26 Октябрь, 2020, 03:26:47 pmПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Plus 22: Part 1, Weapon 22  (Прочитано 1381 раз)

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 773
  • Karma: +8/-0
Plus 22: Part 1, Weapon 22
« : 07 Июнь, 2015, 05:43:09 am »
Plus 22: Part 1, Weapon 22
Марс - новая колыбель человечества. Бесконечные войны за ресурсы и попытка открыть для себя звезды изменили людей и мутантов. Герои и злодеи ушли в прошлое. Старые боги были уничтожены, а их место заняли новые. Добро и зло смешались в бесконечном хороводе, а где-то в глубинах сознания притаилось безумие, готовое уничтожить последние крупицы человечности.
Это история о прошлом и будущем, формирующем настоящее. О добре и зле и о выборе, который определяет нас.


Оставь надежду всяк сюда входящий.

Через 22 года после событий Death in Paradise.
Участники: Эмма Грейс Фрост, Циклоп, Степфордские Кукушки, Феникс, Икс-22. Опционально - Икс-24, Тёмный Росомаха.
Порядок ходов: Последовательный с сюжетным ходом мастера.
Мастер: Ex Nihilo, Wanda Lensherr
Описание местности: Марс, Церковь Святой Кинней.
Активность игроков: Активная ;)
Другое: Сюжетное продолжение Смерти в Раю. Следует прологом к Легкой Прогулке
ВАЖНО: Так как сюжет играется после Прогулки, некоторые вещи и события - не объясняю.
Learn more

Weapon 22, Акт 1: Двойка Апокалипсиса

[Земля. Год спустя.]

Время вскрикнуло. Пьетро успел произнести всего лишь пару слов, превращаясь в подобие мумии и тут же упал бездыханно. Мир вокруг Эммы Грейс Фрост внезапно стал двигаться очень быстро, База Оружия Икс снова была заброшенной и забытой, а потом от неё и вовсе не осталось ничего. Мир, казалось, горел в огне, горячее которого, наверное, не существовало.
Адское пламя ядерного апокалипсиса, уносящего с собой последние следы человечества, пробирало до самых костей, выжигая из Белой Королевы последние крупицы человечности. Время. Даже Феникс не был столь жесток с нашей героиней.

[Сейчас]

Перед глазами стояло лицо Иллианы, потерявшей сознание на глазах Людей Икс, пророчащей темное будущее. Это грядущее, которое она видела? Это будущее, которое пыталась предотвратить сумасшедшая Ксорн?

[Ковчег aka Новый Апокалипсис, на орбите Марса. Тёмная сторона. 241 день назад.]

Время вскрикнуло вновь. С этим полным боли возгласом пришло понимание, что она слышит крик своей дочери.
Софи умирала в муках. Она с трудом пыталась ползти по металлическому полу космического корабля, чтобы избежать нависшей над ней неминуемой участи. За её миниатюрным тельцем тянулась огромная клейкая липкая масса — кровь. Её преследователь не торопился, смакуя каждую секунду страданий.
Ища помощи и поддержки Софи подняла полный боли взгляд на мать, но было поздно — Лаура Кинней, так же известная как Икс-23, все это время следовавшая за ней, догнала её в тот самый момент, когда девушка уже могла коснуться Фрост рукой.
Мощный удар ноги по касательной лишил Кукушку последних надежд на спасение, а опустившаяся на одно колено Лаура с силой рванула ту за волосы, медленно перерезая ей горло.  Софи умерла в агонии.
Эмма улыбалась, торжествуя. Она чувствовала радость и удовольствие, мурашками пробежавшие по телу, которое ловило каждую секунду смерти своей... сестры. Белая Королева моргнула, осознав, что Софи намного старше, чем она её помнит, а эмоции наполняющие тело женщины не принадлежали ей, напротив — торжествовала Эсме, уже многие годы служащая Двойке Апокалипсиса. Она получала неподдельное удовольствие смотря на смерть десятков, сотен, тысяч и даже миллионов. Софи пыталась спасти её от самой себя за что и поплатилась. Глупо. Вся жизнь девушки прошла у неё перед глазами, возвращая её к моменту второго рождения.

[Ковчег/Новый Апокалипсис. Орбита Земли. 13 лет назад.]

Фрост знала своих Кукушек и их судьбу. Одна была ангелом, вторая — демоном, оставшиеся три — всего лишь детьми. Она смотрела на цветущий зеленый Марс, на огромные орбитальные станции, на разорванную на несколько кусков Луну, на лунную колонию и на выжженную безжизненную пустую Землю. Такую далекую и никчемную.
Огромный космический корабль прошел лунный пояс астероидов, после чего сделав круг вокруг планеты, сканируя поверхность, начал спускаться. Весчестер, США — туда держала путь огромная машина.
Школа Чарльза Ксавье, она же Академия Икс, позже ставшая Школой им. Джины Грей, от которой остались лишь руины и огромное кладбище... детей. Мощный тяжелый трап ударил по земле и среди пустынного вихря разряженной и зараженной радиацией атмосферы возникло две фигуры.
Дакен Акихиро — Тёмный Росомаха, Лаура Кинней — Икс-24 [!], наследники Апокалипсиса, бич человечества. Два самых опасных убийцы в Цивилизации Людей.
Эмма смотрела, как Лаура указывает на две могилы. Софи, Эсме. Две могилы, раскопанные десятком людей в черном (в которых, несмотря на кислородные маски и видоизмененную экипировку, без труда можно было узнать солдат Фасилити), чтобы возродить двух сильнейших телепатов планеты и заставить их служить Апокалипсису. Вернув их к жизни как своих слуг.

[Ковчег/Новый Апокалипсис, на орбите Марса. Тёмная сторона. 241 день назад.]

Эсме моргнула, Софи была мертва. Злость, непонимание... месть! Она не сразу поняла эти эмоции, а когда поняла — было уже поздно. Два черных как смоль когтя проткнули сердце Эсме со спины, а ровный горизонтальный удар лишил её головы. Парадоксально, но Дакен любил Софи. Она изменила его.
- Мы зашли слишком далеко, - грустно констатировал он, - Омега, кси, зета. Подтверждение — Акихиро. Активировать самоуничтожение, - Тёмный Росомаха убрал когти, грустно взирая в глаза сестре, полные ярости и безумия.
- Вряд ли, - сквозь зубы процедила Икс, подпрыгнув, сделав сальто и выпустив когти на ноге, разрезав Дакена пополам. Тот даже не успел среагировать. Эмма могла заметить, что за годы Икс стала куда быстрее и смертоносней. Безжизненное тело сына Росомахи упало на холодный пол корабля двумя кровавыми ошметками, - Кинней, отменить самоликвидацию, - сухо произнесла Икс-24.

Weapon 22, Акт 2: Церковь Святой Кинней

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней, бывшая Цекрковь Паломников aka Пристанище Феникса. Сейчас.]

Темнота. Эмма Грейс Фрост открыла глаза и поняла, что лежит на ледяном полу на спине, смотря на звездное небо, сквозь крышу поломанной деревянной постройки. Ветер, завывавший и ударявшийся в стены хлипкого здания был невероятно сильный и очень сухой, полный песка и пыли. Небо, звездное небо — такое знакомое и в то же время совершенно другое, далекое, совсем незнакомое. Фрески на стене, явно религиозного содержания были стерты временем и пожаром, который, похоже, случился тут несколько лет назад.
Фрост находилась среди ровных рядов высоких скамеек, выстроенных от входа к алтарю на котором лежала привязанная цепями девушка, пытавшаяся вырваться. Все это напоминало жертвоприношение, особенно в свете того, что над несчастной висел перевернутый огромный крест на котором, похоже, был выложен настоящий распятый человеческий скелет.
Осознание происходящего вокруг неё пришло не сразу, потребовалось несколько секунд, чтобы зрение и рассудок обрели былую ясность. Повсюду была кровь, её запах витал в воздухе, а проходы были заполнены мертвыми людьми. Эмма поднялась на ноги и увидела с десяток грязных одетых в черные, оборванные платья явно пропитанные кровью одинаковых темноволосых девушек, все как одна, синхронно, поворачивающихся в сторону Фрост. Их взгляд упал на неё, а в зеленых глазах сверкнула настоящая неподдельная ненависть. И с этим взглядом пришло осознание, за которым стоило бы последовать ужасу.
Эмма смотрела перед собой и видела продолжение ночного кошмара. На жертвенном алтаре лежала Икс-23, такая же взрослая, как та, которая совсем недавно убила её дочь в видении. Она пыталась вырваться из сковывающих её цепей, скелет, распятый на перевернутом кресте, так же принадлежал Лауре Кинней — два когтя на руках и один на ногах говорили красноречивей любых слов. Девушки в черном, полные ярости и безумия в глазах так же были повзрослевшими двойниками Лауры. Лишенные человечности и, похоже, рассудка готовыми убивать все, что движется машинами для убийства. Они зарычали и бросились на Фрост.
Циклоп был рядом. Эмма не видела его, но чувствовала его разум. Он был без сознания, в агонии безумного сна, такого же ужасного, как тот, который только что видела сама Фрост.

