацию, но Чёрной Кошке было на это плевать. Образ кутилы и разудалого шутника однако сложился сразу же после того, как тот открыл рот, поэтому с парнем в кепке всё было ясно - угрозы он не представлял. Это давало возможность расслабиться и вслушаться в слова Паладина, тем более, что говорил он дельные вещи.
 - Какого черта вам нужно? - нахмурилась Анджела, сощурив светящиеся алым глаза. - Я не буду повторять два раза.
 Харди жестом попросила Анжелу не кипятиться, Белый Тигр не на шутку разгорячилась и готова была продолжить избиение Дэннинга, которому и так уже достаточно досталось за то, что он посмел нарушить их покой. Видимо сказались недели ожидания и безделья и у Дель Торо очень чесались кулаки, а может просто Кошка недостаточно узнала её с этой стороны.
 - Анжела, милая, я несказанно благодарна тебе за то, что ты сейчас сделала, правда. Так и надо было. Он заслужил. Но теперь я предлагаю выслушать этого мерзавца, я с ним знакома, это Паладин. Как бы там ни было, а он может сказать что-то полезное для нас с тобой. Не то, чтобы мы могли ему доверять - девушка злобно зыркнула в сторону Паладина, отчего он в который раз отвёл глаза в сторону - но бить его пока не нужно.
 Женское достоинство Фелиции Харди было вполне удовлетворено на данный момент возмездием в достаточной степени, чтобы вспомнить о рассудке и взвесить предложение того, кто когда-то предал её и её команду. В нём присутствовал здравый смысл, но и Кошка не первый день носила костюм. Её мама уже давно переехала в Калифорнию, где жила под чужим именем, поэтому акт о регистрации не принёс девушке никаких неудобств. А на этот период, как только Озборн схватил Фелицию за хвост, та отправила маму в Индию, где та проживала и сейчас в относительной безопасности. Но недооценивать силы Железного Патриота всё же не стоило, тем более, что Харди не знала обезопасила ли свою родню Белый Тигр.
 Чёрная Кошка лениво и грациозно потянулась, запустив руки в гриву волос. Короткая белая маечка натянулась на груди, едва не треща по швам, когда девушка гибко выгнула спинку. Краем глаза наблюдая за реакцией спутника Паладина, девушка медленно и как бы нехотя заговорила:
 - Моя матушка в добром здравии, я передам, что ты о ней волновался. И если ты думаешь, что есть спокойное место, где Озборн нас не найдёт - то ты неправильно оцениваешь ситуацию - такого места нет. И нет резона покидать Нью-Йорк, в который нужно будет в скором времени вернуться - а вот это сделать будет сложнее, чем просто отсидеться здесь, под носом у его прихвостней. Но если ты действительно думаешь, что твой план так хорош, то давайте поднимемся наверх, на крышу, и не будем развлекать местных оконных зевак. Расскажешь нам что вы задумали, а мы уже решим, насколько это соотносится с нашими планами. И кстати поведаешь нам о том, что сподвигло тебя и твоего нелепого спутника влезть в эту заварушку. Особенно тебя, Пол, ведь, сам понимаешь, я убеждена, что ты работаешь только ради собственной выгоды.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #2 : 04 Январь, 2014, 12:29:29 am »
X-23

Все еще хмурясь, Анджела посмотрела на Харди, молча выслушав ее мнение, а затем слегка расслабилась и кивнула, перестав стоять в такой позе, словно сейчас каждый фибр ее тела уже рвался сеять смерть и страдание. Она так же поддержала Кошку коротким утвердительным "ммм", когда та предложила всей странной компании отправиться на крышу, чтобы не тешить и без того весьма многое увидевших зевак. Перспектива продолжать быть незапланированной мыльной оперой для соседей не радовала никого - Муравей тоже чувствовал себя неловко, а Паладин и вовсе выглядел несчастным. Хотя, есть шанс, что дело был все же не в соседях. Да, в такие моменты Муравей осознавал, как близка может беда пройти мимо, не задев ни тебя, ни твои репродуктивные органы. Хотя... ночь еще только начиналась.
 - Хорошо, наверх. - тихо скомандовал Паладин, на котором буквально повис Эрик, распушив перед дамочками павлиний хвост и добавляя излишних моральных страданий своему братку Полу. Дэннинг перенес эти муки на удивление стойко, скрепив зубы выслушав хвастливую "барную" болтовню Муравья и даже позволив ему закинуть себе руку на плечи, как мальчугану. Сам мужчина выглядел задумчивым, чуть отключенным от всего мира - его лицо выражало работу мыслей. Из этой самой работы мысли он, разумеется, был безжалостно выдернут Фелицией и ее удивительной... личностью, да, личностью, конечно. Лицо Пола вытянулось, глаза невольно чуть расширились, но он быстро взял себя в руки, тоже сделав вид, что крайне заинтересован машиной, на которой сидела Анджела. В этот момент взгляды шатенки и Паладина встретились. Белый Тигр как раз усмехнулась выходке Фелиции, обнажив белоснежные зубы, красное свечение исчезло с ее карих глаз, однако, стоило ей посмотреть на Паладина, как что-то в ее взгляде изменилось - Дэннинг вдруг почувствовал, как его кожа покрывается мурашками, а кулаки сами сжимаются. Это было почти похоже на то, как если бы Анджела провела по горлу указательным пальцем, подмигнув ему - но она просто смотрела, до тех пор, пока они оба не отвели глаза в разные стороны.
 Вся команда отправилась подальше от ненужных ушей и вскоре уже находилась на крыше дома. Правда, подъем на тот дом, где обитали женщины, был слишком грязным и затруднительным, так что они решили обосноваться на крыше соседней постройки. Высотой во всего пять этажей, дом открывал им вид на... в принципе, ничто. Тусклый, неприятный район, дома клеятся один к другому, как будто кто-то решил встроить еще несколько между уже имеющимися. Один вид уже мог подвергнуть в депрессию любого - и не требовалось даже, чтобы тебя пытался убить весь Нью-Йорк. Паладин встал близко к краю крыши и скрестил руки на груди - он достал из машины свое оружие и теперь засунул обе пушки в кобуры под белой рубашкой.
 - Мы были Громовержцами Озборна. - начал он свой рассказ. - Не теми, о которых всегда орали по телевизору, теперь у нас было другое назначение - убивать людей по заказу, выполнять всякие склизкие дела, все такое. Строго секретно и тихо. - он нахмурил брови. - А потом я... нашел себе несколько более платежеспособных клиентов и кинул Озборна. Громовержцев послали за мной, а этот вот ирландский паренек, вместо того, чтобы прикончить меня (ну, попытаться...) и получить свой гонорар, спас мне жизнь и помог спастись. Мы скрывались в Германии, но потом решили вернуться сюда. - он повернулся к Фелиции, посмотрев ей в глаза. - За тобой. У нас есть свой человек внутри Громовержцев... С натяжкой даже двое. Но остальные... Это только вопрос времени прежде, чем они придут за нами. Проблема в том, что мы даже не знаем, кого теперь понабрали на наши места...
 - Фелиция... - спокойно, но все же недовольно сказала Анджела. - Ты же знаешь - мы не можем себе позволить вот так доверять кому попало. Я наслышана о тебе, Паладин. - теперь она обращалась к Полу, уперев руки в бока. - Нельзя сказать, что у тебя репутация благородного рыцаря, как бы тебе этого и не хотелось. А ты... - она взглянула на Муравья уничтожающим взглядом. - ... Человек-Муравей. О тебе вообще басни ходят, маленький извращенец. Если вы оба считаете, что мы настолько...
 Поняв, что может сказать лишнего, Анджела, впрочем, быстро замолчала. В конце-концов, она занимала важный статус в Руке и умела держать себя в руках - до разумных пределов, конечно. Тигр была очень вспыльчивой, это Харди заметила уже давно, но ее злоба всегда была направлена на несправедливость и угрозу ей и ее друзьям, и она никогда не срывалась из-за бытовых вещей или каких-то перемен настроения - редкость для сожительства двух женщин.
 - Тебе решать, Лиц. - она начала называть Черную Кошку так примерно месяц назад, наверное, сама того не замечая. - Я как ты. Но я им не доверяю. В любом случае, теперь мы либо верим им и как-то меняем образ жизни, или отдаем их Мэтту.
 - Отлично, кем бы этот Мэтт ни был. - раздраженно сказал Паладин, смерив Тигрицу взглядом. - Я тоже не ждал, что с Фелицией будет кто-то еще, и я рад сообщить, что доверяю тебе не больше, чем ты мне. Так что в чем ваша история? Я не фанат Гоблина, но черт, Харди, зачем тебе было кидать его ради этих фриков?..

...

 Сорвиголова сидел в своем офисе, устало водя кончиками пальцев по экрану. Ему предстояло обработать совершенно невероятное количество информации - все те свидетели, что готовы были под присягой подтвердить зверские деяния Нормана Озборна, все показания, все улики, все ниточки, которые только могли еще привести его в к новым результатам... Все шло не так, как мужчина хотел, ничего не клеилось - люди бежали с корабля во все больших количествах с приближением примерной даты суда... Многие исчезали, словно их никогда не существовало... Смерти из-за грабежа, несчастные случаи... Подозрительнейшие отказы... Все это было писано красными нитками, и это очерняло любую надежду на будущее. Но Мэтт умел жить с отсутствием надежды. Если в мире и был кто-то, кто был в этом знатоком - так это он.
 На его кровати все еще лежал его костюм - черно-красный, куда более темная версия привычной одежды. Форма была почти полностью черной, если не считать алых "DD" на груди. Почему он решил так радикально сменить свой вид? Что именно отражает это слияние с ночью, эта передача своего исконного внешнего вида своим слугам, бойцам Руки, которые теперь парили по крышам Нью-Йорка в красных одеждах и с маленькими рогами на голове? Только Мэтт мог найти ответ на этот вопрос. Но хотел ли?
 Вчерашнюю ночь он провел, занимаясь самой муторной, грязной работой. Работой, к которой он привык. Все просто - никаких офисов, никаких собраний Глав Руки, никаких визитов вежливости, политических игр, мечения территории. Он вышел на улицу, влетел в нее, как ангел ночи, только уже не один, а окруженный десятками алых ниндзя, его новых соратников, способных на нечеловеческую верность и такую же жестокость. Ему еще предстояло научить их работать чисто - никаких смертей, никакого излишнего кровопролития. Миссия сегодня была ясна, как и его приказ - они выходят на улицы Нью-Йорка, они вылавливают преступников и оставляют их для сонной утренней полиции - подвешенными вниз головой, жестоко избитыми, с большими плакатами, приклеенными к телу, на которых написано их преступление. "ВОР". "УБИЙЦА". "НАСИЛЬНИК".
 За вчерашнюю ночь их набралось 35.
 В дверь постучались - звук, всегда приносящий ощущение опасности, тревоги, не несущий почти никогда хороших вестей. Почти отдельно от своего собственного "я", Мэтт подумал - что на этот раз? Кто умер? Кто пропал? Кто предал его?
 В комнату вошел сутулый японец, поклонившись, не смотря на слепоту своего Лорда Сорвиголовы.
 - Я прошу простить мой поздний визит, Лорд. Вы просили сообщать вам о крупных нарушениях порядка в городе - так вот, произошел взрыв жилого дома в одном из районов, который вы патрулировали вчера. Никто не выжил.
 Японец назвал адрес, и сердце Мэтта пропустило удар, словно прислушалось к миру, который только что снова, в который раз, принес ему кошмарный дар. Японцу не нужно было даже говорить. Мэтт почему-то уже знал, что он скажет.
 Адрес принадлежал Анджеле и Фелиции Харди.

...

 Они еще стояли на крыше, окруженные грязными улочками и тусклым светом от силы двух имеющихся целых фонарей, которые не доставали и до подошвы их ног. Становилось все холоднее, особенно замечала это Кошка, одетая совсем не для прогулки. Тьма теперь полностью накрыла Нью-Йорк, погрузив четверку сомнительных героев в свою черную вязь. И тогда все случилось.
 Поначалу был звук. Грохот, столь сильный, что физической болью отозвался в ушах. Словно кто-то ударил тебя по уху пакетом чипсов, вот только потом пришло знание - осознавание того, что весь их сомнительный покой нарушен - раз и навсегда. Потому что, даже будучи оглушенными и дезориентированными, они увидели - увидели, как рушится объятый огнем дом Фелиции и Анджелы. Как он буквально проваливается, как сделанный из песка, будто не был бетонной коробкой. Огонь, вырвавшийся из всех выбитых окон с первого этажа по последний, теперь беснующейся массой скрыл под собой пыльные черные обломки места, где Харди и Анджела могли бы быть, если бы не нежданный визит. Все это произошло так быстро, что никто из героев даже не успел прийти в себя - но их тела уже рванули прочь от взрывной волны, которая непременно сбила бы их с ног, если бы наши герои не обрушились вниз, закрывая головы руками. Муравей не был мастером рукопашных боев, как его спутники, и не был так же быстр, но ощутил, как чьи-то руки дергают его вниз за секунду до того, как что-то тяжелое пролетело на уровне его головы...
 Первым пришел в себя все тот же везучий Эрик - закашлявшись до слез, он выполз из под горы мелких кусков кирпича и серой пыли, ощущая, как его всего трясет, словно он в последний раз ел год назад. Его взгляду открылся вид Белого Тигра, освященной алым отсветом бушующего огня. Она лежала на животе, совсем рядом от него, прижав руки к ушам, приваленная здоровым куском бетона. Женщина попыталась перевернуться и скинуть с себя груз, но не смогла, от чего ее глаза загорелись красным ярче любого пламени. Она злобно продолжала попытки высвободиться, как вдруг словно бы что-то вспомнила, испуганно дернулась и принялась что-то кричать. Постепенно слух вернулся к Эрику, среди воплей людей внизу, плача и прочих звуков, сопутствующих людей трагедии, он разобрал, что Дель Торо пытается дозваться Черной Кошки.
 Сама Фелиция очнулась именно от этого зова - поначалу он шел к ней как через туман, ничем не мешая ей предаться блаженной пустоте, но потом инстинкт выживания взял свое, и она чудовищным усилием заставила себя очнуться. Чувства возвращались слоями - сперва слух, потом расплывчатое зрение. А потом это зрение показало, что ощущение боли к ней пока не вернулось - опустив глаза на свое тело, Харди увидела, что в ее бедре застрял острый кусок арматуры. Опытный взгляд даже сквозь дымку шока дал понять, что артерия не задета, женщина могла даже шевелить раненой ногой, но такая рана равнялась заражению, и это было очень, очень некстати, только не сейчас! Постепенно картинка становилась четче, блондинка поймала в фокус фигуру Паладина, который в несколько шагов подбежал к ней и опустился на колени подле женщины.
 - Черт... - его лицо было залито кровью. В лучшем случае это просто рассеченная бровь... - Так, держись... - он сорвал с себя грязную белую рубашку, оставшись в белой майке, разорвал ткань на несколько лент и принялся перевязывать ранение Кошки. Несколько раз его взгляд возвращался на лицо Фелиции, словно Пол каждый раз убеждался в том, что она в порядке. У него тоже тряслись руки. - Это... это ваш чертов дом. Они нашли нас...



Daredevil

Рутина. Бесконечные поиски. Постоянный стресс. В последнее время именно этими словами можно было ахарактеризовать жизнь Мэтта. Он мог многие часы напролет сидеть за компьютером в поисках небольшой зацепки, но чаще всего это было безрезультатно. Даже те ниточки, которые у него были, начали потихоньку рваться. Многие люди просто бесследно исчезали. И даже постоянные ночные патрулирования улиц и визиты к клиентам не могли этому воспрепядствовать. Мердок хотел чувствовать себя всесильным, но он не был таковым. Он не мог обеспечить безопасность для всех, потому что руки Озборна были слишком длинны.
 Но, всё было не так уж и плохо. Самый главный козырь в рукаве Лорда был в безопасности. И он просил постоянно сообщать ему самые последние новости, всё ли в порядке, потому что сам был слишком занят, чтобы заниматься этим лично. Даже сейчас, этот чёрный, как ночь, костюм лежал на диване, но он просто не мог его одеть. Еще не время. Сейчас нельзя было дать себе выйти наружу своей темной сущности, который этот костюм и осуществлял. На протяжении всей своей жизни Мэтт образно говоря менял личины и маски. Днём он был законопослушным и добропорядочным адвокатом, защищавшим невинных людей от произвола и беззакония многих. А скрывшись под покровом ночи, появлялась другая сторона его личности. Жестокая и справедливая, карающая без жалости. Может быть теперь, когда костюм стал полностью черным, эта злоба станет еще сильнее. Та ярость, которая копиться днем, сполна выплескивается ночью. А вскоре она накроет с головой и самого главного негодяя, который причинил Мердоку столько боли и страданий...
 Вдруг, неожиданно для себя, Мэтт услышал стук в дверь. Конечно он знал, что это свой человек, но внутри него что-то дрогнуло. Как гитарная струна, которую нечаянно задевают пальцем. И эта мелодия души врядли могла принести хорошую новость.
 В комнату вошел сутулый японец. Как и подобает истинному японцу, он поклонился, чтобы отдать честь своему господину.
 - Я прошу простить мой поздний визит, Лорд. Вы просили сообщать вам о крупных нарушениях порядка в городе - так вот, произошел взрыв жилого дома в одном из районов, который вы патрулировали вчера. Никто не выжил.
 Возможно, он и дальше что-то говорил, но Мердок его уже не слышал. По его сознанию прокатилась будто взрывная волна. В память сразу же всплыл момент, когда Меченый взорвал полный невинных людей дом. В тот день погибло более ста человек. И до сих пор Сорвиголова не мог простить себе этого. И вот, история вновь повторяется, но на этот раз, всё намного хуже. В том доме и находился тот козырь, на который Мэтт возлагал столько надежд. Там была Черная Кошка, тот самый бесценный свидетель, а так же Белая Тигрица, которая была очень ценным и самоотверженным бойцом, потеря которого была очень болезненна для Лорда.
 Не теряя не минуты, Мэтт отдает японцу приказ собрать отряд ниндзя во главе с Черным Тарантулом, облачился в свой костюм, и стремительно, на крыльях ветра, направился к месту взрыва. К тому моменту пыль уже немного осела и видимость была более менее хорошей. Но ни врагов, ни друзей видно небыло. Лишь груда развалин, оставшаяся от дома. Везде слышались крики, детский плач, где то в далеке сирены пожарных машин и полиции. Но тут слух Мэтта уловил тот самый голос, который был хорошо ему знаком, и который он ни с каким другим не перепутает. Это был крик Дель Торо. Он раздавался с крыши соседнего здания. И в самом деле, поднявшись на крышу, Мердок с удивлением для себя обнаружил прижатую огромным куском бетона Тигрицу, а так же находившегося наделеко от нее паренька, неизвестного Сорвиголове. Мэтт начал помогать Дель Торо освободиться от ловушки , а Карлоса послал проверить, все ли нормально с остальными.
 - Скоро здесь появяться прихвостни Озборна, этот взрыв был тщательно спланирован, чтобы вы не выжили. Хотя, может быть они уже здесь... - обратился к Тигрице Мэтт, тщательно прислушиваясь к окружавшей их обстановке.



Mr. X

Одно из убежищ Мистера Икс в Нью-Йорке.

Прошло практически три месяца с тех пор, как Лилу Паркер приняла решение остаться вместе с маньяком-миллиардером. Однако девушка, выстрадавшая право на второй шанс, расплатившись сполна собственной и чужой болью и кровью, обнаружила, что чем глубже погружается в изучение записей из своей головы, тем активнее множатся вопросы, ответы на которые отсутствовали даже с таким универсальным источником информации, как её побитая память.
Выяснилось, что она родилась в Лондоне… вернее, первые воспоминания связаны именно с ним, где в возрасте трёх лет девочки-близнецы оказались в сиротском приюте при католической церкви. Три года, а значит, до этого момента они жили в ином месте, но никаких чётких, связных отсылок к воспоминаниям о родителях не нашлось. Как стало ясно Лилу из расследования, проводимого Мадлен, их просто обнаружили спящими одним утром на ступеньках часовни, и в личных делах о происхождении не значилось ничего, так как поиски семьи брошенных детей полицией ни к чему не привели, а сами они не могли поделиться какой-либо полезной информацией по-своему малолетству. Паркер, изучив “дневник”, могла биться об заклад, что у них с Шэннон были настоящие  мама и папа, большой дом в какой-то сельской местности, огромный сад или задний двор, служивший отличным местом для игр. Особенно яркий след в детском сознании, а потому получивший чёткое отражение в записях, оставил момент, когда обе сестрёнки впервые прокатились на лошади, сидя в седле сразу вдвоём, а рядом шёл какой-то мужчина, по всей видимости, отец малюток. Цель столкнулась с просто убийственной реалистичностью создававшегося от прочтения впечатления, она будто заново в мельчайших подробностях и деталях проживала практически каждый момент минувшего детства и юности, со всеми их радостями и разочарованиями. Только причину, по которой сестёр бросили на произвол судьбы, найти не удавалось, Мадлен в своё время также не добилась в этом больших успехов, наткнувшись на глухую стену неизвестности. Следующим переломным моментом стал пятилетний рубеж, когда Шэннон неожиданно забрала из приюта какая-то семья. Подобный прецедент казался странным, учитывая, что разделение кровных братьев и сёстёр, тем более близнецов, никогда не приветствовалось в системе опеки и попечительства, так как разрыв отношений накладывал тяжелейшую психологическую травму, особенно на совсем ещё юные умы, так и случилось с Мадлен. Взрослые впаривали ей какие-то нелепые объяснения о том, что Шэннон будет лучше вне приюта, но она ничего не хотела слушать, впрочем, как и сделать что-то с ситуацией. Единственная вещь, на которую была способна пятилетняя девочка – постоянно плакать и просить не забирать сестрёнку, но мир оказался глух к её мольбам и даже всемогущий Бог, любить которого их так ревностно обучали, ничего не сделал. И вот снова Лилу оказалась на пороге приюта, глядя глазами маленькой Мадлен на то, как увозят прочь частичку её самой. Годы спустя Кэмпбелл стало известно от умиравшей матери-настоятельницы, контролировавшей процесс удочерения со стороны церкви, о том, что те, кто увезли Шэннон, раскошелились на очень крупные взятки, чтобы сгладить острые углы вопроса, так как были полны пугающе непонятной решимости получить одну из близняшек любой ценой. Принятое тогда решение мучило монашку день за днём, но открыть правду женщина не решалась, осмелившись лишь на смертном одре. Она попросила Мадлен простить её, на словах та, уже к тому моменту ставшая молодой девушкой, согласилась, но внутри нестерпимая обида осталась. Более чем за десять лет боль немного притупилась, и безумное желание отыскать Шэннон поостыло, но после полученного известия и ночи, проведённой в слезах, в углу на полу, всё вернулось с новой силой, как вновь открывшаяся рана. С тех пор Мадлен стала одержима поисками, до 18 лет действуя с территории приюта, а после выпуска уже в свободном полёте. Она перебивалась случайными, не всегда законными заработками, научившись и красть, и взламывать замки, и худо-бедно стрелять. Кэмпбелл внедрилась и можно сказать стала своей в различных структурах и кампаниях, в том числе криминальных, тем не менее, оставаясь вне их, шла практически на любые риски, только бы получить бесценные клочки информации о том, что же случилось с сестрой, и где та сейчас находится. Оказалось, что семья, удочерившая девочку, недолго прожила в городе, быстро перебравшись на континент. Мадлен проследили их перемещения до Бельгии и дальше на юг, а потом на восток, где дорожка обрывалась. Чтобы во всём разобраться, пришлось ехать в Европу и изучать ситуацию на месте. Тут здорово пригодилась хорошо развитая коммуникабельность девушки и умение находить нужных людей, а также грамотно манипулировать их интересами для достижения собственной цели. И хотя официально она не была судима ни разу, но чуть не погорела на одной мелкой афёре, когда в очередной раз пыталась раздобыть денег. У местной полиции не хватало улик для предъявления обвинения, потому что Мадлен всегда действовала осторожно, никогда не переходя линию фола, однако положение всё равно складывалось щекотливым, так как её могли выслать обратно в Британию, что ставило крест на всех достигнутых успехах. Решение пришло в лице агента Европола, который предложил Кэмпбелл сделку. Он изучил попавшую в поле зрения правоохранительных органов девушку и быстро понял, что к чему. В обмен на помощь в поисках сестры и снятие всех претензий, Кэмпбелл должна была внедриться в банду Рафаэля Андраде – опасного преступника, ставшего настоящей проблемой для многих стран Евросоюза. Мадлен взвесила все шансы и решила, что такое сотрудничество лучше необходимости тратить время на возвращение в Лондон и изыскание путей снова перебраться на континент. Однако операция прошла не так, как планировалось, и в итоге она оказалась в числе тех, на ком Гидра проводила свои эксперименты в рамках проекта Минерва. Это то, что Лилу вынесла из прочтённого за минувшие месяцы текста, впереди оставалось ещё не мало, а там – воспоминания о пребывании в рядах террористов. Одному Богу известно, сколько ещё гадости узнает о себе Паркер, но уже сейчас ей стала известная крайне важная деталь – до “вступления” в Гидру Мадлен выяснила, что Шэннон ещё жива, и даже чуть не получила точные данные о местонахождении близняшки, если бы не роковая случайность и последовавшая за ней цепь событий. Теперь, почти два года спустя, видимо, придётся начинать поиски с самого начала.

Но, конечно же, изучение материалов диска было далеко не единственным занятием Общей Цели. Мистер Икс проводил подготовку грядущей операции против Озборна и его людей, в том числе, активно натаскивая саму Лилу для встречи с врагами. В первую очередь, это подразумевало усиленную физическую и боевую подготовку. Знания, полученные им в ходе странствований по миру, блондин теперь передавал девушке, изучая её саму в процессе. Для пережитого она могла бы подобрать лишь одно слово – Ад, самый, что ни на есть, настоящий. Первую неделю она так уставала и выматывалась, что под вечер просто падала без задних ног и засыпала, зачастую, не приняв душ, хотя несло от неё порядком, и не сняв одежды, сил просто не оставалось, маньяк вёл ученицу на грани, лишь каким-то чудом не позволяя подохнуть от перенапряжения. Зачастую он сам исполнял роль спарринг-партнёра, что превращало поединок в пытку. Лилу не щадили, она практически летала по спортивному залу, больно падая, с трудом поднимаясь. Конечности и суставы девушки выворачивались жутчайшим образом, во всех направлениях, так что йога отдыхала. Она просто сбилась со счёта, сколько раз убийца вправлял выбитую руку. И все свои издевательства блондин проворачивал с неизменно пресной физиономией, разве что только по лицу не бил, хотя синяков избегать не удавалось. Впрочем, каждый вечер, девушка получала различные мази терапевтического характера. Она быстро смекнула, чем нужно обработать ногу, чтобы пропало желание немедленно отрезать конечность, изнывающую от мучительной боли. Когда же Паркер отрубалась, не доползая даже до кровати, то в бредовой полудрёме ей начинало казаться, будто Икс сам занимается полученными травмами, так что на утро Цель была готова продолжить непростое обучение. Во вторую неделю стало немного легче физически, но Паркер по-прежнему упорно казалось, будто ни черта у неё ровным счётом не получается. Она не могла даже близко приблизиться к тому, чтобы достать маньяка в поединке. Вот только в те дни, когда он занимался посторонними делами, а ей приходилось отрабатывать приёмы с какими-то другими людьми, очевидно, специально нанятыми для этих целей, Лилу стала отмечать, что кладёт противника на лопатки почти шутя, хотя вряд ли достаточно крупные мужики намеренно поддавались, по крайней мере, их ярко выражаемая злость указывала на неподдельное раздражение от проигрыша какой-то девчонке. Через четыре недели Цель не замечала, как садилась на поперечный шпагат и делала сотню отжиманий, прежде чем сходить в туалет. Через восемь недель падения и травмы в бою с Иксом свелись к минимуму. Она по-прежнему не могла даже зацепить его, но теперь хотя бы не получала сама. И уже даже три неплохо подготовленных оппонента не могли составить для неё проблему. Девушка выхватывала понемногу из десятка различных стилей, хотя ни в одном ещё не могла считаться профессионалом, но на зубок знала первоосновы и наиболее выгодные тактические приёмы. Вслед за рукопашным боем, началась фехтовальная подготовка - кэндо. Сначала освоение движений по воздуху с пустыми руками, затем с бамбуковым мечом - синай, дальше более продвинутый дубовый - боккэн, после него стальной, но не заточенный, и вот буквально неделю назад девушка, наконец, добралась до настоящего, выполненного на заказ самурайского меча - катана, на котором японскими иероглифами выгравировали её имя в знак принадлежности. Но по настоящему Лилу могла оторваться, когда выпускалась (да, лучше и не скажешь) в тир, где получала доступ к широчайшему выбору огнестрельного оружия практически всех калибров и марок с неограниченным запасов патронов. Иногда Икс присоединялся к ней там, но бесцельная стрельба по мишеням быстро нагоняла на маньяка скуку.
Кроме беспрерывного совершенствования в искусстве умерщвления индивидов, Паркер здорово продвинулась в познании собственного тела и духа. Техники массажа и иглоукалывания, помогавшие не хуже порошков и мазей, которыми её снабжал убийца. Сперва она просто наслаждалась минутами, когда тепло от движений пальцев расходилось по телу, или положительным эффектом от вхождения в кожу тонких игл, но потом пришлось учиться, так что и в этих направлениях девушка немного поднаторела. Однако полезней всего стали навыки, полученные в сфере медитации. Икс пытался добиться того, чтобы Цель смогла контролировать чужие эмоции, которые получала при копировании способностей. Надо сказать, что определённые успехи были, так как Лилу научилась получать всё необходимое и усилием воли блокировать лишнее, удерживая сосредоточенность и концентрацию, но только когда дело касалось одного человека. Две скопированные личности по-прежнему брали верх над желаниями Общей Цели… но это только пока, ведь прошло всего десять недель.
Впрочем, одними бесконечными уроками дело не ограничивалось. Маньяк всегда мог неожиданно вытащить Паркер в город на ужин или обед в каком-нибудь шикарном и дорогом месте, где та получала в своё распоряжение меню и заказывала всё, что душе угодно. С той же самой непринуждённостью он вёз девушку на личном самолёте куда-нибудь на другой конец Земли, на час или два, просто чтобы немного развеяться. В общем, неполные три минувших месяца можно было смело назвать насыщенными и даже в чём-то… сумасшедшими.

- Мы готовы, - сообщил Лилу появившийся за завтраком в её личной комнате Икс, пока девушка разбиралась с омлетом, кофе и тостами с мёдом и джемом. – Теперь у нас есть вся необходимая информация. Озборн вступил в конфронтацию с человеком по имени Мэтт Мёрдок, более известным как Сорвиголова. Он – отличный кандидат для реализации плана, - как уже знала Паркер, блондин собирался уничтожить Озборна совершенно легальными методами, сдав на суд общественности целую гору компромата, заготовленного им в качестве гаранта собственной безопасности перед заключением сделки с Железным Патриотом и вступления в Громовержцы. – Призрак с нами, я уже передал ему сведения о перемещениях Паладина и Муравья, так что Норман начнёт действовать в самое ближайшее время. Вот свежее пополнение в рядах противника, ознакомься, с этим придётся иметь дело, - на кровать легли папки с заглавиями “Гризли”, “Веном 2.0.” и “Прототип”. – Дэннинг уже получил информацию о местонахождении Фелиции Харди, сейчас находится на территории США, так что его реакция не заставит себя долго ждать, - тонко манипулируя потоками данных, убийца вывел всех участников будущей драмы на нужные позиции, оставалось только поджечь фитиль и появиться в нужное время в нужном месте. – Соберись, сигнал может поступить в любой момент. Как только Громовержцы выдвинутся на место, нам станет об этом известно. Убьём двух зайцев одновременно: осуществим перехват мобильной боевой группы Озборна, что поможет втереться в доверие к Мёрдоку и передать ему документы. Всё как по нотам, - маньяк взял один из тостов с тарелки Паркер и с хрустом сунул его в рот. – Надеюсь, ты ещё не передумала? – он слегка приподнял бровь.



Чёрная Кошка

Выслушав рассказ Паладина, Фелиция какое-то время стояла, хмуря брови и задумчиво кусая пухлые губки. Анжела всё сказала за неё, оставалось только кивать:
 - ...Нельзя сказать, что у тебя репутация благородного рыцаря, как бы тебе этого и не хотелось. А ты... - Дель Торо взглянула на Муравья уничтожающим взглядом. - ... Человек-Муравей. О тебе вообще басни ходят, маленький извращенец. Если вы оба считаете, что мы настолько...
 Не удержавшись, Чёрная Кошка фыркнула, что должно было обозначать смех.
 - По желанию дамы я могу стать и большим извращенцем. Мой костюм, знаете ли, позволяет менять размеры - вставил своё веское слово спутник Пола.
 - Значит ты тот парень, которого надо искать под ногами, чтобы не раздавить, когда идёшь в душ? Ну если ты ещё и можешь увеличивать отдельные части тела, тогда тебе вообще цены нет. - С улыбкой осадила не в меру довольного "просто Эрика" Фелиция.
 Выслушав последние доводы своих спутников, Харди обхватила себя руками, пытаясь как-то согреться и сказала:
 - Если я правильно поняла тебя, Пол, вы не знаете почему я всё ещё в городе, а не бегу, поджав хвост, куда-нибудь на соседний материк, а то и дальше? И что ваш благородный позыв вызван исключительно желанием защитить девушку, на которую ваш общий враг имеет зуб? Собираете коалицию? Армию партизан? Или просто скучно без симпатичных девушек в стране пива и сосисок? Признаться честно, меня не вдохновило ваше благородство, только если за ним не скрывается что-то более обдуманное и логичное. Я вас на помощь не звала. Думаю пока каждый останется при своём. Извините мальчики, но с вами я не пойду и остаться вам тоже не разрешу - четыре, это уже толпа. Хотя конечно было бы веселее, правда Пол?
 Харди коварно улыбнулась, глядя в глаза Деннинга, когда раздался этот злосчастный взрыв.
 Единственной мыслеформой, которая промелькнула в сознании девушки в этот момент, был ужас от осознания произошедшего. Только что по их вине погибли люди. Не самые лучшие и добрые, но живые и желающие жить дальше. Всех их, готовящихся ко сну, после трудных рабочих будней, погребли под собой обломки сложившегося дома, пылающего так, как могут гореть только дешёвые дома. Тело Чёрной Кошки среагировало быстро, сгруппировав девушку и швырнув её в сторону и вниз...

