16 Ноябрь, 2018, 12:55:20 amПоследний пользователь: Jack Manhattan

Автор Тема: Prologue to Book One. White Team: On the top of the Hill  (Прочитано 1634 раз)

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 772
  • Karma: +8/-0
Prologue to Book One. White Team: On the top of the Hill
« : 01 Декабрь, 2013, 07:20:35 am »
Prologue to Infinity. Book One
Мария Хилл - шпион A.I.M.! По-крайней мере таково общественное мнение, улики неопровержимы и вердикт по делу вынесен в одночасье. Секретная космическая тюрьма в космосе, совместное детище S.H.I.E.L.D. и S.W.O.R.D. ждет нового заключенного. Но как быть самой Марии, память которой была стерта и она даже не в курсе, в чем её обвиняют?
Между Infinity #1 и #2, незадолго до блокады Земли
Участники: Мария Хилл
Порядок ходов: По-очереди с Мастером.
Мастер: Ex Nihilo
Описание местности: Марс. Космос. Планеты Галактического Совета.
Активность игроков: По-ситуации.
Другое: Квест с нестабильной временной линией. Где-то будем ускоряться, где-то играть в свободном режиме. События между "прыжками" во-времени Игрок описывает по-вкусу, если не указано иного.



Везение, как и судьба, - понятия эфемерные, неосязаемые и не поддающиеся логической оценке. Их не возможно описать языком цифр и математических выражений, которые является основополагающими для всей вселенной. Причина проста: каждое событие индивидуально, а значит его повторение предсказать практически невозможно. Так и сейчас, все происходящее можно отнести к банальному везению, ну или наоборот - к черной полосе в жизни. Это уж как посмотреть, ведь Мария Хилл, закованная в наручники странной формы, была прикована к металлическому подобию кресла, а сидящие напротив неё агенты S.W.O.R.D. не выказывали ей ни должного уважения, ни излишнего внимания. И главное: а должны ли были они обращаться с ней как-то иначе? Рефлексы и привычки кричали где-то на задворках сознания очевидный ответ: да, должны! А память, увы, молчала.

Казалось, что бодрствование заключенного явно не входит в правила транспортировки из точки "А" в Неизвестность, но Мария то выпадала из реальности, то вновь возвращалась в неё. Теперь она знала, что её считают опасным шпионом, в связи с чем несколько последних лет её жизни были стерты из её памяти. Знала и то, что её приравняли к самым опасным мировым террористам. И что, возможно, она войдет в историю как самая опасная шпионка всех времен среди женщин. Громкие титулы, мало разъясняющие ситуацию, но хотя бы указывающие на причину. Мария закрыла глаза и снова провалилась в сон...

Когда Хилл в очередной раз пришла в себя, корабль в котором она находилась падал в пике. Лишь в этот миг, за мгновения до столкновения с землей, Мария поняла, что все это время находилась в космосе, а не в хвосте очередной версии засекреченного самолета ЦРУ, АНБ или любого другого агентства, изъявившего желание посадить её в самую глубокую дыру, которую только можно найти на планете Земля. С таким то обвинениями! Мгновение, воздух нагревшийся до предела вместе с оболочкой корабля и... удар.

***

На этот раз пробуждение ото сна не было похоже на выход из транса. Хилл проснулась в аду. Её тело было покрыто синяками, в ушах звенело, сказать сколько ребер было сломано было и вовсе невозможно, но внутреннего кровотечения вроде бы не было. Все это, вкупе с аварийным красным светом ламп, сигналом об ошибке бортового компьютера и отсутствии на корабле живых людей явно не предвещало ничего хорошего. Особенно в свете того, что если верить навигационной карте корабля, Мария сейчас находилась на Марсе. Но не на его поверхности, а в одной из внутренних пещер, под поверхностью планеты. Видимо когда-то на этом месте было пресное озеро, но время сделало своё. Корабль же, идя на посадку, пробил верхнюю толщу грунта и провалился в неизведанное.

Беглый осмотр показал, что спасательные капсулы отсутствуют: видимо сопровождающие женщину агенты катапультировались. Но без спасательных капсул Хилл была так же лишена и скафандра, чтобы покинуть свою металлическую темницу, угрожающую стать её могилой. Небольшой лучик надежды на всю эту тьму безысходности мог пролить тот факт, что в пещере, судя по-всему, был кислородный пузырь, которые сейчас медленно покидал место своего многолетнего заточения, уводя живительный кислород в открытый космос. Но около суток у Мари было. Правда вот незадача: выбраться из шатла - это одно. Что делать дальше? - Это явно было вопросом совершенно другого уровня.