Оффлайн Emma Frost

  • Телепат омега класса. Неразрушимая бриллиантовая форма. Латентный телекинез. Боевые искусства, психология.
  • Uncanny X-Men
  • Сообщений: 28
  • Karma: +6/-0
  • Diamond Dust
    • Досье
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #1 : 22 Июль, 2015, 02:59:04 pm »
Агония. Единственное чувство, которое могло описать состояние Эммы. Единственное слово, которое могло описать то, что происходило с миром вокруг нее. Все вокруг стало болью и огнем, включая саму Эмму. Все вокруг исчезло и превратилось в прах. Это чувство было знакомо ей до боли. Эмма, несколько раз становившаяся носителем Феникса против своей воли, знала эту чувство беспомощности, ненависти и жара, знала, что такое по настоящему терять контроль. Феникс никогда не хотел ее, никогда не соединялся с ней воедино. Она всегда ощущала его ненависть и презрение, его яд, заполняющий ее тело и ее разум. Страшные видения, которые он посылал ей. Его настоящей любовью всегда была Джина Грей, и Эмма была лишь жалким временным пристанищем. Знакомая история, знакомая до боли.
Агония. Огонь и я.
Но, зная Силу Феникса, Фрост так же знала, что чувство, которое наполняло ее грудь сейчас, все то, что творилось вокруг, было чем-то иным. Ее мечущийся, сходящий с ума разум не был бы способен сложить два и два, но ее интуиция, какое-то древнее, исконное чутье в самых дальних уголках ее невероятного мозга... Они подсказывали телепатке, что Феникс был бы наименьшей из ее проблем. Что-то происходит со мной. Я умираю... Но не я. Умирает мир вокруг меня. И с ним гибнет все, что делало меня... человеком.
Человеком? Она никогда не была человеком, с тех самых пор, как впервые закричала на уроке от приступа страшной мигрени и упала на пол, окруженная жутким ореолом оглушающих мыслей, истекая кровью из носа, полуслепая и парализованная ужасом. В тот момент ее человечность показала свое настоящее лицо. Эмма была мутантом, от начала и до конца, до самых глубин своей сущности. Но... может ли мутант был человечным? Ей казалось, что нет. Все свое отрочество и ранние взрослые годы она была лишена этого качества, считая его такой же ненужной реликвией, не присущей ее роду. Но Чарльз Ксавье протянул ей руку помощи, Шон Кассиди увидел в ней друга и соратника, Роберт Дрейк раскрыл в ней юмор и легкость... бесконечная череда людей, изменивших ее жизнь своей... человечностью.
Так почему же сейчас Эмма вновь ощущала себя чем угодно, только не существом, способным на сострадание, горе и сочувствие? Ее мозг словно заменили на чей-то другой. Ее тело казалось чужим. Фрост чувствовала, как ее разум растворяется в облаке забвения, становясь разумом кого-то знакомого, кого-то родного... Но не ее.
Софи... Дыхание Эммы оставалось ровным, ее душа не ощутила переворота при виде дочери, лишь тонкая невидимая ниточка воспоминания дернула ее сердце, еле заметно, призрачно... Эмма сразу узнала ее, как узнавала всегда не смотря на полную идентичность Кукушек. Спутать Эмму не смог и возраст девушки... и кровь, залившая все лицо Софи. Почему Эмма не чувствовала ничего при виде этой ужасной картины? Она лишь стояла и смотрела, отчужденно и холодно, как темная фигура преследовала маленькую телепатку. Эта фигура была... Х-23.
Мне нужно было убить тебя во сне. Мне нужно было стереть тебя с лица Земли, это была моя цель в этом мире, ты - яд, ты - смерть... - мысли пронеслись в ее голове в панической, спутанной лихорадке, и исчезли. Она снова ощутила полный покой. И когда Кинней убила Софи, Эмма ощутила лишь... радость. Ты всегда думала, что ты умнее меня, сестра, не так ли? Ты всегда думала, что ты можешь учить меня жить. Что ж. Позволь мне научить тебя умереть. Это были чужие мысли, мысли другой ее дочери, той, которую Эмма потеряла столь давно, тысячи лет назад, в другой жизни...
Череда страшных видений не закончилась. Эмма увидела много ужасающих, греховных вещей после этого - каждая из них свела бы Эмму Фрост с ума, если бы невидимая, страшная сила не держала ее разум и тело в целости, как цемент держит шаткое старое здание на грани разрушения. Предательство и козни, ужасные планы, смерть и возрождение... Если бы ее сердце было смертным, оно остановилось бы от боли... Но боль была далеко. Отдельно от ее тела. В другом мире.

И вдруг все закончилось. Туман, полный более реальных чем жизнь видений, сменился темнотой быстрее, чем Фрост успела моргнуть. Этот переход испугал ее не меньше чем все увиденное до этого. Все тело женщины вздрогнуло, словно вырываясь из физических оков. Она резко села на ледяном полу и обхватила голову, запуская пальцы в свои серебряные волосы до боли. Сердце телепатки готово было выпрыгнуть из груди, ее дыхание было таким частым, что легкие начали гореть, а перед глазами запрыгали желтые круги. Возьми себя в руки, Фрост! Соберись! Открой глаза!
Страшным усилием воли блондинка заставила свой разум выйти из транса и сконцентрироваться на реальности. Где она? Церковь... Старая, заброшенная, когда-то явно поглощенная пожаром. Крест... Это же..? Как это может быть? Женщина не поверила своим глазам, увидев алтарь со скелетом, который невозможно было спутать ни с чьим другим. И только потом она увидела их...
Клоны. Одинаковые молодые женщины, старше, чем Эмма привыкла, но спутать их с кем-то другим было невозможно. Они смотрели на нее с такой ненавистью, что Фрост на секунду опешила, подавив инстинкт превратиться в алмаз. Ей была нужна телепатия. Эмма чувствовала, что ее силы изменились, но старые инстинкты ее управляли ей в момент стресса...
Усилием воли она заставила себя на секунду отвести глаза от уставившихся на нее жутких фигур и увидела Лауру Кинней, или ее клона, привязанную в жертвеннику. Ненависть кольнула душу Фрост. Видение Эсме, медленно умирающей в смертельных объятиях Х-23, было свежо в памяти телепатки. Хорошо. Это хорошо. - зло подумала она.
Но Эмма прекрасно понимала, с чем умеет дело. Одна Х-23 не была равно другой Х-23. Проклятые клоны. Как она должна разобраться с этим запутанным клубком смерти и жизни? К счастью, Фрост была телепаткой. Это изрядно облегчит ей работу. А если нет... она всегда может просто разрубить этот гнилой узел раз и навсегда. Убить их всех. Всех до одной. Да... Ее совесть позволит ей сделать это. Лауре был дан шанс, тысячи шансов... Но в какой-то момент гангрена становится неподвластна лечению. В какой-то момент умирающую часть тела нужно отрубить. В этом никто не виноват... И это несправедливо. Но это правильно.
Вот только убить Х-23 - не самая легкая задача. Убить целую армию? Невозможно. Фрост знала, что сможет пережить их атаку, но что дальше? Она не убежит от них и уж точно не спрячется. Они пересилят ее, и что потом? Почему-то ей не слишком хотелось узнавать. Эмма посмотрела на группу пугающе одинаковых девушек. Одна я не справлюсь. Я слишком стара для этого цирка. Хотя бы глоток виски, чтобы умереть в менее скверном расположении духа...
Но... была ли она одна? Как только мысли Фрост более-менее пришли в порядок, она начала улавливать мысли за пределами своего прямом окружения... И один голос невозможно было пропустить, и даже не потому, что он был полон боли, хаоса и агонии... А потому что этот голос она узнала бы из миллиона других. Счастье, постыдно наполнившее грудь Эммы, могло сравниться только с равносильным ужасом.
- "Скотт..." - глаза Фрост слегка засветились от напряжения. Самое время накинуть алмазную форму, милочка... Са-амое время. Но она не могла не связаться с ним. Она должна была рискнуть.
- "Скотт, дорогуша... Я разочарована. Хватит отдыхать. Нас ждет война, разве ты забыл?" - даже телепатически, она не могла скрыть ком в горле. Вернись ко мне, Скотт будь-ты-проклят Саммерс. Вернись ко мне.
Заявка: Пользуясь преимуществом телепатического мира, время в котором летит в разы быстрее, Фрост нашла разум Циклопа и перенесла свою астральную проекцию в самую глубину его кошмара, представ перед ним в виде ослепительно белой фигуры, чтобы оборвать его кошмар и помочь ему вырваться в реальность.