 ... Такое чувство, что голодный тигр орёт не дождавшись добычи...
 - ааарааууу!! еелллалаяяя!!! Фелиция!!! Ты слышишь, Фелиция!!!!
 Харди распахнула глаза широко и сразу, заставив себя вырваться из блаженной дымки забытья, однако ей пришлось долго моргать, чтобы начать снова видеть. Первый же осмотр себя на предмет целостности не дал положительных результатов - нога была пришпилена армирующим прутом, прошившим бедро насквозь. Боли не было, но ждать её оставалось недолго. Благо нога была проткнута в мышечной ткани, в стороне от основных артерий, крови не должно быть очень много. Чёрт возьми, проклятье!!! Только этого мне сейчас не хватало! Схватив своё бедро обеими руками, Фелиция резко сняла ногу с куска арматуры, торчащего из обломка бетонной конструкции, чудом упавшего во время в взрыва прямо рядом с девушкой, а не на неё. И не сдерживая крика заорала во всё горло от дикой боли, заставившей зрение снова помутнеть.
 Сквозь нечёткий фокус Кошка видела, как к ней бросился Паладин, что его лицо залито кровью и он всё время бросает на неё взгляд, словно боится, что она вот-вот умрёт.
 - Совсем как тогда, правда? - глядя из под опущенных ресниц, на то, как Деннинг перевязывает её, сквозь стиснутые от боли зубы пробормотала Харди. - Помнишь, когда я упала, а ты перевязал все мои раны, не постеснявшись даже меня раздеть. Было мило, да?
 Выгнув шею, чтобы лучше видеть не меняя позы, Харди осмотрела место трагедии, насколько было возможно.
 - О. Вот и сам мистер Преисподняя появился. А скоро и господа Злодеи пожалуют. А я не в форме. В прямом и переносном смысле...- душевное состояние девушки было очень неподходящим - необычайно спокойным и меланхоличным, словно она ещё не отошла от пережитого шока.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #3 : 04 Январь, 2014, 12:36:56 am »
X-23

- Помню-помню... - рассеянно пробормотал Паладин, перевязывая ногу девушки на раной, плотно затягивая, чтобы хотя бы на какое-то время остановить кровотечение. За все это время он ни разу даже не поднял глаза на хаос вокруг, сосредоточившись на Черной Кошке. - Все равно, если ты спросишь меня, то вся эта часть с перевязкой ран тогда была лишней.
 Он наконец-то смог оторваться от перевязки, когда сделал для женщины все, что на данный момент мог. Подняв глаза, Пол прищурился и посмотрел на ужасное, уродливое зрелище горящего, разрушенного дома. Крики и вопли вокруг становились невыносимо громкими, но еще хуже было то, что все ближе уже звучали сирены. Если это пожарная, у них еще была небольшая фора, но если полиция пожаловала на место ужасного преступления... Тогда нужно было бежать - и делать это нужно было сейчас же.
 Анджела перестала тратить силы на зов Фелиции, поняв, что та не отзовется, и сконцентрировалась на снятии с себя груза, как вдруг ее алые глаза направились на небо, и лицо девушки объяло сильнейшее облегчение.
 - Мэтт... - почти бесшумно проговорила Тигр одними губами.
 Зрелище, которое так заворожило Дель Торо, не могло не околдовать остальных участников происшествия, включая и несчастных выживших и просто зевак внизу, на земле. Небо, непроглядно черное в наступившей ночи, прорезали несколько силуэтов, которых становилось все больше и больше. Эти контуры прыгали с крыши на крышу, кувыркались в полете, с ловкостью диких кошек приземляясь на перила балконов или фасады домов. Чем больше они приближались к наблюдателям, тем заметнее становилось, что они летят с помощью тонких веревок, забрасываемых ими в сторону домов, цепляясь за них и летя дальше, почти так же, как делал известный каждому Человек-Паук. Вот только в то время как Человек-Паук не вызывал ничего, кроме радости/ненависти и удивления, эти люди, нет, даже эти существа вызывали только страх, страх, который отразился почти на всех лицах, аккомпанируя себе испуганными криками. Во главе облака людей в темно-красных одеждах был высокий и статный человек в странной маске, закрывающей его глаза под непрозрачными, сияющими алым цветом стеклами. Он отличался от остальных не только тем, что был одет не в материю, а в латекс, типичный для большинства сверхлюдей, и не черным цветом своей формы, но даже и самой своей энергетикой - ни на секунду ни у кого из присутствующих на крыше не появилось сомнений, кто главный в этой пугающей банде японских воителей.
 Мэтт мягко приземлился на крыше возле Анджелы и тут же принялся помогать ей высвободиться, после чего и Человек-Муравей наконец-то решился помощь женщине. К сожалению, с Мэттом сейчас не было Тарантула - он выполнял свои обязанности даймио в Южной Америке. Именно Анджела посоветовала как можно скорее отправить его туда, а не заставлять заниматься мелкой работой здесь, где Сорвиголова мог справиться в одиночку. Вдвоем Мэттью и Эрик освободили Белого Тигра, которая с раздраженным отвращением скинула с себя надоевший груз и тут же бросилась искать Фелицию на все еще покрытой облаком не осевшей пыли крыше. Девушка даже не поинтересовалась своим состоянием, впрочем, Мэтт мог бы благодаря своим усиленным органам чувств сказать, что с ней все в порядке - сильные ушибы, не более.
 - О, Фелиция. - Тигрица затормозила на бегу, завидев Черную Кошку и сразу же заметив ее рану, над которой только что закончил возиться Пол. Никак не поблагодарив мужчину (Муравья и Сорвиголову, впрочем, тоже), женщина сильно нахмурилась и повернулась к Мердоку:
 - Мы отправляемся к Ночной Медсестре.
 Заявление было сказано не в обычной, более мягкой манере, а твердо и почти с вызовом. Не стоило проверять, как сильно можно разозлить бестию отказом, к тому же, медицинская помощь была нужна многим. Ниндзя Руки не дремали - все еще не привыкшие к подобным действиям со своей стороны, они все равно покорно выполнили приказ своего Лорда, сорвавшись вниз, ко все еще горящему дому, и занялись жертвами катастрофы - оказывая первую медицинскую помощь тем немногим, кто выжил. В живых оказались лишь редкие прохожие и жители соседних домов, в самом же взорванном доме никто не пережил катастрофу. Вопли и стоны вокруг были невыносимы для ушей Сорвиголовы. Но не только это вынуждало его бежать - Мэтт был прав - Норман Озборн уже был на пути сюда.
 - Вставай, пойдем. - Пол и Тигр подняли Фелицию, но та не могла даже наступать на раненую ногу. Анджела громко свистнула, и тут же несколько ниндзя появились перед ней, покорно склонив голову. Белая Тигрица забрала у них канаты, с помощью которых они перемещались по воздуху, один дав Полу, другой взяв себе.
 - Полагаю, ты умеешь летать? - бросила она в адрес Муравья, приподняв одну бровь.
 Пол все еще смотрел вниз, туда, где были видны разорванные человеческие тела и мечущиеся контуры людей, не понимающих, за что их вдруг настигла такая беда. Это была знакомая картина - мини-версия того, что происходило всю жизнь с теми, кто еще верил в сказки вроде мира и добра. Затем Дэннинг резко отвел глаза, уже собираясь взять Фелицию на руки, но Белый Тигр остановила его:
 - Лучше он. - она кивком головы указала на О'Грэди, и, к несчастью Черной Кошки, Пол передал ее на руки Человеку-Муравью - единственному в компании, кто мог лететь без нужды в каких-то ниндзя-примочках, и мог доставить раненую девушку на место без тряски и дискомфорта... ну, если не брать в учет тот дискомфорт, который он наоборот ей гарантировал.
 - Черт, Хеликерриер... - прошептала Анджела, уже высказав мысли всех остальных - невозможно было не заметить огромный транспорт М.О.Л.О.Т.а, приближающийся к месту трагедии. Все оказалось куда хуже, чем предполагали герои - Озборн не просто послал своих людей, он пришел сюда сам, да еще и со своими Мстителями. Нельзя недооценивать его манию пиара.
 Ждать дальнейшего развития событий не стал никто - без лишних разговоров пятеро героев исчезли с крыши, скрытые тьмой.

 
...


 Все, что обнаружил Норман Озборн, прибыв на место во всей красе, были лишь развалены и уложенные в ряд на земле перевязанные раненые люди. Ни следа ниндзя или кого-то еще обнаружено не было. Попозировав перед публикой с поднятыми обломками бетона и метала, якобы изо всех сил разбирая завалы, Норман сканировал обломки жилого дома, ища соответствие по ДНК Черной Кошки и игнорируя еще теплые тела жертв. Но Черной Кошки здесь не было, так же, как не было и Анджелы. Предоставив своим надрессированным Мстителям заботливо поднимать на руки жертв взрыва и относить их на корабль, Норман отправился к полицейским, прибывшим на место чуть позже него. Не прошло и минуты, как Железный Патриот уже знал, что на сцене присутствовали ниндзя, и что перед самым взрывом во дворе дома две барышни дрались с двумя мужчинами, а их громкая ругань на "супергероическую тему" была слышна на всю округу.
 Час спустя по телевизору уже показывали страшные съемки с места жестокого преступления, демонстрирующие плачущих матерей и окровавленных людей на носилках, а так же заботливо склонившихся над ними Мисс Марвел и Часового. Норман Озборн на глазах у миллионов шокированных телезрителей пускал слезу, давая интервью о своих мыслях о страшной трагедии, так схожей со случившейся всего несколько месяцев назад бедой, когда был уничтожен целый жилой район, и волна взрыва забрала с собой жизни ста семи человек.
 Репортаж отошел от общей темы, показав то самое место, где когда-то стояла взорванная Меченым постройка. На ее месте сейчас высилась гигантская черная башня, выполненная в характерном японском стиле, а по всему району вокруг развивались флаги Руки. Рука назвала это место Шэдоуленд, и никакое другое имя не могло быть более приближено к правде. Вырезки из интервью с жителями района показывали, насколько сильно варьируется реакция людей на то, что Рука объявила себя хозяином и защитником Нью-Йорка и этого района в частности. Многие были напуганы, злы, не желали иметь ничего общего с подозрительной организацией и Сорвиголовой, но были и те, кому было плевать, как именно их защищают, лишь бы больше не повторялись подобные трагедии. К сожалению, именно такие защитники дела Руки и были теми людьми, что выбрали Нормана Озборна на пост главного копа Америки...

 
...


Спальный район Нью-Йорка

 Корабли М.О.Л.О.Т.а были, без сомнения, весьма комфортабельными средствами передвижения, однако не прибавляли незаметности в ситуациях, когда нужно было действовать тихо. К тому же, тот, кому надо, мог бы и по одному виду техники опознать ее, как часть М.О.Л.О.Т.а, даже без назойливых пометок - а допустить этого Норман Озборн так же не мог. Именно поэтому Дакену и Меченому были выделены глайдеры - уменьшенная версия того, что сейчас использовали солдаты М.О.Л.О.Т.а и сами Мстители. Их, разумеется, тоже можно было бы ассоциировать с Железным Патриотом, но какое-то средство передвижения все равно должно было быть, так уж лучше было ограничиться чем-то маленьким и компактным.
 Дорога из Башни Мстителей в этот район Нью-Йорка (поистине отвратный район, как раз по вкусу тому, кто мечтает натворить много нехороших дел) заняла недолго, а покровы ночи скрывали обоих убийц от взглядов никогда не спящих прохожих. Холодный, режущий ветер шумел в ушах, трепля кожаное пальто Буллзая - он так давно не баловал себя ношением когда-то постоянной детали своей одежды, что сейчас уже и забыл, каково это - сменить дурацкие фиолетовые пиратские сапоги на что-то неприметное, удобное и по-агрессивному стильное. Дакен не был из числа людей, кутающихся при малейшем дуновении ветра, так что был одет, как на весеннюю прогулку, но тоже в темные тона. Оба мужчины носили не чуждые им простые головные уборы, скрывающие привлекающий внимание ирокез сына Росомахи и не менее заметный шрам-мишень на лбу Лестера. За исключением, пожалуй, глайдеров, ничто не указывало на их связь с Мстителями, М.О.Л.О.Т.ом, Норманом Озборном или кем-либо еще из этой семейки.
 Наконец-то оба наемника прибыли на место. Высадившись неподалеку от оцепления полиции, они нажатием кнопки свернули глайдеры в небольшой прямоугольник, выглядящий как крупный сотовый телефон, и убрали их в карманы. Бесшумно проникнув за оцепление, словно и не было вокруг десятков опечаленных и злых служителей порядка и такого же количества зевак с камерами и кучей вопросов, Дакен и Меченый оказались в руинах дома, когда-то служившего пристанищем Анджеле Дел Торо и Фелиции Харди. Внутри находиться было, разумеется, крайне опасно - шаткие развалины могли похоронить обоих мужчин под собой, но Мстители, опять же, были крайне далеки от неповоротливых зевак, беззвучно и легко, как ветер, прыгая с обломка на обломок, исследуя братскую могилу сорока человек. Было и так ясно, что Харди здесь не будет, - такого счастья никогда не выпадало на их карьере, - но нужно же было начать искать с чего-то. Пользуясь заранее изученным планом здания, охотники нашли то, что осталось от комнатушки Дел Отто и Черной Кошки, но это не принесло им много результатов - помещение было завалено обломками. Здание держалось на соплях - взрыв вышиб все окна и разнес внутренние конструкции, повредив каркас, но внутри по прежнему можно было передвигаться, так почему тогда именно комната женщин выглядела так, словно ее разодрало на куски? Это было почти единственное помещение, полностью погребенное под завалами - мало того, все комнаты по соседству тоже были уничтожены и опалены. Не прошло и минуты, и оба Мстителя уже знали, где именно был очаг взрыва - именно здесь, буквально под носом двух девиц.
 Дакен мог бы легко допросить полицейских, заставив их петь, как соловьи, однако информация поступила сама - с ними связался Норман Озборн, сообщив о очевидном присутствии Руки на месте трагедии - свидетелей была куча. Плохая новость: к несчастью, ниндзя если что и умели, так это не оставлять следов, способных вывести на их жилище. Хорошая новость: этого и не требовалось. Меченый уже знал, где именно искать Сорвиголову - тот ведь сам флагами очертил к себе путь. Шэдоуленд был следующим местом назначения.
 Точнее был бы, если бы кто-то вдруг не прижал лезвие саи к шее Дакена и такое же - к горлу Буллзая. Медленно обернувшись на немое приглашение поболтать, оба мужчины увидела за своей спиной стройную японку в черно-белом костюме. Костюме, который изрядно удивил обоих, особенно Лестера - на ее покрытом белой краской лице, на самом лбу, была нарисована мишень, а сам костюм был наполнен тематикой черных кругов на белом фоне.
 - Буллзай-сан. Для меня великая честь встретить вас. - не отнимая оружия от артерии Меченого, произнесла женщина, покорно склоняя голову. От нее не исходило никакого запаха, по крайней мере если не знать, что она поблизости - именно поэтому Дакен не засек ее еще очень давно. И ее сердцебиение было таким тихим, будто она спокойно спала. - Кингпину требуются ваши услуги.
 Женщина чуть прижала лезвия к шеям обоих мужчин.
 - Он очень настаивает.

...

База Ночной Сиделки


 Тайная база Ночной Медсестры менялась не раз и не два. Эта благородная женщина, сделавшая смыслом своей жизни и своей работой спасение раненных супергероев, не способных обратиться в обычные больницы, была вынуждена постоянно жить на чемоданах. Однако несколько избранных все же знали, где именно обитает она на этот раз. В их числе был и Сорвиголова - мужчина, не раз обязанный ей своей жизнью. Мэтт так же знал имя новой Ночной Медсестры, сменившей трех первых - Линда Картер.
 Для Сорвиголовы ничего не стоило за двадцать минут довести туда всю разношерстную компанию беглецов от режима Нормана Озборна. Кровотечение Черной Кошки к этому времени немного усилилось, но Фелиция по прежнему была в сознании. Добравшись до неприметного домика, они позвонили в дверь, и дальше Мэтт сам разговаривал с неприветливым женским голосом, доказывая, кто он. Обычно, узнавая, кто на пороге, Медсестра смягчалась и тут же пускала Мэтта внутрь, но на этот раз она была почему-то куда менее рада видеть его здесь. Впрочем, дверь открылась, и все сборище прошагало по нескольким лестничным пролетам вниз, в глубокий подвал, то самое место, где проводит операции Ночная Медсестра.
 Линда встретила их во всеоружии - в своем изящном коротком медицинском халате и шапочке медсестры. Она тут же определила, кому из присутствующих нужна помощь, и приказала положить Харди на кушетку, принявшись осматривать ее рану. После минуты молчания женщина подошла к стеклянному шкафчику у стены и нашла какое-то лекарство, набрав его в шприц и выпустив из шприца тонкую струйку, выгоняя пузырьки воздуха.
 - Ранение серьезное, но могло быть во много раз хуже. Ты в рубашке родилась, девушка в пижаме.
 Эта фраза заставила Анджелу улыбнуться, подбадривающе похлопав Харди по плечу:
 - Я принесу тебе твою форму из нашей заначки. Не дело тебе вот так разгуливать, особенно при этом... - она кивком подбородка указала на Муравья, впрочем, уже менее злобно. Ночная Медсестра тоже бегло посмотрела на Эрика и вдруг мягко ему улыбнулась, почти что заигрывающе, прочем, может, ему и показалось, поскольку женщина тут же вернулась к осматриванию ран Фелиции. Анджела, все еще грязная и чуть прихрамывающая после взрыва, сказала, что придет максимум через тридцать минут, и покинула базу, оставив Кошку одну с толпой незнакомцев, за исключением Паладина, который, прочем, тоже был тот еще фрукт. Однако у женщины были проблемы и посерьезнее.
 - Это обезболивающее, сильное. - пояснила Медсестра. - Я обработаю рану, ты сможешь ходить, даже бегать, это, конечно, ужасно опасно, но я вас знаю, все равно вас не удержишь в постели, так хотя бы вы не будете колоть себя сами чем попало, как этот Каратель.
 Пока женщина занималась Фелицией, Сорвиголова прослушивал окружение - пока все было тихо, он слышал и чуял только ниндзя, почти бесшумно распределившихся вокруг дома Ночной Медсестры. Они вовремя сообщат о любой угрозе - в этом сомнений не было. Но все равно невозможно было перестать быть параноиком в такой ситуации, поэтому глава Руки ненадолго вышел из комнаты, прислушавшись к ночи, как загнанный в угол зверь, охраняющий свою стаю.
 - Что у вас случилось? - вопрос Линды адресовался Муравью, все еще отходящему от всего произошедшего (ну, или от видя полуголой Черной Кошки...). Муравей все еще ощущал, как его легкие полнятся пылью от чертового взрыва, но кашель был редким и совсем не таким сильным, как тогда, на крыше. Закончив с Фелицией, Картер подошла к Муравью и усадила его на свободную кушетку, посветив фонариком в зрачки и осмотрев его голову:
 - Небольшое сотрясение. Тебя будет подташнивать первое время, но ты легко отделался. Вот, приложи лед. - она протянула ему "грелку", полную кубиков льда. Пол подошел к Эрику и похлопал по плечу:
 - Привыкай, дальше будет только хуже.
 Если бы Эрик только знал, насколько прав был его товарищ по несчастью.

...

 Приказ Нормана был ясен, пусть он и совершенно оборзел, дав команде всего лишь чертову ночь на то, чтобы убить предателей и завладеть информацией о сотрудничестве Чистильщиков и М.О.Л.О.Т.а, которая была а) хрен знает у кого, б) хрен знает где. Злые и нервные, Громовержцы с трудом дождались, пока Зевс завис над Нью-Йорком, как раз над территорией, превращенной Рукой в Шэдоуленд - личную подзащитную зону Сорвиголовы, его маленькую песочницу для игры в героя. Именно здесь Сорвиголова дрессировал своих маленьких ниндзя быть добрыми и хорошими, перечеркивая все великое наследие Руки.
 Когда Зевс наконец-то высадил их прямо на границе Шэдоуленда, большинству Громовержцев уже не терпелось очень больно набить кому-то рожу. Впрочем, хоть что-то грело душу - пока они были здесь, Норман и его сопливые приспешники вовсю получали по роже в Асгарде. Одна мысль об этом прямо-таки грела душу... Вот только что делать теперь? Они же не могли просто зайти в здание, полное людей Руки, и спросить, где сейчас зависает Лорд Сорвиголова. К тому же - ниндзя на то и ниндзя, что их не так легко найти...
 А, нет, проехали. Едва Зевс поднялся с земли, на автопилоте отправившись назад в Куб, как тут же облако разъяренных воинов Руки встретило Громовержцев, оказавшись на крышах домов, на асфальте, даже на фонарных столбах, полностью окружив команду, сразу вставшую спиной к спине в оборонительной позиции.
 - Как люди Нормана Озборна поспели преступить территорию Шэдоуленда?! - раздался чей-то голос из ниоткуда. Это не был Сорвиголова - впрочем, при таком раскладе, это скорее было хорошо, чем плохо. - Убить их!
 Десятки теней бросились на Громовержцев, опережая даже их мысли среагировать, не говоря уже о самой реакции. Первой не повезло Черной Вдове - на нее налетели трое, с такой силой пнув в живот, что женщина отлетела на несколько шагов назад, врезавшись в стену и со стоном съехав с нее вниз, неспособная поймать хотя бы глоток воздуха. Одновременно с ней последовал и Скордж, на которого налетело семь ниндзя, облепив его, словно мухи, нанося множественные удары. Он почувствовал, как тонкое лезвие пронзает ему руку повыше локтя. Эдди едва успел машинально превратиться в Венома, как в его шею уже вонзили большой боевой топор, а Алекс Мерсер был закидан метательными звездочками, примерно тремя десятками этих назойливых маленький блестящих убийственных штучек. Призрак куда-то испарился, оставив позади троих окровавленных ниндзя с вырванными органами. И это - только за первые пять секунд боя. Похоже на то, что фраза "дальше будет только хуже" становилась настоящим слоганом этой долгой ночи.



Daken

Приставленное к горлу лезвие саи заставило Дакена нервно сглотнуть, ведь не каждый же день случается это знаменательное событие. Медленно повернувшись, он увидел... ну да, ну да, женскую пародию на Меченого - Леди Меченную.
 - Вау... Интересно, есть ли у меня женский вариант? У Халка есть, у Человека-Паука есть, у моего папеньки тоже есть, даже у тебя, Лестер, оказывается, такой имеется. Причем мне даже кажется, что она лучше тебя. По крайней мере от неё не воняет, как от тебя, приятель.
- Буллзай-сан. Для меня великая честь встретить вас. - подала голос убийца. - Кингпину требуются ваши услуги. Он очень настаивает.
- Буллзай-сан работает на более влиятельное лицо. - по-японски ответил Акихиро, одновременно с этим выдвигая лезвие Муромасы из правой руки и подставляя его к боку Меченой, тем самым отвечая услугой на услугу. - Железный Патриотом его зовут, если вам интересно. И навряд ли мистер Фиск заплатит больше, чем мистер Осборн. Впрочем, зачем я это говорю, ведь решать тебе, Лесси.

 Ещё в Зевсе Эдди вдруг осознал, что он навряд ли выживет на этом задании. Если судить по кисло-злым рожам остальных Громовержцев (за исключением Мерсера, которого не так то просто завалит даже Часовой со всей его супер-пупер-друппер вселенской мощью и Призрака, выражение морды которого хрен разберешь), то они отправлялись на абсолютно самоубийственное задание, на аутодафе, где их, ублюдков, подонков и убийц, работающих на плохого и нехорошего дядю Нормана Осборна, "сожгут" праведные воины-ниндзя клана Руки. Ну и хрен с этим, ещё посмотрим, кто кого.
- Ээээ... Веном? Слышишь меня? - спросил Эдди сам себя, возвращая ограничитель на уровень 6,4%
"Что?" - всё тем же тоном дворецкого Бэтмена ответил симбионт.
- Помнишь, я говорил, что ты никого не убьешь?
"И? Забыть про это?"
- Нет. Но близко. Я переквалифицирую это в "ты никого не убьешь без особой на то нужды". Просто тут намечается драка, и я боюсь, что к нашему мирровозрению Человека-Паука эти парни не отнесутся с должным пониманием. Понял?
"Да."

- Как люди Нормана Озборна поспели преступить территорию Шэдоуленда?! Убить их!  - эта фраза звучала сигналом к началу грандиозного махача.
"Ну, понеслась моча по трубам!" - подумал Эдди, передавая Веному управление над телом. Весьма вовремя - боевой топор вонзился в его тело и чуть было не проткнул голову Брока. (все последующее - заявка) Мгновение - и топор вонзился в кого-то из ниндзя, а сам Веном начал раскидывать облепивших его воинов Руки в разные стороны. Одного согнул пополам, ломая ему позвоночник, череп второго разможил о землю и кинул его уже безжизненное тело в толпу ниндзя. Многочисленные тентакли (назовем их так, ведь щупальца уже есть у Доктора Осьминога), вырвавшиеся из тела симбионта, начали хватать служителей Руки за ноги, руки, шеи и прочие места и откидывать их в разные стороны. Парочка из них схватили несколько ниндзя, что напали на Скорджа, тем самым помогая ему в его нелегкой ситуации. А ведь это было только начало...



Alex Mercer

Пожалуй, больше всего Мёрсера бесили сюрикены - противные острые маленькие звёздочки с заострёнными краями. Лучше бы они против него танк отправили, было бы интересно посмотреть на их кислые рожи.
 В тело Мёрсера вонзилось не менее тридцати этих противных звёздочек. Почему противных? Мёрсеру больше нравится "кушать" свинец, чем сплав нескольких металлов сразу.
 (Так же заявка):
 Тело Мёрсера покрылось слоем Адамантия. Правая рука превратилась в клинок, длина которого достигала полутора метров. Кисть левой руки преобразовалась в четыре острых когтя из того же сплава, что и броня мистера Прототипа.
- Мяско...
 Через тело Мёрсера прошлись вены. Он тут же побежал с огромной для него скоростью по ближайшей стене, разрубая по пути нескольких ниндзя и безжалостно поглощая их полумёртвые тела. Но Мёрсера сбили со стены. Все разом, чёрт бы их побрал, прыгнули в сторону Алекса и столкнули его со стены, после чего с грохотом полетели вниз, как и сам Мёрсер.
 Высота падения была невелика, около двадцати метров, но в броне, вместе с которой Алекс весил килограмм так шестьсот, а то и всю тонну, образовать воронку на асфальте - плёвое дело.
 После удачного приземления Мёрсер поглотил всех обидчиков, что набросились на него, после чего прокричал:
- Пригнитесь! Сейчас!!
 Из спины Мёрсера вылезли щупальца огромной длины, метров так 20-30. Раньше он не использовал такой приём, но он поглотил достаточное количество ниндзя и из оружия. Щупальца перевоплотились в длинные и острые клинки. Мёрсеру было сложно, так как это не вписывается в ряд его способностей "обычных", но на один раз у него всё же получилось. Команда послушалась его, и слава богу.
 Клинки-щупальца управлялись засчёт мнимого голода Алекса, поэтому атаковали всю биомассу, всех ниндзя в радиусе 30 метров, но, к сожалению, их не хватило надолго. Они опять преобразовались в самые обычныю, но мощные щупальца, которые пронзили опять же всех в радиусе 30 метров.
 Кругом валялись ошмётки одежды, руки, ноги, когти, оружие... Мёрсер поглощал верхнюю часть организма с целью узнать, что, как и где. И узнал...



Common Goal

Общая Цель слегка поперхнулась тостом, когда Мистер Икс сообщил ей о том, что все, к чему она так старательно готовилась усилиями маньяка, наконец-то из категории завтрашних планов перешло в разряд горячий, актуальных, дышащих в спину проблем. Хотя... можно ли назвать проблемой то, чего ты так безумно и отчаянно ждал?
 - А, ну, хорошо... - тихо закашлявшись, произнесла девушка, тут же откладывая еду и костяшками пальцев убрав с губ несколько крошек. Конечно, в такие моменты герои фильмов говорят что-нибудь куда более драматическое или хотя бы чуть менее идиотское, но девушка уже давно поняла, что ничего не умеет делать с желаемым изяществом.
 Выслушав планы Икса, она кивнула, мысленно вернувшись ко всему тому, что побудило ее изначально ввязаться во всю эту аферу с Норманом Озборном. Общая Цель на протяжении всех этих месяцев пытала себя мыслями обо всем том, что она перенесла, чего натерпелась от рук Озборна, пославшего за ней Буллзая и Громовержцев, решившего, что ему нужнее то самое дорогое, что было у нее - ее память.
 Мысли о том, что девушка прочла на том диске, что они с Иксом с таким трудом вырвали из рук Гидры и Громовержцев, никогда не устаревали, никогда не переставали жечь, как раскаленная проволока. Невозможно было забыть эту боль, и, если в случае с Озборном, Цель нарочно хотела не забывать, злить себя, мотивировать, то в случае со своим прошлым наоборот старалась выбить ту боль, что пришла с ними.
 Для начала - это была Шэннон. Хлеб и вода ее жизни, единственное, что вело Общую Цель через жизнь, через равнодушный мир. Мысли о ней были всем, они затмевали все иное, теперь она помнила это. Шэннон снилась ей, мелькала каждый раз, когда Общая Цель закрывала глаза. Не искать ее было невозможно, нельзя было сделать паузу... Ведь каждый раз она видела сестру, свою маленькую девочку, видела в последний раз - снова и снова. Поиск близняшки стал манией, смыслом жизни. Вспомнить о ней сейчас... Брюнетка почти жалела, что вспомнила. Она лишила себя такого бесконечного покоя... Нехорошо так думать, грешно и ужасно, но, перестав не несколько лет думать о сестре, Цель словно наконец-то обрела спокойствие, как если бы уснула после недели бессонницы.
 А еще был Рафаэль. Все внутри горело при мысли о нем - несправедливость, стремительность, с которой он был отнят у нее, забран из под носа, неизлечимо жгли, как угли внутри души, до тошноты, до чувства головокружения. Воспоминание о том, как она бежала прочь, вопреки всем своим чувствам, орущим в груди чудовищными воплями, в то время, как Рафаэля убивали за ее спиной - она не могла думать об этом, физически не была способна. В этом было так много боли, слишком много, девушка захлебывалась, умирала от страдания, хотя ничто не менялось в ней внешне - не при Мистере Икс, конечно. Она не хотела больше показывать свои эмоции кому-либо. Не хотела больше быть кем-то живым. Ей хотелось умереть или уснуть, плевать. Главное, чтобы боль ушла.
 Но тренировки выбили из нее всю дурь. Изнурительные, мучительные, поистине беспощадные, они не оставляли девушке много времени на душевные терзания. Боль была порой невыносимой, задания и требования маньяка - невыполнимыми. Она не понимала, с чего он взял, что она может выполнить какой-нибудь очередной трюк, просто так, с ходу, злилась, чувствовала отчаяние, и, раз за разом, под страхом еще большей боли делала то, что было сказано... И с каждым разом у нее получалось все лучше.
 Нет, Общая Цель уже знала, что никогда не станет таким борцом, как ее учитель, боже упаси, и даже не будет находиться хотя бы близко к его уровню. Она знала, что ей не стать даже такой крутой, как рядовой ниндзя. Однако по сравнению с тем, что она умела сейчас, раньше она была беспомощной улиткой на проезжей части. Трудно было подумать, что была другая жизнь, даже две, до этих тренировок, до этого ада, через который Цель прошла, теряя литры крови и тонны нервных клеток, и вышла на другом конце - покрытая синяками, гибкая, ловкая и быстрая, тварь ночи, теперь способная убивать людей красиво. Возможно, именно это так важно для Мистера Икс?
 Месяцы спустя не только тело девушки претерпело изменения. Ее прежние раны зажили, сменившись новыми, а волосы чуть отрасли, теперь их можно было собрать на затылке в короткий, дурацкий хвостик, правда, тот держался бы около трех минут. Кроме умения лишить жизни нескольких взрослых мужчин с помощью нескольких прыжков и выпадов, Общая Цель теперь умела еще и медитировать, и это было потрясающее, восхитительное умение, не сравнимое ни с чем, ранее ею ощутимым... Она словно погружалась в иной мир, теряла себя и находила что-то куда более важное. Это было невозможно описать.
 И была еще одна незначительная вещь, что произошла с Лилу Паркер за время пребывания в доме Лучшего из Лучших.
 Лилу Паркер, вроде как, умерла.
 В один прекрасный день Общая Цель проснулась утром, скинула ноги с кровати и поняла, что не шутила на протяжении недели, не смеялась - еще дольше, и не хотела делать этого в будущем. Она поняла, что прошлая жизнь должна сгинуть под завалами дома, на крыше которого дрались Громовержцы и Гидра.
 Поэтому она сообщила Иксу о том, что больше не хочет быть Лилу Паркер, и что отныне ее имя - исключительно Мадлен. Мадлен Кэмпбелл.
 Девушка стала жертвой сильного кризиса личности - в отчаянных попытках измениться и стать другим человеком, и одновременно с этим - пытаясь стать кем-то, кем когда-то была. Она не могла понять, что в ней осталось от прежней Лилу Паркер, а что - от Мадлен Кэмпбелл. Что в ней - лишь влияние чужих людей на Общую Цель? Порой она вела себя расслабленно, весело, почти как раньше, а порой закрывалась в себе, хмурая и совершенно неготовая к контактам. Да, такое проходит, люди меняются... Но новоиспеченная Мадлен уже не понимала, кто она и кем хочет быть.
 А что до Лилу Паркер? Гореть ей синим пламенем. Мадлен скинула это имя с себя, как грязную, отвратительную звериную шкуру. Слабая, глупая, сопливая девчонка. Пошла ты.

 Взяв в руки папки с данными на двух новеньких детишек в классе, Кэмпбелл пробежала данные глазами, и усмехнулась, однако позже ее взгляд дошел до глав о способностях, и улыбка исчезла. Против таких ребят идти было не самым безопасным занятием в мире. Она никогда не выбрала бы себе таких противников. Хотя... кто бы выбрал?..
 - Это серьезно. Веном - он всегда Веном... И этот парень - чуть ли не второй Часовой. К тому же, новички всегда спешат выслужиться. - она положила ладонь на подбородок.
 Когда Мистер Икс спросил Мадлен, не передумала ли она, девушка коротко ответила:
 - Вообще-то да, можно мне пойти домой? Я решила, что лучше быть официанткой. Прости за беспокойство.
 Она встала из-за стола и перезарядила пистолет, засунув его в кобуру, которую как раз носила в преддверии тренировки по стрельбе, которой, теперь, не судьба была случиться. Что-ж. Одной тренировкой больше, одной меньше. Теперь ее ждет практика. И эта практика будет очень приятной.
 Взглянув в глаза Иксу, - очки встретили лишь такие же стекла очков, - молодая женщина чуть улыбнулась.
 - Вот и тот самый момент, да?
 Она сама себе чуть кивнула, посмотрев в окно, где уже опускалась на мир ночь. Она была готова.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #4 : 04 Январь, 2014, 12:41:18 am »
Scourge

Увеличение содержательной части операции не порадовало Скорджа, слишком уж большой объём работы в краткий промежуток времени при минимуме информации и нестабильной ситуации внутри группы. То, что его слова были приняты к сведению дебоширами, отнюдь не означало невозможность повторения инцидента в будущем, когда он уже не сможет реагировать столь своевременно. Впрочем, своё недовольство солдат придержал, никаким образом не выразив эмоции, в конце концов, Громовержцы получили приказ и должны его выполнить, как положено, и совсем не важно, насколько сложным бы это ни выглядело на первый взгляд. Невыполнимых миссий нет, есть только недостаточно старательные и профессиональные исполнители. А признаться сейчас в собственной несостоятельности означало не больше, не меньше предать страну, приложить максимум возможных усилий для защиты от врагов внутренних и внешних и, в крайнем случае, отдать жизнь за которую Симпсон давным-давно клятвенно присягал перед армейским командованием. Теперь призрачное ощущение необходимости родной державе единственное, что у него оставалось.
 На борту транспортника Фрэнк не произнёс ни слова. Для мотивационных речей момент казался неподходящим. Пара упреждающих реплик на общем собрании задали тон будущей операции, все разговоры подождут до момента возвращения в Куб, а человек в маске ни на секунду не сомневался, что так и будет, просто не может быть иначе. Город за раскрытым люком высадки расплывался, преображаясь в широко раскрытых глазах, приобретая черты места совершенно чуждого современному Нью-Йорку. Здоровяк будто бы вернулся на сорок лет в прошлое, к событиям вокруг осаждённой базы близ деревни Кхесань. Снова накатили галлюцинации, и у ног Нюка развернулись дымящиеся обугленные постройки, перепаханная артиллерийским огнём земля, и бесконечные джунгли, где между деревьями шныряют целые толпы вооружённых до зубов вьетконговцев. Не самые позитивные ассоциации. Скордж осторожно приложил ладонь к голове, пытаясь сфокусироваться. На секунду ему удалось, и отзвуки взрывов, стоны умирающих и хлопки выстрелов прекратились.
 Высадившись и проводив взглядом борт, командир отряда Громовержцев собирался отдать первые указаний относительно дальнейших действий, но тут же обнаружил группу в плотном окружении превосходящих сил противника. Как будто этого оказалось недостаточно, так ещё и один из новичков, крикнув нечто несуразное, побежал прочь, бросив группу и оставив дыру в и без того слабой оборонительной цепи, когда, наоборот, следовало держаться вместе, единым целом. Фрэнк бы разрядил в спину Прототипа обойму, если бы на нём самом не повисло семеро ниндзя. Ему проткнули руку, но Симпсон уже забыл, что такое боль, тело просто не воспринимало её. Он лишь ощущал повреждение структуры собственного тела, но не более того. Сражение слишком быстро перешло в плоскость полного контакта, огнестрельное оружие на такой дистанции против множества целей теряло свои преимущества. Внутри Скорджа медленно, но верно закипала всепоглощающая ярость. Нюк резко ухватился за проткнувший руку меч и одним движением выдернул лезвие, рубанув им по кругу, снося головы обступившим его со всех сторон ниндзя и отгоняя прочь тех, что оказались попроворней и успевали увернуться (Заявка). Как только удалось расчистить немного свободного пространства, солдат взялся за пистолет, расстреливая прицельно в голову атаковавших Вдову врагов (Заявка). Приказы уже стали если не бессмысленны, то, как минимум, малоэффективны, оставалось только прилагать максимум усилий, чтобы отбить первую волну атаки и остаться стоять на ногах. Да, всё слишком похоже на Кхесану, и самолёт отчалил так некстати.



Меченый

Норман видимо грешил ностальгией, поэтому с недавних пор в М.О.Л.О.Т.е появились новые ручные средства передвижения - копии глайдеров, на которых он сам некогда рассекал по Манхеттену. Лишь только тыквы зажал кудрявый озорник, но Меченый иногда в шутку любил покидаться в прохожих камнями. Так или иначе, сегодняшний навязанный дуэт в исполнении стильного и лохматого парней, маневрируя меж узких переулков, прибыл на место очередного взрыва жилого дома. Ветер, от перепада температур, донес до Меченого запах гари, ужаса и боли. С улыбкой втянув ноздрями теплый воздух, наемник почувствовал кайф, такое же, как и некоторое время назад, самолично взрывая и оставляя на совести Сорвиголовы все жертвы.
 Вновь он надел свой костюм, вновь стал самим собой и вновь может искать любую причину для убийства. Приток адреналина словно начал думать за Меченого, и вот он и Дакен уже проникли за оцепление и, ловко передвигаясь, оказались в пылающих руинах. Ловко передвигаясь по развалинам дома, перепрыгивая через обвалившиеся этажи, обходя завалы и уворачиваясь от падающих балок и рушащихся стен, Мстители наконец добрались до эпицентра взрыва, по совместительству бывшей комнаты двух сегодняшних ожидаемых жертв.
 Исследовать тут было нечего, взрыв не оставил ни от этой ни от соседних комнат ничего, помимо искореженной кучи материалов. От бесполезности задания Меченый заскучал и уже подумывал не подстроить ли очередной обвал и похоронить под обвалившимся зданием Дакена, ссылаясь разумеется на несчастный случай, а потом героически рассказывая, как он до последнего пытался его спасти. Так или иначе, Дакен стоял под очень удобной балкой и Лестер уже во всю радовался жизни, как вдруг Железный Норман вновь решил показать, что он работает, то бишь портит жизнь людям.
 Объявил, что на месте трагедии побывали личные рогатые забияки Мэтти, но побывали так, что как будто и не побывали, а узнали, что побывали лишь потому, что кто-то их видел (дилетанты); перед Меченым тут же выросла картинка с огромной неоновой надписью и стрелочкой, указывающей: Шадоулэнд здесь, новая Маленькая Япония Нью-Йорка.
 Что ж, их новой целью стала личная крепость Сорвиголовы, Лестер убрал коммуникатор, повернулся и почувствовал холодный клинок у горла. Очевидно Дакен, стоявший справа, ощутил тоже самое.
 - Буллзай-сан. Для меня великая честь встретить вас.
 - Еще б не честь.
 Перед ним был он. Ну как он, она. Ну то бишь он, но в женском виде. Девушка с бледной кожей, в черно-белом костюме с рисунками по всему телу в виде мешений. Даже метка на лбу.
 - Ого. По крайнем мере кто-то покупает такие костюмы...
 Меченый говорил спокойно и медленно, глядя в глаза женщине, не отрывая взгляда. Сам же, аккуратно и не спеша, не двигая не единым мускулом, вытянул на запястье из рукава парочку штырьков, которые уже готовил для Дакена, дабы обрушить на него балку. Балку, под которой сейчас так удобно стояла эта женщина. Штырьки на ладони, один щелчок и верхний этаж обрушится.
 - Меченый это не только костюм, и тебе, крошка, еще предстоит об этом узнать.
 - Кингпину требуются ваши услуги. Он очень настаивает.
 - Я больше не работаю по найму. Я возвращаюсь лишь чтобы убивать ради веселья.
 Но тут Дакен начал говорить что-то про Озборна, и в Меченом вспыхнула такая ярость. Он никогда не был ничьей собачонкой, поэтому...
 - Поэтому я пожалуй с радостью узнаю, зачем я понадобился КингПину в такой час. У тебя пять минут.