Оффлайн Cyclops

  • Разрушительные лучи энергии различной формы и силы, излучаемые глазами. Идеальное чувство гиометрии, позволяющее просчитывать рекошет лучшей. Великолепный лидер и стратег.
  • Moderator
  • *****
  • Сообщений: 28
  • Karma: +3/-0
  • Evil come from the abuse of free will - C.S.Lewis
    • Биографи Циклопа (Скотт Саммерс)
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #2 : 19 Февраль, 2016, 03:25:48 am »
Иногда, закрывая глаза ты проваливаешься в темную и бесконечную нору и летишь вниз через всю свою жизнь, переживая все победы и поражения. На дне, подобно Алисе из Страны Чудес ты найдешь новый мир, Зазеркалье, сотканное из настоящих кошмаров. А может и нет... В конечном итоге Циклоп теперь воспринимал окружающий мир совершенно иначе. Не так, как его видят «обычные» люди. С его глаз упала пелена лжи.
Когда ты падаешь в нору, то дно находится слишком глубоко, чтобы увидеть его сразу. Скотт оказался внизу практически мгновенно. Иллюзии были развеяны, выбор был сделан, но ситуация, похоже, слишком быстро выходила из под его контроля.
Окружающая темнота давила, готовая поглотить все вокруг. Они, призраки сотканные из теней, были там, в глубине, смотря пустыми глазами на Скотта, пытаясь найти его, добраться до него. Любому на его месте стоило бежать, Циклоп был не из тех кого волновали мертвецы его прошлых жизней. Он вступил в тень и увидел физическое воплощение оставленных на его сознании психических шрамов — все те, кем он когда-то был или же мог стать смотрели на него, готовые напасть, но так и не сдвинулись с места.
Это была загробная жизнь, которая не несла в себе ничего. Пустота, Лимбо, пестрый черно-белый ландшафт, сотканный из тьмы и проблесков света. Мир, который нес в себе отпечаток заблудших душ: Школа и погибшие там ученики, Геноша с миллионами потерянных в одночасье душ и конечно горы и равнины Марса, которые на протяжении лет были ареной борьбы за таящуюся в сердцах юных мутантов силу Феникса. Откуда он знал это? Уже не так важно...
Это была планета мёртвых простирающаяся под ногами Циклопа и заканчивающаяся огромным обрывом, над которым возвышались скалы. На их вершине и стоял Скотт, наблюдая за тем, как души умерших копошатся в Чистилище, не имея возможности выбраться и найти наконец-то покой. Независимо от того, что их ждет впереди — рай или ад.
Холод медленно подползал, аккуратно касаясь Циклопа. Холодные руки Смерти обнимали его, но ему было нечего бояться. Где-то в глубине души Скотт знал, что ещё дышит, стоя пока ещё одной ногой в мире живых. Он понимал, что его новое состояние сознания однажды заставить его откинуть вуаль и оказаться по эту сторону, в ожидании страшного суда. Впрочем, этот час ещё не настал.
Скотт обернулся, смотря на серые облака. Они застилали свет, погружая этот мир мёртвых в постоянные сумерки, где свет играл в черно-белых красках, лишенных возможности озарить все вокруг. Черное и белое были частью этого мира, по-всей видимости подчеркивая его расположение между двумя состояниями человеческого бытия — Жизнью и Смертью. А может быть просто-напросто человеческий разум не мог воспринимать то, что с ним происходит. Возможно ли, что Разум Скотта не был готов к тому, чтобы умереть? Не столько Разум, сколько его суть, известная так же как Душа... ?

***

Сложно сказать, сколько времени Сайк провел здесь. Горы, пустыни, бесконечные дожди и даже океан... - это место было настоящей полноценной планетой, не подчиняющейся привычным законам логики и физики. Это место было бесконечным, но, в общем-то, — это был полноценный мир, похожий на Землю, но разительно отличающийся от неё. Время здесь текло вечно, но для Циклопа оно замедлило свой бег и Скотт смог разглядеть среди облаков Свет.

- «Джин», - произнес он и тут же осекся, когда понял, что возникший на небосклоне Феникс состоит из холодного огня, который сожжет тебя дотла тогда и только тогда, когда сам того пожелает!
Феникс стояла напротив него, смотря прямо ему в глаза и улыбалась. В этой улыбке не было надменности или холодной отрешенности, скорее она была грустной как-будто от долгого расставания. По её взгляду Скотт понял, что в этом мире он давно мёртв и она не смогла ничего изменить, чтобы предотвратить это. Не смогла тогда, не сможет и сейчас.
- «Магия? Мы здесь из-за магии?»
Она улыбнулась, одобрительно кивнув.
- «Полагаю о том, как я умру ты мне тоже не расскажешь?»
Одобрительный кивок, после чего улыбка изменилась и Скотт увидел ту, которую так любил в её истинном великолепии.
- «Ах Эмма», - улыбнулся Скотт, проводя по холодной коже руки Белого Феникса, Королевы Фениксов, - «Я скучал....», - он задумался, - «По тебе старой», - она неодобрительно повернула голову на бок, - «По тебе настоящей», - поправился он.
- «Пора просыпаться, да?», - произнес Слим. Фрост кивнула.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 773
  • Karma: +8/-0
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #3 : 24 Февраль, 2016, 09:53:52 pm »
Weapon 22, Акт 3: Боги и ...

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней, бывшая Цекрковь Паломников aka Пристанище Феникса. Сейчас.]

Эмма смотрела на приближающихся двойников Икс-23. На животное безумие, которое так явно светилось в их глазах - они давно потеряли то, что делало их людьми, но, тем не менее, не лишились рассудка полностью. Похоже они были чем-то новым, ещё незнакомым Фрост. Тем временем Лаура, лежавшая на алтаре предприняла одну за одной попытку вырваться, на этот раз попытавшись, используя общее замешательство, повалить алтарь. В это самое время стрелки часов начали замедлять ход, Эмма сосредоточилась и коснулась разума Циклопа.
Телепатия Фрост, после встречис Фениксом, была разбита на мельчайшие части, ограничивая её способности. Впрочем, когда дело касалось разума Скотта, перед Эммой не было закрытых дверей и все же холод ужаса, пробежавший внезапно по её телу, подсказывал, что игра на опережение только началась. К примеру: время не остановилось, как было всегда, когда Эмма касалась чьего-то разума, - оно продолжило бежать вперед. Намного медленней, правда, но алтарь с клоном Икс-23 продолжал падать, а обезумевшие двойники Лауры Кинней продолжали приближаться. Тик-ток, тик-ток. Похоже Белая Королева просто-напросто выиграла для себя немного времени. Тик-ток.

Weapon 22, Интерлюдия 1: Кроличья нора Саммерса

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней. Внутри разума Скотта Саммерса aka Циклопа. Вне времени.]

Эмма закрыла глаза, проваливаясь в Кроличью Нору. Переживая все, что когда-либо происходило со Скоттом. Перед ней были открыты все двери, все секреты, а все, что было ещё несколько часов назад недосказанным — теперь превращалось в слова. Она падала и чем ближе было дно, тем отчетливей Эмма понимала, что Скотт мёртв. Мёртв не потому, что его сердце остановилось, а разум подвергся значительному инвазивному воздействию изменившему его, лишив души, - нет! Все было прозаичней: здесь и сейчас, в этом времени, Саммерс не существовал в мире смертных, а лежащий где-то среди старых прогнивших скамей церкви Скотт, её Скотт, сейчас смотрел в кривое зеркало своего будущего, не видя там ничего кроме потустороннего мира искаженного будущего.
Не найдя там отражения он провалился в бескрайнее Лимбо между жизнью и смертью, а Эмме ничего не оставалось, как последовать за ним. Тик-ток, тик-ток. И, тем не менее, любопытство взяло верх: не долетев до дна, Эмма схватилась рукой за последнюю, сотканную из пустоты дверь, разделяющую Скотта ДО странных изменений в его психике и ПОСЛЕ них. Фрост не успела открыть её, так как темнота, ореолом окружившая вход в последний тайник разума Циклопа, ожила и схватив Белую Королеву за руку, затащила внутрь.
Эмму поглотила тьма. Холодная и вязкая, подобная той, которая неосязаемо наполняла базу Оружию Икс, вслед за которой пришли призраки давно умерших детей и близнецы - дети Магнето, вслед за которыми мир перевернулся с ног на голову, а Фрост провалилась в огненную агонию будущего! Теперь, впервые за все время, она чувствовала этот мир мертвецов всем телом, находясь в идеальной пустой темноте, лишенной света, звука и даже запахов. Похоже Эмма Грейс Фрост оказалась в настоящем Лимбо, единственным источником света в котором было её собственное тело.
Осознание этого пришло не сразу, но тело Эммы излучало яркий белый свет. Сейчас она являла собой ослепительно белую фигуру в кромешной тьме. Свет лился из всего её естества, а белое длинной платье со шлейфом, идеально подходящее ей, лишь немного поглощало яркий белый свет исходящий с поверхности её идеальной кожи. Единственным, что не излучало свет, были её волосы. Красивые и длинные золотистые локоны, аккуратно падающие на плечи Фрост. Похоже именно такой её видел в своём подсознании Скотт.
Свет озарял бесконечную тьму, разгоняя её, делая её текучей и живой, убегающей от лучей света Белой Королевы. Именно здесь Эмма услышала десятки голосов, принадлежащих Саммерсу и поняла, что нашла источник Кошмара. Присмотревшись она смогла разобрать очертания небольших зубастых существ, напоминавших собой сотканных из тьмы гибридов Скотта Саммерса, Циклопа, и персонажей дешевых ужастиков про нападение подводных монстров из глубин. Они были небольшими и горбатыми, на неровных ногах, имели такие же короткие когтистые ручки и огромные острые зубы, как у пираний, смотря на Эмму единственным алым глазом своих визоров. Они говорили одновременно, превращая свои слова в невероятно громкий неразборчивый гул, такой силы, что Эмме приходилось припасть на колено, чтобы не быть сбитой им с ног.
Существа бросались на неё и превращались в прах в лучах ослепительно белого света. Это были призраки прошлого. Страхи, ужас и ненависть, тех, кем когда-то был Скотт. Когда последний из монстров был уничтожен, а тьма сменилась ослепительно пустой белой комнатой посреди которой стояла Фрост в гордом одиночестве она смогла разобрать другие, но не менее знакомые голоса:

- Если мы хотим, чтобы эти переговоры закончились чем-то большим, нежели попыткой убить друг друга, то всем сторонам нужны гарантии в честности собеседников. Я предлагаю чтобы мы, все трое, открыли друг для друга свой разум, чтобы удостовериться, что ни у кого из нас нет тайных мотивов, - произнес Скотт. Похоже ему вторил другой знакомый Эмме рост голос...

- Натаниэль Эссекс играл не только с тобой, Скотт Саммерс, - Страйф заложил руки за спину и гордо поднял голову, - И всё же я считаю, что стоит попробовать. Я не говорю о возможности полного доверия, каждый из нас не должен расслабляться. И, тем не менее, перспектива сулит большую выгоду каждому из нас. Я сделал свой первый шаг и надеюсь, что воссозданное станет достойной демонстрацией моих желаний и возможностей.

А потом они заглянули в души друг другу. Скотт смотрел на Страйфа, а тот смотрел в душу Циклопа. Они оба менялись, два сознания, продолжающие свою мутацию внутри разума. Мозг, который мутирует, не обращая внимание на тело. Похоже Страйф нашел новую цель, готовясь стать новым Мессией для расы мутантов, а Циклоп, учитывая чем закончилась его встреча с Фениксом, был готов к новой эволюции своего сознания...


- «Это была простая сделка», - произнес женский голос, подобно эхо, идущему отовсюду и из ниоткуда одновременно, - «Интересы совпали. Не более того».

Эмма не сразу поняла, что она падает. Падает сквозь плотные серые грозовые облака, а весь мир вокруг неё, сотканный из черно-белых тонов, был именно тем местом, где сейчас находилось сознание Циклопа.
Горы, пустыни, океаны, настоящий мир сотканный из теней. Именно на этот мир взирала с высоты птичьего полета Белая Королева, падая к земле, но не достаточно быстро, чтобы разбиться, зато достаточно медленно, чтобы созерцать. Ничего не мешало ей рассмотреть это место в подробностях.
Шёл дождь и белое платье промокло до нитки, было холодно, но Эмма понимая это сознанием, не чувствовала холода. Казалось, что по её венам течет настоящий, приятный и успокаивающий огонь. Золотистые волосы были сухими, а из-за падающей на них воды, с каждого из волосков в отдельности испарялись капли воды, образуя за спиной Фрост некое подобие крыльев. Она не сразу поняла это, но эти крылья принадлежали Фениксу!

- «Я скучала», - продолжал голос, фигура носителя которого начала собираться из пара прямо напротив Фрост, приобретая черты... её собственного лица (!), - «По тому, кем я была, когда-то. По своей человечности», - перед Эммой формировался её двойник, Эмма Грейс Фрост — Белый Феникс, - «Но мне не кого винить», - продолжала она, смотря в глаза Эмме, - «Я — это меньшее зло, Жнец — был большим», - она рассмеялась. По-доброму, искренне, как если бы не смеялась уже многие многие годы, приложив палец к губам, прося жестом не говорить ничего и коснулась плеча Эммы. В следующую секунду они оказались на земле, рядом с Циклопом. Эмма смотрела на Скотта и на себя саму, ту, кем как подсказывало её нутро, она станет в будущем.

- «Магия? Мы здесь из-за магии?»
Белый Феникс улыбнулась, одобрительно кивнув.
- «Полагаю о том, как я умру ты мне тоже не расскажешь?»
Одобрительный кивок.
- «Ах Эмма», - улыбнулся Скотт, проводя по холодной коже руки Белого Феникса, Королевы Фениксов, - «Я скучал....», - он задумался, - «По тебе старой», - она неодобрительно повернула голову на бок, - «По тебе настоящей», - поправился он.
- «Пора просыпаться, да?», - произнес Слим. Феникс кивнула.


Weapon 22, Акт 3: … и Монстры

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней, бывшая Цекрковь Паломников aka Пристанище Феникса. Реальность. Сейчас.]