Mr. X

При всём желании Мадлен скрыть наболевшее внутри, она могла успешно осуществить свой замысел в присутствии практически любого другого, кроме Икса. Всё-таки маньяк мог прочитать мысли, чувства и действия человека, подобно словам на страницах раскрытой книги, причём даже на расстоянии в полтора километра, делая это столь же непринуждённо, как проводил рукой по волосам, повязывал галстук или поправлял очки. Впрочем, имея полный контроль над своими способностями, убийца при желании мог и не лезть в чужую душу. Для самой же Кэмпбелл оставалось загадкой, в курсе ли блондин её переживаний, или его столь ярко выраженное хорошее воспитание устанавливает хоть какие-то рамки минимального приличия. Но даже если убийца с головой окунался в метания смятённой души девушки, то ли наслаждаясь ими, то ли испытывая смутный извращённый интерес, то ли питая явное отвращение к столь яркому выражению слабостей, однако ж, вслух никаких соображений не высказывал, с другой стороны, вероятно именно обладанием подобными знаниями могла объясняться та непреклонная жёсткость, с которой он не безуспешно выбивал всю “дурь” из головы своей подопечной. Страдания физические казались столь невыносимыми, что мысли невольно концентрировались вокруг них, отдаляясь от боли внутренней.
Когда же Цель заявила, что с Лилу Паркер покончено, теперь остаётся лишь Мадлен Кэмпбелл, психопат лишь согласно кивнул, никак не комментируя заявление. Вообще, строго говоря, она до сих пор не могла бы с точностью сказать, о чём думает мужчина, проводивший с ней от 40 до 90 % процентов ежедневного времени. Нет, конечно, не было более ничем не мотивированных и необъяснённых действий, когда ей оставалось лишь слепо делать, но, тем не менее, некий элемент таинственности между ними неизменно присутствовал. Мадлен даже толком не знала, доволен ли Икс успехами ученицы или ему безразлично. Хотя, немного покопавшись в сумбурных обрывках воспоминаний о последних месяцах, она смутно припоминала, как, то и дело, выхватывала на строгом лице благодетеля коронную, чуть заметную ухмылку, довольно редко появлявшуюся, а оттого столь разительно бросавшуюся в глаза, когда ей удавалось совершить нечто безумное после нескольких десятков попыток. Кажется, именно в такие дни, он брал и вёз её порядком побитую и измученную куда-нибудь, давая основательно перевести дух. Сразу о такой связи Кэмпбелл как-то не задумывалась, ибо просто было не до того, но, размышляя впоследствии, приходила именно к подобным выводам.
- Если противника можно ранить, значит, его можно и убить, - ответил Икс явно впечатлённой содержимым папок Мадлен. – Не зря говорят, что знание – сила. С ним мы можем подготовиться к тому, с чем столкнёмся. В купе с тем, что ты теперь умеешь, не вижу ни одной причины сомневаться в нашей победе над противником. Не думаю, что очень многие бы осмелились пройти тот путь, что лежит за твоими плечами. Сейчас не тот самый момент, просто ещё один из множества, очередной на пути, завтра ничто не закончится, всегда будет враг, которому нужно противостоять, и ты это прекрасно знаешь. Считай, что сегодня твой… своеобразный экзамен, если хочешь, но для меня это всего лишь очередная битва… впрочем, не буду скрывать, довольно любопытная.
Маньяк повёл Цель за собой в комнату, где лежало их снаряжение для предстоящей операции. Там девушка обнаружила свой адамантиновый меч, портативный противогаз размером с боксёрскую капу и изготовленный специально для неё новый костюм, более закрытого типа, но аналогичной цветовой гаммы и с неизменным внедрением тончайших адамантиновых пластин, защищавших основные внутренние органы и артерии, в том числе и на шее.
- Магнитные гранаты, - убийца продемонстрировал ей небольшие, устройства округлой формы. – Вообще, предназначены, чтобы выводить из строя электронику, не нанося материального ущерба структуре, но в нашем случае отлично сработают на новом Веноме. Сперва его парализует, а потом сорвёт с тела и разбросает в разные стороны намагниченные частицы костюма, останется лишь человек. Если такая активируется у тебя в руках, никакого вреда не будет, главное держи пистолет крепче, чтобы не вылетел, - он отложил гранату в сторону и перешёл к продолговатому деревянному ящику, размер которого дал Кэмпбелл вполне чёткие ассоциации касательно содержимого.
Икс нежно провёл пальцами по крышке, не сразу решившись поднять, но когда всё же сделал это, на губах отразилась та самая ухмылка. Внутри лежала пара мечей, не тех, которыми он пользовался ранее, а новых, с рукоятями в виде переплетающихся в ожесточённом поединке дракона и тигра, готовых сожрать друг друга в прямом смысле слова.
- Лезвия выполнены из самого редкого на планете металла – вибраниума, единственного, способного пробить адамантиум. Его невозможно получить в лабораторных условиях. У меня ушёл год, на то, чтобы их получить, - маньяк провёл клинками по воздуху, отчего тот заметно загудел. – Возможно, сегодня действительно особенный день… - он с продолжительной призывностью посмотрел на Мадлен. Оставалось совсем немного времени до того момента, когда они вновь ввяжутся в настоящий водоворот из насилия и смерти.



Чёрная Кошка

Боль конечно была адская. И пусть для такой боевой кошечки, как Фелиция, ранения были не впервой, каждый новый раз приносил боль той же самой силы, что и предыдущий. Привыкнуть к этому наверное просто невозможно. Оставалось терпеть и делать вид, что ты сильная и тебе всё нипочём. Стараясь не очень морщиться, когда Деннинг и Дель-Торо её поднимали на ноги, Харди всё же не удержалась и вскрикнула, когда попыталась опереться на больную ногу.
 - Ничего не выйдет, похоже мне действительно нужна помощь - девушка расстроенно взглянула на свою напарницу, надеясь что помощь поступит именно от неё.
 Однако Белая Тигрица решила иначе, оборвав на пол-пути Паладина, уже протянувшего руки, чтобы подхватить Чёрную Кошку.
 - Лучше он. - сказала она, кивнув на О'Грейди.
 - Не вижу никого, кому от этого лучше - проворчала Фелиция, с неохотой закидывая руки на быстро перевоплотившегося в свой костюм Человека-Муравья.
 По пути ей стало совсем плохо, настолько, что когда она ощущала, как рыжий засранец прихватывает её не там, где надо, лишь злобно шипела и вонзала ему поглубже в загривок свои и длинные ногти, которые в отсутствие костюма служили роль неплохого оружия. Сил ругаться на него не было, но то, что так запросто эти его шалости ему с рук не сойдут, Харди себе уже пообещала.
 Дальнейшее было словно в туманной дымке. Не теряя сознания, Фелиция тем не менее воспринимала реальность, как нечто зыбкое и неуловимое. Уход Анжелы не сильно расстроил девушку - присутствие Ночной Медсестры внушало необъяснимое спокойствие и уверенность, что всё будет хорошо. Верный признак хорошего доктора. Кошка только кивала на все обращения к ней, придя в себя лишь тогда, когда обезболивающая смесь потекла по венам, принося долгожданное облегчение. Девушка вытянулась на кушетке, с наслаждением расслабляя сведённые судорогой ноги. Со стороны она смотрелась необыкновенно привлекательно. Грязная, в порванной маечке и перепачканных гудроном шортиках, растрёпанная, с повязкой на ноге, Фелиция Харди оставалась чертовски сексуальной, пожалуй даже больше, чем в своём костюме.
 - Спасибо тебе, моя милая. - обратилась Кошка к Ночной Медсестре. - Твой вклад в наше общее дело невозможно недооценить, теперь и я у тебя в долгу и никогда этого не забуду. Если тебе будет нужна помощь - любого рода - ты всегда можешь обратиться ко мне.
 Свесив ноги с кушетки, девушка посмотрела на Паладина:
 - Ну что же, - сказала она - наверное теперь мы в одной лодке, хочу я этого или нет. Не рассчитывай, что твоя сегодняшняя помощь как-то изменит моё отношение к тебе. Теперь у нас под боком ходячий детектор лжи, Дардевил, и я попрошу его внимательно следить за тобой и твоими решениями. Надеюсь у тебя хватит благоразумия не сорваться на очередное предательство, сладенький. Все эти его попрыгуны рогатые будут только рады затупить об тебя свои сюрикены. Так что будь добр, не давай им повода и будь хорошим мальчиком, тем более, как ты сказал, дальше судя по всему действительно будет только хуже. Не хватало нам ещё и ударов в спину.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #5 : 04 Январь, 2014, 12:46:28 am »
X-23

Нью-Йорк, Шэдоуленд.


 Громовержцы редко когда получали возможность спокойно провести вечерок, попивая пивко перед телевизором, но еще меньше уменьшались их шансы тогда, когда команда отправлялась на задание. Будучи почти всегда жертвами обстоятельств, наемники никогда не могли похвастаться отсутствием крови на руках - и это кровь не всегда была чужой. Вот и сейчас, не успел новый состав команды сойти с трапа самолета, они уже оказались в самом эпицентре. Атаковавшие их ниндзя, не смотря на предшествующий им крик, полный ненависти и отвращения, действовали крайне равнодушно и без какого-либо проявления эмоций. Их действия были слаженны и стремительны, а каждый удар нес в себе смертельную точность и силу. Сражаться с таким противником нужно было, будучи по крайней мере не менее сработавшейся командой, отрядом, чувствующим друг друга. Но, к сожалению, в свое время кто-то, видимо, не проставил Громовержцам лишних очков в графу "слаженность", запуская смертельную игру.
 Первоочередной миссией каждого здесь было элементарное выживание. Что уж говорить о какой-то помощи другим? Но, если смотреть на большую картину - стоило бы подумать и о чужих шкурах, если эта шкура в будущем может прикрыть тебя от пуль. Поэтому Веном, Прототип и Скордж действовали не только в своих интересах, защищая и других членов команды. Скордж буквально вырубал себе личное пространство в огромной толпе накинувшихся на него ниндзя. Объятый алым ореолом нездоровой ярости, он рубил направо и налево, отсекая конечности или их куски, разбрасывая вокруг себя ниндзя в виде разобранного конструктора. Однако что-то явно было здесь не так, чего-то не хватало, и Нюк быстро понял, чего именно: вокруг него все уже давно должно было быть залито кровью, он сам должен был бы уже давно превратиться в покрытый красной глазурью пончик из ненависти и психопатии, а брызги алой субстанции должны были бы уже давным-давно залить еще и всю остальную команду. Учитывая уровень наносимых повреждений, Скордж поначалу совершенно не понял, какого черта все, что он видит - это какая-то вонючая желто-зеленая пыль, лезущая в глаза и нос, от которой быстро начало тошнить...
 Черная Вдова уже палила по ниндзя из обеих пушек, периодически обдавая неприветливых хозяев Шэдоуленда еще и редкостным набором кириллицы. Быстро и стремительно выстреливая из крупных пистолетов, женщина успевала еще и раскидывать ниндзя точными и поистине акробатическими ударами ног, подпрыгивая, уворачиваясь от множества катан, что свистели над ее головой или под ногами, пытаясь перерубить женщине колени. Однако ситуация для Вдовы накалялась очень стремительно - она была прекрасным бойцов, но не против такого количества бойцов Руки.
 - Немного помощи, бля?! - прокричала она сквозь зубы, пустив очередную пулю в лоб одному из ниндзя, оставляя вместо кровавой струи лишь след какой-то странной пыльцы.
 Веному удалось уклониться от удара огромного топора, более того, тот был отправлен по другом адресу, но паренька ждал еще один сюрприз - в его сторону откуда-то с крыши ближайшего дома полетело облако черно-красных стрел. Симбиот машинально создал вокруг носителя широкий черный пузырь, похожий на надутую слизь, и стрелы застряли в нем, а затем обрушились на землю с коротким дождиком стуков. При этом сам парень, выпятив грудь, гордо остался цел, и почти тут же получил две метательные звездочки - в плечо и в бок. Это очень обидело юного Блока, и щупальца симбиота, выстрелив во все стороны черными блестящими густыми полосами, принялись хватать, ломать и рвать на куски все в радиусе нескольких метров от хозяина. Эдди чувствовал хруст костей и тошнотворное гудение рвущихся мышц, но кое-какого звука не доставало - не хватало самого родного и приятного для Венома - воплей, захлебывающихся криков боли и ужаса. Люди не погибают так - а симбиот много знал о том, как погибают люди. Даже фанатики, помешанные на кодексе чести и служении, не могут вынести такую смерть без даже стона. Но ниндзя умирали с пустыми, полуприкрытыми глазами, не оставляя после себя даже крови - они рассыпались в прах!
 Призрак так же был на поле боя - он продолжал стремительно погружать свои длинные искривленные пальцы в белых перчатках в тела ниндзя, вырывая из них рассыпающуюся массу, похожую на органы из песка. Когда кулак Призрака размыкался, рассыпчатая субстанция просто падала на землю бесформенным облаком, а следом за ними падали черные одежды нападающих. При этом Громовержец оставался как обычно спокойным, молчаливым и действовал крайне продуманно и четко. Помощи от него, впрочем, никто так и не дождался на протяжении всей бойни.
 Алекс Мерсер тоже не побрезговал трюком с щупальцами, переиначив его на свой лад и расширив радиус действия. Он громко крикнул членам команды пригнуться, но, к сожалению, его никто не послушал. Если бы не крайне, крайне удачное расположение Громовержцев на момент атаки Прототипа, все члены отряда были бы мертвы - щупальца прорезали воздух в паре сантиметров от Скорджа, едва не отрезали макушку головы Эдди и чуть не пронзили в центре груди Гризли, который в последний момент резко пригнулся, упав лицом в землю и закрыв голову руками. На него тут же налетели ниндзя, один запрыгнул ему на спину, выпрямился, занося направленный вниз меч, и сам перехватил удар щупалец, тут же прекратив свое жалкое существование, рассыпавшись в облако пыли. Мерсер твердо решил получить информацию, поглотив как можно больше ниндзя, но горько прогадал. Аппетит мужчины сыграл с ним злую шутку, и, поглотив одновременно десять бойцов, Мерсер вдруг понял, что, похоже, пришел его час распрощаться с жизнью. Все тело мужчины покрыли вены, надувшиеся и болезненно проступившие на коже, Прототип рухнул на колени, мгновенно теряя весь свой боевой запал, обхватывая свое тело руками. Он едва не рухнул на землю - боль в каждой клетке его тела была невыносимой. Он словно впитал саму смерть, это было подобно капельнице, что по шутке злого врача поставила ему в тело не кровь, но воздух, пустой, не несущий ничего, кроме гибели для его сердца. Но еще хуже была боль в голове мужчины - он не мог получить ни куска цельной, качественной информации, но вместо этого был награжден какой-то болезненной, жутчайшей белибердой в виде каких-то фраз, похожих на страшные заклятия, обрывки каких-то пещер и сияния свечей, куски, словно старые обрывки киноленты, о людях на коленях. Казалось, болит даже воздух вокруг тела Алекса.
 Скордж наконец-то решил первоочередный вопрос и решил прийти на помощь не-такой-уж-и-второй-Черной Вдове, которая уже явно сдавала позиции, прижавшись спиной к стене и паля по ниндзя из последней пары пистолетов - времени перезаряжаться у нее просто не было. Лицо блондинки было скрыто за маской, паучьи глаза светились во тьме, один из них был разбит. Скордж начал расстреливать в прицел всех ниндзя, что находились возле русской, и вместе они доделали свою работу. На секунду Скорджу вдруг показалось, что Елена целится в него - это было даже не предчувствие, а какое-то нехорошее ощущение на уровне инстинктов, что-то, что засек радар его паранойи. Будто, за короткую секунду, Белова прикидывала, стоит ли Скорджу поймать шальную пулю, но потом передумала. Бац! - и даже намек на это исчез, и женщина совершенно обычно подстреливала оставшихся ниндзя.
 - Хорошая работа, ковбой!
 Удар кулака Гризли прошиб дыру в теле одного из последних бойцов в черных одеяниях - тот как раз собирался пустить пулю в лоб Венома. Алекс все еще боролся с тошнотой и раздирающей болью на полу. Над ним, сидящим на коленях, завис Призрак, полупрозрачным силуэтом покачиваясь в воздухе, его маска-противогаз почти что касалась макушки Прототипа. Вся поза Призрака выдавала сильный интерес - он вытянул руку, в которой держал какой-то прибор, и поднес ее к щеке Мерсера. Черный экран похожего на сотовый телефон прибора ожил, и на нем выстроился ряд красных полосок от края до края.
 - Плохо... Плохо... - пробубнил Призрак своим противным певучим голосом, убирая прибор в складках рваного костюма. - Минимум минута... можем не успеть выбраться... Поднимите его...
 Черная Вдова, секунду поколебавшись, подошла к Прототипу, склонившись над ним и с трудом приподняла его, ей помог и Гризли, лицо которого теперь украшал уродливый поперечный порез, из которого сочилась кровь.
 - Че палишь? Влюбился? - рявкнул он на Венома, сделав шаг к нему, припугивая подростка, который лишь мельком глянул на его изуродованную рожу, и до раны не бывшую эталоном красоты. Шерсть на шубе Гризли слиплась от крови и прилипшего к ней праха. Внезапно Мерсер понял, что может, наконец, говорить. Ему нужно было поделиться тем, что он видел. А видел он женщину в капюшоне, полностью скрывающем в тени ее лицо, с окровавленным мечом к левой руке и кровавой маской в правой. Маска была красной, с рожками - можно было легко разглядеть в ней маску небезызвестного Сорвиголовы до смены имиджа. Было видно только белоснежную улыбку. Вокруг женщины стояли старики - бородатые японцы, старые как мир, казалось, они вот-вот откинут коньки от возраста. Они тоже выглядели довольными.
"Он готов?" - "О да. Он просто еще не знает этого". - "О, он поймет. Он поймет. Ему просто нужно сделать финальный шаг. Найди Буллзая, найми его, если хочешь. Расскажи любую ложь. Он нужен Сорвиголове как никогда. Без него Мердок никогда не поймет..."
 Новый приступ боли едва не свалил Алекса с ног.
"Он всегда бежит к Ночной Медсестре. Он поведет их туда, он ей доверяет. Глупец".
 Скордж наконец смог оглядеть окрестности и свою команду. Через мерзкий туман праха был виден Шэдоуленд - слепые окна, полные ужаса люди внутри - Сорвиголова хочет обеспечить им покой? Так почему же они боятся даже выглянуть в окно? Один беглый взгляд на Громовержцев напомнил полевому лидеру, какое крушение поезда представляет из себя эта нелепая команда.
 А потом Скордж вдруг увидел летящую в его сторону пулю. Она приближалась к лицу мужчины, вращаясь, быстрее всего, что он видел, медленнее всего, что он видел. Это были последние секунды его жизни - Скордж был уверен в этом.
 Секунда, и вокруг головы командира Громовержцев словно взорвали красную петарду. Маску Вдовы и лицо Эдди забрызгало красным, вскрикнув, женщина тут же выхватила пистолет, занеся его по направлению стрелка раньше, чем тело Скорджа упало на асфальт. Она сделала несколько выстрелов, но стрелявший уже исчез из вида.
 - Твою мать! Всем бежать, бежать! - закричала она, хватая Алекса. - Пацан, быстро, помоги мне! - грубо заорала она в строну Эдди.
 - Э, погоди, он... - вдруг проговорил Гризли, но Вдова что-то так громко крикнула ему на русском, что он заткнулся и бросился прочь вместе с остальной командой...

...

База Ночной Сиделки.


 Мэтт все еще был на улице, прислушиваясь к звукам ночи. Он сконцентрировал все свое внимание на своих ниндзя - хотя можно было бы даже в грязном ночном Нью-Йорке послушать вещи поприятнее. Существа Руки не переговаривались друг с другом, медленно передвигаясь с места на место, неслышно для всех, кроме Мэтта. Было почти страшно слышать эту нечеловеческую тишину, словно звуки муравейника или скопления змей... даже после многих дней наедине с этими созданиями, даже будучи их правителем.
 Главной проблемой Сорвиголовы на данный момент было то, что ему пришлось выдать Руке существование Черной Кошки под его крылом. На протяжении трех месяцев он старательно скрывал Фелицию от организации, пряча и оберегая ее, и именно из-за этого вынуждая обитать в таких условиях: грязные квартиры, тайные убежища. Но ничто не может длиться вечно - когда Мэттью узнал о взрыве дома Анджелы и Фелиции, у него просто не оставалось другого выбора. Если бы он отправился туда один, то никогда не смог бы вытащить обеих женщин и одновременно с этим помочь жителям. А если Черная Кошка была бы мертва, присутствие Руки все уже равно не имело бы значения.
 У Лорда Сорвиголовы были свои причины прятать Кошку, и они были весомы. Рука после стольких лет заполучила его, отняв у Мердока все, что было в его жизни, забрав каждую частицу его человечности. Если они заполучили своего самого сильнейшего врага, то чего им стоит попытаться сделать то же самое и с Харди? В конце-концов, ничто не остановило Руку от того, чтобы прийти в дом Тарантулы и Белого Тигра и убить их, жестоко и быстро, а потом оживить во благо служения Руке. Другое дело, что оба соратника Мэтта смогли тайно преодолеть влияние Руки на свое сердце и разум.
 Хотя, нет. Погодите. Все это не было главной проблемой Сорвиголовы. Это было вторичной его проблемой.
 Его главной проблемой была пуля, летящая в него. Раньше, чем разум мужчины понял, что происходит, его тело уже рванулось прочь, но не успело - пуля влетела в его грудь, опрокинув Мэтта на крыльцо дома Медсестры.
 - Есть. - сидящая на крыше одного из домой напротив Черная Вдова подняла винтовку дулом вверх, оглянув своих спутников. Секунду назад она запретила Гризли стрелять, сказав, что он косой, и она сама всем займется. А так же незаметно подменив патрон на холостой.
 Полулежа на крыше дома, Наташа Романова думала об одном - чтобы падение Сорвиголовы было услышано в подвале. К сожалению, везение команды беглецов от Нормана Озборна было исчерпано, когда Мэтт остался жив и цел, если не считать огромного синяка на груди. Никто внизу не услышал и звука.
 - Входим. Ниндзя заметили нас, Мердок - их первый приоритет. - прошипел Призрак.

 - Я такое слышу не в первый раз, и чаще всего это просто россказни, но мне все равно приятно. - ответила Фелиции Ночная Медсестра, улыбнувшись, залезла в один из ящиков и, достав оттуда что-то, бросила это на койку Кошки. Предметом оказался типичный леденец, какие врачи дают детям за терпение и послушание.
 Повернувшись с Эрику, женщина чуть улыбнулась:
 - Не думайте втягивать меня в ваши дела, я лечу, а не летаю. Но завтра у меня выходной.
 Паладин хмуро поглядел на Фелицию, когда та обратилась к нему с речью, в которой высказала все свое недоверие, вполне, кстати, обоснованное горьким личным опытом. Паладин поначалу честно попытался промолчать, но все же не выдержал в конце:
 - Это забавно. Клянусь, Черная Кошка говорит мне о доверии! Уверен, сейчас в Рафте устроили пикник, сколько идиотов попало туда, пологая, что с тобой можно идти на дело, не боясь быть кинутым?
 Было трудно сказать, злится Паладин или просто язвит, но выглядел он не таким уж и обиженным, даже ухмыльнулся. Кошка хорошо читала людей, особенно мужчин, и по этому человеку можно было сразу сказать, что он вполне может переметнуться на другую сторону, если пожелает нужным, но при этом может и остаться и спасать жизни, если благородство заест. Да и идти ему, как и Фелиции, было некуда. Распростертые объятия Нормана Озборна готовили нож и вилку, чтобы схавать их целиком - и на этот счет никто из присутствующих сомнений не имел.
БАХ!!!
 Комната враз наполнилась жарким воздухом и непроглядной пылью, деревянные щепки дождем обрушились на Эрика, Фелицию, Линду и Пола. На секунду появилось чувство странного дежавю - неужели они снова переживают тот же самый взрыв? Но эти мысли быстро оборвались - ибо буквально тут же герои поняли, что происходит. Дверь в подвал была вышиблена узконаправленным взрывом, и теперь в опаленном пустом дверном проходе возвышалось несколько фигур. Дым искажал их контуры, но узнать их было можно - особенно ярко знакомые силуэты нашли отзвук в душах соскучившихся Паладина и Человека-Муравья. Гризли. Призрак в детонатором в руке. Черная Вдова. А сзади - двое каких-то незнакомых малых - парень, лицо по краям затягивает какая-то черна субстанция, и молодой мужчина, с виду - совершенно нормальный, а значит, возможно, даже опаснее остальных.
 - Ну привет, братки. - улыбнулся Гризли и тут же сделал шаг в сторону Паладина, занося над ним сцепленные в замок руки. Удар чудовищной силы пробил глубокую дыру в шкафу, перед которым только что стоял Дэннинг, словно Пола и не было здесь, а через секунду Гризли уже почувствовал, как кто-то запрыгивает на его спину обеими ногами, прижимая дула пистолетов к голове Громовержца. Паладин, быстрый, словно молния, уже готовясь нажать курки, громко крикнул:
 - Харди, убирайся отсюда! Уничтожь ублюдка в суде!
 Фелиция уже была готова к битве, словно разозленная пантера, еще за секунду до того, как Громовержцы вообще появились в дверях, но была одна проблема - лекарство, которое ввела ей Ночная Медсестра, почему-то крайне затормаживало ее, заставляло Кошку при каждом движении бороться с туманом, дымкой в голове. Все происходило так стремительно, и Фелиция вдруг увидела, как Линда бросилась к столику в углу, принявшись очень быстро набирать в шприц какую-то жидкость и ампулы, которую нервно вскрыла, едва не разбив. Глаза женщины-врача блеснули незнакомой, ранее не замеченной Кошкой яростью, почти что злорадством, губы сжались в полосу от напряжения...
 Полу не повезло - он пустил обе пули в пустоту перед собой, ибо был сшиблен с Гризли Призраком, ставшим вдруг осязаемее любого камня. Пол грохнулся на землю возле Муравья, и Призрак засунул свои лапы в перчатках в груди обоих мужчин, буквально приколов их к стене.
 - Простите, парни, но Норман пока нужен мне. - прошептал он.

 
...

Шэдоуленд.


 Как оказалось, не одна Черная Вдова за сегодняшнюю ночь применила трюк с ненастоящей пулей. И мало того - она даже не была первой.
 Скордж пребывал во тьме, не мог даже пошевелиться, издать даже звука. Он слышал все, что происходило вокруг него, но не был в состоянии ничего сделать. В тот момент, как пуля врезалась в его лицо, разбивая по центру маску и больно врезаясь в нос, едва его не сломав, а какая-то алая жидкость из той же пули обожгла его лицо, заставляя онеметь, Нюк понял, что попал. То, что Громовержцы приняли за кровь, было, судя по всему, каким-то паралитиком, и несло двойную цель - убедить испуганных засранцев в том, что их лидер мертв, и парализовать самого Скорджа.
 Ему хотелось завопить, чтобы эти идиоты не бросали его, но они запаниковали и скрылись, и почти сразу же Скордж почувствовал, как его хватают десятки руки, поднимая от земли. Оружие было вынуто из его крепко сжавшейся, немой ладони, а потом он ощутил, как его тело бросают, грубо и не церемонясь, в какой-то транспорт.
 Двадцатью минутами бешеной, беспомощной ярости позже, Нюк впервые понял, что может шевелиться. Он поднял голову, понимая, что на нем нет маски и плаща. Налитые кровью глаза видели контуры какой-то пещеры, огромной и сырой, а еще - несколько человек в длинных мантиях и с капюшонами. Покачивающиеся огни свечей мерцали, слепя глаза психопата в полнейшей тьме, к которой все никак не привыкали глаза.
 - Здравствуй, раб.
 Попытка вырваться не дала ничего - он был прикован к железному трону, впаянному в землю. Обручи из плотного железа приковывали руки и ноги в нескольких местах, еще один прижимал лоб к спинке.
 Голос звучал, как один из тех, что приказывал ему убивать. Как один из голосов в его голове, в мире войны и смерти, который навсегда поселился в голове мужчины. Это был властный, но в то же время равнодушный голос, не слышать который было бы невозможно.
 - Вспомни.
 И еще у голоса был акцент, мягкий, с какими-то фальшивыми, несвойственными английскому интонациями. Японец...
 - Вспомни, как ты был счастлив, раб.
 Горло Скорджа сжалось в немом стоне, и он вдруг увидел. Это было первое время спустя много, много лет, как он видел не кровавые реки, не разорванное пулями мясо... Он видел счастливые моменты своей жизни, которые уже давно смог позабыть. Глаза Нюка закатились, и он окунулся в невероятные, прекрасные моменты с головой, потеряв самого себя в хрупком, давно закончившемся горьком счастье.

...

Нью-Йорк, офис Уилсона Фиска.


 Еще там, возле завалов обрушенного дома, Леди Буллзая показала, что обладает поистине вечным терпением. Нельзя было не восхищаться ее сонным дыханием, ее ровным, размеренным пульсом, тихим и таким блаженным для слуха Дакена, привыкшего в истеричному биению сердца очередной убиваемой жертвы, испуганной и глупой, как тупая овца на скотобойне. Нет, эта женщина была определенно чем-то совершенно другим - она двигалась плавно и незаметно, не издавала почти никаких звуков, а ее голос был музыкой для ушей. Дакен был ценителем искусства и красоты, и если бы так называемый Бог и был способен на невозможное задание - создать человека, который был бы как произведение искусства, - то Леди Буллзай была бы близка к этому, как никто.
 - Деньги несущественны... - тихо проговорила она, то ли отвечая Дакену, то ли говоря с Меченым. Темный Росомаха не успел даже ничего почувствовать, как его лезвие уже касалось пустоты, а женщина, убрав оба орудия от шей Мстителей, стояла теперь напротив них, прямая, как струна.
 - Кингпин ожидает вас. - она снова склонила голову и вдруг побежала. Японка двигалась, как молния, паря по крышам и стенам, словно и не прикасалась к ним, совершая кувырки и броски, будто весила меньше пера. При этом Дакен ни на секунду не ощутил, чтобы ее пульс усилился, а температура тела стала бы чуть выше.
 Желание Меченого было выполнено - они прибыли на место меньше, чем через пять минут. Остановившись на крыше одной из гигантских высоток Нью-Йорка, женщина распахнула люк, ведущий внутрь здания, и указала обоим мужчинам, чтобы они следовали за ней. Наконец, спустившись по ступенькам на самый последний этаж здания, вид из окон которого показывал лишь звезды, троица убийц предстала в кабинете Уилсона Фиска.
 Что бы Меченый не говорил и как бы высоко не добрался в своей жизни (выше, надо сказать, чем когда-то мог и представить себе), но работа на Кингпина всегда останется для него важным моментом в его жизни. Именно ради служения этому властному человеку, что стоял сейчас спиной к вошедшим, глядя в окно во всю стену, Меченый убил Электру, убил много, много других людей. Это была интересная, яркая работа, обходящая скукоту и Нормана Озборна в разы. И, да, Кингпин не дал Буллзаю и десятой доли того, что дал Норман... Но сегодняшний разговор с Мунстоун не был шуткой. Норману осталось недолго. Он была в Асгарде уже сейчас - с Аресом, Часовым, Веномом, Мунстоун. Хотел ли Лестер быть на месте этих идиотов? Судьба сделала ему предложение, и его стоило бы выслушать - вот что подсказывала часть мозга маньяка, та часть, что отвечала за инстинкт выживания, инстинкт сильнее даже инстинкта волка, способного отгрызть себе лапу, чтобы спастись из капкана. Сильнее инстинкта медведя, от голода способного сожрать собственного медвежонка. Сейчас вопрос шел о выживании и только о нем.
 - Кто второй мужчина? - не оборачиваясь, спросил Фиск, глядя на них в отражение в черном окне.
 - Это Росомаха. - ровно сказала Леди Буллзай. - Акихиро Сато.
 - Действительно? - Кингпин повернулся, оглядев Дакена заинтересованным взглядом. - Я не узнал его в этом головном уборе.
 Не задавая вопросов о том, почему Лестер пришел не один, гигант сделал несколько шагов через весь кабинет, наконец подойдя к Буллзаю, окинув его взглядом, который Меченый знал слишком хорошо. Это был властный взгляд дрессировщика, не позволяющего шутить с собой шутки опасному и бешеному зверю. Уилсон был вовсе не Норман - это было видно во всем. Он не позволял хамить себе, не сносил никаких комментариев. Рядом с ним мог выжить только настоящий профессионал.
 - Ты продвигаешься по карьерной лестнице, Меченый. - он одобрительно кивнул. - Трудно не узнать своего лучшего убийцу по телевидению, даже если он наряжен в другой костюм. И, о, какой же глупый костюм.
 Отведя тяжелый взгляд от глаз Лестера, Кингпин взял со стола непочатую бутылку вина и легко, словно минералку, раскрыл ее, даже не напрягшись. Груда мышц, выглядящий как огромный толстяк - очень легко было недооценить физическую силу этого человека, но еще опаснее было недооценить его ум и жестокость. В последний раз они с Лестером работали вместе, вместе с Сорвиголовой и Карателем сбегая из тюрьмы.
 - Вина? Думаю, мистер Сато может заверить присутствующих, что оно не отравлено.
 Налив себе бокал, Фиск осушил его почти залпом. Леди Буллзая стояла за спинами Мстителей, покорно сложив руки за спиной. Утирая губы краем ладони, Кингпин проговорил:
 - Я хочу нанять тебя, что бы не убивать Сорвиголову, Меченый.



Venom

Оставшаяся часть битвы прошла для Эдди в режиме слоу-мо. Отдав всё управление над телом симбионту, Броку оставалось только смотреть, как Веном расправляется с ниндзя, ставит блоки, ударяет, схватывает, душит... Одного Эдвард не мог понять: куда подевались те (к его ужасу) привычные вопли, хрипы, кровь и трупы? Их не было. Был только прах. А сами ниндзя, по всей видимости, были уже давно мертвы.
- Ооо господи, неужели это зомби? Ненавижу зомби! - прокричал Эдди (команда услышала голос Венома), сминая целые волны приспешников Руки и отдаваясь во власть симбионту...

 Кажется, Акихиро влюбился. (Ну или ему так кажется.) А как же тут не влюбится, когда впервые встречаешь красивую женщину-убийцу, у которой сердце как у коматозника? Да, давно он мечтал услышать этот звук... И этот запах... Ну и черт с тем, что она носит кличку Меченая!
 - Деньги несущественны...
- Главное - наслаждение от убийства? О да, я знаю это чувство. Одно из прекраснейших. - произнес Дакен, втягивая лезвие обратно в руку. - Говоришь, мистер Фиск просит нашего дражайшего Меченого к ноге? Хмм... Я давно хотел найти себе нового работодателя, боюсь, рыжий долго не продержится. Я с вами и в деле.

- Че палишь? Влюбился? - голос Гризли вернул Эдди в реальный мир.
- Да я лучше пересплю с Росомахой... - огрызнулся Брок, принимая форму Человека-Паука в черном костюме, открыв только лицо. Скользнув взглядом по его шраму и заляпанной кровью и прахом шубе, он перевел свое внимание на Мерсера.
- Именно по этой причине я пытался избавиться от Венома, потому что знал, что привычка жрать что попало сведет меня в могилу. - пошутил Эдди.
 Следующие минуты своей жизни до того момента, как кровь Скорджа окропила его лицо, он провел молча.
- Прощай командир! - выпалил Брок, отнимая у Вдовы Мерсера и бегя за ней...