Мир начал приобретать краски, размываться, а перед глазами снова появились скамьи, ночное небо, сухой запах и завывающий в стенах церкви ветер. Эмма и Циклоп все ещё были внутри. Двойники Икс-23 в злобной ярости приближались. Время начинало ускоряться. Циклоп пришел в себя на мгновение раньше Фрост и тут же выпустил пучок разрушительной энергии, рикошетом отразившийся от пола и  деревянных скамеек, превратив их в ошметки, и настигнувший двойников Лауры Кинней. Один из лучей ударил около алтаря, перебивая цель, которая связывала Икс-23, которую двойники платинировали принести в жертву.
Церковь не была готова выдержать удар оптической энергии такой силы. Здание покачнулось, по правой стене пошла огромная трещина, увеличивающаяся с каждой секундой. Перевернутый крест упал, разбрасывая ошметки костей мертвой Икс-23 во все стороны. Деревянное здание было готово обрушиться. Времени на реакцию, увы, практически не оставалось.
Несмотря на силу энергетического удара Скотта, не было похоже, что он способен остановить допельгангеров Кинней. Скорее его атака их просто разозлила. Ни Скотт, ни Эмма никогда не видели, чтобы смертельные раны заживали с такой скоростью!
Издав разрушительный рык, грязные в оборванных и частично сожженных оптическим лучом Циклопа платьях, женщины, двигающиеся с животной грацией, в очередной раз бросились в атаку. Запах горелой плоти и запекшийся крови наполнил помещение. Они приближались...

Оффлайн Emma Frost

  • Телепат омега класса. Неразрушимая бриллиантовая форма. Латентный телекинез. Боевые искусства, психология.
  • Uncanny X-Men
  • Сообщений: 28
  • Karma: +6/-0
  • Diamond Dust
    • Досье
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #4 : 05 Декабрь, 2016, 11:29:24 pm »
Была ли Эмма удивлена? Это самая забавная мысль, которая только могла прийти кому-либо в голову. Удивлена? Да она едва помнила это чувство, оставленное далеко в прошлом, когда в мире все еще существовали какие-то правила и законы, направления и стрелки, указывающие пусть смертельный, кощунственный, низменный, но путь. Сейчас Фрост едва ли смогла бы вспомнить, как что вообще такое удивление. Хотя, после определенного количества лет регулярных уколов ботокса, которое не стоит произносить в слух, ее лицо все равно едва отразило бы драматический шок. После всего того, что происходило за последний год, день, век?... Эмма больше не удивлялась ничему. Возможно, кроме того наряда, в который облачил ее разум Скотта...
- "Белое платье, дорогуша, ты серьезно? Даже не знаю со сколькими уровнями китча мы здесь работаем..." - она прервалась на полуслове, услышал голос, показавшийся ей крайне знакомым. Настолько знакомым, что даже начав падать, Фрост думала лишь о нем. Откуда, откуда она знает этот голос? В голове ее, как удар молота, прозвучало имя - Кассандра Нова, и в этом не было никакого смысла, пока телепатка не увидела перед собой... фигуру самой себя. И, не получив ответов ни на один другой вопрос, Эмма хотя бы поняла причину такой ассоциации. Она слышала свой голос со стороны лишь единожды, разговаривая с Кассандрой Новой, однажды принявшей облик Белой Королевы. Еще никогда Эмма не хотела так сильно расцапарать себе лицо. И в некоторых словах ее фальшивые британские гласные звучали просто отвратительно.
Скотт, не смотря на все то, чем мы занимались в Опасной Комнате, перед лицом мучительной смерти все же нет времени для игрищ, - подумала про себя Эмма, глядя на своего двойника, больше похожего на ее идеализированный образ, этакого плачущего ангела.
- "Да, да, моя милая, удиви меня чем-то еще, Скотт заключал сделки с людьми и похуже, например с продавцом белья Виктория Сикрет на тот злочастный День Святого Валентина, но мы не будем винить его за ужасный вкус, ведь, как и в тот день, он все равно всегда умудряется каким-то образом добиться своего." - Эмма лишь небрежно отмахнулась от Феникса, которую мало смутил ее сарказм, наоборот, вторая Эмма лишь звонко рассмеялась, сказав что-то о человечности, о Жнеце... Что она имела в виду? Почему она назвала себя меньшим злом? Где связь между ними? Точнее, почему, ну почему, всегда есть эта связь между Эммой Фрост и Джин Грей из прошлого, будущего или настоящего. Я проклята на веки идти рука об руку со священной коровой Грей. Все ее обноски становятся моей судьбой. Это даже как-то жалко, если посудить.
Скотт пока не видел ее, он смотрел лишь на Феникса, и, не смотря на годы опыта и миллионы уговоров самой себя перед зералом не быть такой тряпкой, Фрост ощутила в тысячный раз, как рухнуло ее сердце в груди, когда Скотт произнес свое заветное "Джин...". Я расту как личность... Она тряхнула волосами и опустилась на колени возле лежащего Циклопа, положила руку на его горячий лоб. Почему-то Эмме вспомнился тот единственный день в ее памяти, когда Скотт позволил себя остаться в комнате с температурой. Он спал, а она сидела возле него, глядя на это бледное лицо, подрагивающие ресницы, тревожно сведенные даже во сне брови. Она смотрела на мужчину, которого любила, и молилась всем известным ей божественным существам, чтобы хотя бы в этот день, этот единственный день, не наступил очередной конец света, и она могла провести его не Белой Королевой, не роковой леди, не солдатом, а женщиной, здесь, в их комнате, в их постели, кормя Скотта супом и не веря в его истории о внезапном выздоровлении... И вдруг она услышала те же самые мысли в его голове, и это был один из самых счастлиых дней в ее жизни... перед тем как она потеряла все.
Обе Эммы кивнули, когда Циклоп сказал, что пора просыпаться. На секунду Эмма даже опешила, не зная что сказать, когда встретится взглядом с (когда-то?) лидером рода мутантов, но она зря волновалась - стоило Скотту прийти в себя, из его глаз выстрелили алые лучи куда-то за спину Фрост, заставив ее не слишком изящно отпрянуть, едва не упав на холодный каменный пол... Каменный пол? В телепатических фантазиях нет каменных полов. О боже, мы снова в реальности...
(заявка) Она успела превратиться в алмаз за секунду до того, как с потолка упала огромная деревянная балка, чудом промазав Саммера и разбившаяся в щепки о плечо Эммы. Фрост мгновенно оказалась на ногах, готовая вступить в изначально проигрышный бой с армией клонов Х-23, но быстро поняла, как глупо даже пытаться. Рано или поздно они пересилят и убьют Скотта, и уволокут алмазное тело Эммы в ту дыру, из которой пришли. Нет, ей нужна дугая стратегия, и к счастью Фрост, один беспроигрышный вариант всегда был про запас. Веки телепатки дрогнули, алмазная форма исчезла, словно впитанная белой кожей Фрост, и, за долю мгновения до того, как один из когтей вонзился в ее напряженное, сконцентрированное лицо, время замерло.
Эмма повернула голову и взглянула на Скотта, на которого телепатическая "остановка времени" тоже не распространялась.
- Просто для протокола. - полностью игнорируя лезвие в миллиметре от своего лица, Фрост подняла хрупкую ладонь в воздух между собой и Саммерсом, демонстрируя обломанный кончик ногтя на безымянном пальце. - Эта девчонка крайне испытывает мое терпение.

Оффлайн Cyclops

  • Разрушительные лучи энергии различной формы и силы, излучаемые глазами. Идеальное чувство гиометрии, позволяющее просчитывать рекошет лучшей. Великолепный лидер и стратег.
  • Moderator
  • *****
  • Сообщений: 28
  • Karma: +3/-0
  • Evil come from the abuse of free will - C.S.Lewis
    • Биографи Циклопа (Скотт Саммерс)
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #5 : 04 Январь, 2017, 04:05:03 pm »
Скотт Саммерс смотрел на Эмму Фрост. Такую красивую и самоуверенную, даже во время неравного боя, когда складывается все против тебя. Эту вероломную прямолинейную Эмму с её иронией и здравым взглядом на вещи Циклоп любил больше жизни. И именно поэтому он снова и снова возвращался к ограничениям с которыми столкнулись способности Эммы после... инцидента. 
Путь, по-которому пошел Саммерс, вряд ли подошел бы Фрост. Являясь более сильной и целостной личностью ей не нужно было перелопачивать своё сознание, формируя себя заново ради блага Мутантов. Циклоп не раз был в её разуме, он знал на что она готова пойти ради победы в не объявленной Человечеством войне. Тогда что оставалось? Как вернуть Эмме способности? Ответ был очевиден — поставить её в ситуацию жизни и смерти, когда инстинкт самосохранения возьмет верх и без использования телепатии Эмма погибнет.
«Fight of Flight» - ничего нового!

Была ли нынешняя ситуация идеальной возможностью проверить эту теорию? Сможет ли Эмма воспользоваться своей телепатией или инстинктивно перейдет в алмазную форуму, чтобы спасти себя? Несмотря на происходящее вокруг безумие именно эти вопросы больше всего волновали Скотта. Он знал достаточно о будущем, чтобы строить свои предположения, но главным все-равно оставался факт — Эмма не может умереть. Даже если клоны Кинней убьют её сейчас, Фрост возродится в форме Белого Феникса. Время. Да, у Эммы Грейс Фрост и Скотта Саммерса ещё было время.
Сам Скотт бы никогда не поставил Эммы в эту ситуацию. Такое решение по активации её «спящих» способностей было обоснованным, но что-то внутри его холодного мозга ящерицы все-таки останавливало Саммерса в его планах по созданию потенциально-смертельной ситуации, угрожающей жизни его Королевы. Сейчас Фрост сама, намеренно или нет, поставила себя в ситуацию в которой Циклоп ничего не мог сделать. Не мог или не хотел? Уже не важно...

Время замерло. Когти клона Икс-23 неумолимо приближались к идеальным глазам Белой Королевы. Скоро все закончится. Скоро, а пока.... А пока Циклоп наблюдал за движениями двойников Лауры Кинней. Время двигалось невероятно медленно и это позволяло оценить происходящее вокруг более детально, составив план...
Конструкция старой церкви, где находились Скотт и Эмма, утратила устойчивость. Одна из стен завалилась вбок, утаскивая за собой сохранившиеся перекрытия того, что некогда было крышей, а сейчас напоминало решето.
Похоже крыша была готова обвалиться, в этом не было сомнений. Здание пришло в движение, все ещё (и это удивительно) сохраняя целостность. С каждой секундой промедления шансы выжить у Циклопа и, возможно, Эммы — таяли на глазах. Расположение двойников Икс-23 позволяло Слиму нанести по ним сфокусированный оптический удар, но Скотт не мог гарантировать, что рикошет от пола, скамеек и, возможно, частей плоти Икс-23 не дестабилизируют конструкцию слишком сильно, обеспечив её обрушение. В конечном счете именно его недавняя атака поставила их с Эммой в это непростое положение.
Оставалось ждать.

Анализируя ситуацию, Циклоп пришел к выводу, что оптимальным вариантом будет использовать окно возможностей, открывшееся в связи с попыткой Эммы взять на себя удар. Возможно не слишком осознанной попуткой, но что это меняло?
Сайк не одобрял этого, считая риск необоснованным, но в тоже время от признавал скрытую логику действий Эммы. Сконцентрировавшись на ней, противник даст Циклопу необходимое время, чтобы занять более выгодную позицию для того, чтобы покинуть церковь до её обрушения.
Сама атака Икс-23 в сторону Эммы приведет к одному из двух возможных вариантов: активации телепатии в былом величии способностей Белой Королевы, либо превращении Фрост в живой алмаз.

Заявка: В первом случае Эмма без труда нейтрализует атаковавших её двойников Кинней, а Скоотту останется лишь сбивать падающие куски конструкции, чтобы Фрост успела принять алмазную форму, позволив церкви похоронить под обломками клонов Икс-23.
Второй вариант был менее предпочтительным, подразумевая, что инстинкт самосохранения Эммы активирует её алмазную форму во время атаки Икс-23. Тогда Скотту не останется ничего, кроме как использовать тело Эммы как призму, для максимального охвата площади атаки. Церковь обрушится похоронив под собой клонов и Фрост. Все, что нужно будет сделать потом — сжечь все дотла, надеясь на то, что ускоренная в разы, если не десятки раз, регенерация двойников Икс-23 не позволит им восстановиться от полученных повреждений. В этом случае, все что потребуется от Слима — вытащить Эмму из под завалов.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 773
  • Karma: +8/-0
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #6 : 12 Февраль, 2017, 03:48:10 am »
Weapon 22, Акт 4: Жизнь...

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней, бывшая Цекрковь Паломников aka Пристанище Феникса. Реальность. Сейчас.]

Похоже ситуация окончательно вышла из под контроля. Двойники Икс-23 неумолимо приближались к Белой Королеве и даже главный стратег Людей Икс [Циклоп] имел в запасе весьма ограниченный арсенал идей как выбраться из сложившейся ситуации. Практически не имея альтернатив, Скотт и Эмма полагались на козыри, спрятанные в их колодах, возможно неведомо подписывая себе смертный приговор. Старые правила в этом времени и месте, похоже, не работали, а главной истиной становилась непредсказуемость.

Именно среди туманного и непредсказуемого грядущего, затесалась одна небольшая деталь. Маленькая и практически незаметная, она, тем не менее, играла решающую роль в разворачивающемся вокруг кровавом представлении.
Скотт и Эмма делали все, чтобы выжить. Двойники Лауры Кинней реагировали на происходящее как и положено хищникам — с присущим им инстинктам убийц. Не те ни другие не придали никакого значения пленной Икс-23 — той самой, которую двойники клона Росомахи пытались принести в жертву, и которую по воле случая освободил Циклоп во время своей первой атаки, направленной на атакующих их с Фрост безумных клонов.
Освободившись от цепей Лаура смогла выбраться и добраться до дальней стены церкви, той самой, которая теперь опасно накренилась, обещая утащить за собой в могилу всю старое здание целиком. С другой стороны, альтернативой такому решению Кинней, было пробиваться через сошедших с ума клонов Икс-23, идя на пролом. Арифметика была явно не на её стороне.
Краем глаза Циклоп смог уловить, что освобожденная им только что женщина, похожая как две капли воды [с поправкой на возраст] на оригинал Лауры Кинней, заметно отличалась от своих генетических близнецов невероятным спокойствием и отсутствием безумия во взгляде. Воспользовавшись неразберихой и используя коготь разбившегося вдребезги распятого на кресте скелета ещё одной Лауры, она нарисовала вокруг алтаря на смеси песка и пыли, покрывающей пол церкви, казалось-бы идеальный круг. Теми же когтями двойник Кинней порезала себя, начертив своей кровью второй идеальный круг, так, что один появился в другом, заняв место в их эпицентре.
Капли её крови падали из ран на пол, сгорая при соприкосновении с полом, но сами ранения почему-то не заживали. Похоже этот двойник девочки-Росомахи был лишен своих сил. Наверное в другой ситуации этого было бы невозможно заметить, но благодаря телепатическому замедлению времени, созданному Фрост, на долю секунды Скотт смог заметить как в её глазах сверкнул огонь.
Проблему, стоящую перед Циклопом и Фрост, это внезапное озарение Слима не решало — Саммерс осознал увиденное им слишком поздно. Точнее, не являясь телепатом, Циклоп, благодаря Эмме мог невероятно быстро оценивать обстановку и строить планы и прогнозы, по выходу из сложившейся ситуации, внутри своего сознания. Но не более. События же в самой реальности он воспринимал в реальном времени, а значит просто не мог начать их анализировать, пока его разум не обработает и не осознает их. Осознание пришло слишком поздно...