- Это Росомаха. - представила их Кингпину Леди Буллзай. - Акихиро Сато.
- Действительно? Я не узнал его в этом головном уборе.
- Если вам не составит труда, то прошу вас называть меня Дакеном, мистер Фиск. С именем, которое назвала Леди Буллзай, у меня остались не очень хорошие воспоминания. - произнес Акихиро, не замечая комментария Кингпина по поводу его прически. Первым делом он решил понравиться Уилсону (такие друзья никогда не помешают), и пустил в ход свой излюбленный прием - (заявка) Фиск теперь ощущал некоторую симпатию к этому "мистеру Сато". К тому же Дакен попробовал этот прием и на Меченой, хотя знал, что это навряд ли пройдет с таким тренированным профи, как она.
- Ты продвигаешься по карьерной лестнице, Меченый. Трудно не узнать своего лучшего убийцу по телевидению, даже если он наряжен в другой костюм. И, о, какой же глупый костюм. - эти слова Амбала вызвали у Сато ухмылку. Редко встретишь человека, который разделяет твои взгляды.
- Вина? Думаю, мистер Сато может заверить присутствующих, что оно не отравлено.
- Не откажусь. - произнес Акихиро, наливая себе. Если честно, ему не понравилась отведенная ему роль дегустатора.
 Следующие же слова Кингпина повергли его в шок. "Просить Меченого не убивать?! Да и ещё Сорвиголову?! Похоже, господин Фиск свихнулся, если нанимает Лестера сделать это! Может быть, он ещё попросит охранять его?" - Росомаха закашлялся, делая вид, что поперхнулся вином (которое, к слову, было превосходным).

 БАХ!!!
- А вот и мы!!! - проорал Эдди, вваливаясь в комнату с их целями. Первым делом он, вновь став Человеком-Пауком в черном костюме, перепрыгнул через своих товарищей и направившись к Черной Кошке, (заявка) предварительно очень плотно соединив Ночную Медсестру со стеной так, что была видна только одна её голова.
- Прости, но я очень боюсь медсестр со шприцами и нехорошими лицами! - бросил Медсестре Эдди и повернулся к Фелиции. - Привет, милая, ты не поверишь, но меня зовут Эдди Брок и я не хочу причинять тебе вреда. И пожалуйста, давай не будем доходить до этого!



Daredevil

Убежав от подоспевших наемников Озборна, не оставив им ни единого следа и зацепки, Сорвиголова вместе с остальными направились к Ночной Медсестре, к той, кто всегда принимала его без лишних вопросов и в любое время суток. Правда, сегодня она была какая то странная, не похожая на себя. Немножко резковатая и подозрительная, но того требовали новые обстоятельства. Мэтт быстро убедил её в том, что это действительно он, и все без промедления отправились в подвал, поскольку Черной Кошке срочно требовалась рука опытного медика. Она потеряла много крови, да и боль от проникающей раны была просто адской.
 - Позаботься о ней. - обратился Мэтт к Линде. - Все остальные будьте здесь, тут безопасно, по крайней мере какое то время. Надеюсь нас не выследят быстро... - Мердок проговорил эти слова себе под нос, еле слышимые для других, отвернувшись и направившись на улицу.
 Мертвая тишина на улице угнетала. Это было затишье перед сильнейшей бурей, и Мэтт это понимал. Если бы не едва уловимые шорохи, издаваемые ниндзя, Лорд мог бы подумать, что теперь он еще и оглох. Потому что больше ни одного звука в этой зловещей ночи не было. Кромешная, непроглядная тьма, и он был с ней один на один. Даже ветер, который любит шелестеть листьями, не хотел тревожить этой тишины.
 В такой момент в голову Мэтту полезли мысли, о которых он и не собирался сейчас думать. О его прошлой жизни, от которой теперь не осталось и следа. О том, что Рука уничтожила старого Мердока и воздвигла из мертвых нового, готового повиноваться. Точно так же, как Тарантула и Тигрицу. Правда ни Мэтт, ни Карлос, ни Дель Торо не были под непосредственным влиянием Руки, как остальные ниндзя, но теперь их жизнь была неразрывно связана с этим кланом наемных убийц. В последнее время Лорд многое сделал для того, чтобы изменить эту репутацию, больше не убивая, а лишь выводя из строя негодяев и сдавая их полиции, но этого явно было недостаточно, чтобы смыть многовековую кровавую репутацию Руки. Преобразование Адской Кухни в Город Теней было очередным шагом на пути к примерению обычных граждан с опасным кланом, но еще неизвестно, что может произойти в будущем. А произойти может все что угодно.
 В этот самый момент, словно выныривая из своих мыслей, как из воды, Мэтт уловил выстрел, но так и не понял, откуда был он сделан, и кем. Его тело было натренированно до автоматизма, но этого все же этого нехватило, чтобы увернуться от выстрела. Удар сбил Лорда с ног, сбив дыхание. Патрон оказался холостым, значит у стрелявшего небыло цели убить. Но тогда зачем? Это был вопрос, на который сейчас отвечать небыло времени. Отряд солдат ринулся внуть дома, туда, где сейчас были все его друзья. В этот же момент к Мердоку подлетели ниндзя, помогая своему Лорду подняться на ноги. В следующий момент раздался взрыв.
 - Быстро вниз! - решительно скомандовал Сорвиголова своим ниндзя, держась за грудь, стараясь заглушить боль от удара. - У них не будет преимущества в замкнутом пространстве, мы быстро с ними разделаемся! Но не забывайте, что наша главная цель - Чёрная Кошка. Если с ней что-то случиться или она попадет в руки Озборна... - Мэтт не закончил фразу, и лишь стремительно направился вниз, туда, откуда доносились на поверхность звуки борьбы и драки.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #6 : 04 Январь, 2014, 12:53:39 am »
Alex Mercer

Один за другим, ниндзя становились частью организма Мёрсера. По идее, у Мёрсера должен произойти прилив сил, энергии... Но что-то пошло не так.
 Во-первых, тела ниндзя протыкались как-то... Неестественно? Так или иначе, в человеческом теле грудная клетка чуть ли не самой твёрдой считается, но здесь... Будто он протыкает булочку, какой-нибудь запоздалый ход-дог. Не самый удачный пример, но примерно такие ощущения у Мёрсера и были.
 Во-вторых, опять же их тела выделяли какой-то странный состав. То есть, вроде как почти разлагаются.
 Способности Мёрсера сыграли с ним очень злую шутку. Припоглощении, тело и мозг Мёрсера рассчитывали на любое вещество, но то, что поглощал Мёрсер...
 Вещество, подобие песка, оказавшись в организме Мёрсера, решило пройтись по заражённым венам, в мозг, во все его органы и закупорить все вены, не подлежавшие заражению... Пытаясь избавиться от постороннего вещества, организм Алекса высушил всю кровь в организме, так как именно по ней проходился так называемый песок. Но, чёрт бы его побрал, для Мёрсера это далеко не проблема, она же заключалась в следующем: пытаясь заполучить информацию, Мёрсер поглотил слишком много ниндзя. Из-за высушивания крови организм Алекса изнеможился, часть вещества пробралась в мозг Алекса... Какие-то картинки, отрывки из жизней, но если всё это соединить...
 Очередное воспоминание. Перед Мёрсеров стояла женщина. Лица он не видел из-за тени, что падает на её лицо из-за капюшона. В левой руке она держала Катану, к кончику которой стекала кровь и падала вниз, образовывая небольшую лужицу. В правой руке девушки Мёрсер заметил маску, подобную "мини-дьяволу". Если короче, то в её правой руке уютно расположилась кровавая маска с рожками. Так же в голове Мёрсера постоянно мелькали ассоциации с этой маской, одно из них было явным: Сорвиголова.
 Вокруг незнакомки стояли какие-то старики - бородатые, не знакомые Алексу японцы, на лицах которых, как и у девушки, наворачивалась ухмылка.
 Мёрсер упал без сил. Каждую клетку его тела пронзила невероятная боль. Всё это из-за попытки восстановить клетки, но к Мёрсеру шло очередное воспоминание... Опять та же картина с девушкой и японцами...
- Он готов?
 - О да. Он просто еще не знает этого...
 - О, он поймет. Он поймет. Ему просто нужно сделать финальный шаг. Найди Буллзая, найми его, если хочешь. Расскажи любую ложь. Он нужен Сорвиголове как никогда. Без него Мердок никогда не поймет...
 Новый приступ боли едва не свалил Алекса с ног.
- Он всегда бежит к Ночной Медсестре. Он поведет их туда, он ей доверяет. Глупец...
 Всё вернулось на свои места, но Мёрсеру всё ещё было плохо... Ощущения были точно такими же, как в морге, но количество поглощённых зашкаливает (не ниндзя).
 Мёрсер открыл глаза. У него болело абсолютно всё... Боль была невыносимой, из-за этого он не мог использовать свои способности, он не мог встать, он даже говорить толком не мог.
 И тут произошло то, чего следовало ожидать, но, чёрт бы всех побрал, не ожидал этого никто!
 Силуэт главнокомандующего рухнул на землю. Его макса была пробита, голова окровавлена. Признаков жизни Скордж не выдавал. Все рядом стоящие были забрызганы кровью, включая Алекса. Но Алекс знает вкус крови, а это... Мёрсер поглотил "кровь", добавив её в состав своих щупалец, немного ослабив эффект.
- Твою мать! Всем бежать, бежать! - закричала Вдова, хватая Алекса. - Пацан, быстро, помоги мне! - закричала она в сторону Брока.
- Э, погоди, он...
- Я сказала бежать, мать твою! - прокричала та на русском. >надеюсь это можно было написать?)<
 Голова Мёрсера опять заполнилось воспоминаниями ниндзя. Женщина опять стояла на том же самом месте. На её лице была улыбка, но из-за капюшона Мёрсер не увидел её лица. Вокруг неё стояли лица японской национальности, причём такие старые, что вот-вот пробьёт их час. Они говорили о ком-то... Но о ком? Или о чём?

 Прогремел взрыв. Он то и разбудил Мёрсера. Ему стало лучше, но хоть каким-то образом Мёрсер должен был рассказать им о происходящем. Мёрсер встал на ноги. Конечно, он мог говорить, но легче показать.
 После взрыва в комнату со всеми своими прибамбасами влетел Веном, прилипив к стене какую-то женщину, которую Мёрсер не знал и вовсе.
- Я бы хотел... Кое-что... Показать...
 Мёрсер закрыл глаза, после чего резко открыл их. Теперь они были красными, но Мёрсер не был в ярости, просто его состояние заставляло желать лучшего. По комнате очень быстро растеклись вены Мёрсера. Они были повсюду - на полу, стенах, потолке. Так же вены закрывали все окна и двери. Тут же комната приобрела вид местности из воспоминаний Алекса. Через его тело резко прошлись вены, превращая его в ту самую женщину из воспоминаний. Вокруг перевоплотившегося Мёрсера из всё тех же вен образовались копии японцев из воспоминаний Мёрсера. Теперь им управляли воспоминания...
- Он готов? - спросил один из них.
- О да. Он просто еще не знает этого...
- О, он поймет. Он поймет. Ему просто нужно сделать финальный шаг. Найди Буллзая, найми его, если хочешь. Расскажи любую ложь. Он нужен Сорвиголове как никогда. Без него Мердок никогда не поймет...
- Он всегда бежит к Ночной Медсестре. Он поведет их туда, он ей доверяет. Глупец.
 После так называемого шоу японцы ушли в тело Алекса, Мёрсер же перевоплотился сам в себя. Комнату уже не обвивали вены, а вот тело Алекса - напротив. За секунду Мёрсер восстановил жизненно важные органы своего организма, после чего из его рук вырвались когти и Мёрсер посмотрел в сторону незнакомцев.
- Без лишних движений.



Scourge

Скордж уже приготовился перейти в контрнаступление, так как волна атакующих спала и отхлынула назад, оставив после себя непроглядную завесу из зелёного пепельного тумана. Собственно, полевой командир Громовержцев как раз и выжидал секунды, когда пелена разойдётся, и можно будет спланировать собственный манёвр. Изначально ниндзя действовали наугад, вряд ли достаточно хорошо представляя себе, с кем имеют дело, но теперь ими уже выучен первый урок, а значит, следующие нападения будут более продуманными и целенаправленными. Солдат на несколько мгновений вновь выпал из реальности происходящего, погрузившись в череду призрачных видений, очутившись среди мерзких джунглей, наполненных смертью и горелым дымом от пожарищ ковровых бомбардировок и заградительного огня артиллерийской поддержки. Слух улавливал голоса остальных членов команды, преобразовывая их в зловещий шёпот мертвецов и истерические крики ополоумевших от адского грохота и ослепительных вспышек птиц. Искажённые в предсмертной мучительной агонии лица погибших боевых товарищей и жертв то и дело вырисовывались в клубах тумана, будто хотели что-то сказать, но в их пустых глазницах и беззубых искривленных ртах читался лишь непреклонный укор и вечное проклятие на голову до сих пор остававшемуся в живых Фрэнку.
 Симпсон, лишённый практически всех чувств, присущих человеку, и мало чем отличавшийся теперь от машины, неожиданно остро ощутил жжение в затылке и покалывание в руках. Не проявление физиологии, а скорее психосоматики, своего рода рефлекс на приближающуюся опасность. Он дёрнулся и обернулся, но лишь для того, чтобы разглядеть пулю, неизбежно приближающуюся к лицу. Деваться было некуда, мужчина просто не успевал среагировать, вычислив нападающего лишь за секунду до момента попадания. Мозг даже не успел подать имплантантам команду действовать, как тут же получил изрядную дозу парализующего средства. Вещество проникло внутрь организма и, не смотря на практически полную его механизацию, распространилось с поразительной скоростью, лишай бойца возможности предпринять хоть что-нибудь, дабы помешать вывести могучее тело из строя.
 Команда мгновенно ретировалась из-под обстрела, самым трусливым образом кинув Скорджа на произвол судьбы. Ему уже хотелось не столько разделаться со снайпером, сколько пальнуть в беглецов хотя бы пару раз. Но любые усилия ни к чему не приводили, скованность движений стала абсолютной, не разжимался даже палец, даже веки оставались раскрытыми, не способные опуститься и избавить Фрэнка от созерцания столб позорного положения, в которое его угораздило попасть. Похоже, он снова всё провалил, и теперь на очередной шанс рассчитывать уже не приходится. Симпсона подняли в воздух, как дрова и бесцеремонно поволокли в неизвестном направлении. Тело киборга переместили в какую-то мерзкую пещеру, имевшую нечто неуловимо общее с тоннелями гуков, что те рыли в земле, точно кроты, иногда вылезая прямо под ногами американских солдат. Нечто убийственно знакомое присутствовало и в текущей ситуации – плен, кто-кто, а вот Нюк не понаслышке знал обо всех прелестях, переживаемых человеком, оказавшемся в полной власти собственных врагов. В прошлый раз через него пропускали сотни ват электрического тока и резали ножом, и теперь вряд ли стоило рассчитывать на более гуманное обращение. Однако тогда ему всё же удалось вырваться и поквитаться с мучителями, так что Скордж не отчаивался и попытался начать действовать, тем более власть над телом восстановилась как нельзя кстати. Правда, просто так с ходу встать и уйти не удалось, его надёжно удерживали железные путы, не поддававшиеся даже внушительной нечеловеческой силе кибер-имплантантов. Только Фрэнк продолжал рваться к свободе, готовый оставить в кресле руки и ноги, если понадобится, но до подобных радикальных мер не дошло – в помещении зазвучал чей-то голос, и разум солдата начал медленно, но верно проваливаться в забытьё. По интонации и акценту стало ясно, что с ним говорит японец. Чёртовы узкоглазые, они все одинаковые, все действуют заодно. Симпсон ещё несколько раз остервенело дёрнулся, только без толку, сознание уже углубилось в далёкое прошлое, совершенно наплевав на катастрофически безвыходное настоящее.
 Это было так давно – последний раз, когда Фрэнк чувствовал себя счастливым, не выдавливая чьи-то мозги через трещины в расколотом голыми руками черепе. Далёкий, почти забытый день рождения, когда образ матери ещё не был осквернён чудовищной тягой к алкоголю, родной дом не сотрясался от извечных скандалов родителей, а у маленького Симпсона имелись друзья, такие же простые дети, живущие по соседству, не изуродованные суровыми реалиями беспощадного окружающего мира. В те дни он мог дурачиться, прыгать, скакать и кувыркаться, качаться на качелях, жевать жвачку, бегать и смеяться, играть в “войнушку”, представляя будто побеждает нацистов на берегах оккупированной Франции, совершенно не подозревая о том, какой кошмар начнётся через каких-то пару лет и будет продолжаться до бесконечности следующие шесть десятилетий. У него отнимут всё, что делало его не только счастливым, но более того – человеком. Бесчувственная машина для убийства, не испытывающая боли, утратившая инстинкт самосохранения, запрограммированная лишь выполнять приказы и идти на смерть за призрачную мечту американской демократии, ставшую ныне почти что мифом, как чудовище озера Лох-Несс - никто его толком не видел, но каждый божится, будто оно существует, на том и зиждется легенда. Но ужасы придут потом, пока же он вновь обычный ребёнок, разворачивающий яркие обёрточные ленты и блестящие упаковки подарков, неподдельно радующийся пластмассовым машинкам, кожаным мячам, новым ботинкам и книжкам с картинками, таким в сущности глупым и бесполезным мелочам, доставлявшим ужасному Скорджу счастье будто бы целую вечность назад.



Чёрная Кошка

- Уверен, сейчас в Рафте устроили пикник сколько идиотов попало туда, пологая, что с тобой можно идти на дело, не боясь быть кинутым? - с лукавой ухмылкой парировал Паладин.
 - О, я умоляю, не вали всё в один котёл. Добросовестно выполненная мной работа никак не могла бы понравиться твоим идиотам-дружкам, но ей вполне остались довольны все те люди, которых я избавила от таких соседей. Кто-то же должен был их туда отправить. Я делала это на порядок гуманнее прочих! - Фелицию изрядно задело это высказывание Дэннинга, однако, высказавшись, она яростно фыркнула и, сделав вид что Паладин её больше нисколько не волнует, занялась леденцом.
Собака лает - ветер носит. Мне нет дела до его слов и его мнения. Главное, что он не придаст нас, не сейчас, когда ему некуда идти. Нужно просто следить, чтобы у Озборна не было шансов поманить его сладкой косточкой. Тогда, возможно его помощь будет нам гарантирована.
 Словно в замедленной съёмке, дверь, на которую уставилась Фелиция, чтобы не видеть Пола, сначала надулась пузырём вовнутрь, а затем лопнула, раскрошившись на тучу фанерной пыли и щепок. Глупо было взрывать такую хлипкую дверь, которую можно пинком выбить - это место явно не было рассчитано на то, чтобы выдерживать долгую осаду. Тот кто сюда ворвался, сделал это с небывалой помпой, наделав кучу шума. Фелиция повалилась на пол с кушетки, закрывая голову руками. В голове неотступно билась мысль, что надо продержаться до прихода ниндзя, ведь этот грохот должен был привлечь их со всей округи. В том, что это пришли передать привет от Нормана не было сомнений, особенно, когда дым немного рассеялся и Харди опознала Черную Вдову в её экстравагантной маске. Её присутствие давало шанс на то, что Чёрную Кошку не убьют сразу, как и прочих невезучих, оказавшихся в этой комнате. Последняя мысль заставила Кошку взметнуться на ноги. Ночная Медсестра. Вот кто действительно может пострадать сейчас! Однако, когда девушка вскочила, её повело, будто пьяную - ноги не слушались, в голове стоял туман.
 - Харди, убирайся отсюда! Уничтожь ублюдка в суде! - голос Пола почему-то больно резанул слух.
 Мгновенно сообразив, что явилось причиной её внезапного недомогания, Чёрная Кошка оглянулась на Линду Картер, эту очаровательную женщину, которая так ей "помогла", чтобы увидеть, как та, с изменившимся, злобным лицом, набирает какой-то жидкости в шприц. Бежать по совету Паладина не имело смысла - выход тут был всего один и он был перекрыт. Да ей и не нужно было бежать, надо было кое с чем разобраться.
 - Постойте, доктор, мне кажется у меня всё ещё что-то болит! - наверное, это прозвучало неразборчиво, Фелиция плохо контролировала свой язык, который немел со страшной скоростью - Позвольте... аррр, к чёрту!
 Понимая, что скоро и шагу не сможет шагнуть, Харди бросилась к Ночной Медсестре, выбила из её руки шприц и ловким захватом опрокинула на пол, подмяв под себя.(заявка). По крайней мере в своих мыслях она сделала это стремительно и грациозно. На деле же она как всё в том же замедленном кино, долго пыталась поймать предательницу в фокус своего расплывающегося зрения, а потом в каком-то невероятно нелепом прыжке понеслась ей наперерез.
Ну и где шляется Белый Тигр с моим костюмом, когда мне приходиться тут в скакать в пыли в ночной пижаме?....
 Едва-ли у Харди получилось сделать всё то, что она задумала перед тем, как в маленькой комнате началось такое представление, которого никто не ожидал. Кажется незадолго до этого какой-то парень, который почему-то оживлял воспоминания о Питере Паркере, промелькнул перед её лицом с какой-то глупой просьбой, а затем японский театр теней развернул 3-Д анимацию на всей площади маленькой приёмной. Вероятно где-то на этом моменте лекарство доброй медсестры дошло до мозга и сознание девушки отключилось.



X-23

Офис Уилсона Фиска.


 - Ты совсем не изменился, Буллзай. Я рад. Этот мир стал таким поспешным... Сорвиголова по прежнему отнимает у тебя дар речи. - ухмыльнулся Фиск и полностью переключил свое внимание на Дакена, в то время, как Леди Буллзай как раз наоборот не сводила мрачного взгляда с Лестера.
 - Дакен. - хозяин офиса кивнул, показывая, что соглашается с просьбой не называть Сато по настоящему имени. - Ваша слава опережает вас. Вы необыкновенно талантливы, а ваши успехи заставляют невольно восхититься вашим мастерством. Более того - мне очень прельщает ваша вежливость и внешний вид, что, учитывая, что вы пришли ко мне в оборванских тряпках, означает, что вы сейчас применяете ко мне свои дивные феромоны. Не так ли?
 Леди Буллзай впервые отвела глаза от Меченого, которого до этого сверлила взглядом с несвойственной японкам бесцеремонностью. Теперь она взглянула на Дакена, причем взгляд скользнул, словно давление пресса.
 - Да, я знаю об этих силах. Вы оставили много ДНК в Бэкстер Билдинг не столь давно. Какой скандал, все телеканалы были в восторге. Я не удержался и добыл анализы вашей крови, когда работники здания перевозили их в другую лабораторию. Удивительная мутация! О, я опять увлекаюсь воспеванием ваших заслуг.
 Фиск невозмутимо прошел к столу и налил себе еще вина, не угощая на этот раз гостей.
 - Леди Буллзай имунна к вашему воздействию. Не знаю почему, но эта женщина невероятно безэмоциональна. К примеру, она с детства является поклонником... творчества Лестера, и при этом едва ли волновалась перед долгожданной встречей.
 Лицо Леди Буллзай чуть исказилось от недовольства таким высказыванием, но это изменение было настолько ничтожно крошечным, что его можно было заметить, только будучи опытным психологом.
 - Я могу отправиться на свое задание? - вопросила она наконец, приподняв подбородок с невероятным чувством собственного достоинства, не похожего на излишнее кривлянье, а скорее на врожденную и крайне органичную черту характера.
 - Да, отправляйся. Свяжись со мной незамедлительно.
 Покинув кабинет, женщина не издала ни звука - она просто чуть разбежалась, словно балерина перед сложным па, и исчезла в окне, раскинув руки.
 - Теперь... - КингПин поднял брови. - Дакен. Я был бы польщен, если и вы работали на меня. Но для начала избавьте меня от смутного желания похлопать вас по плечу, как родного сына. Мой сын мертв, слава Богу.

 
...

Нью-Йорк, Шэдоуленд.


 Смеющиеся голоса, все громче и громче. Поначалу они были еще прекрасным, волшебным эхо, теперь - адским воем машин, проезжающих мимо по серому песку, вопли солдат, протаскиваемых в спешке на гнутых тряпичных носилках, криками женщин, прижимающих к груди тощих, грязных детей, грохотом дальней и ближней стрельбы. Нюку захотелось закрыть уши, но ничего не помогло бы, ведь шум был в его голове - шум, на заднем фоне которого еще узнавались давно забытые голоса знакомых детишек. Лицо мужчины, далекое и изуродованное, наверное, свела судорога боли и желания вырваться. Он все еще чувствовал иллюзию - она была так близка и так сладка. Ему хотелось навсегда остаться там, любой ценой, пусть заберут его тело, пусть сломят его разум, лишь бы кусочек его мог остаться там... Где цветет трава, еще имеющая запах, где развивается на ветру подол цветной маминой юбки...
 - Он готов.
 Скордж не слышал голоса, женского, чуть сиплого, искаженного эхом. И не чувствовал, как его щеки коснулась ладонь, с которой спал длинный широкий рукав мантии. Тонкое запястье погладило ощущающееся голым без маски лицо-звездно-полосатый флаг.
 - Я не уверен. Его разум - выгребная яма, я никогда не видел ничего подобного. Мне потребуется больше времени. - мужской голос на японском вторил женскому.
 - Нет. У нас нет этого времени. Мы должны действовать сейчас.
 - Я прошу у вас дать мне еще времени - но прошу лишь из вежливости. Я выполняю не ваши приказы, и ваши нормы не имеют для меня значения. Мои хозяева хотят, чтобы все прошло как можно четче, и для этого мне нужно поработать над ним еще.
 Голос женщины на секунду словно бы подал негодующий звук, но тут же стих. Затем зазвучал вновь:
 - Уведомите меня о его пробуждении. Я должна быть готова.
 - Несомненно.
 - Вы кое-что забыли. Мелочи имеют значение. - последовал шелест чего-то передаваемого из рук в руки.
 - Ах, да. Благодарю.
 В это время в голове Нюка словно бы расцветали новые воспоминания. Теперь - ужасные, роковые... Он видел перед собой лицо, скрытое тьмой, словно сотканное из тьмы. Прикованные руки тянулись рвать, уничтожать мучителя, склонившегося над ним, с его обжигающим алкогольным дыханием, вонью крови и сигарет. Невыносимый запах врага.
 - М-м-м... Видели это? Вот так нужно ломать человека. Вот это страдание. Все остальное херня.
 Ненависть волнами плавала в теле Скорджа, не поддаваясь контролю, не способная выйти наружу, как кислота, уничтожающая его изнутри. Ей нужно было выплеснуться, он захлебывался ею, умирал. А ведь это еще не говоря о боли. О, боли было много.
 - Так. Че у нас на очереди? А-а-а-а... - голос такой довольный. Мучитель выбрал новую игрушку, чтобы пытать. Какую по счету?
 Нюк раскрыл глаза, слипающиеся от странной нездоровой дымки истощения и болевого шока. Казалось, что если еще немного постараться, он сможет сожрать врага взглядом.
 Лицо приблизилось, наконец попав в свет грязной тусклой лампы на потолке.
 Бакенбарды. Щетина. Оскал, как у волка.
 Росомаха... Лицо, изученное до последней черты. Ненавистное лицо. Но что-то с ним не так... Оно меняется... искажается... И вот, Нюк уже видит перед собой совсем другое лицо... Знакомое лицо, но почему он словно бы не воспринимает его? Что-то мешает узнать, запомнить... Он просто знает, что мечтает лишь о том, чтобы убить того, кого видит. Что все, что ему нужно - это убить этого человека - любой ценой!
 Вынырнув из кошмарного, удушающего сна резким рывком, Скордж жадно втянул ртом воздух. Голос, говорящий с ним до этого, вновь прозвучал над его ухом, теперь - совсем близко. Склонившись к лицу мужчины, дряхлый, почти разваливающийся японец жадно искал его взгляда, словно гипнотизируя. Он почти что касался кончиком своего кривого носа щеки Скорджа - нездоровое, противоестественное присутствие, вызывающее отвращение и бескрайнюю злость.
 - Раб, ты готов послужить Руке?

 
...

База Ночной Сиделки.


 Нельзя было сказать, чтобы встреча с Громовержцами в их новом живописном составе была для кого-то из беглецов сюрпризом. Ничего подобного - все они были стреляными воробьями, если речь шла о предательствах и подставах, а так же об опасности. Но это не отменяло того, что явление людей Озборна народу было более, чем неприятным подарком и без того измученным героям.
 Странная история - но и Фелиция Харди и Эдди Брок одновременно накинулись на Ночную Медсестру, так подозрительно потянувшуюся за шприцем. Абсурдность ситуации нельзя было недооценить - все стороны словно бы смешались в кучу, и уже никто не знал, кому верить! Ведь только что Линда была на стороне Черной Кошки и ее спутников, а Громовержцы были врагами наемницы, а сейчас создавалось ощущение, что новенький, незнакомый Громовержец в до боли знакомыми силами и лицом, помогает ей, в то время, как Картер, судя по всему, оказалась предательницей!
 Напрыгнув на медсестру из последних сил, ощущая, как земля уходит из под ног, Фелиция прижала девушку к земле и попыталась выбить из руки шприц. Вот только шприцов было около трех, они плавали и шатались перед глазами, и Кошка потянулась за неправильным. Медсестра зашипела, извернувшись, и вонзила игру в тело Харди и нажала. Блондинка ощутила резкий укол в шею, а удивленное и в какой-то мере разозленное лицо Линды, покачивающееся перед лицом Харди, вдруг резко, в один удар сердца, стало четким и ясным. Даже более чем. Кстати, о сердце - оно чуть не выпрыгнуло из груди! Фелиция ощутила жжение в области грудной клетки, и на этот раз это был не прожигающий взгляд Муравья, нет, это был несомненно...
 - ...Адреналин! - только и прошептала удушаемая лапами симбиота Ночная Медсестра, руками безнадежно пытаясь сорвать с себя мерзкие путы. - Что бы ты не теряла сознание...
 Она сжала зубы, повиснув, прижатая симбиотом к стене, ощущая слабую нехватку дыхания. Кошка, словно заново рожденная, ощущающая, как колотится сердце и как тяжелеет где-то в легких, выпрямилась и встала напротив молодого Брока, который только что сделал поистине шедевральное заявление о том, что не хочет причинять вред.
 И вдруг что-то тяжелое обрушилось на голову молодого и перспективного носителя симбиота, и тот отлетел вперед, упав к ногам Фелиции. За спиной парня возник Эрик О'Грэди с лопнувшей и заливающей пол кровью капельницей в мускулистых руках, которую от тут же с железным грохотом уронил на землю. Лужа крови растеклась по всей комнате, изрядно окрасив Брока, приходящего в себя, когда его симбиот затягивал ушиб на голове.
 Ирландец старательно пытался дышать и не осесть на пол от нового приступа тошноты. Однако вид спасенной им, героем, Черной Кошки в таком милом белье, был наградой за все его страдания.
 Вот только длился этот доморощенный триумф не особо и долго - Призрак быстро пригвоздил Паладина и Человека-муравья к стене, пронзив руками. Оба мужчины понимали - лишнее движение, и Громовержец вырвет половину их кишок и не посмотрит на старую "дружбу". Рот Эрика открылся в хрипе, рука судорожно зашарила справа, дерганно ища хоть что-то тяжелое... Наконец - вот он, долгожданный спасительный энциклопедический словарь весом в добрых пять кило! Удар такой дурой огорошил Призрака и заставил его достать руки из тел бывших соратников, а затем мужчина упал на землю. Вот только было что-то слегка наигранное в этом во всем - скажем, то, как, упав, Призрак уж больно осторожно вынул руки, да и его скептическое "идиот, серьезно?..." тоже навело на мысль, что старик просто прикидывается, что побежден, чтобы не убивать Паладина и Муравья...
 В это же самое время в дверной проем ввалились целые красные войска ниндзя, следом за которыми, не отставая, влетел и Сорвиголова, которого не так-то просто было свалить с ног какому-то снайперу. Ниндзя заполнили и без того небольшое помещение, набросившись на Гризли, Черную Вдову, Алекса Мерсера, Венома и Призрака, но, едва их оружие и проклятия уже дотянулись до Громовержцев...
 Вся комната вокруг переменилась. Стараниями Алекса Мерсера обстановка вокруг вдруг стала превращаться в нечто невероятно знакомое, и это магическое превращение крайне шокировала ниндзя, заставив замереть. И не просто так - они узнали в иллюзии, что возникла вокруг бойцов разных фронтов, одно из священных помещений Руки, находящееся прямо в Нью-Йорке... Конечно, Мэтт, в отличии от всех остальных, не мог быть так легко обманут - его органы чувств говорили, что вокруг не происходит ничего, и что никакой пещеры на самом деле нет и быть не может, он поначалу вообще понятия не имел, что творится вокруг, ведь не мог воспринять происходящее на том же визуальном уровне. Но вскоре и он начал слышать Голос... Голос, говорящий о нем!
 Он не мог узнать ни один из них, но дело было не в том, что он не знал этих людей. Скорее в помехах, каких-то запинках звука, возможно, дело было в том, что это было лишь воспроизведение. Люди говорили о нем так, словно Мэтт был лишь какой-то разменной картой, шахматной фигурой... А, с другой стороны - почему он был так уверен, что и не был ими? Он мог быть кем угодно в игре Руки, имевшей тысячелетия для развития искусств обмана и манипуляции... Но ведь с этим он и борется, разве не так?
 Приступ боли окутал голову Мердока... Словно все заполнило красным светом под всегда опущенными веками. Мужчина согнулся от боли, и услышал Голос вновь.
 Он появился впервые, этот мощный поток энергии, идущий сразу же ему в разум. Но почему-то Мэтт знал - этот Голос не собирается уходить теперь. Он остается с ним надолго.
"Сорвиголова... Не пугайся. Все, что ты услышишь сейчас, будет нашей тайной... В глубине души ты знал, что я приду. Ты всегда знал обо мне. Я жил внутри тебя, когда еще не было твоей слепоты. Когда нелепое стечение обстоятельств не перевернуло твою жизнь... Но я всегда знал, каков будет твой путь."
 Боль усилилась, но усилилось и желание слушать... Слушаться.
"Послушай внимательно, маленький человек, великий человек. Фелиция Харди - ты стремишься защитить ее... Она - ключ к твоим интересам, к твоей независимости. Она - ключ к тому, чтобы облегчить Шэдоуленду путь к становлению главной силой этого прокаженного мира. Она лишит тебя врага, но тем не менее ты ставишь ее под угрозу... Ты рискуешь ей ради игр, которые не касаются тебя. Забери ее. Ты знаешь, где она будет в безопасности. Она доверяет тебе. Забери ее в Шэдоуленд. Спрячь ее туда, куда не добираются даже сами силы тьмы... Никто не сбегал из Темных Коридоров."
 Его разум сопротивлялся, кричал, но Сорвиголова и слова не мог сказать, а другие не замечали его мук, отвлеченные тающей на глазах иллюзией Алекса Мерсера. Когда вены Прототипа соскользнули со стен комнаты и исчезли, Мэтт уже выглядел вполне обычно - только растерянным и каким-то напуганным.
 Алекс Мерсер закончил ознакомительное представление, весьма погрузившее окружающих в шок - кого из-за непонимания, что же вообще это сейчас было, других - из-за нехороших догадок, что понятным образом будил странный диалог. Выпустив лезвия и заняв боевую позицию, в любую секунду готовый начать сеять вокруг еще большие разрушения, Алекс встал посреди комнаты, угрожающе потребовав ото всех секунды спокойствия. Ниндзя не действовали, ожидая приказа Сорвиголовы - уж они-то заметили за своим Лордом перемены, ибо смотрели не на "фильм" и пещерах и заговорщиках, а на своего хозяина, беспокоясь о его благополучии.
 - Лорд? Убить их? - раздался наконец мрачный, сухой как песок голос одного из них, самого высокого и статного.
 После этой фразы все ниндзя с коротким "хай!" выхватили лезвия своих мечей и приложили их к горлу абсолютно всех присутствующих - сторонников ли, врагов ли. Наташа Романова, до этого просто ничего не делающая на протяжении всего боя, поскольку ума заметить саботаж хватило бы только у Призрака, сейчас раздраженно претворявшегося бессознательным, чтобы не требовалось убивать всех присутствующих, расправила руки, скривив рот в презрении под своей маской, когда клинок коснулся ее белой шейки. Из рукава куртки девушки, надетой на форму (было не столь тепло, чтобы бегать в одной коже), выпрыгнул ей в ладонь крупный пистолет, но так и замер, поскольку меч царапнул ей кожу на шее, предупреждающе пустив каплю крови. Гризли почему-то нехорошо ухмыльнулся, глянув на ниндзя, которые доставали ему до груди и были размером чуть ли не с его ногу, но тоже не делал резких движений. Паладин все еще стоял от стены, от которой только-только отошел, и держал на мушке того ниндзя, что "сторожил" его. Вообще армия Руки сейчас напоминала послушного ручного пса, поймавшего вора и прижавшегося зубами к его горлу, дожидаясь, пока хозяин решит, спускать ли собаку, или приказать отпустить нежданного гостя.
 - Все схвачено, я вижу? - раздался голос из окна. На подоконнике сидела Белая Тигрица, изящно свесив ножку и спрыгнув в комнату. При виде нее ниндзя преклонили голову, на что женщина никак не прореагировала, достав свой меч и направив его на того солдата Руки, что держал катану у горла Черной Кошки.
 - Убери это. - по-японски сказала она, нахмурившись. Ниндзя снова склонил голову и повиновался. - Никогда так не делать, пока не скажут обратного.
 Последнее дополнение к фразе было каким-то излишним, неприятным, но главное, что от Фелиции убрали этот противный кусок металла. Сердце женщины потихоньку успокаивалось, к тому же, всегда холодные руки Дель Торо протянули ей сверток с ее формой - долгожданной и прекрасной!
 - Мэтт. Что мы будем делать с ними? - Анджела подбородком кивнула в сторону Громовержцев.
 - Э, э... давайте поговорим... - напряженно улыбнулся Гризли. - Ладно?
 - Соглассен... Стоит поговорить... - протянул Призрак, наконец решив "очнуться", видимо, пронюхав решающий его судьбу момент.
 И не только его.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #7 : 04 Январь, 2014, 12:57:34 am »
Чёрная Кошка

Тудум! И лицо медсестры предательницы вдруг сделалось поразительно чётким. Тудум! Парень, чей костюм был несомненно симбиотом опутал Линду Картер своими щупальцами. Тудум! Сердце Фелиции громыхнуло ещё раз в груди, и сомнений не осталось. На мгновение раньше, чем ответ пришёл в виде хрипа бедной Ночной Медсестры, Чёрная Кошка прочувствовала адреналин в крови в полной мере. Держась за сердце и пытаясь сдержать дыхание, рвущее лёгкие, она поднялась на ноги. О это пьянящее чувство адреналина, насытившего кровь! Сердце бешено колотилось в груди, а все органы чувств одновременно поставляли абсолютно всю информацию, которую могли собрать. Мозг был перегружен, и оттого пару секунд Харди потеряла на то, чтобы справиться с нахлынувшими одновременно мыслями и чувствами. За это время появившийся буквально из-под земли Эрик О'Грейди огрел загадочного миролюбивого симбиота капельницей. Кровь, брызнувшая из пакета, красным росчерком забрызгала уже и без того не белую маечку Кошки.
 - Парень, ты начинаешь меня радовать! Только не сильно обольщайся, я прекрасно справилась бы и сама. - Фелиция бросилась к осевшей на пол Ночной Медсестре, благополучно пропустив нападение Призрака на Муравья и Паладина. - Линда, ты как цела? Надеюсь ты простишь мою внезапную вспышку паранойи, пойми я уже пару месяцев жду нападения и тут нате... Так что моя реакция вероятно была вполне ожидаемой, я верю - ты поймёшь.
 Поставив медсестру на ноги, Кошка избегала встречаться с ней взглядом, всё ещё чувствуя угрызения совести за свою дурацкую реакцию - надо же, сама обещала прийти на помощь и сама же первая набросилась - очень неудобно вышло. Однако она была не из тех, кто долго мучает себя из-за собственных ошибок, тем более творящееся вокруг не оставляло много времени на извинения. Адреналин в крови позволял подмечать нюансы всей этой заварушки, например бездействие Вдовы или вот - как легко вырубил Муравей такого опасного на вид противника. Всё это напоминало спектакль, где каждый играет свою роль, неизвестную никому.
 Ниндзя всё-таки прибыли вовремя - и в маленьком помещении стало совсем тесно. Фелиция вздохнула было с облегчением, но веселье на этом не закончилось. Неожиданная и пугающая проекция пещеры, возникшая из мерзких червеобразных нитей, которые в свою очередь вырвались, подобно чёрной кровеносной системе из одного из команды Озборна, заполнила всё вокруг, заставив бешено стучащее сердце девушки заколотиться ещё сильнее. Чертовски интересное зрелище - каменные стены, факела, японцы - всё это ужасно интриговало своей неожиданностью, как минимум. Становилось всё интереснее - хотя из увиденного Харди не поняла ровным счётом ничего, но сам факт появления этого переносного спектакля явно значил что-то важное.
 - Чёрт, как же я хочу уже убраться отсюда поскорее... - тихо пробормотала Кошка, осторожно ощупывая перевязанное бедро.
 Тут-то ниндзя и взбеленились, в мгновение ока взяв всех разом в заложники.
 - Эй, потише, я не буду дёргаться, ты только не прижимайся ко мне так! - зашипела Харди на рогатого парня в красном, что приставил лезвие катаны к её горлу. Она даже могла видеть краем глаза как бликует свет на его поверхности от биения пульса в её венах. Мгновения прошли в пугающей тишине.
 - Все схвачено, я вижу? - ставший за это время таким родным голос Анджелы несказанно обрадовал Чёрную Кошку.
 - Ты как никогда вовремя! Ещё парочка событий подобных тем, что произошли, пока тебя не было и на мне бы совсем не осталось одежды. Хотя, учитывая сколько здесь мужчин, наверное это прибавило бы мне ещё больше популярности. - Фелиция шикнула на присмиревшего от появления Белого Тигра ниндзя и взяла из холодных рук Дель Торо свой долгожданный костюм.
 Дальнейшее её волновало мало. Чтобы не случилось, опасность её пока что не угрожала, и девушка, подняв с пола упавшую ширму, с наслаждением затянула своё тело в прохладную, приятную на ощупь ткань - нечто среднее между блестящим винилом и упругим спандексом.