Ещё мгновение назад, все происходило как в замедленной съемке. Белая Королева выбрала неоднозначный, но экстравагантный, путь проверки лимитов своих сил и в эту самую секунду её настигла жестокая реальность: когти Лауры Кинней приближались к идеальному лицу Фрост. С каждым мгновением, пусть и невероятно отсроченным благодаря играм разума телепатки, расстояние разделяющее их и идеальные озера её голубых глаз, в которых мог бы утонуть любой мужчина, уменьшалось. Время было неумолимо.
Когда всё вернулось на круги своя когти достигли лица Фрост. Стены церкви сотряс невероятный крик боли Эммы. Когти двойника Икс-23 прошли по её идеальному лицу, задевая лоб, лишая Эмму глаза и части щеки. Похоже а тело Фрост не смогло адаптироваться к ситуации слишком быстро, она все ещё была лишена большей части телепатии, а клоны двигались быстрее, чем инстинкт, призванный превратить тело Белой Королевы в живой алмаз.
Прошла ещё секунда и куски оторванной когтями Кинней плоти белой Королевы, ещё не достигнув пола церкви, превратились в алмаз, а капли крови в маленькие сверкающие кристаллы, вскоре звонко ударив о бетон. Тело Эммы успело среагировать не дав двойнику нанести второй, смертельный, удар. Когда Икс-23, разгоряченная удачной первой атакой, занесла когти для нового удара, тело Фрост уже превратилось в алмаз, параллельно блокируя  болевой шок, идущий волной по нервной системе Белой Королевы.
Разум Эммы обрел так недостающий ей покой, но она почему-то, даже в алмазной форме чувствовала боль от полученных повреждений. Что ж, хотя бы она не испытывала шока, а значит была дееспособной. Двойники приближались, беря её в кольцо. Они почувствовали запах крови и, казалось, совсем обезумели. Скотт готовился обрушить Церковь на Эмму, похоронив под обломками клонов Икс-23, а потом испепелить это чертово место, молясь, что Эмма сможет пережить все, что с ней сегодня случилось...

Weapon 22, Акт 4: ... и смерть

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Церковь святой Кинней, бывшая Цекрковь Паломников aka Пристанище Феникса. Реальность. Сейчас.]

Счет шел на секунды и в этот момент произошло что-то странное. Глаза Лауры Кинней, той самой что находилась у алтаря, вспыхнули ярким пламенем, а потом она издала громкий вопль боли, привлекший внимание обезумевших двойников похоже даже больше, чем ранение Эммы. Ещё через секунду все тело клона Икс-23 начало дымиться, обнажая сначала плоть, а потом и кости. Похоже, что двойник Кинней сгорал изнутри и вскоре она вспыхнула как спичка. Другие двойники издали странный синхронный звук, явственно означавший страх и попятились, отходя на пол шага от Эммы.
Поднялся сильный ветер. Стены церкви заскрипели, грозя обрушиться в любой момент, а трещины мгновенно увеличились в размерах. Прах сгоревшей Икс-23 был поднят воздушным потоком, превращаясь в черное облако из фильма ужасов и мощной струёй был выброшен в сторону обезумевших клонов.
Эмма и Циклоп видели, как глаза одной из обезумевших двойников сверкнули на мгновение и та, как-будто на секунду обретя ясность рассудка, оттолкнула Эмму подальше от других клонов и тут же перешла в атаку. Когти Икс-23 покрылись чем-то похожим на золотой расплавленный металл, разрезая тела двойников как нагретый нож масло. С каждой новой атакой становилось очевидно, что Лаура Кинней, или то, во что она превратилась, перемещается из одного тела допельгангера в другое, параллельно атакуя их.
Перемещения, казавшиеся сначала хаотичными, вскоре обрели вполне понятный смысл: похоже последний двойник Икс-23 менял тела так, чтобы подобраться максимально близко к месту, где стоял Скотт.
За несколько мгновений до того, как церковь окончательно обрушилась, Лаура успела сделать кувырок, подхватив одно рукой обломок скамьи и метнув его в Циклопа, используя рикошет, по необычной траектории, отбрасывая Саммерса от входа в церковь.
Через секунду обломки некогда величественного строения похоронили под собой Лауру Кинней и Эмму Грейс Фрост.

Weapon 22, Акт 5: Воскрешение

[Марс. 22 года спустя. Пустошь. Снаружи Церкви святой Кинней, бывшей Церкви Паломников aka Пристанище Феникса. Реальность. Сейчас.]

Когда Циклоп пришел в себя он увидел лишь кучу камня, арматуры и странных поломанных деревянных балок. Эмма не теряла времени зря и уже практически выбралась из огненной ловушки.
Скотт помог Фрост подняться, стараясь игнорировать ранение, лишившее Белую Королеву половины лица и одного глаза. Сейчас главным было то, что они оба выжили. Впрочем...
Снова подул ветер, выдувая из обломков частицу черного пепла и собирая их в огромное живое облако, поднимающееся вертикально вверх и принимающее форму... Феникса (!). Увы, времени на то, чтобы оценить иронию у наших героев не было.

Странное облако развернулось в сторону Эммы и несмотря на то, что Фрост находилась в алмазной форме, подобно демону из старых ужастиков используя единственный глаз Эммы Грейс Фрост проникло в сущность Белой Королевы, захватывая её тело.
Глаза Эммы сверкнули желтым огнем Феникса и Скотт увидел как лицо Эммы, алмазной живой статуи, которой до сих пор оставалась телепатка, начало восстанавливаться

Оффлайн Emma Frost

  • Телепат омега класса. Неразрушимая бриллиантовая форма. Латентный телекинез. Боевые искусства, психология.
  • Uncanny X-Men
  • Сообщений: 28
  • Karma: +6/-0
  • Diamond Dust
    • Досье
Re: Plus 22: Part 1, Weapon 22
« Ответ #7 : 18 Март, 2017, 04:59:01 pm »
Риск – это часть жизни любого мутанта. Любого человека. А еще риск – это не просто слово, не просто воображаемая полумысль, отдаленная угроза, о которой легко хвастаться и не страшно думать по ночам. Риск – это не намек, но обещание, обреченное сбыться. Легко понять это умом, но крайне трудно понять это каждой клеткой своего мозга. Для этого, риск должен перестать быть словом. Он должен обрушиться на тебя сокрушительным ударом, занять собой всю твою жизнь, отравить колодец твоего благополучия. Показать себя. Но даже тогда, мы обречены забыть о нем при первом намеке на безопасность, только чтобы вновь пасть жертвой вновь – с таким же удивлением в глазах, как и в первый раз.
Эмму всегда поражало в Циклопе именно это. Он всегда помнил о смерти, как велели предки - во сне и наяву, лидер рода мутантов никогда не забывал о ее холодном дыхании на своей щеке. Эмма видела это в его глазах, когда они вместе наблюдали за детьми, играющими в софтбол в Школе для Одаренных Подростков. Она смотрела на них и видела надежду, спасение, будущее. Скотт видел смерть, касающуюся их волос, снисходительно смотрящую за их полными радости играми, терпеливо ждущую своего часа, который непременно придет. «Как страшно быть им...» - думала она, и понимала, что только человек, способный убить в себе иллюзии, но сохранить надежду, может спасти их вымирающий вид.  Пусть иногда ей и казалось, что Скотт лишь притворялся, что надеется на светлое будущее.
Когда Фрост сбросила алмазную форму, она знала, на что шла. Взвесив все за и против, она поняла, что ее телепатия либо сработает, либо даст слабину, утащив ее и Скотта в могилу. Это был риск, который она готова была принять, ведь смерть была бы мгновенной, и в больном воображении Эммы проигравший, не знающий о поражении – не проиграл вовсе. Но то, что произошло на самом деле... Нет. Этот риск, хоть и вероятный, реальный и словно живой... все равно застал телепатку врасплох.
Мое лицо... Боже, мое лицо... Она не чувствовала боли. Только холодный жар на щеке, вспышку белого света в одном глазу, вкус соли и меди, наполнивший рот. Могло ли это быть? Могло ли это быть, что через столько лет, этот момент все же действительно случился? И что после всего, что она прошла и потеряла, Белая Королева до сих пор осталась все такой же поверхностной и жалкой, помешанной на своей внешности, словно броне, защищающей ее от внешнего мира? Неужели она когда-то думала, что ее оболочка – лишь маска, боевой костюм, доспех? Неужели она когда-то была настолько наивна? Потому что сейчас, когда Эмма с ужасом поняла, что сотворила Х-23 с ее лицом, все эти иллюзии рухнули, как карточный дом, за секунду сделав когда-то мнящую себя королевой женщину лишь полной ужаса девчонкой, с которой перед всем классом стянули юбку злые шутники. Мокрой кошкой, которую пнул прохожий, а не царственной львицей. Мое лицо...
Эмма отпрянула от одной из клонов, не понимая, почему вторичная мутация сработала лишь сейчас, прижав руки к ставшему алмазным лицу, ощущая его жуткий рельеф. Словно атомный гриб, невероятность и чудовищность ситуации, сразу же смешавшись со стыдом от ее девичьей реакции, взорвались в сердце телепатки... и тут же погасли, задушенные алмазной формой, не знающей чувств. Когда Фрост отняла руки от лица, ее глаза не горели шоком и безумием, а вырывающееся из груди сердце остановилось в ставшей прозрачной грудной клетке. Сверху раздался оглушительный скрип и треск, потолок здания уверенно следовал законам физики, готовясь обрушиться на все живое, находящееся под сводами церкви, и превратить все их тела в пыль.
Дальше события развивались с неимоверной быстротой. Возникшие прямо перед телепаткой глаза Х-23, сулящие неизбежную смерть, вдруг наполнились смыслом, и одна из клонов внезапно набросилась на своих же собственных двойников, предварительно оттолкнув Эмму прямо из под удара когтей одной из Х-23. Фрост, мало способная на шок в алмазной форме, все же была застигнута врасплох этим поворотом событий и еле удержалась на ногах. Перед ее глазами развернулась совершенно невероятная картина. Эта перемена в сознании перемещалась из одного клона в другой, превращая армию Х-23 в кровавое месиво, заставляя мутанток убивать друг друга, беспощадно покидая одно использованное тело, только чтобы уничтожить его когтями другого. В этих перемещениях не наблюдалось никакой упорядоченности, закономерности, которую Люди-Икс привыкли ожидать от холодной работы оригинальной Лауры Кинней. Это был сущий хаос, хаотично брошенные кости, решающие, кому жить кому умирать, словно взрыв в рядах Х-23, взрывная волна которого вскоре оставила после себя лишь ужасающую гору изувеченных трупов. Но, подождите-ка...
Эмма ошиблась. Теперь, когда осталось лишь несколько еще живых копий, Эмма увидела, что последовательность все же есть. Перемещения странного создания, разума или существа из одной девушки в другую приняли определенную траекторию... Они приближались к Скотту. Эмма не чувствовала укола страха, но все приоткрыла было рот, чтобы выкрикнуть его имя... как вдруг страшный грохот над головой блондинки перекрыл ее крик.  Последнее, что видела Фрост до того, как огромный вес обрушился на ее бриллиантовое тело, со страшной силой пригвоздив ее к земле, была последняя Х-23, отбросившая Скотта в сторону, будто бы... спасая его?..
...
Одним из достоинств, или (смотря с какой точки зрения смотреть) недостаток вторичной мутации Фрост было отсутствие какой-либо шоковой реакции или состояния аффекта. Не было звона в ушах, не было минуты, словно под водой... Эмма упала, и Эмма была погреблена под, возможно, тоннами дерева, стекла и металла... И ее сознание было таким же кристально ясным, как ее тело. Фрост, сжав зубы от усилий, принялась высвобождать правую руку из под огромной балки, не желающей двигаться с места. Поняв, что это занятие совершенно бесполезно, телепатка несколько раз ударила затылком по деревянному полу, пробивая в нем дыру, и таким образом смогла создать углубление, через которое ей удалось проползти немного назад. Упершись обеими ногами в огромный кусок дерева, лежащий на ее руке, телепатка отодвинула его настолько, чтобы освободить правую руку, и кулаком разбила доску, блокирующую ее левое запястье. Теперь все было просто. Пользуясь силой своего алмазного тела, Эмма терпеливо проделала себе путь из под завала, думая лишь об одном своим холодным алмазным мозгом - Скотт.
Но он уже был тут, целый и невредимый, протягивая ей руку. Фрост протянула свою ладонь, промахнулась мимо его руки, и только тогда поняла, что у нее больше нет двух глаз.... И вновь осознала правду, вызвавшую в ей небольшой переворот даже в бесчувственной алмазной форме... Мое лицо. Смотреть на Скотта вдруг стало невозможно, и она резко отвернулась, едва встав на ноги. Боли, душевной или физической, не было, но разум Эммы по прежнему не мог принять то, что случилось... Она не хотела, чтобы Скотт видел ее такой. Она видела его потупленный взор, даже не видя его глаз - он был смущен и избегал вида ее изуродованного лица, Эмма знала это, как бы Скотт не скрывал. И вдруг...
Странное ощущение возникло где-то глубоко в задавленном подсознании Эммы... Она медленно обернулась, зная, что ее предчувствие верно, что она увидит что-то за своей спиной... И Фрост не ошиблась. Медленно поднимая с земли и обломков крупицы пыли и пепла, перед телепаткой предстала фигура, которую Эмма при всем желании не могла быть удивлена видеть... Фигура, преследовавшая ее всю ее жизнь, словно гремящее цепями привидение, настырный вампир, пьющий из нее соки тем или иным путем... Священная Курица.
- Этот трюк устарел... - уныло прошептала Фрост, и не пытаясь помешать Фениксу вновь завладеть ее телом. Ей даже не пришлось сбросить алмазную форму (чего Эмма больше не собиралась делать в ближайшее три сотни лет даже под угрозой смерти). Туча обрушилась на нее, влилась в лицо Фрост через единственный уцелевший глаз. Почему-то это всегда было больно, так больно, словно кто-то превратил ее кровь в кипяток... Эмма вдохнула Феникса полной грудью, впуская его в свое тело, потому что знала, что сопротивляться бесполезно... И когда она в следующий раз увидела не тьму, а лицо Циклопа... это было уже через оба глаза, целых и излучающих ослепительное огненное свечение... На совершенно целом лице.
- Но этот... - она прижала ладони к скуле, где всего минуту назад находилось нечто неописуемо ужасное. - Этот трюк мне нравится... - веки Фрост слегла опустились в спокойном, всесильном блаженстве, свойственном только одному Фениксу. Как она могла ненавидеть это существо? Могло ли это быть лишь из-за ревности, что это великое создание выбрало не ее, но мисс Совершенство Джин Грей, могло ли это быть из-за того, что каждый день своей жизни Фрост скучала по этому всесилию, этой бесконечной любви, наполнявшей ее каждый раз, когда Феникс вновь снисходил до ее второсортной телепатии? Как это похоже было на ее любовь к Скотту. Она знала, что всегда будет лишь заменой чему-то драгоценному, и презирала себя за это, но не могла не молить о шансе обмануться, почувствовать себя той самой, избранной, единственной. Может быть Феникс видел это. Может быть между Эммой и Джин образовалась связь, вызванная их презрением, их завистью, их... что уж лгать теперь? - Их жалостью, ведь они видели судьбы и горести и души друг друга. Может быть между двумя женщинами появилась связь, которую чувствовала Огненная Птица? Эмма не знала, но в эту секунду ей было наплевать. Она была Фениксом. И она была прекрасна. Она была всесильна и великолепна и счастлива.
Сделав шаг к Циклопу, Фрост положила обе ладони на его щеки и поцеловала Саммерса холодными алмазными губами. Все еще касаясь его кончиком носа, не чувствуя ничего своей каменной кожей, Фрост простояла лишь одну короткую, вечную секунду, а затем отстранилась и посмотрела наверх, где больше ничего не отделяло их от высокого неба. Когда она наконец опустила глаза после долгого молчания, Фрост увидела, что ее обрезанный когтем одной из Лаур Кинней ноготь тоже полностью восстановил свою идеальную овальную длину, и смех, эйфорический и слегка истеричный, идущий и самых глубин ее души, слетел с губ Фрост, эхом раздаваясь в руинах церкви.