Mr. X

Икс отошёл в сторону, предоставляя Мадлен достаточно свободного пространства и времени, дабы собраться с мыслями и силами, навесить на себя снаряжение для ожидавшего их впереди сражения. Ему не нужно было смотреть на неё, чтобы заглянуть глубже, чем кому-либо удавалось, но, тем не менее, Цель всё же ловила на себе взгляд чёрных очков. Эти зеркальные стёкла будто стали частью лица маньяка, практически заменяя ему глаза. Казалось, что оправа даже выполнена в некой особой форме, отражающей еле уловимую эмоцию, то ли надменность, то ли вызывающее презрение, а может, непомерное чувство собственного превосходства над всеми и каждым, на кого падал взор блондина. Девушка ощущала всё это каждый раз, когда он обращал к ней своё мраморное лицо, но также улавливала некое дополнение к общей гамме, отдававшееся уколом где-то внутри и невольно заставлявшее вспоминать о рассказанной психопатом истории их первой встречи. Было в этом что-то пугающее, абсолютно неправильное и нездоровое, и вместе с тем успокаивающее. Возможно, так змеи гипнотизируют свои будущие жертвы. Да, определённо в повадках, внешности и характере Икса проскальзывало нечто от хладнокровного гибкого хищника, развернувшего вокруг Кэмпбелл десятки угрожающих колец своего величественного тела.
В их идиллическое уединение вмешался звук сигнала мобильного телефона, настойчиво призывавший убийц отправляться к цели, момент истины неумолимо наступал и задержек не терпел. Блондин дал об этом понять без лишних слов, прихватив мечи и направившись быстрым шагом прочь из комнаты к лифту, который меньше чем через минуту уже нёс обоих наверх, к крыше, где располагалась вертолётная площадка. Широкие лопасти боевой машины безумно вращались, напоминая огромную мясорубку или адскую карусель, создавая характерный ритмичный гул.
- Все фигуры на своих местах, теперь наш выход, - с непонятной радостью в голосе перекрикивал мужчина чудовищный шум. – Сорвиголова обнаружит нас ещё на подходе, действовать нужно быстро, придётся сделать наше появление немного экстремальным, зато чертовски эффектным… надень это, - на полу пассажирского отсека лежали пояса с креплениями, вроде тех, что используют альпинисты. – Я спущусь первым, а ты сразу за мной, - фраза произносилась убийцей уже в воздухе, на пути к местонахождению клиники Ночной Сиделки, откуда и поступил сигнал Призрака.
Во время полёта Икс занял выжидательную позицию напротив своей спутницы, слегка сгорбившись, в свойственной одному лишь ему манере разглядывая лицо Мадлен практически в упор, будто находил в нём нечто непостижимо любопытное для своего извращённого внутреннего мира. Однако маньяк резко встал, отбросив все лишние мысли, стоило лишь пилоту подать знак о прибытии на нужную точку
- Вот ради таких мгновений и стоит жить, - не без ухмылки подметил психопат, прежде чем пристегнул крюк лебёдки к надетому ранее поясу и полетел из вертолёта вниз головой, обнажая клинки где-то на полпути к крыше здания. Казалось, он впечатается прямо в кирпич и бетон, но вместо этого движениями рук Икс проделал себе проход, войдя внутрь и продолжая снижаться уже сквозь этажи, прорубая новые и новые отверстия лезвиями из вибраниума до тех пор, пока не оказался в нужном помещении. Мужчина разрезал потолок и с ходу перебил лебёдку, совершив кульбит и приземлившись на ноги в самом центре заварушки. Икс, не спеша, выпрямился в полный рост, обводя присутствующих взглядом не сдвинувшихся во время свободного падения с глаз ни на миллиметр солнцезащитных очков.
- Не ждали? - своим обычным тоном промолвил маньяк, сделав шаг вперёд, предполагая, что прямо сейчас за его спиной должна опуститься сквозь импровизированный тоннель Общая Цель.



Daken

Уилсон Фиск выдал маленький секрет Дакена. А Дакен не любил, когда его маленькие секреты выдают.
 - Вам нужно было научиться держать язык за зубами, мистер Кингпин! - лицо Акихиро приобреоло зверский вид, когти вышли из рук Росомахи и вонзились в позвоночник босса криминального мира, повернулись на сто шестьдесят градусов и вышли. Сато обошел Фиска и вставил ему лезвие Муромасы прямо в лоб. Затем, пока Лестер не успел ничего сообразить, достал из кармана глайдер, привел в боевый режим и отправил в сторону Темного Хоукая.
 - Я же не могу позволить, чтобы ты рассказал рыжему мой способ манипуляции им, не так ли? - ехидно произнес Дакен, подходя к прибитому к стене Меченому и вонзая коготь прямо в мишень...

- Странно... С чего это меня так и тянет ляпнуть какую-нибудь глупость? - риторически произнес Эдди, глядя на Черную Кошку. - Слушай, не говори стенолазу, кто я на самом деле, а то на прошедшей недели я его в Гудзон сбросил....
 Вдруг внимание Брока захватила одна вещь, с одной стороны ужасная для окружающих, а с другой восхитительная для внутренних (то есть для симюионтов) - браслет-ограничитель начал искрить и лампочки на нем начали переливаться всевозможными цветами.
- Кажется, его повредили в.... - Капитан Очевидность не успел докончить свою фразу, как светильник (или что там было в руках у О'Грэйди) обрушился на его бедный затылок, и до этого пытавшийся сконцентрироваться (дабы противостоять Веному) Эдвард провалился во тьму...


 - Ваше желание похлопать меня по плечу ваше собственное, Кингпин. - лицо Сато потеряло былое расположение и глядело на Фиска весьма недоброжелательно. Мысленно он прокручивал, как будет убивать Уилсона, что, собственно, вы видели в начале поста. - И я вам советую иногда держать свои сведения при себе. Теперь мне понятно, почему Человеки-Пауки, Сорвиголовы и иже с ними легко побеждали вас.
"Надеюсь, Лестер настолько тупой, что не обратит внимание на слова Фиска." - подумал Акихиро, ставя бокал с вином в сторону. Ему хотелось чая. Ну да это не важно.
 - Мне не нужны деньги, Кмнгпин. Помимо Осборна у меня ещё имеется двухметровый мускулистый спонсор с когтями и поэтому я не очень-то и нуждаюсь. Я соглашусь на ваше предложение лишь потому, что мне интересно и... я хочу побольше узнать о Руке. Вдруг Сорвиголова умрет, и им понадобится новый Лорд, а у меня дядя - лидер могущественного японского клана Канагури... Вам об этом не обязательно знать. Знайте только, что я, так уж и быть, не буду убивать Мэрдока.

 Эдди больше не был хозяином своего тела. Однако и Веном также не смог захватить столь долгожданную власть. Её захватила личность, которую никто уж никак не ожидал увидеть здесь - Карнаж. Да-да, захваченный когда-то давно Веномом возле дома Паркера, он смог выжить и затаиться, ожидая удобного момента... И вот он настал.
- Ууу... А вот и новые действующие лица... - тихо пролепетал Эдвард. Он изменился. Футболка из черной превратилась в красную (и очень не шла ему, ведь блондинам редко идет красное), напульсники исчезли. Сейчас он слегка напоминал Дориана Фокса с его амальгамным безумием, но на самом деле был вторым Алексом Мерсером - пусть слегка слабей и без перевоплощений, но всё - таки он им был.



Daredevil

Стараясь не терять ни секунды, которые могли стать фатальными для его друзей, Мэтт с целым отрядом ниндзя ринулись в подвал ветхого здания. Но, опоздал. Драка уже была в полном разгаре. В этом небольшом помещении было очень трудно разобрать, где свои, а где чужие. Комната была наполнена разнообразными звуками, которые отражаясь от стен, бешенно били в уши Лорду. Пытаясь оценить обстановку, Сорвиголова замер в дверном проёме, ниндзя же наоборот, не стали выжидать, и тут же кинулись в самую гущи битвы, накинувшись на каждого из громовержцев, облепив их как пчелы, но при этом не издавая не единого звука, действуя четко и весьма хладнокровно, что было свойственно бойцам-зомби.
 И вдруг, в секунду, в помещении повисла гробовая тишина. Мэтт понятия не имел, что вызвало такую реакцию у всех находившихся внутри людей, но это было и вправду что то зловещее и неожиданное. И в этот самый момент его словно оглушило. Мощный поток энергии вторгся в его мозг, словно огромное цунами поглотило его разум. Сознание заволокло красной дымкой, на какое то время Мэтту даже почудилось, что он вновь видит, но это был лишь обман. Голос был не похож ни на один из тех, которые он когда либо слышал. Но в то же самое время, было непонятно, говорит ли это живой человек, или это всего лишь подготовленная запись, которая воспроизводиться на старом потифоне, треща и похрипывая от всех царапин, оставленных на пластинке острой иглой. Сорвиголова хотел закрыть уши руками, но это не помогло. Голос был внутри него, и больше никто не мог его услышать. Этот голос обращался к нему одному, и у него явно была одна цель: поработить его разум. Мэтт сопротивлялся как мог, но его воля была надломлена, и оставалось совсем немного, чтобы окончательно добить ослабевшего героя. Голос хотел только одного - безприкословного подчинения. Мердок обладал огромной силой воли, натренированной годами, но и это не помогло. Его тело уже не слушалось. Всё, что он сейчас мог и хотел - это унести отсюда Чёрную Кошку в Шедоулэнд, там она будет в безопасности.
 Приступ боли и красную дымку с его глаз снял один из бойцов Руки, самый огромный и статный.
 - Лорд? Убить их?
 Не успев прийти в себя, откуда то сверху прозвучал еще один знакомый Мэтту голос.
 - Все схвачено, я вижу?
 Конечно же, это была Тигрица, прибыв сюда хоть и с небольшим опозданием, и все же как всегда вовремя.
 - Мэтт. Что мы будем делать с ними? - Анджела подбородком кивнула в сторону Громовержцев.
 Но Мэтт не мог пошевелить языком. Он как будто онемел. В голове по прежнему красными волнами прокатывалось "Черная Кошка", "Шедоулэнд", "Безопасность"
 В этот самый момент внутренний голос замолк, и уши уловили звуки мечей, орудующий где то над потолком. Звук становился всё громче и громче, удары становились ближе и ближе, в конечном счете потолок был пробит, и перед всеми явился наемник с голым торсом и в черных очках, державший в руках по мечу.
 - Не ждали? - промолвил он.
(Все написаное далее заявкой)
 - Это не важно...! - голос Сорвилоговы томно прозвучал в возникшей вновь гробовой тишине. - Зря вы сюда пришли... потому что времени на разговоры у меня нет... я не хотел этого, но всё же мне придеться это сделать... Убить их, Руке не помешают новые солдаты! - Лорд отдал приказ своим солдатам, а сам в начавшейся суматохе в 2 прыжка подхватил Фелицию на плечо и так же мгновенно выскочил на улицу. Через переулки, всевозможными обходными путями Мердок бежал туда, куда вел его голос - в Шедоулэнд.
 - Не бойся, ты будешь в безопасности, я обещаю!
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #8 : 04 Январь, 2014, 01:02:40 am »
Scourge

Скордж неудержимо проваливался в глубины своего разума, словно в бездонную чёрную яму. Сперва она казалась неглубокой, но вопреки ожиданиям о быстрой и жёсткой развязке он продолжал падать, снова и снова беспомощно переворачиваясь в воздухе, провисая в пустоте, не понимая более, что с ним творится, и как долго это будет длиться. Время выгнулось в петлю и замерло. Фрэнк будто плыл по стремительному течению невидимой, но бурной реки, представлявшей собой силу намного более могущественную, чем его воля. Инстинктивно Симпсон осознавал, что не сможет победить в схватке с ней, и единственный шанс для него уцелеть – следовать возвысившейся над ним воле. Нюк чувствовал себя игрушкой в руках всемогущего ребёнка, лица которого даже не видел, лишь улавливал где-то на внешнем круге восприятия прикосновения к пластиковой коже и отдающийся в ушах шепчущим эхом голос. Отчего-то солдат казался себе бестелесным духом, движущимся сквозь горящий лес в серую пустую неизвестность без определённой цели, как если бы в движении и заключался весь смысл. Ему хотелось зацепиться за спасительную соломинку бесценных воспоминаний, но картины счастливого прошлого стали пугающе чужими, точно события, отражённые в них, никогда на самом деле не происходили с Фрэнком, а являются осколками чьей-то ещё жизни. Скордж терял последние связи с реальностью. Остаткам свободного, независимого человеческого сознания больше не к чему было пристать, как выжившему после кораблекрушения посреди океана. Не оставалось надежды, желания борьбы, лишь слепая покорность судьбе, упование на её переменчивую благосклонность. На какой-то момент, показавшийся вечностью, Фрэнк перестал существовать, как личность, а затем вернулся в своё потрёпанное тело, будто переместившись в прошлое, при этом, наконец, со свистом и грохотом рухнув с чудовищной высоты, набранной им в процессе падения. Теперь он не думал об Озборне, Громовержцах, долге перед страной, порученной ему миссии и её важности, всего этого ещё не случалось с ним, а будет лишь в далёком будущем. Сейчас Симпсон жил 1968-м годом, когда оказался в Южном Вьетнаме, где ему не посчастливилось попасть в плен. Обстановка стала реальной, как тогда, детали намертво отпечатались в самых тёмных уголках памяти Нюка, выбираясь на поверхность, как черви во время дождя. Звуки, запахи, оттенки цветов, прошлое переживало второе рожденье внутри головы Скорджа, хотя для него действие будто бы происходило впервые. Учёные лишили его одного из главных спасительных механизмов – избавили от боли, Фрэнк больше не боялся смерти, забыв, что такое страх, но мозг материализовал воспоминания, воскресив все пережитые страдания. Чудовищный приступ фантомной боли, Нюк обратился в один сплошной чувствительный пульсирующий нерв, напряжённый до предела. Мускулы содрогаются и сокращаются под ударами кулаков и ножа беспощадного мучителя, кровь рвётся наружу сквозь образовавшиеся трещины и холодным огнём стекает по наэлектризованной, дымящейся коже. Во внутреннем котле металлической души пузыриться химическая реакция смешавшихся ярости, ненависти и злости, умело доведённая до точки кипения, с осадочным выходом в виде всепоглощающей жажды убийства. Сидящий в кресле Скордж, как безотказный автоматический пистолет, в который заряжен патрон. Он не станет размышлять, не промедлит и доли секунды, когда настанет тот самый момент, и будет взведён курок. Как только цель появится перед Нюком, он выстрелит.
- Я готов, - взглянув на японца немигающим взором, совершенно бесчувственным голосом произнёс Фрэнк.



Alex Mercer

Буквально за несколько секунд в комнату, после шоу, что устроил Алекс, ворвались ниндзя Руки. Все были взяты в заложники, причём без исключения - как уже знакомые Алексу Громовержцы, так и незнакомцы наряду с незнакомками. Возле каждого из них красовалась катана. Включая Мёрсера.
 Алекс не удивился. Он предвидел что-то подобное, ведь эти ниндзя могли появиться в любой момент. Особенно, если в комнате находился их лидер - некий Сорвиголова.
 Алекса немного улыбнул его наряд. Ну да, он новенький в этом мире, а Хэллоуин обычно происходил в ночь с 31 октября на 1 ноября. Но Алекс не заострял внимание на "пижаме" Сорвиголовы. Его больше волновал мальчишка.
 Ограничитель Венома сломался. Футболку Брока объял симбионт красными щупальцами, которые совсем немного напоминали щупальца Мёрсера, только были немного светлее. Самую малость. Футболка Эдди тут же стала красной, щупальца впились в напульсники и те тут же растворились. Щупальца вошли в организм парня и пульсировали в его теле. Мёрсер узнал в нём себя... Но только есть одна загвоздка - то же безумие одолело Мёрсера только тогда, когда из него сделали нечто. Тут же особый случай. Лицо Элварда перекосила злобная улыбка, глаза стали какими-то бешеными, как когда-то у Алекса. Симбионт овладел Веномом. Причём как другим симбионтом, так и самим Эдди. Алекс понял это по одной очень мелкой, даже мальчайшей мелочи копирую Венома :) - красный цвет не особо идёт блондинам, а напульсники парень сделал себе сам. Он ведь как бы подросток, поддерживать стиль в его духе, да и команду он не давал своему подмастерью, чтобы тот убрал мини-полотенца с его рук и сделал футболку красной.
 Лезвие примкнуло и к Броковскому горлу, но ему от этого стало как-то... Веселее чтоли?
- Ууу... А вот и новые действующие лица... - едва слышно прошептал Эдвард, осматривая всех, кто находится в комнате. Особое внимание упало на Мёрсера, такого же неудержимого психа, как и он сам, только более-менее спокойного и немного жизнерадостного.
 Их взгляды встретились. Оба смотрели друг на друга с улыбкой на лице, точнее смесью злобного оскала с улыбкой, в которой иронии больше чем... Ммм... Даже не знаю с чем сравнить, но было её явно очень много. Но, чёрт бы их побрал, один был копией другого, отличались они, пожалуй, только внешне. Ну и способности немного отличались.
 Давно Алекс не видел среди Пешек на шахматной доске Ферзя, того же цвета, что и сам Мёрсер. Но есть одна загвоздка - Мёрсер тоже был Ферзём. И, как известно, за одну сторону может играть лишь один Ферзь, одна Королева. кто-то из них лишний...
 Озборн выбрал Эдди и Алекса не просто так. Их спосбности схожи, по разрушительности и вообще во всём, есть только некоторые пункты, которые дают Мёрсеру преимущество.
 Размышления Алекса прервало очень эффектное появление очередного незнакомца. Этот уже свалился с неба, в буквальном смысле, проделав в потолке дыру, сквозь которую он проник в комнату.
- Не ждали?
 Далее события развивались очень быстро. Щупальца Мёрсера впились в ближайших ниндзя, что были съедены через считанные милисекунды. Мёрсер открыл глаза. Они были тёмно-синими, что означало лишь одно - Мёрсер хотел добавки. После приказа Сорвиголовы в комнате началась суматоха, в ходе которой рогатый смылся, даже не попрощавшись. Алекс обиделся на Метта.
(Всё, написанное ниже, является Заявкой)
 Причиной временного затишья и последующей суматохи сначала был сам Алекс, но потом ситуация накалилась. С неба на голову, так сказать, свалился очередной незнакомец. Блондин, оголённый торс и две катаны, рукоятки которых сжимали руки мужика, на вид которому лет так 30. Через мгновение вслед за ним на поле боя, то есть всё в той же комнате, появилась не знакомая ранее Мёрсеру девушка, но она очень сильно напоминала ему одного человека...
 В руках у девушки был пистолет. Выстрел последовал незамедлительно. Точное попадание в голову, прямо между глаз.
 Мёрсер впитал пулю, после чего его тело окутала броня из адамантия и ещё нескольких металлов. Мёрсер буквально озверел. из его спины вырвались щупальца, то и дело пожирая и расщепляя ниндзя.
 Голова начинала болеть. Но... Мёрсер же может контролировать это.
Когда надо будет, тогда и посмотрю, чего там интересного.
 Прыгнул и замахнулся на стоящего рядом Икс, но его тут же остановила девушка, что была за мгновение до попытки нанести удар позади Блондина. Удар её был ну очень сильным, так как Мёрсер, при весе с бронёй (~700-800 килограмм) всё же отлетел назад ровно на метр, делая сальто и возвращаясь к новоиспёчённым врагам, при этом произнеся в сторону Эдди:
- Давай!!!
 Мёрсер взял на себя Общую Цель.



Common Goal

Нью-Йорк, база Ночной Сиделки.


 Пока все окружающие все еще были фактически заложниками Руки, находясь с не самой приятной стороны катаны, Черная Кошка изящно зашла за поднятую ей же ширму, принявшись переодеваться в более подходящий под ситуацию гардероб. Ее окровавленные, превращенные в лохмотья одежды были ею равнодушно отброшены, а сама женщина перевоплотилась, став наконец-то той самой Черной Кошкой, которую можно было в первую секунду не разглядеть в ней ранее. Выйдя из-за ограждения, девушка тут же поймала на себе привычные взгляды мужской половины (точнее, большей части) присутствующих, не считая, конечно, покойников, что все еще вели себя так, словно это место принадлежало им одним. При виде Харди Белый Тигр вскинула подбородок и довольно улыбнулась. Она умела улыбаться так, словно в воздухе кто-то написал "Girl Power!". В это время Ночная Медсестра еще сидела на полу, поджав ноги, чтобы ее белоснежные туфли не окрасились в ползущей по полу крови, брезгливо сощурившись.
 Паладин медленно, успокаивающе подняв руки, подошел к Муравью, который, чуть пошатываясь на плохо слушающихся ногах, с трудом удерживался в стоячем положении, стараясь не нарваться на лишние порезы - в его сторону ведь тоже смотрело лезвие. Ниндзя, что "сторожил" Дэннинга, проследовал эти пару шагов за ним, не препятствуя, но и не убирая оружие.
 - Да, братан... - только и проговорил Пол, поджав губы в неприятных думах. Все лицо мужчины выражало работу мысли - он искал способ вырваться. Их взгляды с Фелицией снова встретились...
 В это время Эдди Брок, так невежливо вмазанный по голове здоровой капельницей стараниями Эрика, медленно поднялся с пола, на ходу претерпевая какие-то удивительные, пугающие изменения. Внешний вид парня стал иным - исчезли напульсники, пятна алой крови на футболке словно бы расползлись по ткани, сменив ее окрас... А его глаза стали совершенно безумными, как и улыбка, которая приковала взгляд Алекса Мерсера. Прототип словно "завис", привязанный взглядом к невероятному зрелищу, и вдруг ему показалось, что в молодом мальчишке перед ним, а том пацаненке, что вместе с ним вступил в команду неудачников и смертников Нормана Озборна, таится что-то жуткое, что-то куда хуже Венома... Что-то знакомое, близкое самому Алексу. Взгляды двух молодых людей встретились, и никто из них пока не действовал, ожидая, что предпримет зло в человеке напротив. Но ясно было одно - ничего доброго из этой встречи не будет ни для кого...

 
...

Нью-Йорк, офис Уилсона Фиска.


 - Я спишу ваши комментарии на растерянность, Дакен. - невозмутимо произнес Фиск, медленно сложив руки на железной рукоятке трости. Он выглядел совершенно спокойным, хотя от Сато и не ускользнуло некоторое раздраженное ускорение пульса. Впрочем, Фиск быстро совладал с собой, позволив гостю хамство - судя по всему его виду, по всей его позе, Фиск явно спешил. - На этот раз. И я могу поделиться с вами информацией о Руке.
 Он бросил взгляд на Меченого, который, оставив все комментарии и шутки, моментально накинул на себя родную, почти естественную для него, такую понятную и знакомую роль телохранителя и убийцы Кингпина. Теперь он снова стал той пугающей тенью за спиной босса, на которую так часто невольно соскальзывали полные страха взгляды деловых партнеров Фиска - беззвучный, смертельный, затаившийся до поры до времени хищник, который мог по первому предчувствию опасности превратить живого человека с его мечтами и мыслями в бурлящую теплую кучу разодранной, изломанной плоти.
 - Рука была создана более 800 лет назад. Придание гласит, что Рука состоит из пяти Пальцев, способных действовать независимо друг от друга, точно как и пять островов, что образуют Японию. Однако если пять пальцев сожмутся в кулак, ведомые одной, железной волей, то ничто не сможет встать на пути Руки. Первоначально Рука была лишь организацией японских националистов, кланом ниндзя, но позже она попала под существенное влияние Снейкрут - еще более древнего клана, поклоняющегося первейшему из демонов - Зверю. Рука известна тем, что воскрешает мертвых, делая их своими слугами и солдатами, и только единицы смогли преодолеть влияние ее магии, большинство же навсегда осталось мертвыми рабами-ниндзя. Они не испытывают эмоций и боли, а их боевые способности превосходят обычные человеческие. Однако в рядах Руки по прежнему много людей - Рука умеет переманивать на свою сторону души. Некоторое время мы считали, что главой Руки была Электра - уверен, Меченый сможет рассказать вам о ней куда больше моего, она его маленькое хобби. Однако Электра оказалась Скруллом, первым из знаменитого провального Вторжения. Леди Буллзай, что вы видели ранее, являлась членом одной из отделений Руки, но перешла на работу ко мне. Видимо, дело в том, что я жертвую своими сотрудниками несколько реже ее прежних работодателей. На данный момент лидером организации является Сорвиголова. Долго рассказывать, какими трудами Рука наконец заполучила его в свои ряды после многих лет тщетных попыток, но это произошло, и Сорвиголова сделал нечто беспрецедентное - он захватил Адскую Кухню, сделав ее свои маленьким королевством. Теперь этот район является территорией Руки, и любая преступность на нем карается беспощадно - в первые дни самопровозглашенного властвования Сорвиголова просто передавал преступников полиции, однако в последнее время появляется все больше трупов.
 Кингпин неспешно сменил положение, расположив трость между носами дорогих туфлей из крокодильей кожи.
 - Теперь вы знаете о Руке столько же, сколько и я. - запах выдал Фиска - он лгал. Впрочем, судя по легкой улыбке, Уилсон не особо скрывал это от Дакена. - А теперь перейдем к той части, в которой вы возвращаете мне услугу.
 Повернувшись так, чтобы видеть и Буллзая, и Дакена, Кингпин, огромный толстяк в костюме, стоящем целое состояние, обратился к наемникам:
 - Пусть Сорвиголова сеет хаос. Пусть погружает свое имя в грязь, из которой не отмыться даже ему. Пусть привлекает к себе внимание всех героев, что знают его. Пусть Мстители со всех ног мчатся спасать его и биться с ним за его душу. Я был на вершине и в самом низу силы достаточно долго, чтобы знать - такие резкие шаги, хоть и свойственны Сорвиголове, но никогда не приводят к желаемому. Вся его власть обрушится на него и Руку одновременно, и я буду здесь, чтобы подхватить обломки. Так же, как и ты, Дакен. Не стоит и говорить о том, какую пользу принесет Мердок, если обрушит власть Озборна, ведь так? Пусть это и лишь побочный положительный эффект.
 Внимательно разглядывая реакции на лицах безжалостных убийц, Кингпин закончил свою речь:
 - А пока вы займетесь другим. Вернитесь к Громовержцам. Убедите "Железного Патриота", что все в порядке. Делайте то, что вам прикажут. Не пройдет и суток, и я свяжусь с вами снова.

 
...

Где-то в Нью-Йорке.


 Скордж очнулся на холодном асфальте, мокром от того, что, хотелось надеяться, было дождем. Он не чувствовал боли, по крайней мере физической. Он знал только, что его разум словно бы разрезали тысячи ножей. Зрение плыло, тело не слушалось, в ушах был такой громкий гул, что хотелось проткнуть чем-то барабанные перепонки, лишь бы прошел этот вой, этот звон. Перекатившись на спину, он медленно, тяжело встал на ноги, то и дело покачиваясь, пытаясь не упасть и для этого ловя раскрытыми ладонями любую возможную опору. Его состояние сперва отвлекло его от того, что творилось в голове, но лишь на мгновение - разум солдата тут же отвлекся от относительных страданий тела, и включил самую важную часть - память, тактическое мышление... И первое было далеко от совершенства.
 Нюк не помнил ровным счетом ничего из последних нескольких часов. Он помнил миссию Громовержцев, очередной провал, мертвецов Руки, атаковавших их всех... Он помнит что-то еще... Что-то плывущее, что-то летящее к его лицу... Но что это было? Вспомнить хотелось столь сильно, что каждая клеточка тела выла от неспособности воскресить в памяти события, выпавшие из головы... Какого черта с ним случилось? Где его команда? Сколько времени прошло?!
 Лишь сейчас, когда гул в ушах прошел, превратившись в сильное, но терпимое давление, он услышал писк откуда-то из района своего пояса... Это был его крошечный пейджер, запасной вариант на случай потери других средств связи. Тот буквально надрывался монотонным пищанием. Когда Скордж наконец дотянулся до прибора дрожащей рукой и включил маленький экран, то увидел сообщение, отправленное двадцать минут назад Норманом Озборном, помеченным как "Командир".

"Посылаю вам подмогу. Он сам свяжется с тобой."

...

 Служба на Капюшона всегда была делом двояким. С одной стороны - куча бабок, в которых порой можно было просто купаться. Паркер делил все поровну, никому не зажимая заслуженную долю и никого не выделяя из общей массы. Деньги у Синдиката были всегда, как были и женщины, и выпивка, и неплохие попойки. Однако в противовес всему этому кайфу всегда был риск. Нет, не супергеройский риск умереть на миссии, хотя и он тоже. Риск чего-то худшего, чем смерть. Риск унижения. Риск попасться. А так же риск быть не лучшим из всех. Потеряться в толпе таких же, как ты... Большинство членов Синдиката были тупыми, неотесанными ублюдками с одной извилиной и айкью, равном возрасту. Однако находились и редкие самородки, в число которых он себя, разумеется, включал.
 Вот почему ему даже польстило, когда Норман Озборн, новый начальник Худа, а значит, и косвенный хозяин Синдиката, пусть и говорил о полной свободе, дал ему особое задание... Ха-ха, смешная штука с этим, на самом деле... хотя, пока об этом не будем.

 Здоровенный, просто гигантский мужик, этакая машина убийства, тут же попался в глаза Уилльяму. Как уж тут проглядеть такого бугая... Приближаться к нему решительно не хотелось - этот Скордж выглядел совершенно долбанутым на голову - что-то бормотал, покачивался, безумно оглядывался по сторонам... Почему его контактом не могла стать шикарная женщина, ну, хотя бы эта Елена Белова, о которой уже слухи ходят в обширном мужском коллективе. Но судьба была немилосердна, и Кросс смотрел не на изящную дамочки с ногами от ушей и выпадающей из декольте грудью. Он видел трясущегося, чокнутого солдафона, который выглядел так, словно сейчас готов живьем кого-то сожрать...
 Впрочем, отсиживаться было некуда. Поиск этого Скорджа и так занял дольше, чем предполагалось - сигнал, по которому Уилльям искал Нюка, куда-то делся на долгое время, и появился только что. Озборн не будет доволен такой работой. Нужно было срочно передать Скорджу их с ним новое задание. А именно: проконтролировать Дакена и Меченого, а в случае подозрений, убить. Оказывается, Железный Патриот был очень нетерпим к пропаже своих людей незнамо где, когда они должны были собираться для него информацию. Досье на обоих мужчин явственно кричало о том, что они являются едва ли не последними людьми, которым Озборн решит довериться. Все было просто - проследить, вступить в контакт, разузнать, где парочка была, а потом спокойно решить вопрос - либо оставить в живых, любо прикончить. А у Скорджа, как у лидера команды, по идее должен был быть датчик, по которому тот мог бы найти Громовержцев, а значит, и Буллзай, как члена команды, а с ним - и Дакена. Проще некуда, ага?
 Подойдя с безопасного расстояния, Кросс показался Нюку на глаза... И даже не знал, от чего его пронесло, когда взгляд мужчины сперва стал каким-то вопросительно-угрожающе-вспоминающим, а потом вновь стал прежним. А сам же Нюк ощутил сперва возникшую тревогу, словно его мозг искал знакомые черты кого-то очень ненавистного... А потом, не найдя их, успокоился.

...

 Мистер Икс прорубил себе и своей многоликой спутнице проход в буквальном смысле на лету, рубя направо и налево своими клинками из настоящего вибраниума. Он падал в образовывающиеся внизу дыры, но едва ли пульс мужчины усилился хотя бы на долю секунды. Свое появление маньяк ознаменовал грохотом частично рушащейся крыши, хотя само его приземление было бы бесшумным, не имей оно аккомпанемента в виде грохота и облака серой пыли. Вальяжно выпрямившись, блондин совершенно праздным тоном заявил о своем появлении, хотя это и было излишним - все без исключения взгляды были прикованы к нему! Ниндзя издали что-то вроде сдавленного рыка, незлобного, скорее наоборот, словно прошипела умирающая змея, и направили мечи на Икса, образовав вокруг него круг катан, словно маньяк был солнцем, ядром, а мечи - его лучами. Иксу, впрочем, хватило пространства для шага прочь, и сделал он его не зря - на место, где только что стоял мужчина, приземлился кто-то еще, кому не хватило той же изящности и драматизма. Тонкое тельце, обтянутое в красный костюм, влетело в дыру в потолке, не задев ее краев, и, не удержавшись от силы падения, после приземления тут же упала на колени, что и ознаменовала коротким и бесхитростным матерком. Впрочем, Мадлен отдавала себе должное - несколькими неделями ранее все присутствующие покраснели бы от того, что излилось бы из ее многогранной фантазии - больно было очень. Но боль давно перестала быть фактором, и брюнетка поднялась на ноги почти тут же, без помощи рук, выпрямившись и посмотрев на всех присутствующих, как на каких-то редких животных, хотя и на нее с Иксом они смотрели точно так же. Только на одном человеке взгляд Лилу остановился дольше обычного - на Муравье, вид которого явно несколько сбил Мадлен - девушка знала, что их пути пересекутся, но все равно не знала, что делать и как себя вести с приятелем по несчастью. Муравей был хорошим малым, но она была, не смотря на их общие интересы, не на его стороне. Она была только на стороне Икса и на своей, а это - нечто совсем иное от всего, что преследуют остальные "герои" в этой комнате. Мадлен была только на стороне Шэннон.
 А еще глаза девушки невольно пробежались по помещению, ища еще одно лицо... и, не найдя его, она не знала, что чувствует - радость ли или разочарование...
 - Хай. - чуть сипло сказала Общая Цель Муравью, поняв, что еще и наглоталась пыли. Жаль, что Мистер Икс не преподал ей курс "Как быть крутым и избегать позорных ситуаций". Он был ей необходим.
 Оглянувшись, молодая женщина поймала на себе взгляд какого-то мужика, при более длительном рассмотрении оказавшимся парнем двадцати с чем-то лет. Взгляд у него был откровенно безумный, но Мадлен не была бы собой, если бы отвела глаза, так что она подняла брови, встретив взгляд.
 А потом начался кромешный ад, к которому даже она не была готова...

...

 Сорвиголова не раз сталкивался с влиянием сил, влекущих его в пропасть, будь ли это магия, гипноз, штуки ниндзя... Или же его собственные мысли, его грехи, его чувство вины, ревность, любовь, страсть, горе, ярость. И он научился бороться, научился, совершая ошибки, делать их все меньше, все меньше поддаваться губительному влиянию своего сердца, которому так трудно было доверять. Ведь оно заставляло его страдать, губило его любимых, делало их любимыми изначально... Его сердце словно всегда вело его сюда - в эту комнату боли внутри его же головы.
 Но сейчас он оказался не готов. После стольких лет обучения, после овладевания такими великими тайнами, секретами сна и человеческой души... Он не смог победить это. Эту силу. Этот Голос. Это оказалось сильнее его, сильнее всего мира вокруг, и к рецепту зла не прилагался никакой ангел-спаситель.
 Приказ сорвался с губ Мэтта, словно произнесенный не его устами. Это был величественный голос, приказывающий и властный. И, видит Бог, ниндзя повиновались ему мгновенно.
 Услышав приказ "Убить их!" Наташа Романова первая сорвалась с места, выхватывая пушку.
 - Мэтт?!! - только и крикнула она, и тут же выгнулась вперед, замирая - черная форма "Елены" лопнула на животе, обнажая тонкое сверкающее острие катаны, которое тут же исчезло, вновь вытянутое из тела русской шпионки одним из ниндзя. Издав тихий хрип, Наташа упала на колени, прижав руки к животу.
 - Твою...! - голос Пола Дэннинга прозвучал совсем рядом, голова того ниндзя вдруг лопнула миллионом песчинок, а его форма упала на пол рваным тряпьем. Никто даже не услышал выстрела - Паладин уже бежал к Наташе, на ходу стреляя в кинувшихся на него со всех сторон мертвецов. Призрак сорвался с места так же быстро - он, полупрозрачный, белый, как молоко, витал в воздухе то здесь, то там в комнате, вырывая из ниндзя комы пыли, тем самым заставляя их терпеть вторичную смерть. Гризли повезло вообще по-минимуму - на нем уже висели со всех сторон, существа в алых костюмах, с рожками, со знаком Руки на одеждах, кололи его и резали, а здоровяк в шубе только и мог, что брыкаться, ударяясь о стены и мебель, стряхивая с себя все наступающих бойцов. Он сдавленно ревел, как загнанный зверь, пока трое самых цепких солдат Руки (десяток остальных Гризли все же сумел уничтожить) вновь и вновь вонзали в его тело свои катаны... Эдди Брок, которого на данный момент трудно было назвать Веномом без того, чтобы чуток промахнуться мимо действительности, тоже был в опасности - судя по всему, его мальчишеский вид заставил ниндзя расставить приоритеты не в его пользу и оставить его "на потом", но теперь, пролив лужи крови, мертвецы уже стремительно продвигались к нему по переполненному помещению... Трое, как один, занесли катаны над головой Карнажа, а их пустые черные дыры-глаза не выражали даже страха...
 - Ах! - только и вырвалось из горла Ночной Медсестры, когда в миллиметре от ее горла прогудело лезвие меча. Глаза Линды так широко распахнулись, что показались кукольными, и она удивленно взмахнула руками, понимая, что не владеет своим телом - какая-то сила схватила ее и поволокла в сторону, а может, ее толкнули - все произошло так быстро и резко, что фанатка супергероев даже глазом моргнуть не успела... После мгновения, что понадобилось ей, чтобы опомниться, женщина разглядела возле себя Белого Тигра - точнее, ее белую форму с черными полосками.
 - Беги! - громко крикнула Дель Торо, вытолкнув Медсестру из помещения и захлопнув дверь... То, как Анджела спасла Линду, было последним, что успела увидеть в этой комнате Черная Кошка...
 На сторону Фелиции выпало меньше всего страданий в этот конкретный момент - на нее никто не нападал, никто не собирался перерезать ей горло или простреливать голову... Но это не значило, что за эти короткие секунды женщина не натерпелась ужаса...
 Сорвиголова словно с ума сошел. Он рванулся к ней, отдав ужасный приказ убить всех в комнате, и схватил ее, крепко, почти нечеловечески крепко. Дыхание тут же перехватило - ей и так было не слишком хорошо после дозы адреналина. Она успела увидеть, как раскрывается кровавый цветок в теле Черной Вдовы, как захлебывается кровью Гризли, как едва не погибает Паладин, в одиночку отбивающийся от проклятых мертвецов... Она успела увидеть и Муравья, Алекса, Анджелу, других...
 - Мэтт, неет!!! - услышала крик Фелиция, с которой Мердок уже выпрыгнул в окно. Анджела проламывалась через комнату, успев спасти Ночную Медсестру, бежала в сторону окна, но ей было уже не успеть...
 - Мать... Твою... - Паладин махал пистолетами, словно мечами, отстреливаясь в таком темпе, что позавидовали бы герои "Эквилибриума". Пули свистели, "убивая" ниндзя, которые лопались в песчаные облака. Один из покойников Руки подкрался совсем близко к Эрику, почти свернув Муравью шею, но тому удалось отбиться, не смотря на сильную тошноту. Он попытался уменьшиться, и на это потребовалось такое чудовищное усилие воли, что О'Грэди показалось, что сейчас его голова лопнет от боли. Однако попытка удалась - и вскоре в комнате оказалось чуть больше места, ведь ирландец с сотрясением исчез куда-то, ни оставив и следа...
 - Наа, зашибись! Маленькое ссыкло! - Паладин взмахнул оружием в воздухе, но промазал, не попав в одного из самых близко расположенных к нему ниндзя. И это оказалось роковой ошибкой...

 
...

 - Ахх...! - Мадлен присела на корточки, над ее головой пролетело сверкающее лезвие. Ее реакция сработала раньше разума, который вообще никогда особо не блистал, и брюнетка упала назад, уклоняясь от еще одной атаки, опираясь на выставленную назад руку. Закинув ноги, она отбросила от себя атаковавшее ее существо в красном, и тут же оказалась на ногах. Руки девушки рванулись назад, через плечи, и два сверкающих, невероятных меча вырвались из ножен, прорезав воздух со звонким низким гулом. Времени обдумывать поступок Сорвиголовы не было - не было времени думать вообще. Расправив мечи, Кэмпбелл закрутилась в смертельном танце, понимая, что только наличие у нее холодного оружия спасает ей жизнь - взгляните хотя бы на бедных Громовержцев... Мистер Икс хорошо учил ее, но солдаты Руки, единственная цель которых - служить?.. Пойти против них было риском, от которого становилось немного дурно. Ведь она больше не могла лезть на рожон, не могла рисковать своей жизнью просто так. У нее была Шэннон, ее милая, ее родная Шэннон. И ради нее Мадлен готова была убить всех, каждого, кто встанет на ее пути. - Прочь!!!
 Иксу тоже везло мало - ниндзя выбрали его первой жертвой и обсыпали, как чертовы пчелы мед, но для маньяка все это было лишь небольшой тренировкой. Впрочем, тренировкой нелегкой...
 Алекс Мерсер тоже не стоял на месте, позволяя ниндзя себя разрубить на куски - он боролся, как зверь, защищая себя от мерзких мертвецов, к тому же, все их атаки были для него неприятной щекоткой, не более.
 У Мадлен появилась небольшая передышка - число ниндзя почти сошло к нулю, остались самые живучие, которые теперь атаковали наиболее, по их мнению, слабых - к примеру, Призрака. Воспользоваться своим "перерывом" Кэмпбелл решила своеобразно - а именно, она собралась по ходу дела, под шумок, прикончить еще и одного из самых сильных Громовержцев. А именно - Мерсера.
 Одна катана исчезла, брошенная в сторону ниндзя, что метился отрубить голову Иксу, а в свободной руке тут же показался пистолет. Выкинув руку вперед, Мадлен пустила пулю точно в лоб Прототипу, даже не задумываясь о каких-то угрызениях совести... Но вместо того, чтобы мешком мертвой плоти упасть на пол, Мерсер чуть повернул голову, на которой уже затягивалась, словно жидкая, рана, и так посмотрел на Общую Цель, что ту пробил неприятный холод по коже.
 - Ах ты черт. - коротко сказала шокированная девушка, но дело надо было доделывать, и она набросилась на Мерсера, откидывая его назад. Для этого ей пришлось буквально налететь на парня обеими ногами, так что теперь они оба оказались на земле. И снова этот взгляд. - Пошел на%$#! - почти что испуганно произнесла Цель, не имея цели оскорбить, но скорее отогнать от себя Мерсера, на которого сама и нарвалась. Катана и пистолет направились в сторону молодого мужчины.

 - Хватит! Хватит! - шипящий, низкий голос раздался где-то под ухом Эдди. Это был Призрак, он проплыл мимо, остановившись посреди комнаты, теперь напоминавшей пустыню - здесь было столько песка, что невозможно было дышать. Картина была крайне странная и ужасная - настоящее поле брани. Но хуже всех выглядел правый угол помещения... Там лежал Гризли, точнее то, что осталось от него... Были видны лишь какие-то части, кровь была повсюду - на стенах, на полу, на изувеченном потолке... - Кретины! Идиоты! Я говорил, что нужно было действовать по другому! Озборн убьет нас всех, так хотите все сдохнуть, идите к нему. Проклятые дилетанты, дегенераты...
 Он стал осязаемым, проплыл по воздуху и опустился возле белой, окровавленной "Елены Беловой".
 - Она дышит. - руки Призрака в перчатках подняли тело русской с пола. Голова женщины беспомощно повисла. - Я отнесу ее к Нику Фьюри. Черт с вами со всеми! Я завязываю с этим! Столько планов...
 Махнув рукой в неописуемом раздражении, Призрак исчез в окне, забрав с собой Романову.
 И только теперь стало видно, что что-то... не так... Выжившим в адской, занявшей всего минут десять битве, понадобилась пара секунд, чтобы понять, что Паладин больше не стоял среди них с пушками на перевес. Он, прижав руку к ране, лежал на земле, пронзенный катаной... И был мертв. Над ним склонилась Белый Тигр, лицо которой было искажено от жгучей горечи. Она прижала руку к запястью Паладина, а затем подняла глаза и посмотрела на всех, словно сообщая, что надежды нет. Муравей пропал, а кроме него едва ли кто-то оценил бы смерть Дэннинга, но что-то было в этом жесте Анджелы... На секунду она будто позабыла, что присутствующие здесь вовсе не на одной стороне... Бой с Рукой сплотил их, но теперь, когда все ниндзя были мертвы, оголялась вся правда - друзей нет. Есть только враги и временные союзники.
 - Не шевелитесь, вы, все... - хрипло сказала Дель Торо, сжав зубы. - Клянусь, только дернитесь...

 За этим зрелищем вот уже секунд сорок как наблюдали Дакен и Буллзай, прибывшие на место действия на своих глайдерах. И, надо сказать, картина была великолепная.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #9 : 04 Январь, 2014, 01:05:40 am »
Чёрная Кошка

Разглаживая несуществующие складочки на своём сьюте, Фелиция неторопливо вышла из-за ширмы, чтобы подняв глаза, встретиться со всеми мужскими взглядами сразу. Однако таким смутить её уже давно было сложно, поэтому, никак не реагируя на восхищение противоположного пола, девушка задала вполне резонный вопрос:
 - А что всех остальных мы и дальше будем держать в заложниках или разберёмся во всём по-человечески?
 Она посмотрела на лежащего на полу Эрика и встретилась глазами с Паладином, подошедшим проверить состояние своего товарища. В его взгляде читались озабоченность и тревога, и ещё что-то, словно он хотел бы поговорить с Фелицией наедине, без свидетелей, словно ему было что ей сказать. Харди ответила ему взглядом, полным сострадания, свойственного только женщинам. Если бы она могла была знать, что этот взгляд был последним, что подарил ей её несостоявшийся любовник...
 С грохотом проломился потолок и всем на головы обрушился, в туче строительной пыли, огромный полуголый мужик в татуировках. Нужно быть совсем отсталым, чтобы не понять, что их приватную вечеринку посетил никто иной, как Мистер Икс, собственной персоной. А если так, то дело уже пахло не то, что жареным - подгорелым пахло. Следом за ним свалилась миниатюрная малютка в красном, которая, несмотря на не очень эффектное приземление быстро взяла себя в руки и встала в позу невольно копируя своего татуированного дружка.
 И тут Сорвиголова сошёл с ума:
 - Это не важно...! - голос Сорвилоговы томно прозвучал в возникшей вновь гробовой тишине. - Зря вы сюда пришли... потому что времени на разговоры у меня нет... я не хотел этого, но всё же мне придеться это сделать... Убить их, Руке не помешают новые солдаты!
 Отдав этот чудовищный приказ, не выделяющий из присутствующих кого-то особенного, а обрекающий на смерть всех до единого, Мэтт, движением, которому позавидовал бы и опытный регбист, метнулся к Чёрной Кошке и буквально сбил её с ног, схватив в охапку.
 - Кха!!! - только и смогла сказать Фелиция, когда воздух вышел из её легких, сжимаемых в нечеловеческих объятиях бывшего адвоката.
 А вокруг царил хаос. Послушные воле своего хозяина равнодушные марионетки-нинзя, набросились на всех, кто не был одним из них, на всех, кто был живым. Увиденное повергло девушку в ужас - Вдова, держась за окровавленную рану в животе медленно оседает на колени, Белый Тигр выхватывает Ночную Медсестру буквально из-под удара катаны, Пол, с мрачной решимостью палящий по ниндзя из обоих стволов...
 Холодный ночной воздух, словно отрезвил девушку. В душном маленьком помещении похоже почти не осталось кисторода от того количества народа, что оно вмещало. Оказавшись на улице, Харди услышала:
 - Не бойся, ты будешь в безопасности, я обещаю! - таким спокойным будничным тоном, словно не происходило ничего из ряда вон выходящего.
 Набрав побольше воздуха в легкие Фелиция заверещала:
 - Ты @$& что, совсем рехнулся, клоун ряженый??!! Отпусти меня немедленно, какого чёрта ты творишь???
 В прошлом ей довелось познакомиться с боими ипостасями Сорвиголовы. Его стараниями она была вызволена из тюрьмы, куда попала по ложному обвинению в убийстве и там же с ним и познакомилась. Он был такой таинственный, величественны и полный чувства собственного достоинства и безграничной уверенности в своём правом деле. То, что он ещё и был при это слепым, ни чуть не делало его жалким или слабым на вид. Чуть позже довелось ей увидеть его и в костюме Дардевила, ещё той старой его версии. И тогда он показался ей чрезвычайно рассудительным, привыкшим взвешивать каждое своё действие человеком. Поэтому этот его поступок казался на фоне всех предыдущих его действий крайне импульсивным, необдуманным и вообще, внезапным каким-то, словно пришел извне.
 Сильный, натренированный мужчина в чёрном трико с рожками тем временем тащил Чёрную Кошку уже по крышам в сторону, известную лишь ему одному. Устав от попыток докричаться до его здравого смысла Фелиция разозлилась. Вернее нет, она была в бешенстве. Её, как тряпичную куклу волокут неизвестно куда, кому такое может понравится?
Заявка: Мэтт Мэрдок нёс Фелиция перекинув через плечо, так, что она лицезрела его упругий зад на протяжении уже нескльких долгих минут. Все попытки выбраться из этого унизительного захвата закончились для девушки ничем - предводитель ниндзя вцепился в неё мертвой хваткой. Но для чего нужны кошке когти? Вообще-то Фелиции они были нужны скорее для практических целей, чем для нанесения увечий. Она редко пускала их в ход всерьёз. Кроме тех случаев, когда была очень зла. Нежный металлических шорох, с которыми выдвигались лезвия из её перчаток (ах, спасибо тебе Анджела за так вовремя принесённый костюм) конечно должен был быть услышан сверхчуткими ушами Сорвиголовы, но что он мог успеть сделать за мгновение? Острые когти - сразу все десять - вонзились в филейную часть героя-адвоката.
 - Ты отпустишь меня, бешеный придурок, или нет?!



Daredevil

Ниндзя незамедлительно и безприкословно атаковали свои цели. В маленьком и тесном подвальчике началась настоящая мясорубка, выжить в которой суждено было немногим. Но Сорвиголову в этот момент это волновало меньше всего. Выпрыгнув из окна с девушкой наплече, он быстро и решительно бежал в свою крепость, туда, куда его звал неизвестный голос, которому он не мог сопротивляться. Еще некоторое время в его мозгу были слышны звуки битвы, доносившиеся из подвала, звон от ударов катан, крики раненых, и последние стоны умирающих. Но они становились все тише и тише, пока не стихли совсем. К тому времени Мэтт и Фелиция были уже далеко от того места.
 Черная Кошка к тому моменту пыталась вырваться из железной хватки Лорда Руки, но это было бесполезно. Раз не помогала сила, в ход пошла психическая атака.
 - Ты @$& что, совсем рехнулся, клоун ряженый??!! Отпусти меня немедленно, какого чёрта ты творишь???
 К сожалению для девушки, и этот прием оказался бесполезным. Мэтт с завидным хладнокровием двигался вперед, к своей цели, неизвестной для Фелиции.
 Но Харди не желала играть роль невинной жертвы и дальше, так как была девушкой с характером. Как нельзя кстати при ней был её костюм, главным атрибутом которого были острые, как иголки, когти. И вот, устав взывать к здравому разуму Мердока, Кошка перешла к решительным действиям. Вонзив все 10 когтей в ягодичную область бывшего адвоката, девушка продолжала причать.
 - Ты отпустишь меня, бешеный придурок, или нет?!
 Почувствовав острую боль в области пятой точки, Сорвиголова дико завыл, словно дикий зверь, попавший в капкан.
 - Ты что творишь !@#$%, совсем сума сошла??? - покрутив у виска указательным пальцем произнес Мердок - я же как лучше хочу, разве ты не можешь это понять??? Сейчас ты могла бы уже быть мертва, если бы я вовремя не подоспел на помощь. Пойми, сейчас мы направляемся в единственное безопасное место в этом городе. Только там я смогу добиться своей цели, к которой стремился уже столько времени. Прошу, доверься мне. Я не хочу причинять тебе боль. Мы должны отправиться в Шедоулэнд, хочешь ты этого или нет....



Daken

- Издеваются. - коротко произнес Брок (?), преобразуя свои руки в лезвия (кстати, очень похожие на лезвия героини игры Bloodrayne, только они были багрового цвета и частью тела Карнажа) и с (заявка) легкостью превращая в пыль своих оппонентов.
 Кровавая свистопляска началась. Хотя кровавой её назвать можно было только с натяжкой, ведь большинство её участников рассыпались в прах от малейшего смертельного ранения. Эдди также был одним из активных участников резни песочных человечков, пробуя на них свой новоприобретенный арсенальчик - в ход шли лезвия, упомянутые раннее, шипы, выходящие из тела, топоры и молоты и прочее колото-режущее оружие, которое мог произвести симбионт.
- Давай!!! - Карнаж повернулся на голос Прототипа, который наверняка хотел провести с ним какую-нибудь суператаку.
"Ага, сейчас." - зло подумал Брок-Карнаж, однако всё-таки подошел к Алексу, (заявка) обхватил своими "тентаклями" застрявшую в "Зевсе" Общую Цель, вытянул её из парня и с силой бросил в Мистера Икса. Затем коротко и злобно ответил: - Жена тебе будет давать, Мерсер.


- Хо-хо-хо, занятная история, мистер Фиск, весьма занятная история. Я бы вы вам тоже такую же рассказал про Канагури, однако мой дорогой дядя Джон велел держать язык за зубами. К тому же у нас мало времени, боюсь, из-за моего визита к вам Осборн не погладит меня по головке.  - Дакен провел рукой по своему ирокезу, как бы поправляя его, но на самом деле он представлял, как забивает бутылку вина Кингпину в рот, а затем разрезает его, чтобы посмотреть, как она (бутылка) будет перемещаться по его внутренностям.
"Бред какой-то." - мотнул головой Акихиро, пытаясь сосредоточиться на словах Уилсона о падении Сорвиголовы.
- Кажется, я понимаю, к чему вы клоните, мистер Фиск. И, черт возьми, мне это нравится. И мне хочется посмотреть, как вы управляете огромным японским кланом, хотя наверняка ни черта не смыслите в этом деле. А может быть и смыслите, откуда мне знать. Для меня главное лишь урвать свой кусок пирога. Кусок, который должен быть самым сладким... - Акихиро улыбнулся, давая понять, что заглотил наживку. Не-е-ет, такие люди как Кингпин не делятся пирогами (и это даже не судя по фигуре толстяка), они готовы перегрызть глотку тем, кто посягнет на их власть. Перегрызть, но для начала использовать противника по полной программе. Что ж, посмотрим, кто первый перегрызет друг другу глотку. Интересно, какая на вкус кровь Кингпина?..

- Бедный бедный мишка Тэдди... Непослушные дети разорвали его на кусочки... Жаль... Очень жаль... Очень жаль, что это не мы его убили... - прошипел Карнаж (Теперь Карнаж уже полностью напоминал себя - те же белые глаза - пятна, зубастая пасть и красная окраска), склонившись над телом (или то, что от него осталось) Гризли. Бедняга хотел лишь бабла и жить беззаботно, но его так обработали, что мать родная не узнает. Однако Броку было плевать на это, он тут же поднялся и оглядел выживших в этой резне.
 Призрак, что-то пробормотав нелестное в адрес Громовержцев, улетел с Вдовой к Фьюри, Муравей куда-то исчез (наверное, во время битвы уменьшился и его кто-нибудь да раздавил), Кошка вместе с Сорвиголовой исчезли, Паладин пал смертью храбрых и Белый Тигр оплакивает его смерть, Икс, Общая Цель и Мерсер были не в поле зрения Эдварда, так, кто-там ещё...
- Не шевелитесь, вы, все... - Дель Торо оторвалась от трупа Пола и безумным взглядом посмотрела на окружающих. - Клянусь, только дернитесь...
- И что же? Убьешь нас? Ха, да ты наверное шутишь, дет... - Карнаж вдруг замолчал, а затем резко побежал к окну и выпрыгнул....

- Смотри-ка, Лестер, Громики сделали большую часть работы за нас. Вот молодцы. Правда, эти идиоты упустили Сорвиголову и стоят со скучными лицами. Ну ничего, мы им сейчас разнообразим жизнь... - беззаботным тоном произнес Дакен, (заявка) стреляя из глайдера по квартире всем, что есть...

 - Ты отпустишь меня, бешеный придурок, или нет?!
 - Ты что творишь !@#$%, совсем с ума сошла??? - доносились до слуха Карнажа, который со всех конечностей убегал из разносимой Росомахой квартиры. Симбионт вспомнил, что Броку поручали убить всех - Сорвиголову, Паладина, Черную Кошку, Муравья - и теперь, пока был случай, он собирался выполнить это задание, хоть оно и не было его. Просто слово "убить" поставило все точки над "i".
- Простите, что прерываю вашу идиллию, господа! - прокричал Карнаж, (заявка) догоняя героев и сходу сбивая их с ног, а затем подхватывая своими "тентаклями" Фелицию и припирая её к стенке.
- Ну вот мы и снова встретились, дорогуша!

- Не так быстро, рогатый! - (заявка) прежде чем Сорвиголова успел предпринять хоть что-нибудь по поводу Карнажа, его снова сбили с ног - но теперь это уже был Темный Росомаха, который успел заметить побег красного симбионта и последовать за ним, предварительно поручив Лестеру бомбежку квартиры. Кто-бы мог подумать, что это приведет его к Лорду Руки? - У нас остались незаконченные дела, если ты не забыл. Кстати, как поживает Донован?



Alex Mercer

- А ты думала, всё так просто?!
 Мёрсер произнёс это спокойным, пугающим потом. В следующее мгновение Карнаж вытащил девушку из Мёрсера и отбросил её в сторону Мистера Пафоса.
 Потом всё стихло...
 Ниндзя больше не нападали... Но это сейчас волновало Мёрсера меньше всего. Напротив него лежал Гризли, точнее его останки. Из тела Мёрсера вылезли вены, преобразовывая Алекса Мёрсера обратно в обычного человека. Только вместо его рук всё ещё виднелись полуметровые когти.
 Мёрсер подошёл к Гризли. В это время за его спиной послышался голос:
- Не шевелитесь, вы, все... - Дель Торо оторвалась от трупа Пола и безумным взглядом посмотрела на окружающих. - Клянусь, только дернитесь...
 Мёрсер поднял руку в сторону Торо, после чего развернул кисть и жестом показал, чтобы та "успокоилась". Но, как бы не было это грубо и глупо со стороны Мёрсера - игра жестов была не в честь умершего товарища.
- И что же? Убьешь нас? Ха, да ты наверное шутишь, дет...
 В следующее мгновение Карнаж выпрыгнул из окна и помчался куда глаза глядят. Мёрсер же успел заметить двух "пассивок".
 Дакен и Буллзай. Какая парочка! Без слёз не взглянешь. Оба начали обстреливать комнату, но, чёрт бы их побрал, обстреливать членов команды... Это уже ни в какие рамки!
 Мёрсеру не привыкать к убийствам, не привыкать к предательству со стороны близких ему друзей, но сейчас действовала фраза "Nothing Personal. It's just a bussines". Но Мёрсера это волновало в предпоследнюю очередь. Сейчас он должен был спасти свою задницу и по возможности продвинуться на шаг ближе к цели. Насчёт своего зада он не беспокоился. Сейчас он скорее за задницу Буллзая беспокоился. Почему именно его? Да просто Дакен чуть ли не сразу смылся вслед за Красным.
(Всё, написанное ниже, заявка)
 Мёрсер прыгнул в сторону Буллзая, после чего кое-как столкнул Лестера с глайдера. После этого он приземлился на землю и посмотрел в сторону Лестера.
 В следующее мгновение напротив Буллзая появились щупальца Мёрсера. Вены скрутили Буллхая, Мёрсер же кончиками своих щупалец ввёл в организм Лестера слишком много парализующего вещества.
 После произошедшего Мёрсер повернулся в сторону остальных, но атаковать никого не стал.
- Я не хотел такой жизни...
 Алекс посмотрел в сторону заточённого в ловушку Буллзая, после чего он подошёл к нему и прикоснулся кончиком одного из когтей. В следующее мгновение Алекс перевоплотится в Буллзая, после чего запрыгнул на глайдер и полетел вслед за Дакеном.
 Когда Дакен появился в поле зрения, Мёрсер в обличии Буллзая опустился пониже, после чего был свидетелем того, как Тёмный Росомаха сбил с ног Метта.
 Дакен отвлёкся, Мёрсер же воспользовался моментом и спрыгнул с глайдера, после чего подбежал к Росомахе, схватил его за горло и, приподняв повыше, прижал к стене.
- Какого хрена ты делаешь, мать твою?!
 Мёрсер перевоплотился в самого себя. Да и зачем надо было превращаться в Буллзая. Глупость.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #10 : 04 Январь, 2014, 01:10:33 am »
Mr. X

Икс чувствовал их всех, каждого, находившегося в комнате. Мысли и эмоции, одних в большей, других в меньшей степени. Воскрешённых из мёртвых ниндзя оказалось значительное количество, но даже направленные в сторону маньяка клинки не заставили его пульс учащённо вздрогнуть. Невозмутимо спокоен, как всегда. Если бы не характерные внешние отличия, то блондина вполне можно было принять за одного из подчинённых Сорвиголовы. Мадлен приземлилась точно в том месте, где и рассчитывал убийца. Он предвидел всё на три-четыре шага вперёд, иногда это заставляло психопата скучать, делая жизнь слишком предсказуемой, а победу чересчур лёгкой, но не сейчас. Оказавшись внутри помещения и в подробностях изучив обстановку, мужчина открыл для себя деталь, о которой даже не подозревал, когда планировал свои действия последние несколько дней. С Мёрдоком было что-то не так, Икс понимал это чётко и ясно, практически видел адвоката насквозь, словно тот состоял из прозрачного стекла, а не плоти и крови. Внутри человека поселился настоящий зверь, с которым маньяк ощущал некое родство, но вопреки законам животного мира не испытывал спокойствия или дружелюбного приветствия. Мир крупных хищников, вне зависимости от принадлежности к конкретным семействам, совершенно особенная система, для которой характерно соперничество. Скот живёт стадом, так заложено в их природе, так они живут и выживают, охотники, в основном – одиночки, не терпящие вторжения на помеченную территорию. Убийцы от царства животных сражаются друг с другом за ареалы обитания, добычу, самок, не вступая в конфликт на почве личной неприязни или без повода. Звери тем и отличаются от людей, что живут инстинктами, главный среди которых – инстинкт выживания. Делай лишь то, чтобы уцелеть, ни больше, ни меньше. Икс причислял себя к группе меньшинства, но выделялся даже на их фоне. Маньяк видел перед собой существо иного рода, нежели все прочие присутствующие, с которым ему нечего делить, они жили в различных сферах и преследовали цели, пути к достижению которых фактически не пересекались, но вопреки законам формальной логики блондину явственно захотелось убить это нечто, просто так, чтобы доказать, что он может.
 Секундное умиротворяющее замешательство от собственного открытия сменилось неописуемым хаосом, развернувшегося со всех сторон боя, хотя его и можно было назвать таковым лишь с сильной натяжкой. Резня – вот самое подходящее название, и, как истинный маньяк, Икс окунулся в круговерть с головой. Из-за неживой природы противников предсказывать их действия оказалось сложнее, но примитивность тактики ниндзя и отточенность навыков самого блондина позволили сохранить преимущество. Люди-тени пытались навалиться на психопата толпой, пользуясь тем, что окружили его плотным кольцом, но тот в свою очередь сделал круговое движение корпусом, вращая обоими мечами, одним спереди, другим сзади, срубая головы и отражая атаки одновременно. Вибраниум с одинаковым успехом разрезал трухлявую плоть рогатых ниндзя и сталь их оружия. Через мгновение Икс полностью растворился в облаке зелёного дыма от почти двух десятков уничтоженных врагов. Он сделал шаг вперёд, грациозный и вместе с тем жёсткий, так обычно профессиональные мужчины-модели ходят по подиуму, он же двигался по телам убитых, совершенно не замечая разницы между первым и вторым. Блондин предоставил Кэмпбелл полную свободу действий, не для того он тренировал её, чтобы постоянно оглядываться назад. Как и было сказано – девушка проходит экзамен, его личный экзамен. Если ей не суждено выжить, значит, она не стоила потраченного времени.
 Сорвиголова покинул здание вместе с Чёрной Кошкой, но маньяк не спешил в погоню. Как и всякий увлечённый игрой с добычей охотник, блондин решил дать зверю небольшую фору, чтобы отследить реакции и понять ход мыслей новой цели. Число окружающих сигналов резко уменьшилось, но поблизости появилось два новых, довольно быстро идентифицированных, как Буллзай и Дэйкен. Впрочем, оба волновали Икса не больше, чем все остальные, то есть, как мухи, что вьются вокруг льва, разрывающего на куски очередную антилопу. Похоже, присутствующие так и не поняли, с чем столкнулись. Не воспринимать всерьёз человека, способного предсказать каждый твой следующий шаг – самая большая ошибка, которую можно сделать в жизни, потому что если он – психованный маньяк-убийца, просчёт будет стоить недотёпе жизни. Белый Тигр сокрушалась над телом Паладина, хотя ей стоило рвать когти и бежать что есть мочи прочь, пока была возможность. Дель Торо только-только закончила произносить фразу, как оказавшийся рядом с ней блондин нанёс сокрушительный удар ногой с разворота в живот женщине с такой силой, что несчастную отшвырнуло через всю комнату и дальше сквозь стену на улицу. Разрыв внутренних тканей и множественный переломы, а при неоказании помощи – смерть, вот ближайшее будущее бывшего агента ФБР.
 Не совсем удачный манёвр Цели блондин не оценил, к счастью для неё, последствия опрометчивой атаки на Мёрсера оказались не столь плачевными, впрочем, падать и подниматься девушке было не в первой. Впрочем, для мышиной возни и пафосных речей времени не оставалось совсем, нужно было действовать с максимальной эффективностью. На ходу стряхнув с плеча остатки зелёного пепла, Икс настиг рванувшего следом за Броком Прототипа, разрезая тело Мёрсера со спины и забрасывая внутрь образовавшейся раны одну из магнитных гранат. Маньяк предусмотрительно сорвал чеку заранее, сократив время до взрыва на половину, тем самым, не оставляя Алексу времени для предотвращения цепной реакции. Вибраниум пробил адамантин, как бумагу, после чего электромагнитный взрыв в буквальном смысле вытолкнул весь металл из тела Прототипа, изрешетив его в швейцарский сыр изнутри во всех возможных направлениях, изорвав в клочья кожу и внутренности. Иксу же оставалось лишь создать для себя заградительный барьер из вращающихся по кругу лезвий мечей, чтобы отбить полетевшую в разные стороны шрапнель. Но, убрав со своего пути Алекса, выведя того из строя, как минимум, на пару часов, убийца не остановился, продолжив двигаться вперёд, следом за Сорвиголовой. Эдди совершил ошибку, аналогичную Прототипу – подставил спину, не задумываясь о тех, кто остался позади. Очередная магнитная граната своим совершенно безвредным для людей взрывом сорвала с Брока его чудо костюм, разбросав в радиусе двадцати метров бесформенной массой склизкие ошмётки. Теперь перед Чёрной Кошкой остался лишь самый обычный паренёк, не способный причинить женщине никакого вреда. Впрочем, и он более не интересовал Икса. Если Броку и удастся собрать костюм воедино, то на это у него уйдёт также около двух часов, вполне достаточно, чтобы маньяк мог закончить то, что начал. Блондин оказался возле Мэтта одновременно с Дэйкеном, нанося Акихиро удар клинками в область живота и выпуская наружу кишки. Конечно, Росомаха мог собрать их и залечить рану, но лишь после того, как пролетит приличное расстояние от мощнейшего удара ногой в грудную клетку, идеально просчитанного до миллиметра (всё вышеописанное заявка).
- Похоже, между нами возникло некоторое недопонимание, - слегка улыбнувшись, обратился Икс к Сорвиголове, когда из активных участников остались лишь они оба, да Фелиция Харди, Буллзая и Цель психопат, пока, в расчёт не брал, но и не терял из виду, как и остальных, отслеживая перемещения каждого универсальным чутьём. – Я пришёл сюда поговорить с Мэттом Мёрдоком, но, взамен, могу прикончить тебя, чем бы ты ни был. Выбор за тобой, меня устроит любое решение.



Daredevil

Черная Кошка даже ничего не успела ответить, как бой вновь развязался, но уже на крыше одного из домов. Мэтт почувствовал, что сзади приближается что-то огромное и страшное, но неуспел ничего предпринять. Кроваво-красный монстр сбил обоих с ног, нехило заехав Сорвиголове, отчего тот отлетел на пару метров, и остановить его смогла лишь какая-то металлическая конструкция. Мердок уже было хотел вскочить на ноги, чтобы ответить на гнусную атаку в спину, но его голову снова сковал приступ боли. Сознание вновь заволокло красной дымкой, тело не слушалось, ноги стали ватными. В голове вновь прокатилась цунами неизвестного голоса, накатывая с каждой волной все сильнее и сильнее. Гул нарастал, Мэтту казалось, что еще пара мгновений, и его голова расколеться на паззлы, которые потом не сможет собрать никто, даже сам Господь Бог.
 Но, к своему удивлению, этот гул рассеял до боли знакомый голос одного ублюдка, который уже долгое время не давал покоя бывшему адвокату.
 - Не так быстро, рогатый! У нас остались незаконченные дела, если ты не забыл. Кстати, как поживает Донован?
 Но как ни странно, по началу эта провокация не вызвала у Лорда Руки никаких эмоций. Просто какой то случайный набор букв, сложенный в небольшую фразу. Но постепенно гнев Сорвиголовы начал нарастать, превращая его в огромный вулкан, который вот вот должен был взорваться. Он не мог простить Росомахе все то, что он сотворил в его жизни.
 И тут произошла еще одна неожиданность, хотя её вполне следовало ожидать. Разве Мистер-Икс, знаменитый на весь мир психопат-убийца успокоится, раскидав по сторонам отряд ниндзя-зомби, когда вокруг столько мишеней, на которых он мог бы лишний раз попрактиковаться, снова и снова оттачивая и без того безупречную технику боя. Он смог расправиться со всеми тремя наемниками Озборна почти не моргнув глазом. С казавшихся неуязвимыми незнакомцами расправились магнитные гранаты маньяка, разметав ошметки их тел по всей крыше. С Росомахой он разделался точно так же хладнокровно, выпустив его кишки наружу и мощным ударом ноги отправив в нокаут на другой конец крыши. Это конечно были не смертельные увечья ни для кого из них, но по крайней мере, это вывело их из строя на очень приличное время.
 - Похоже, между нами возникло некоторое недопонимание, – Я пришёл сюда поговорить с Мэттом Мёрдоком, но, взамен, могу прикончить тебя, чем бы ты ни был. Выбор за тобой, меня устроит любое решение.
 - Хм, недопонимание, верно сказано... - ухмыльнулся Сорвиголова в ответ блондину - Не хотелось бы тебя огорчать, но к сожалению, Мэтта Мердока больше нет в живых. Хотя, возможно, он все же существует, но это уже не тот Мэтт Мердок, которого знал Нью-Йорк. Его уже ничего не связывает с тем, что было в прошлом. Для него больше ничего не существует. Всё, что он хотел сохранить, было разрушено до основания. Такими тварями, как Норман Озборн. Но если ты хочешь поговорить - давай поговорим. Только предупреждаю, у меня мало времени. Главная цель для меня сейчас - это доставить эту девушку в Шедоулэнд, на данный момент меня больше ничего не волнует.



Crossfire

Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как Кроссфайр вышел из свежеугнанного автомобиля, вглядываясь в экран навигатора, по которому тут же безжалостно прошлись капли дождя. Раздраженно смахнув их, Уильям заскрежетал зубами, заметив, что крохотная точка, которой был этот самый Скордж, и которая, судя по установленному в устройстве масштабу, находилась не более чем в двух километрах от него, снова исчезла. Такие выкрутасы прибор вытворял с завидным упорством вот уже полчаса, что крайне нервировало Кросса. Как и всегда, когда его тщательно продуманные планы начинали светиться гигантским знаком вопроса. А уж в начавшейся заварушке у Уильяма определенно были свои планы. Хм-м-м, с чего бы начать? В левом углу ринга - большая шишка и главный коп страны Норман Осборн, он же Железный Патриот, в правом углу ринга - съехавший с катушек супергерой Сорвиголова, он же Мэтт Мердок. Что там еще? Команда преступников, работавших личными палачами на службе у бывшего Зеленого Гоблина, куча ниндзя-зомби (или зомби-ниндзя?), с которыми им предстояло столкнуться, и куча проблем, с которыми они столкнулись вместо этого. Вот тут-то на сцену и выходит герой-спаситель. Забавно только, что у героя свое видение ситуации.
 Печально оглянувшись на оставленный позади автомобиль, Кроссфайр двинулся вперед. Идти под ливнем, пусть даже и в плаще, держа навигатор так, чтобы не заляпать его водой, и стараясь не смотреть на свинцовое небо, от которого на душе становилось еще более хреново, было не слишком весело, но Кроссфайр был вне закона, а копы наверняка уже пустили ориентировку на угонщика, так что выбирать, собственно, было не из чего. Куда больше Кросса беспокоила капризность работы прибора - от техники сейчас зависело очень многое. Его будущее. Будущее двух людей, за которыми его отправили. Скорджа. Но прежде всего, конечно, его будущее. Будущее Одного-Из или будущее Одного-Единственного. Хозяина положения или его раба.
 Нет, бесспорно, работа на Капюшона приносила свои плоды, но такого человека как Кроссфайр, невозможно было удовлетворить унылыми набегами и последующей дележкой добычи с кучкой бездарных дуболомов, особенно если он сам делал куда больше для успешного завершения операции. Он не мог пойти против Роббинса, не мог и уйти из Синдиката, даже если бы Паркер ему это позволил - позиция проигравшего была совершенно не в его вкусе. Куда более заманчивым было повернуть ситуацию в свою сторону, благо все складывалось так, что устоять против искушения было крайне трудно. Пора было вспомнить те времена, когда под его контролем была криминальная империя. Вспомнить и напомнить о них всему миру.

 Перед отправлением Уильяма на задание Осборн ясно дал понять, что Скорджа будет трудно не заметить, но даже вооруженный подобным знанием, он все равно был под впечатлением при виде громилы в хоккейной маске а-ля Джейсон Вурхис, с безумным взглядом что-то бормочущего себе под нос.
 О чем думал Осборн, доверяя такому человеку командование Громовержцами? Впрочем, подозревать Железного Патриота в неспособности подбирать себе работников, было несколько несправедливо. Недооценивать - тоже. Отсюда следовал простой вывод - пока не будет доказано обратного, Скорджа следовало воспринимать как профессионала, как бы трудно это ни казалось...
 Подходя к солдату все ближе, Уильям пытался представить себе самого себя глазами Скорджа. Обтянутый в красное с белым мужик с повязкой в виде креста на глазу, да еще и в сером плаще, чтобы защитить себя и дорогое оборудование от порчи уже стихавшим дождем, судорожно сжимавший в руке уже порядком намокший навигатор. А может, он видел вовсе не это, а Лорда Сорвиголову, и сейчас в его маниакальном мозгу уже зрела мысль проверить, какого цвета у него кровь? От этих мыслей пробирал мороз по коже, но Кросс не подал виду, что ему не по себе. Сейчас он обязан был выглядеть максимально нейтрально, чтобы обеспечить доверие нового напарника.
- Я - Кроссфайр. Твое подкрепление, - коротко произнес наемник, остановившись в двух метрах от верзилы и не протягивая ему руку, чтобы тот ненароком не оторвал ее, приняв за щупальце Доктора Осьминога или еще что-то типа того. - И насколько я понял, брифинг лежит на мне, так что слушай внимательно. Наша миссия - найти и убить двух предателей, Хоукая и Росомаху. У нас есть досье на обоих, элемент неожиданности, но полностью отсутствует связь со штабом. Похоже, этот гаденыш ДД сделал с местностью что-то серьезное, так как мой передатчик сдох, и доложить о выполнении мы сможем только по прибытии на базу. Я даже тебя нашел с трудом, так что надеюсь, твоя техника достаточно надежна, иначе у нас возникнут проблемы с поисками этих крыс.
 Как бывший агент ЦРУ, Кросс знал цену информации и те сведения, которыми он владел, давали все основания полагать, что Скордж еще долго не сможет связаться с Осборном, дабы тот подтвердил приказ. Ведь Осборн сам сообщил ему, что связь с командой потеряна, а потом еще и выдал досье на двух своих Мстителей. Неплохой довесок к тому, что уже знал Кроссфайр, а знал он то, что Адская Кухня за последние несколько дней стала плацдармом для разборок местных авторитетов, каждый из которых намеревался воспользоваться ситуацией, чтобы взять ситуацию под свой контроль. Здесь был и Капюшон со своей братией, и невесть куда пропавший Кингпин, который уж точно не был готов отказаться от сведения счетов в Мердоком в столь подходящее время. Неплохая обстановка для того, чтобы помародерствовать вволю, а заодно закрепить свои позиции на рынке торговли оружием, благо, воины Руки и без того косили прочих торговцев как траву, избавляя Уильяма от нежелательной конкуренции. И если расчеты Кроссфайра были верны, Скордж еще долго не узнает об истинном приказе своего командира, во всяком случае, не раньше, чем получит пулю в затылок.



X-23

Нью-Йорк, База Ночной Сиделки.


 Мистер Икс с силой пнул Белого Тигра, вышвырнув женщину в окно. Та успела только вскрикнуть в болезненной, жалкой попытке схватить глоток воздуха, и тут же ее спортивное, но хрупкое тело было вышвырнуто прямо в окно. Она упала на асфальт, несколько раз перевернувшись, и осталась лежать. Это был не первый раз, когда ее выбрасывали таким образом, и в этот раз она не падала с высоты, ведь вылетела в небольшое, у самой земли, окно подвала, но удар, полученный до этого, был несравним с осторожностью Сорвиголовы в тот, первый раз... Все это видела Фелиция, все еще отчаянно пытавшаяся вырваться из рук Мэтта, но пока не могущая превозмочь его мертвую хватку. Казалось, что в мужчине проснулись какие-то нечеловеческие силы, как у безумного маньяка в момент обострения его психоза... И единственным способом спастись, похоже, было бы убийство пленителя...

 Общая Цель не успела даже придумать, какими словами уговорить хоть какую-то химчистку взять ее одежду после прикосновения к странной массе тела Прототипа, как ее уже вдруг отбросила в Мистера-Икс какая-то неведомая сила, оказавшаяся Карнажем. Судя по всему, он, не смотря на нежелание играть в игры с Мерсером, все же решил освободить его от назойливой Мадлен. Обоих бывших Громовержцев вмазало в стену, Иксу удалось удержаться на ногах, а Лилу упала на землю, тут же сгруппировавшись, не смотря на боль от сильного удара. Мистер Икс перехватил большую часть отдачи, так что больно было не слишком, скорее крайне неприятно. Сам же маньяк явно был не слишком счастлив от удара всех пятидесяти килограмм тела девушки, еще и обтянутых в форму с адамантиевыми прослойками, так что разобраться с неблагодарным юнцом он решил крайне жестоко...

 Дакен и Меченый не стали долго тратить время на наблюдение и включились в происходящие вокруг события. Не такой уж и юный сын Росомахи поприветствовал оставшихся в живых присутствующих, пустив по ним очередь крупнокалиберных патронов из своего навороченного глайдера. Засвистели ошметки и без того разнесенной комнаты - пол взорвался фонтанами разожженного бетона и дерева. Полетели осколки склянок, брызги различных медикаментов горькой росой заполнили комнату, словно кто-то вдруг включил плохо работающий фонтан. Засияли дыры в шкафах, лопнула, с жалобным гулом, ткань перегородок между койками... Где-то вспыхнула какая-то горючая жидкость, и пламя начало есть одеяла и обои... Общая Цель рванулась прочь от линии огня, залетев в угол, схватившись за железную кровать и с какой-то непонятно откуда взявшейся силой поставив ее на ребро перед собой. Когда пули из глайдера, не встретив никакого сопротивления, прошили самодельный барьер в нескольких местах вокруг девушки, та даже не додумалась ругаться матом - она сжалась в комок, обхватив колени руками и вжав в них голову, поймав себя, словно со стороны, на каком-то невероятном страхе, сковавшем все ее тело в эту секунду ужаса. Времени смотреть, что случилось с Мистером Икс, и смог ли тот сбежать, у нее просто не было. Бывшая Лилу Паркер знала, что в любой момент одна из пуль попадет в нее, и с ее везением, разумеется, не встретит адамантиевой преграды...

 Фелиция без лишнего энтузиазма относилась к мужикам, распускающим руки. Не поймите меня неправильно - в некоторых ситуациях это было, конечно, вовсе нелишним, но данная ситуация в этом небольшом списке не находилась. А, как говорила молва (ну ладно, это ваш рассказчик придумал только что), Фелицию Харди трогать можно, но сделать это можно только один раз. Как из душа выбежать повисеть на электрическом заборе.
 Черная Кошка мгновенно вцепилась своими коготками в части тела Сорвиголовы, предназначенными явно для менее беспардонного отношения, что вызвало гневную тираду со стороны Мэтта. Силы девушке прибавил и вид подруги, которая без сознания раскинулась на земле, словно сломанная кукла.... Острое ощущение боли, неожиданности и сердитости на секунду возымели на Мердока эффект ледяного душа - у мужчины словно раскрылись глаза, насколько бы те ни были бесполезны. Он вдруг понял, что творит что-то совершенно дикое, что-то, что может стоит Фелиции жизни... Он знал о Темных Коридорах, он видел их изнутри, когда осматривал свои владения впервые... И больше никогда. Потому что одно лишь присутствие у главных дверей этих помещений было почти невыносимо... Этот холод... Эти звуки... Эта тьма, непроглядная, нечеловеческая тьма, которая даже слепого погружала в какой-то жуткий, густой гул отсутствия жизни, давила на слепые зрачки. Что он вообще себе думал, таща эту женщину, стольким пожертвовавшую ради него, в это... место...?!
 Но любые мысли Мэтта были резко и беспардонно прерваны, когда в него на полном ходу влетел Эдди Брок, в котором сейчас невозможно было бы узнать того миловидного, с умными и грустными глазами паренька, по незнанию влезшего в настоящий ад. Сейчас действовал Карнаж - ужасное существо, пришедшее из настоящей преисподней, неважно, откуда появился симбиот на самом деле. И теперь он был у руля, только начав сеять вокруг смерть и хаос.
 Дакен, Темный Росомаха и новый человек Нормана Озборна, быстро подключился к спасению Фелиции, которое было приятным для девушки побочным эффектом желания двух антигероев пообщаться с Сорвиголовой. Стараясь удержаться в воздухе после двойной атаки, Мэтт был вынужден ослабить хватку вокруг Черной Кошки, предоставив ей полную свободу передвижения... По крайней мере до того момента, как ее приковал взгляд Дакена.
 Она вдруг словно бы опять оказалась в Алькатрасе - в момент, когда решалась ее судьба, в переходный момент ее становления одной из Людей-Икс, когда несвобода вдруг снова сменилась свободой, заточение и предательство - новой целью и новой надеждой. И она вспомнила Темных Людей-Икс Нормана Озборна, выступивших против нее и других пленников. Вспомнила, как на помощь пришла странная, необычная, немного пугающая команда разношерстных Людей-Икс, и как Дакен, лицо которого было тогда частично скрыто под красной маской, произнес свою речь перед Росомахой о том, что он сделает со всеми Людьми-Икс... Речь, которая вызвала бы отвращение у любого, но почему-то... заворожила молодую красавицу. Тогда она не поняла, что с ней творится, почему так забилось сердце, не понимала она этого и сейчас. Фелиция просто не могла отвести глаз от взгляда Дакена, его мужественной осанки и аристократических манер, проявляющихся даже когда он был в нелепом бою. Это замешательство продлилось всего секунду, но ее хватило, чтобы Дакен с удовольствием ощутил, что его феромоны успешно действуют на мисс Харди, завораживая и ее разум, и ее тело. Это бы не помешало Фелиции сбежать, физически. Но внутри ее головы, при небольшой работе с его стороны, если нужно... он был уверен, что бежать ей будет некуда...

 А потом начался настоящий хаос. Мистер Икс, который уже успешно скрылся от потока пуль, словно от неприятного ливня, активировал звуковые гранаты, которые, взорвавшись, нанесли ущерб сразу четырем участникам массовой бойни. Сорвиголова и Дакен ощутили укол боли в мозгу, мерзкий ультразвук, который был словно удар ножом по слуху, но ничего смертельного. Хотя, Мэтт вдруг ощутил, как вновь теряет рассудок, вновь поддается сладкому зову Голоса внутри своей головы. Унести Фелицию... Запереть, спрятать - ради ее же блага! Она так неосторожна, словно дитя, она не может сама распоряжаться своей свободой, она поймет, когда придет время... а может, ему с помощью магии Руки сделать ее... своей?
 Хуже всех пришлось Карнажу. Его буквально разорвало на куски, расшвыряв по всем возможным уголкам дворика, в котором находилась база Ночной Медсестры. Куски безжизненного пока симбиота облепили все и всех, мерзкой массой свиснув с лиц и тел участников событий. И тут же с высоты двух этажей, на которых происходила стычка Сорвиголовы с Фелицией, Дакеном и Карнажем, упало тело обычного паренька в запачканной кровью футболке белого цвета. К огромному счастью для Эдди, он приземлился на огромный, заваленный неубранным снегом куст, так что никаких переломов у него не было, но упал он крайне чувствительно и больно - все тело онемело и звенело, не говоря уже о разуме, который вообще пребывал в состоянии полнейшего бардака после случившегося!

 Первая же граната досталась Прототипу, который как раз горделиво выпрямился, когда поток пуль прекратился, даже не вызвав у него легкого зуда. Дакен перестал стрелять, так что, казалось бы, Алексу ничего не грозило, но, как оказалось, судьба была менее благосклонна к мужчине.
 Он успел только сбить с ног Буллзая, уже собравшегося, с крайне довольной и широченной ухмылкой, продолжить начатую Дакеном пальбу. Несколько щупалец ввели в тело выброшенного на улицу неподалеку от Анджелы Меченому большую дозу парализующего яда, что заставило мужчину частично потерять сознание... Лестер слышал все, но не мог открыть глаза, не мог толком соображать, а его тело будто куда-то исчезло - он не мог даже начать думать о том, чтобы воспользоваться им... В это время, после короткого касания, Алекс Мерсер принял облик наемника, скопировав даже его одежду - плащ, шапку, пояс с пряжкой из метательных звездочек... Прототип направился к Дакену, думая, наверное, что образ на время скроет его, но Дакен уже почуял разницу в запахе, и молниеносно среагировал - Мерсеру удалось лишь схватить Росомаху, но на этом и все... Ведь, не успел еще Дакен хорошенько вмазать невежливому новому знакомому, как тело Прототипа вдруг разнесло на тысячи кусков, чудом не задевших Фелицию и Мэтта. В Дакена влетели пара куском металла, но тут же выпали из заживающей плоти, не причинив особого вреда, кроме, может, раздражения. А сам Алекс на данный момент был похож на ничто иное, как простую уродливую кучу чего-то совершенно непонятного...
 В этот момент из треклятой комнаты Ночной Медсестры выбралась Мадлен, воспользовавшись тем, что пальба прекратилась. Маленькое подвальное окно спасло ей жизнь - пули били не в большом радиусе и чудом не зацепили женщину, но выглядела она невероятно потрепанной и злой до чертиков. Впрочем, сейчас выражение ее лица вообще было безумным. Гибко и быстро выбравшись из окна, она с ужасом посмотрела на разнесенное в клочья тело Меченого, которого только что.... взорвал... на ее глазах Мистер Икс. Прижав обе руки ко рту, Мадлен поняла, что у нее потемнело в глазах, и что сейчас что-нибудь случится... Но вдруг взгляд девушки упал на... настоящего Буллзая. Замерев и переводя взгляд с кучи, только что бывшей Меченым, на Меченого, лежавего как какой-то манекен на асфальте, она совершенно ничего не понимала, а сердце от облегчения пропустило миллион ударов. Конечно, Общая Цель возненавидела себя за это ощущение радости, когда поняла, что это просто Прототип принял облик Лестера, приняв одновременно с этим свою смерть... Но она была рада. И ничего не могла с собой поделать. Девушке пока и в голову не могло прийти, что такой взрыв - еще далеко не конец Алекса Мерсера...

 Звуки сирены вдруг стали слышны вдалеке. Только сейчас, когда бой несколько поутих, участники страшной схватки поняли, что не одни на свете. Вокруг них царила настоящая паника - словно кто-то вспугнул огромный уродливый муравейник. Люди носились вдалеке, убегая прочь из соседних домов, особенно глупые пялились из окон, прижавшись к стеклу, словно видели какое-то реалити-шоу. Звук приближающейся полиции становился все громче, но кое-чего не хватало... Не хватало мгновенно появляющегося на месте М.О.Л.О.Т.а - его время реакции было лучше, чем даже у Щ.И.Т.а, но сейчас организация словно бы была глуха к страшным разборкам, устроенным супергероями на обычной улице... Ниндзя, взрывы, выстрелы, пулеметные очереди, летающие люди, выбрасываемые люди, ошметки чего-то мерзкого повсюду, кровь, звуки резни... Все это по какому-то невероятному везению пока не было замечено свыше - и стоило воспользоваться этим шансом, чтобы сбежать - и как можно скорее!
 А в это время Скордж и Кроссфайр уже были на пути. И их намерения были далеки от дружелюбных...
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #11 : 04 Январь, 2014, 01:15:02 am »
Daken

- О, кого я вижу. При нашей прошлой встрече меня весьма невежливо, лицом об пол, перебила Фрост. Как живется у Иксов, Фелиция? - миролюбивым тоном спросил Акихиро Черную Кошку. Возможно, со стороны это казалось немного странным, но старший сын Росомахи знал, что он делает. Он, в её секундном замешательстве, снова почувствовал власть над ней. - Насколько я знаю, после нашествия Селены и её мертвецов на Утопии все на ушах стоят. Как там поживает мой старик? Не хвора...
 Докончить фразу ему помешал приближающийся лже-Меченый, отдававший мертвечиной запах которого отличался от запаха вечнопотного и оригинального Меченого. Дакен только успел повернуться, как вдруг железная хватка Прототипа сковала ему горло. Но не успел Акихиро сказать хоть слово, вытянуть когти и нашинковать Мерсера на мелкие кусочки, как вдруг тот взорвался прямо перед глазами изумленного Росомахи.
- Что за !@#$%?!! Тьфу! - один из осколков Прототипа попал прямо в рот, ранил язык и выбил зуб, которые, впрочем, немедленно регенерировали. Сато хотел ещё продолжить, но его тут же обдало чем-то, напоминавшеё экскременты, но на самом деле бывшее Карнажем. - Японская мать, прекратите их взрывать! Погоди-ка, Икс?...

- Джек, закрой форточку, дует... Хрр... - лениво пробормотал Эдди (уже Эдди), поглубже закапываясь в снег. Ему казалось, что он сейчас находится в своем постеле в общежитии, сосед по комнате опять не закрыл форточку и все те страшные события, что он пережил за год, на самом деле сон, а он спит после вчерашней вечеринки. Однако не всё было так гладко. - Господи, почему одеяло такое холодное и рассыпчатое? И почему всё тело так ломит и ноги не чувствуются? Где я, черт побери?
"Где ты? Ты на улице, в снегу, а я разбросан по всему, чему только можно разбросаться." - раздался сердитый голос в голове Брока. У руля снова был Веном.
 - Спасибо за пояснение, Капитан Очевидность. - Эдвард с трудом поднялся на ноги, но тут же снова упал, правда, уже на коленки. Затем снова поднялся и это была более удачная попытка. Голова ужасно раскалывалась, всё плыло перед глазами, Эдди казалось, что вот-вот снова отрубится. - Насколько я помню, мне по голове кто-то врезал и я отрубился. Вопрос: как я попал сюда?
 "Я... Мне пришлось взять контроль над телом, чтобы спасти твою шкуру. Всё шло хорошо, но потом мелькнула вспышка и какая-то сила разорвала меня на части."
 - Н-да... Несладко тебе пришлось, если судить по стенам. Как я понимаю, электромагнитные гранаты. - с трудом произнес Брок-младший, опять падая на колени. Собравшись, он вновь поднялся и медленно, перебирая ногами, пошел к стенке здания, на крыше которого мило "беседовали" герои и злодеи. У него должно было хватить биомассы симбионта, чтобы забраться на крышу...

- Погоди-ка, Икс? Тот самый Мистер Икс, который победил моего отца на Мадрипуре и которого потом мой отец победил в матче-реванше? А потом вы вновь встретились в Национальном Музее? Ха, Осборн дал мне видеозаписи вашего так сказать "поединка". Честно скажу, я думал, что старик проиграет, но вон как выкрутился из ситуации... Икс, ты выглядел как... а почему выглядел как? Ты БЫЛ ПОЛНЫМ НИЧТОЖЕСТВОМ! - в тоне Дакена, как ни странно, не звучали злорадные нотки, вместо них можно было услышать констатацию факта. - О да, у меня на мобильнике на заставке стоит твое лицо после того, как ты услышал от Росомахи о том, что можешь резать его сколько угодно. Я даже подумываю выложить это видео в Интернет, правда, заменив Логана собой.
 Кто знает, специально ли Дакен говорит так или по простоте душевной (а это навряд ли), но одно можно было сказать с уверенностью: он ожидает от Мистера Икса ответной реакции, и не важно, какой она будет - отрезание головы Акихиро или же фраза спокойным голосом "Пф! Какой пустяк!"



Mr. X

Дэйкен говорил что-то, видимо, казавшееся ему невероятно важным и чертовски остроумным, но для Икса речь оппонента звучала, как нечто вроде “бла-бла-бла-бла”, а потом ещё немного “бла-бла-бла” и снова всё то же “бла-бла-бла”, потому что так оно и было на самом деле. Маньяк убил людей больше, чем себе можно было представить, и процентов 70% из них несли нечто в том же духе, так что во спасение собственной нервной системы он просто научился игнорировать подобные нападки, тем более что они не несли за собой никакой реальной подоплеки или хоть капли смысла, чтобы претендовать на нечто большее, чем звание запальчивой бравады. Психопат пришел сюда убивать, и Сато был наивнее ребенка, если думал, что пафосная речь удержит его или хотя бы сможет задержать от вырезания всех и каждого, кто не скроется достаточно быстро и достаточно далеко. В отличие от своего отпрыска, Росомаха понимал, что сражаться с маньяком без плана бессмысленно, Акихиро же придётся учиться на собственном горьком опыте, который вполне может стать последним, ибо Икс был не в настроении церемониться с кем-либо и преподносить ситуацию в каком-то ином плане, нежели суровое и жесткое исполнение задуманного плана. Сейчас он не плел интриги и не играл, а просто действовал, что делало его в два раза опаснее и смертоноснее.
- Собираешься гавкать всю ночь, шавка, или уже начнёшь кусаться? – блондин вопросительно слегка выгнул тонкую, черную бровь, глядя на Дэйкена сквозь непроницаемые стёкла очков, который в его глазах и в самом деле не представлял угрозы большей, чем комнатная собачонка, размером с дамскую сумочку, что пыжится и пружинисто прыгает вокруг значительно превосходящего её по силе врага, способная лишь громко и звонко тявкать, ровно до того момента, пока стальная челюсть не сомкнётся на глотке. И эта часть не заставила себя долго ждать, потому что Икс не оставил приспешнику Озборна и секунды на размышление, мгновенно осуществив комбинацию ударов, первый из которых вспорол Росомахе брюхо и выпустил кишки, второй пробил оба легких, а врезавшаяся в горло нога повредила гортань, трахею и шейные позвонки, отправив окровавленное тело в мучительный полёт за медленным исцелением. К несчастью для Акихиро, ему не чем было подтвердить свою браваду, так как психопат предсказывал каждое мельчайшее движение оппонента, лишь стоило тому о нём подумать, даже на уровне мышечной памяти. Сато планировал поставить блок или уклониться, но лезвие находило брешь в защите и всегда достигало цели. И даже феромоны не могли спасти неудавшегося оратора от горькой участи – тренировки позволяли маньяку задерживать дыхание минутами, не испытывая при этом каких-либо трудностей, так что и от этого выпада со стороны Росомахи Икс мог себя защитить. Проще говоря, кроме голословных заявлений, у Дэйкена не было ничего, что бы он мог противопоставить убийце, поэтому и тратить на него времени больше, чем тот заслуживал, мужчина не собирался, учинив расправу быстро и беспощадно [font color=green](Заявка)[/font].
Убрав Росомаху со своего пути, блондин вернулся к тому, что действительно представляло для него интерес, тем более что где-то там приближались полицейские, и не то чтобы они беспокоили его сильнее, чем трёп того же Акихиро или кого бы то ни было ещё, просто ему немного поднадоело тратить время на решение второстепенных задач.
- Итак, на чём мы остановились?! – маньяк вновь с улыбкой обратился к Сорвиголове или тому, кто оккупировал тело Мёрдока в данную секунду. – К сожалению, девушка никуда не пойдёт. Откровенно говоря, я собираюсь убить её, буквально через минуту, - Икс тактично занял позицию между Мэттом и Фелицией, чтобы не дать ему схватить Харди, а ей возможности скрыться. – Я всегда довожу то, что начал, до логического завершения и не признаю нелетального исхода. Она и так прожила на пару месяцев больше, чем должна была, от меня не сбегает никто… по крайней мере, не способен на это слишком долго. И раз уж так получилось, что ты видишь в ней какую-то ценность лично для себя, то у меня есть что предложить. Как ты смотришь на сделку – я предоставлю в твоё распоряжение достаточно верных сведений, которые положат конец правлению Нормана Озборна, уничтожат его репутацию раз и навсегда, а взамен всё это безумие закончится прямо здесь и сейчас. Хочешь покончить с Железным Патриотом? Я дам тебе оружие, но, выстраивая собственную тёмную империю в центре Нью-Йорка, ты не добьёшься ничего, лишь потеряешь то, чем ты являешься. Я дам тебе всего один шанс, не стоит кусать руку, которая тебя кормит. Используй то преимущество, которое имеешь, не делай глупостей. Жизнь этой женщины не стоит спасения целого города и страны, верно? – расслабленный тон речи Икса, похожий на успокаивающий, гипнотический шипящий присвист змеи, отнюдь не означал, что он не следил за обстановкой, как раз наоборот, маньяк приготовился к любой реакции со стороны участников, как участвующих в разговоре, так и временно выведенных за пределы круга (Заявка).



Alex Mercer

Пустота... Тишина... Покой... В последний раз Мёрсер испытал всё это, когда спас свой мир от страшной напасти - самого себя и своей матери, от которых за сотни километров сочился страшный вирус, уничтожающий всё и вся.
 Алекс чуть не погиб, когда пытался спасти Нью-Йорк от стирания с лица земли. Он постарался, он поставил перед собой цель и, как смог, выполнил её.
- Почему ты спас их?
 Голос Элизабет Грин не давал покоя Алексу. Он осел в его голове, буквально приелся.
- Потому что они не виноваты... Он создал проблему. Он создал меня... А я всё... Уничтожил. Значит - он всё уничтожил. А я уничтожил источник проблемы.
 - Ты уничтожил основной источник. Что же насчёт второстепенного? Что насчёт тебя?
 - Я сам решу эту... Проблему. Я хотел измениться, а вместо этого сейчас выполняю грязную работу очередного психопата.
 - Который работает вместе с...
 - Я знаю. Я же сказал - я разберусь.
 - Ну так начинай!

 На расстоянии около 100 метров от Икса, Сорвиголовы и прочих участников "вечеринки" во всю жужжали полицейские сирены. По иронии, один из кусков плоти Мёрсера влетел в полицейскую машину, разбив стекло и перевернув её на бок. В автомобиле сидел полицейский, которому повезло чуть ли не меньше всех - ему пробило голову.
 Обеспокоенные, но, скорее, любопытные, полицейские подобрались ближе к автомобилю. Один из подошедших подошёл ближе, присел и посмотрел в лобовое стекло.
 - Это... Ребёнок?
 Действительно. Перед офицером лежал младенец. которому не было ни то что года, но и месяца. В следующее мгновение произошло самое неожиданное для полицейского. "Младенец" очень сильно раскрыл рот, из которого тут же вырвались щупальца и впились в офицера. Того тут же парализовало, все кости в миг раздробились...
 В следующее мгновение машина разлетелась на множество осколков. Перед полицейскими образовался сам Мёрсер, вокруг которого тут же образовался круг из вен, чтобы заблокировать пули, которые могли помешать ему при процессе создания нового вещества.
 Что за новое вещество - догадаться не сложно. Материал был взят с лезвия таинственного Мистера Икс. Мёрсер создал сплав Вербатима с Адамантием, Титаном, Золотом и Серебром. Гениальная пятёрка.
 Мёрсер ослаб, но чёрт подери, так много продуктов питания на улице!
 Вены разошлись, полиция начала палить по Мёрсеру. Когти вырвались из его рук и началось мясо похлеще резни с ниндзя. Хотя нет, не так. Тут просто кровь есть.
 Мёрсер поглотил большинство полицейских, но на этом веселье не закончилось. Сватовцев он завалил другим способом - он поднял их автомобиль и швырнул в сторону мего-компашки.
 Икс со странной частичкой недоумения успел (или не успел) увернуться от фургона, Сорвиголова успел захватить Фелицию и отпрыгнуть от всё того же фургона.
 Мёрсер приземлился рядом с Сорвиголовой, но убивать его он не собирался. Мёрсер хотел поставить на место Мистера Пафоса, на лице которого выражалась огромная доза удивления и страха, скрывающихся за его улыбкой. Очки Икса валялись рядом с ним...
- Учимся на своих ошибках...
 Вокруг Икса образовался круг из вен, который тут же преобразовался в материал меча Икса. Толщина "стен" была около 20 сантиметров. Для чего всё это? Звуковые гранаты. Мёрсер успел активировать все оставшиеся у него гранаты уже внутри металлического круга.
 Прогремел взрыв уже внутри круга... (Заявка).
- На этот раз я предупреждать не буду...
 Из земли вырвались вены и окутали уже Харди вместе с Мердоком.
- Ну ладно, предупредить можно. Но это - последний раз.



Чёрная Кошка

Господи, а ведь она просто хотела разделаться с надоедливым адвокатишкой и смыться поскорее, прочь от этого проклятого места. Слишком уж крутая заварушка намечалась. Но увы. Грандиозным планам Чёрной Кошки быстро пришёл конец, едва Сорвиголову нагнал первый преследователь. Не будучи в состоянии удержать свою добычу Мэтт выпустил девушку. Фелиция уже собралась было юркой лаской скользнуть куда-нибудь в тень, но что-то вдруг заставило её оторваться от поисков отступления и поднять голову на звук знакомого голоса. Вернее даже резко вскинуть голову, сдерживая грохот бьющегося сердца. Дакен! Голова слегка кружилась, когда она смотрела на него. Такой невообразимо сексуальный, он неуловимо напоминал Дакаскоса в молодости, только выше, благороднее и изысканнее. Харди поняла, что не дышит уже минуты две, когда объект её страсти внезапно обратился к ней, заставив мурашек на затылке буквально скрежетать по черепу.
 - О, кого я вижу. При нашей прошлой встрече меня весьма невежливо, лицом об пол, перебила Фрост. Как живется у Иксов, Фелиция?
 К счастью ситуация не потребовала от девушки ответа - похоже сейчас был именно тот момент, когда коварная искусительница вдруг стала застенчивой влюблённой школьницей. Если бы не взорвавшийся Прототип - не избежать ей конфуза с глупым ответом.
 Реальность вернула Фелицию на землю. Реальность в лице Смерти в тёмных очках, Мистера Икса. Ей некогда было думать о природе странных её чувств к Тёмному Росомахе - ужас, который вызывал полуголый маньяк всего в каких-то полутора метрах от неё, сковал девушке руки и ноги, не позволяя сделать ни шагу. Как заворожённая смотрела она, как быстро и кроваво разделался Икс с предметом её обожания. Все слухи об этом чудовище подтвердились и сейчас ей предстоит познакомиться с ним настолько близко, насколько он любил знакомиться со многими - до конца.
Нужно бежать!!! Что я делаю, почему я ещё здесь? Но он так близко. Я уверена - стоит мне только пошелохнуться - он мигом перерубит мне ноги. Сражаться с ним смысла нет- этот бой уже проигран. Что-же делать? Что делать???
 Из того что говорил Мистер Икс одержимому Дардевилу, Харди поняла, что шансов у неё становиться всё меньше и меньше. Единственная надежда на то, что целеустремлённый внутренний дух в Мердоке в корне не согласится с маньяком и вступит в бой. Тогда у неё будет шанс скрыться. В противном случае - ну что же Фелиция Харди постарается взять как можно большую цену за свою драгоценную шкурку.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #12 : 04 Январь, 2014, 01:18:15 am »
Scourge

Мир встретил Скорджа ощущениями, имевшими наибольшее сходство с синдромом сильнейшего похмелья после буйной попойки, по крайней мере, ассоциации проскальзывали именно такие, хоть солдат и совершенно позабыл, когда в последний раз напивался, впрочем, он не помнил ещё много других вещей, так что это вполне могло быть и вчера, просто позабылось. Но вот что Фрэнк помнил отлично, так это физиономию Нормана Озборна и его громоподобный голос, доносивший до него что-то про важность миссии и последний шанс. Не то чтобы такому вымуштрованному вояке, как Симпсон требовались дополнительные стимулы или мотивации, кроме “время послужить своей стране, сынок”, но, тем не менее, определённый эффект от порядком поднадоевых и не в меру пафосных речей Патриота всё же был. Эффект первоначального замешательства и дезориентации прошёл практически мгновенно, в голове всплыло с десяток вопросов, на которые находились не самые логичные и достоверно подтверждённые, но всё-таки ответы. Проще всего было сориентироваться относительно времени, благо небо высоко вверху никуда не делось. Судя по всему, прошло не более пары часов… хотя могло минуть и до нескольких полных суток, что, впрочем, казалось не таким вероятным с учётом содержания сообщения, полученного по пресловутому пейджеру. Вряд ли бы командование вело себя столь сдержанным образом, исчезни он на пару дней. С другой стороны, Скордж не мог быть уверен, как давно находился в отключке, и что пропустил, последние запомненные события не давали никакого ключа к решению задачки, оставалось лишь строить скользкие, возможные предположения.
 Главное проблемой с большой буквы “П” было отсутствие всех членов команды Громовержцев и надёжных средств связи с ними. Нюк не мог даже примерно сказать, с какой доли вероятности те до сих пор живы или же наоборот, вокруг как таковые отсутствовали признаки и следы схватки. Пока что, ситуация сильно кренилась к варианту, при котором подчинённые сами атаковали своего командира со спины, а потом трусливейшим образом дезертировали с поля боя. Если это на самом деле было так, то они совершили последнюю ошибку, которую только может допустить беглец – не убедились, что их командир мёртв и не сможет отомстить за “удар в спину”, как только придёт в себя.
 Скордж выстроил в своём искалеченном, параноидальном мозгу наиболее сложную схемку причин, вероятностей и последствий, на какую только был способен, так что теперь настало время действовать. Появление нежданной-негаданной поддержки совсем не воодушевляло – лишняя пара глаз за спиной, лишний язык, способный сболтнуть что-то не то, когда дойдёт дело до отчёта. Конечно, главным для Фрэнка оставалась миссия, которую необходимо благополучно завершить, но ему не нравилось, когда союзники вставляют палки в колёса операции, а изначально всё и шло к тому, что Норманн будто желает провала Громовержцев, внедряя в группу непроверенных и неустойчивых членов. Кроссфайер появился куда раньше, чем мог запланировать Нюк, хотя с планированием у него были явные проблемы, так что в этой части больших разочарований не последовало. Вопросов одноглазый в красной униформе, отдававшей чем-то коммунистическим, а потому до глубины души противным, не задавал, лишь начал говорить быстро и информативно, но последнее роли не играло, так как Симпсон практически не слушал, витая где-то в облаках собственных шизоидных мыслей, выцепляя из контекста информации урывки, лишь ухудшавшие общую ситуацию для обоих, хотя, это ещё с какой стороны посмотреть. “Убить предателей” – вот, пожалуй, и всё, что удалось донести Уильяму до своего напарника, но реакция последовала незамедлительно. Он уже слышал звуки войны, вой и лай бешеных псов, ступивших на кровавую тропу, барабаны били громко, как никогда – неподалёку разворачивалось нечто, требующее их пристального внимания, Скордж почувствовал это на уровне выработанного с годами шестого чувства – инстинкта убийцы. Без каких-либо объяснений, Фрэнк разряженной пружиной гранаты сорвался с места, ринувшись по направлению к грохоту и скулежу, предвещавшему знатное побоище. Кроссу оставалось лишь поспевать за не в меру торопливым воякой, что было непросто, ибо кибернетические имплантанты превращали Нюка в скоростной снаряд, на пути которого лучше не становится. Истинность данного утверждения прочувствовал на своей шкуре незадачливый водитель, на капоте машины которого остались чудовищные вмятины после того, как по нему прошёлся Симпсон, перебегая проезжую часть.
 Не более двух минут ушло на то, чтобы добраться до места заварушки, и только теперь вояка позволил себе притормозить. На несколько мгновений он замер на краю, внимательно изучая обстановку и оценивая комплектацию собственного вооружения. Ещё немного, и в центре уже образовавшейся “воронки” взорвётся очередная “бомба”, но до тех пор, секундное затишье перед бурей. Нюк вычислял свои будущие цели, выискивая наиболее благоприятные пути для атаки и поражения, сам при этом старался остаться незамеченным (Заявка).



Crossfire

Дерьмо собачье...
 Новоявленного напарника следовало пристрелить не мешкая уже потому, что он был психом - неконтролируемым, непредсказуемым и смертельно опасным. И если насчет его непредсказуемости еще можно было поспорить - Скордж явно купился на историю о двух предателях, которых необходимо было уничтожить ради всобщего блага и бла-бла-бла, - то исходивший от него ореол опасности игнорировать было не легче, чем его габариты. Но наниматель хотел, чтобы они работали вместе, а вступать в откровенную конфронтацию с нанимателем не входило в планы Кросса. Пока... Да в этом и не было особого смысла, пока Скордж был с ним по одну сторону баррикад - в одиночку Уильям явно не справился бы с двумя профессиональными убийцами, один из которых был сыном Росомахи, в то время как его новый напарник своими размерами и исходящей от него угрозой буквально кричал: "Я - ваша главная проблема!" Неплохой способ отвлечь внимание и выиграть время, которое понадобится для того, чтобы подобраться поближе к какому-нибудь из этих маньяков, взять его под контроль и приказать оставить от другого мелкие ошметки. У Кроссфайра было время обдумать свою тактику, пока он бежал по ночному городу, придерживая шляпу и изо всех сил стараясь не слишком отставать от бугая. Где-то совсем рядом отчаянно загудели машины, и по проезжей части прокатились матерные возгласы на фоне грохота, с которым Нюк прошелся по капоту одного из автомобилей, оставив на нем внушительные вмятины. Не обращая внимания на вопли незадачливого водителя, Кросс не останавливаясь оперся рукой об изуродованный капот, ловким прыжком перемахнув через него и продолжая путь вслед за навязанной ему поддержкой. Нагнав Нюка на несколько секунд позже, Кроссфайр присел рядом с ним, продолжая придерживаться принятой с самого начала роли молчаливого профессионала. Впрочем, как бы тот ни относился к новоявленному подкреплению, лучшим другом и союзником Кросса всегда был его костюм, скрывавший в себе много секретов. В частности, сегодня это были остро заточенный SOG Bowie, пара усовершенствованных им Глоков с увеличенной емкостью магазина и точностью, а также смягченной отдачей, две дымовые гранаты и еще две - вполне обыкновенные, отличающиеся от обычных весьма внушительным радиусом поражения. Рассованные по карманам дополнительные обоймы благородно довершали этот мини-арсенал. Проанализировав уровень своей оснащенности, Кроссфайр теперь старался сопоставить его с тем, с чем ему предстояло столкнуться, сосредоточившись на том, чтобы оценить обстановку, благо бросаться с места в карьер было совсем не в его стиле, да и Скордж, к счастью, не слишком торопился с этим, что давало возможность продумать свои действия заранее. Пока Уильям воспользовался этой передышкой, чтобы отыскать обе свои цели, используя инфракрасное зрение, между делом оценивая диспозицию остальных действующих лиц и степень их опасности. Плюсом в этой ситуации был и улучшенный слух, дававший ему возможность слышать то, что творилось внутри, в том числе и переговоры противников (Заявка).



X-23

Эдди Брок младший из последних сил карабкался по отвесной стене, используя силы своего симбиота, которого пришлось собирать по ошметкам. Парень еле шевелился от тупой боли во всем теле, но уперто продолжал ползти по сухому кирпичу. Расстояние было немаленьким - в конце-концов, до крыши было пять этажей. К счастью для Брока, его пока не заметили, а, может, просто не могли должным образом отреагировать - взрослые, похоже, устроили нешуточные разборки, стоя на асфальте возле дома - те или иные боевые действия вокруг Сорвиголовы и иже с ним перенесли всю толпу обратно на землю. Впрочем, едва ли можно было сказать, что именно Сорвиголова был на данный момент центром внимания. Как оказалось, наибольшее количество посетителей на сайте "Убей меня или Защити меня" получила Черная Кошка, которая была буквально окружена мужчинами, мотивы которых на ее счет совершенно разнились. И, не смотря на то, что Харди едва ли было чуждо усиленное мужское внимание, все-таки мало кому понравится, когда со всех сторон тебя окружат люди, хотящие тебя либо пленить, либо использовать, либо убить, либо все это сразу. Фелиция поступила очень грамотно - она не стала лезть на рожон, поняв, что, не смотря на годы усиленных тренировок и послушное, как инструмент, тело, ей не одолеть всех сразу - и Мистера Икс, и Дакена, и Сорвиголову... По какой-то причине защитником Черной Кошки вдруг стал Алекс Мерсер - но он был одним человеком, пусть и стоящим десятерых, и расклад все равно был не в их пользу. Единственной женщиной во всем сборище, кроме Черной Кошки, была Общая Цель, но Мадлен держалась в стороне, не принимая никаких решений, что было ей несвойственно и выглядело так, словно бывшей Лилу Паркер отрезали язык. Впрочем, то, как брюнетка шагнула поближе к Мистеру Икс, когда тот изрек свое желание завершить драгоценную жизнь Фелиции, служило знаком, что на стороне защитников Кошки по прежнему не было пополнения. Ситуацию, впрочем, быстро изменил Человек-Муравей, которому изрядно поднадоело быть пешкой в разборках всяких козлов - возможно, в нем проснулся героизм, возможно, он искупал вину перед покойным другом, спасая "его" женщину, а может, Эрику просто сильно вжарили по башке, но факт оставался фактом - Муравей превратился в огромного гиганта и быстро, но бережно поднял Харди на руку, удаляя от всего стресса из-за, ну, вы знаете, всех этих угроз смерти и зомбирования. В дальнейших планах О'Грэди было бы эффектное дуновение в сторону мелких людишек, которое без сомнения показало бы, кто тут теперь хозяин, но сделать этого Эрик, к сожалению, просто не успел...

 Начавшийся bitch-contest между Дакеном и Мистером Икс отвлек внимание обоих мужчин от супергероини, не мало ее выбив из колеи, когда кровь Дакена оросила всех присутствующих, включая и обувь Муравья, а внутренности Сато в буквальном смысле оказались видны всему белому свету. Акхиро сумел ловко и машинально увернуться от нескольких бросков, но лезвия проходили через его плоть, нанося новые и новые повреждения, да и пара сильнейших ударов скосили Дакена, заставив рухнуть на землю со смертельными повреждениями. Он был мертв - но, зная сына Росомахи, можно было смело предположить, что это продлится от силы 30 секунд. При этом Фелиция ощутила укол ярости и страха, словно Дакен был ее любимым мужчиной уже много лет - кошачьи инстинкты девушки, если хотите, взвыли сиреной, побуждая защищать Темного Росомаху, и только силой разума Харди смогла заставить себя отвлечься и подумать о себе родимой - ведь Мистер Икс снова вернул свое внимание к ней.
 Но почти тут же новая волна неприятностей отвлекла маньяка - на этот раз - куда более серьезная. Алекс Мерсер оказался куда более живуч, чем предполагалось, и собрал себя почти с нуля, да еще и как! Едва вырвавшись из оцепления полицейских, никого не оставив в живых, мужчина ринулся к психопату, чтобы расквитаться с ним за невежливый взрыв. Огромный многотонный фургон полицейских влетел в то место, где только что был маньяк. Он чуть не зацепил и остальных, но Дакен был на земле в стороне, Общая Цель отпрыгнула и закрыла лицо руками, а Фелиция была в безопасности на огромной ладони Эрика, ставшего похожим на настоящую гору сурового ирландского юмора. Разумеется, маньяка не было месте приземления машины, но, как оказалось, все это было лишь отвлекающим маневром. Тут же Мистера Икс начали опутывать вены, словно адские щупальца, и мечи проходили сквозь них, словно сквозь воздух, не причиняя никакого весомого вреда... В то время как сам мужчина уже понял, что его окружает непробиваемый купол из его же собственного металла, а внутрь этого купола, словно в замедленном темпе, летит несколько мощных звуковых гранат, уже одной из которых хватило бы, чтобы взорвать барабанные перепонки блондина - и это минимум...

 Досье Мерсера, прочитанное Мадлен незадолго до приезда в Нью-Йорк, за долю секунды пробудилось в голове девушки. Она сама не поняла, что именно связалось с чем в ее разуме, где именно вспыхнула закономерность, да и не было времени думать - что-то между металлом мечей Икса, похожим на металл, окружающий блондина в уплотняющийся купол, и способностью Мерсера впитывать вещества, произвело реакцию внутри рассудка Общей Цели, и она поняла, что сейчас произойдет. Если купол замкнется над головой ее спутника, он покойник, это было ясно как день. На это осознание ушло меньше секунды, но это была драгоценная, потерянная секунда, и ее было не вернуть. Что делать? Что делать? Тело Кэмпбелл замерло в движении, в прыжке, а ее мозг словно вспыхнул от адреналина, задаваясь одним лишь вопросом. Она не знала, что делать, как предотвратить то, что происходит. Раньше, до тренировок в Иксом, она и вовсе не успела бы даже среагировать, но даже сейчас, после всех уроков и приобретенных навыков, Мадлен была слишком медленной... Что делать, если ты тупа, как пробка? Цель давно нашла ответ и жила по этому ответу всю жизнь - просто действую на "авось". А может, тебе повезет, как везет дуракам, супергероям, суперзлодеям и женщинам? Она была всем этим одновременно. Чумной расклад! Очки девушки оказались в руке, открытые глаза оказались в трех сантиметрах от слепого взгляда Сорвиголовы в красных стеклах маски... Почему Сорвиголова - Мадлен не знала, не могла знать, да и не успела бы знать, если бы и можно было. Просто он что-то мог, что-то, чего не мог прежний Мэтт Мердок, просто он не был собой - Общая Цель знала пленный разум, использованное как транспорт тело - это все было ее специальностью, в конце-концов. И Сорвиголова был вместилищем чего-то еще. И в это ЧТО-ТО и заглянула Мадлен, за это короткое мгновение. И увидела ВСЕ.

 Лилу влетела в купол, в последнюю секунду проскользнув в крошечную смыкающуюся брешь - девушка была худа и быстра ровно насколько, чтобы это ей удалось. Она почувствовала валяющиеся на земле прямо под ее ногами гранаты, но не стала тратить время на их разглядывание. Она просто сжала зубы и обхватила Мистера Икс, встав на цыпочки, словно прощаясь со старым другом навсегда - настолько крепким было объятие. А дальше в игру вступил инстинкт ЗВЕРЯ... Из под закрытых век Мадлен начал исходить кроваво-красный свет, который вскоре распространился по всему вокруг, даже по зажатым в руке девушки за спиной Икса очках...
 Все в радиусе десяти метров окружил ореол алого света. Земля мелко завибрировала, заставив всех присутствующих пошатнуться и вцепиться в стены и друг в друга, чтобы устоять на ногах. Нестерпимо алый свет, казалось, прожег насквозь веки, а потом начался рев, чудовищный, словно исходящий из самых глубин ада. Это был будто усиленный в тысячи раз шепот сотен голосов, яростный шепот, произносящий быстрые, ужасные слова на чудовищно уродливом языке. Огромный, словно исполин Эрик пошатнулся и едва не упал на ближайший дом, а так же чуть не раздавил всех своих недругов под подошвой гигантского ботинка - шум и тряска земли были для Муравья не менее заметными, чем для всех других. Рев перерос в невыносимый писк, а потом... потом была вспышка, столь яркая, что ощутилась, как удар. А после этой вспышки была тьма...

 Когда лежащего на земле без сознания Эдварда Брока подняли и положили на носилки сотрудники М.О.Л.О.Т.а, он помнил лишь то, что в красной вспышке исчезли контуры всех участников развернувшейся драмы, за исключением лежащих на земле без сознания Меченого и Белого Тигра. Последнее, что слышал паренек до того, как снова потерял сознание, это то, что в России сейчас лучшее время года для туризма. Или это был Дубай?..

 
...

Шэдоуленд.


 Ритмичное "кап-кап-кап", снова и снова, разбудило Мистера Икс, заставив того мгновенно включиться полностью всеми своими органами чувств, как не смог бы и лучший компьютер. Блондин ощутил небольшой вес на своей груди и уже готов был мгновенно и соответствующие среагировать, как вдруг понял, что это всего лишь Мадлен. Девушка была без сознания, но жива, и ее пульс был ровным. Никаких признаков демонической активности или черти-чего еще, впитанного ей из глубин души Сорвиголовы, заметно не было, но нельзя было сказать, что будет, когда Общая Цель наконец очнется. Икс помнил, как жутко выглядели глаза бывшей Лилу Паркер до телепортации - это была не Мадлен, это было что-то еще, что-то темное, злое, знакомое и близкое маньяку, что-то, что он слышал в голосе Сорвиголовы, чувствовал даже в его слепых глазах. Мистер Икс сразу понял, что Сорвиголова уже не совсем Сорвиголова, и вот теперь это что-то было впитано его импульсивной спутницей. Оставалось догадываться, что именно проснется в теле Мадлен - Зверь ли, Сорвиголова ли, или все те, кто присутствовал, когда девушка открыла глаза... Пока же она выглядела вполне умиротворенной, словно просто спала после долгого дня.
 Быстрый взгляд на комнату дал понять, что в ней так же находятся (и приходят в себя) Эрик О'Грэди (уже размером с обычного человека), Алекс Мерсер, а так же какой-то незнакомый мужчина, в руке которого все еще была зажата винтовка.
 Да, речь шла именно о Кроссфайре. Сегодняшний день был ну просто нереально неудачен для мужчины, как оказалось, ибо все его успешные планы пошли к черту волей дурной судьбы и ее нездоровой тяги к сюрпризам. Секунду назад он держал на мушке всех этих кретинов, а теперь вот он - заперт с ними в одной темнице (да-да, вы не ослышались, самой настоящей, без окон, с гигантской многотонной дверью). Вся эта часть про темницу не нравилась Кроссу и уж точно не входила в его представления - он был несколько удивлен, что находится на эту сторону решеток... Выпрямившись и холодным взглядом человека, не собирающегося поддаваться панике, оглядевшись, мужчина спокойно сжал в руках оружие, рассматривая своих спутников, выглядя так, словно он полностью уверен в том, что ему ничего не грозит...

 Скордж ненавидел терять сознание, особенно так неожиданно, без видимых на это причин. Но его вновь никто не спросил, нагло распорядившись его собственным правом выбирать свое местонахождение. И вот уже во второй раз за этот чертов день мужчина оказался в Шэдоуленде, причем не успев заметить ничего в промежутке, кроме взрыва красного света и темноты. Он все еще держал руку на курке, а разум уже в бешеном темпе поставлял информацию - каждую деталь всего, что он заметил, наблюдая за сцепившимися Громовержцами и другими личностями. Он видел все с того самого момента, как драка вышла за пределы комнаты Ночной Медсестры, и мог сразу сказать, что ничего из произошедшего не имело смысла... Откуда был этот взрыв? Что это была за телепортация? Но, вот, что странно... Теперь, когда Нюка подводило его логическое мышление, совет ему вдруг дало давно забытое чувство... Словно какое-то чутье, не животное, а наоборот, человеческое... Это было знание. Он знал, что его перенесла в ненавистный Шэдоуленд магия. Он чуял ее, потому что она словно бы была внутри - после чудного сеанса, который провели здесь над мужчиной. Проблемой было лишь то, что Нюк был лишен воспоминаний о своем пребывании в замке Сорвиголовы. Так что точно объяснить логичность того, что красная вспышка перенесла его именно сюда, он не мог. Рядом с мужчиной находились и другие люди. Черная Кошка, постепенно преходящая в себя на ледяном каменном полу. Дакен, уже очнувшийся и покрытый кровью после атаки Мистера Икс, нехорошо косящийся на Фелицию... Почему они заключены в темницу? Где остальные? Где Кроссфайр? И, главное - где Сорвиголова?.. Тысячи вопросов, ни на один из которых Скордж не знал ответа...
 - Эй, Скордж?! Скордж, мать твою, старый мудак, очнись!
 Голос, отдаленно знакомый мужчине, выдернул его из мыслей. Потребовалась пара секунд, чтобы понять, кто именно взывает к нему из камеры где-то в глубине коридора. Это был никто иной, как сам Капюшон!
 - #### Кроссфайр все-таки сделал свое дело, а? Проверяй свои контакты!!! Я должен был тебя встретить и передать миссию! Озборн послал меня! Кросс предатель, продался Руке, он подменил меня, чтобы убить всех вас, и Громовержцев, и людей Сорвиголовы, всех, #####!
 Очевидно, что этот день только начинал серию приятных сюрпризов.
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".

Оффлайн Mr. X

  • Предугадывание движений противника, невосприимчивость к боли, сверхконцентрация внимания, владение всеми видами оружия и боевых искусств.
  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 120
  • Karma: +3/-0
  • The Best There Is
Re: Nothing to Lose
« Ответ #13 : 04 Январь, 2014, 01:22:26 am »
Daken

- Ещё... Немного... Ещё... Немного... Я смогу... Да... - натужно хрипел Эдди, поднимаясь по отвесной стене. Зачем он туда полз? Ну, лично он не знал, однако Веном и маленькая толика Карнажа (основная часть красного симбионта было разбросано где попало) знали цель их маленького подъема. Собственно, эта цель уже была указана в скобочках предыдущего предложения. И ничего более - ни отомстить Иксу, не убить Кошку, просто банальное желание собрать себя. Вот и всё.
- Ещё... Немно... - Брок не успел договорить слово, как красная вспышка ослепила его и сбросила со стены.
"Вот и конец наступил..." - была последняя мысль Эдварда на полпути к земле...

Минуту ранее...

- Ха-ха... *Хрыксь* (<-- звуки, обозначающие удары, наносимые Дакену) Кхе-кхе, Икс, разве ты не выучил урок, который преподал тебе мой... *Бзжик* ...старик... У меня всё заживет, чува... - лезвие, разрезающее живот Акихиро и показывающее окружающим то, что он сегодня ел, не дало сыну Росомахи докончить слово "чувак". Возможно, если бы вас препарировали как лягушку, то ваше настроение было бы наверняка подавленным. Однако у Сато всё было наоборот - с каждым ударом, наносимый ему блондином, настроение его всё улучшалось и улучшалось. Почему его это так веселило, Акихиро объяснить не мог, наверное, устоявшееся убеждение о том, что он почти что неубиваем ("Спасибо папе за эту чудесную способность - регенерацию!"), было причиной. Но... У этой чудесной способности под названием "регенерация" был существенный недостаток: она не спасала от потери сознания. И именно сейчас Дакен мог в этом убедиться, когда тьма опустилась на его глаза после очередного выпада Икса...

- Уххх... Хорошая была ночка... - медленно произнес Дакен, открывая глаза и вдыхая воздух со всеми его запахами. - Грррр.... Шэдоуленд.
 "Так... Скордж, Черная Кошка..." *Сниф-сниф... "Капюшон? Он-то какого черта здесь делает? Не важно, важно то, что здесь просто благоухает Рукой..."
 Аромат Руки, аромат Шэдоуленда напомнил Акихиро его родину. Нет, не зеленые луга Японии, а совсем другое, что-то, что его слегка удивило: смешанный запах храма и, как бы не банально это звучало, ниндзя. Или же, если же говорить на языке ароматов, запах густого застоявшегося воздуха и ладана (офф: прошу прощения, к сожалению не знаю, как пахнет в японском храме) и запах смерти. Да, Сато знал, что Рука - это не только ниндзя в красной униформе, Рука - это магия. И наверняка чтобы получить эту магию, у них есть храмы для того, кто дает им эту магию. Хотя он не был в этом уверен, что у Руки было свое божество, нет, там что-то другое, что-то, про что сын Росомахи забыл или не знал... Но не об этом сейчас, не так ли?
 Сейчас же Дакена слегка удивляло другое: Рука точно знала, что представляют из себя её пленники, однако по какой-то причине ни Росомаха, ни Скордж, ни Капюшон и Черная Кошка почему-то не закованы в кандалы или не связаны цепью. Ладно, двух последних можно было в особый рассчет не брать, но ведь у Акихиро были когти, а Симпсон вообще мог пробить себе путь отсюда голыми руками. Всё это чертовски настораживало...
 - Эй, Скордж?! Скордж, мать твою, старый мудак, очнись! - это Паркер подал голос. - #### Кроссфайр все-таки сделал свое дело, а? Проверяй свои контакты!!! Я должен был тебя встретить и передать миссию! Озборн послал меня! Кросс предатель, продался Руке, он подменил меня, чтобы убить всех вас, и Громовержцев, и людей Сорвиголовы, всех, #####!
- Неужели, Паркер? - с саркастическим тоном спросил Темный Росомаха, взъерошивая свой могавк. - Может быть ты тоже продался Руке? Хотя нет, тебя обильно кормит Осборн. Думаю, эти рогатые просто поймали тебя и промыли тебе мозги. Да, это самый очевидный вариант. И Скорджу тоже промыли мозги (который раз), если следовать из того, что от него сильнее всех несет Рукой. Ха! Я даже за себя не ручаюсь.
 На счет того, что ему тоже промыли мозги, Дакен и вправду сомневался, моля Силу о том, чтобы защитные механизмы, поставленные ему Ромулусом, защитили его. Хоть на что-то сгодится этот древний сукин сын.
- Ладно, вы как хотите, а я хочу выбраться отсюда поскорей. И не важно, что это, наверное, самая большая глупость в моей жизни. Фелиция, - Акихиро обратился к Кошке (заявка: которую активно "пичкал" своими феромонами). - Если хочешь, пойдем со мной.
 (заявка) Он подошел к двери их темницы, постучал для виду, а потом активировал когти, покрытые Мурамасой, и начал срезать её.



Alex Mercer

Вены продолжали окутывать Икса. Мёрсер смотрел на это зрелище с улыбкой на лице, но под бронёй она была незаметна для остальных участников вечеринки. Икс пытался бороться с данной напастью, но все его попытки освободиться были безуспешны, да и выглядели удручающе. Броня начала медленно переходить в тело Алекса, когти задвинулись, кисти рук поменяли свой внешний облик. Теперь Мёрсер выглядел как обычный человек, но можно ли его вообще считать человеком?
 Вены сомкнулись, затем начали покрываться сплавом крепчайших металлов. Для того, чтобы покрыть всем этим чудом вены Мёрсера, требовалось не более 10 секунд, но так как Мёрсер только что "пообедал", ему бы хватило и 5 секунд. Сплав покрывал вены плотно, образовывая плотную 20-сантиметровую стену, сквозь которую просто-напросто невозможно пробиться. Когда отверстий почти не остаётся, Мёрсер активирует с помощью вен оставшиеся звуковые гранаты. Проходит вторая секунда, Мёрсер замечает движение со стороны...
 Девушка, что пришла вместе со своим напарником, которого засасывало в купол странного металлического сплава, буквально поменялась на глазах. На третьей секунде девушка запрыгивает в почти замкнутый купол, хватает Икса вместе с его драгоценными очочками и они выпрыгивают из злополучного места. Вены не подвели Мёрсера, как и его рефлексы. Алекс прыгнул в сторону купола, место его правой руки занял клинок, но, как только Алекс замахнулся, произошло что-то уж совсем зловещее, неожиданное... Прогремел взрыв в голове Мёрсера, его тут же отбросило в сторону купола, внутри которого так же прогремел взрыв. Потом всё вокруг стало каким-то... Красным? Со стороны девушки был слышен жуткий вой... Мёрсер бы уже потерял сознание, если бы не вены, что распутывали металлический купол и входили обратно в организм Алекса.


 Пум-Пум... Кап-Кап... Пум-Пум... Кап-Кап...
 Мёрсера разбудило своё же сердце... Билось оно в нормальном темпе... Мёрсер чувствовал и контролировал все процессы в своём организме, что и дало ему понять, что сердце бьётся в нормальном темпе: 0.8 секунд работает, столько же отдыхает. но сейчас данная проблема отошла на второй план. Почему проблема? Он же не человек, какое на фиг сердце?!
 Веки Алекса с трудом поднялись. Мёрсер тут же огляделся. В комнате находился икс, его напарница, Муравей и персона, не знакомая Алексу.
 Алекс попытался встать. Первая попытка была не особо удачной, вторая же наоборот. Мёрсер встал. Осмотрелся уже во второй раз и заметил - он уже был здесь. Ну, точнее не он, а один из поглощённых им ниндзя. Из Мёрсера вышли вены, сантиметров на 5-6, после чего "обновили" организм Мёрсера - полностью восстановили одежду, залечили раны и убрали все органы.
 После восстановления Алекс краем взгляда заметил вооружённого незнакомца, который так же, но уже с первой попытки, встал на ноги и сжал в руках оружие. Алекс посмотрел на незнакомца слишком уж жутким взглядом, взглядом психопата, машины для убийств и просто потерявшемся в самом себе человеке. Потом же Алекс посмотрел в сторону Муравья-Великана и, наконец, в сторону Икса. Но взгляд уже был не тот. что "лежал" на незнакомце. Сейчас в глазах Мёрсера было уважение, но и небольшая долька иронии. Но потом его взгляд медленно перекинулся в сторону незнакомца:
- Не смотри на меня как на мишень. Это чертовски надоедает.
 Всё-таки, Мёрсера кое-что удивило. Уж слишком всё как-то тупо. Заперли в темнице, не надели своего рода кандалы и поставили мего-дверь, которую можно легко выбить. Собственно, вопрос - они действительно так глупы, как и вся эта махинация, или же просто Мёрсер не может понять всё до конца? Или всё вместе?
- Кто-нибудь что-нибудь помнит?
 Мёрсер спросил нормальным тоном, без угрозы и чего-либо, что внушало бы негатив. Но никто не обращал на него внимания. Ну точнее обращал, только вот на его вопрос никто не отвечал.
- В данный момент нам нужно держаться вместе, как бы вам этого не хотелось. Сейчас от вашего мнения много чего зависит, например - жить или умереть. Если хотите выбраться - сотрудничайте, если нет - без вопросов. Я уже предложил лучший вариант.
 Конечно, Мёрсер пытался убить всех этих людей, но и они пытались убить его. Так что. со стороны Мёрсера, всё, вроде как, предусмотрено. Вены начали заполнять пол, затем медленно перешли к двери.
 Все, находящиеся в зале, поняли Алекса, но вот одна небольшая деталь сгущевала все краски - он враг. Но сейчас действительно нужно было выбираться, а лишняя пушка, ну, способность, никогда не помешает. Люди подали "признаки жизни".



Чёрная Кошка

В те последние мгновения на улицах города, когда свобода и пусть временная, но безопасность были так близко и одновременно так далеко, казалось теперь страшным сном. Не открывая глаз, не осознавая пока где она находится и что с ней, Чёрная Кошка перебирала в памяти прошедшие события, пытаясь понять, что же с ними со всеми произошло. Она отчётливо помнила свой страх, даже ужас, заполнивший её без остатка, когда она смотрела в лицо своей смерти - Мистеру Иксу. Вернее даже не в лицо, а так, скорее в затылок - маньяк лишь изредка кивал в её сторону, ни разу не взглянув, когда уговаривал Дардевила убить её. Потом, словно мгновенная смена ракурса кинокамеры - она смотрит откуда-то сверху на разбросанные кишки Дакена и не может понять, почему ей так хочется в истерике зарыдать, сжимая руками большой и такой тёплый палец Эрика О'Грейди. Ах, да, точно что-то вспомнилось! Как она вознеслась ввысь, подобно той блондинке в белом платье, которую так полюбила Большая Обезьяна. На Фелиции не было белого платья, да и Большой Муравей не любил её, наверное, но и у этой истории конец мог оказаться печальным. Кажется она тогда всё-таки сжала палец Муравья, сильно-сильно и кажется даже крикнула ему что-то благодарственное, но думалось почему-то были вообще не о том. Оказавшись в безопасности девушка вернулась мыслями к тому, чьё изуродованное тело лежало где-то внизу. Она ведь даже не попыталась ему помочь! Вдвоём бы они точно справились с Иксом! Голова при мыслях о сыне Росомахи шла кругом, словно во время безумной влюблённости. В тот момент она даже забыла о своём страхе перед устрашающей татуированной фигурой с двумя острейшими клинками, насколько ей хотелось порвать Мистера Икс на части.
 В итоге Фелиция просмотрела начало всего самого интересного. Не так-то просто удержаться в ладони человека, даже если она размером с маленькую комнату. Эрик на месте не стоял и постоянно норовил сжать руку в кулак, но вовремя вспоминал о своей драгоценной ноше. Но вот когда он вдруг пошатнулся назад, едва не упав, девушка поняла, что происходит что-то серьёзное. Оседлав указательный палец, она свесила голову, чтобы увидеть как алый свет застилает глаза и услышать рёв, раздирающий барабанные перепонки...
 Наконец холод в пояснице, беспокоивший её всё это время, заставил девушку открыть глаза и встретить взгляд карих, полных злобы глаз Тёмного Росомахи. Увидев, что она смотрит в ответ, он быстро отвёл взгляд. Фелиция вновь поймала бабочек в затылке, но собралась с мыслями и встала, отряхивая пыльный костюм и параллельно оглядывая камеру. Радоваться было нечему - они с Дакеном хоть и живы, но в плену. У кого, она, в отличие от соседей по камере отгадать так сразу не смогла. Второго мужчину, оказавшегося их товарищем по неудаче, который смотрел вокруг так, словно всё ещё пребывал в мире иллюзий она не знала. Зато узнала голос, доносившийся откуда-то из соседней камеры. Капюшон - ну ничего себе! - назвал этого странного парня Скорджем и Чёрная Кошка поняла, что раньше слышала это имя, но не могла припомнить где.
 Судя по словам Капюшона, ситуация окончательно вышла из-под контроля не только у них, но и у Озборна, что обозначало, что кто-то более могущественный взял дело в свои руки. Однако всё это не имело значения. Перестало иметь, когда:
 - Фелиция, - бархатный голос разом снял все её тревоги - Если хочешь, пойдем со мной.
 - Вообще-то - встав рядом с дверью, опираясь рукой о стену, она заворожённо смотрела как Дакен орудует своими когтями - Я могла бы сделать это быстрее и тише, мой сладенький. Но тем не менее я с тобой. До конца. Только ты уж постарайся, чтобы твой конец не наступал так быстро, как в последний раз.
 Она шаловливо улыбнулась так, словно речь шла о сексе. Не имело значения, что в её душе всё кипело и она почти теряла сознание от счастья, в те редкие разы, когда он к ней обращался - Фелиция Харди уже не девочка и не станет пресмыкаться перед мужчиной, даже если он ей так нравится... Ну... в данном случае, пока Акихиро сам этого не попросит...



Mr. X

Икс пребывал в состоянии, которое нельзя было точно описать каким-то одним простым словом из самого богатого лексикона, или даже набором из пары десятков предложений красноречивого оратора. Маньяка охватило чувство настолько сложное, что он сам отчасти терялся от ощущений, усиленно циркулировавших где-то внутри от мозга к груди и обратно. Конечно же, блондина не выбила из колеи эта по-детски наивная попытка Мерсера расправиться с ним, просто по тому, что он, в отличие от Прототипа, прекрасно понимал ее полную и очевидную несостоятельность, а секундная заминка объяснялась лишь задорным желанием психопата усилить напряжение сложившейся ситуации до максимума, чтобы в самый последний миг разбить все планы Алекса презрительным, брезгливым щелчком пальцев, каким отмахиваются от назойливой, безвредной букашки. Но прежде, чем Икс успел сделать свой “финт ушами”, который должен был показать полное и безоговорочное превосходство блондина, вызвав на лице незадачливого оппонента настолько обескураженное выражение, что его фотографию поместили бы в словарь в качестве наглядного объяснения данного термина, в дело вступила Мадлен. Действия девушки противоречили практически всему, чему ее обучал маньяк последние несколько недель: опрометчивые, непоследовательные, непродуманные, спонтанные, импульсивные. Будь это одна из их тренировок, за подобный ход Цель заработала бы строгое наказание, но они находились в самом центре отнюдь нешуточного конфликта, так что оплошность вполне могла стоить жизни им обоим, но она думала об этом в последнюю очередь, уж Икс то это знал доподлинно. И в то время как блондин сохранял своё легендарное, непрошибаемое самообладание даже перед лицом кажущейся неизбежной смерти, не поведя и бровью, пока над головой смыкался импровизированный купол, подобно Гудини, закованному в цепи, погружающемуся в воду, готовясь к эффектному, сногсшибательному трюку, Кэмпбелл, вместо того, чтобы довериться испытанному чутью и неизменному профессионализму убийцы, бросилась вперёд. Это было так похоже на неё, и в то же время Икс совсем не ожидал подобного шага, только не теперь, когда к ней вернулись воспоминания, появилась по-настоящему важная причина оставаться в живых, пускай и совершенно чуждая ему самому. Тем не менее, не до конца представляя, что именно делает, чем рискует, и каким будет результат, Мадлен всё же отважилась поставить на карту свою собственную жизнь, ради призрачного шанса спасения безумного миллиардера. Психопат считывал каждое движение своей спутницы, впитывал весь ворох сумбурных мыслей, половину которых она сама не улавливала даже на долю секунды, и уже не мог удержать от того, чтобы она впрыгнула внутрь импровизированной капсулы, обхватив руками татуированное тело и крепко зажмурившись, будто готовясь к тому, что небо обрушиться на них в любую секунду. Икса обуревала холодная ярость и безмолвное бешенство, не находившие ни малейшего внешнего выражения, и вместе с тем порождавшие дикое желание свернуть Цели шею или перебить позвоночник одним ударом, но осознание того факта, что вряд ли во всей миллиардной человеческой популяции найдётся ещё хоть кто-то, готовый наплевать на себя, чтобы спасти такого безжалостного ублюдка, каким, несомненно, был блондин, заставило его приобнять худощавую, дрожащую от внутреннего напряжения фигурку бесчувственным металлом клинков. Он чувствовал, каким нечеловеческим усилием она преодолевала последние сантиметры, разрываемая на части куда более сильными волями впитанных личностей, особенно той, что затаилась внутри Сорвиголовы. На секунду Иксу показалось, будто в его руках пылает огненный цветок, убийственно прекрасный в своем смертоносном великолепии взрыва, сравнимом в величии разве что с термоядерным “грибом” атомного Армагеддона. Маньяк будто оседлал бурю, обратившись электрическим зарядом мощностью в тысячи вольт. Он бы расхохотался, как сумасшедший, продлись мгновение чуть дольше, но оно завершилось также неожиданно, как и началось, и вот психопат уже обнаруживает себя лежащим на полу в не самой приятной компании, зато с бессознательной Мадлен на руках. Икс провел сжатой в кулак ладонью по всё ещё коротким и по мальчишески взъерошенным волосам Цели, после чего водрузил ей на переносицу снятые очки, одним рывком поднимаясь на ноги и поддерживая спутницу под руку, чтобы иметь возможность достаточно свободно действовать и держать временно небоеспособную девушку как можно ближе к себе. Убийца чувствовал редкостное воодушевление, какое, должно быть, посещало самого Леонардо Да Винчи, пока тот рисовал Мону Лизу. Маньяк был готов создать шедевр смерти, но не хватало достойного полотна. Где-то в глубине лабиринтов темных коридоров затаился истинный Зверь, и психопат просто обязан его найти, а затем раскрасить все стены красным... но прежде, чем он успел что-либо предпринять, произошло нечто, непредсказуемое даже сверхестественными способностями Мистера Икс...
"Я – невозможный человек. Моя личность поверхностна и бесформенна, я глубоко и устойчиво бессердечен. Совесть, жалость, надежды исчезли давным-давно, если вообще когда-нибудь существовали. Я превзошел все неконтролируемое и безумное, порочное и злое, все увечья, которые я нанес, и собственное полное безразличие. Хотя я по-прежнему придерживаюсь одной суровой истины: никто не спасется, ничто не искупит. И все же на мне нет вины. Разве зло – это мы? Или наши поступки? Я испытываю постоянную острую боль, и не надеюсь на лучший мир, ни для кого. На самом деле мне хочется передать мою боль другим. Я хочу, чтобы никто не избежал ее", - Брет Истон Эллис, "Американский психопат".