[Оружия нет, скафандра нет, наручники на ногах и руках открылись во время падения, внешний вид Марии, внутреннее убранство и наполнение корабля (еда, фонарик, медикаменты и прочее) - по вкусу и фантазии]

Maria Hill

  • Гость
Re: Prologue Book One. White Team: On the top of the Hill
« Ответ #1 : 02 Декабрь, 2013, 12:22:55 am »
Меня зовут Мария Хилл, и я... И я понятия не имею, кто я.
В чем дело? Каноны жанра нарушены? Да, в таких случаях обычно следует краткий экскурс в прошлое - кто ты такая, чем знаменита и как умудрилась оказаться в той жопе, с которой начинается рассказ. Проблема заключалась в том, что Мария Хилл сама отдала бы многое, чтобы получить ответы на все эти вопросы, а заодно выяснить, куда ее увозят агенты организации, о которой она никогда не слышала прежде. А те и сами не спешили хоть как-то развеять туман и только молча сидели перед ней, держа на изготовку оружие и не спуская с нее настороженных глаз. Пытаться разговорить этих ребят бесполезно, - это Хилл поняла сразу. Отточенный годами профессионализм в движениях, редкие перемещения по заранее продуманным траекториям, позволяющим всегда держать пленницу в поле своего зрения и одновременно прикрывать друг друга - и они, несомненно, получили строжайшие инструкции не вступать с ней в контакт. Тот факт, что одета она была в тюремную форму без карманов, также отчетливо намекал на светлое будущее. В целом же, все, что у нее оставалось, сводилось к догадкам одна неправдоподобнее другой. "Самая опасная шпионка всех времен"... Шпионы, кажется, неплохо владеют информацией, так?
Уже не в силах даже оценить иронию ситуации, Хилл устало повела плечами, насколько это было возможно в ее положении. Если бы ей и удалось каким-то неведомым, в духе Гудини способом выбраться из сковывающих ее по рукам и ногам наручников, конструкция коих представляла собой нечто в высшей степени экзотическое, она по-прежнему была окружена вооруженными до зубов профессионалами, да и сам факт пребывания в воздушном пространстве не вызывал особого желания рваться наружу. Кто-то мог сказать, что безвыходная ситуация - это знак Вселенной, требующей остановиться и сойти с тропы. Смириться со своим положением, ожидая заслуженного наказания.
Закрывая глаза и проваливаясь в сон, она мысленно в который раз послала Вселенную к черту. Кем бы ни были эти люди, куда бы они ни везли ее, она не собиралась послушно принимать наказание за преступление, о котором не имела ни малейшего понятия. И если ее расслабленная поза могла внушить окружающим мысль о том, что этап смирения уже настал, сама Мария лишь ждала удобного момента, чтобы вернуть себе свою жизнь.

Ее разбудил пронзительный свист в ушах, топот шагов и крики людей вокруг, и даже не открывая глаза, она уже поняла, что происходит. Какая-то часть ее разума настойчиво пыталась ухватить ускользающие от нее образы, однако Хилл не удавалось это сделать. Три года в морской пехоте, затем - сплошное белое пятно вместо памяти, и следующее, что она помнила - ей выносят приговор за шпионаж в пользу организации, известной систематическим огребанием от всех, кому не лень было марать руки о свихнувшихся нердов. Определенно, ей уже приходилось терпеть крушение, находясь на борту воздушного судна, но если в чем она и была уверена, так в том, что к ее военной карьере это не имело никакого отношения. Очередной привет из прошлого, которое у нее отняли, а теперь у нее не было даже настоящего.
- Приближаемся к поверхности. Время до столкновения - три минуты. Пошли-пошли-пошли! Шевелите задницами, если не хотите подохнуть! - орал один из агентов, тот, на кого, видимо, были возложены обязанности лидера.
- Марсианские хроники, часть первая, - хмыкнул один из них, залезая в капсулу. - Надеюсь, второй не будет.
- Марсианские... - сквозь заполонявший ее глаза туман Хилл решительно мотнула головой, окончательно стряхивая с себя остатки сна и чувствуя, как к ней вместе с осознанием ужаса происходящего подступает липкий страх. - Какого... какого хрена? Выпустите меня отсюда! $^&*%!
Застыв на полушаге, агент М.Е.Ч.а замешкался, глядя на женщину, которая отчаянно дергалась, стремясь вырваться из металлического плена.
- Сэр, заключенная...
- Идет нахер. У нас нет на нее времени. Так или иначе, - уже забравшись внутрь капсулы, командир отряда бросил на прикованную к креслу преступницу взгляд, в котором сквозила странная смесь жалости и пренебрежения, а его слова, казалось, надолго застыли в воздухе, уже когда створки капсулы сомкнулись за ним. - Она все равно не жилец.
Свист выпускаемого воздуха и хлопок выбрасываемых наружу капсул сопроводились жутким грохотом, и ее глаза застлала темнота.

Открыв глаза и с трудом сконцентрировав мутный взгляд на одной точке, Мария попыталась приподняться и тут же со стоном рухнула на металлический пол, щедро засыпанный металлическими обломками. Тело было словно объято пламенем, сплошной гул в ушах смешивал разбредающиеся мысли в одну бессмысленную кучу. Она была никем и попала в никуда - такая вот точка отсчета. Решительное волевое усилие - сжав зубы, чтобы не закричать, она-таки оттолкнулась от поверхности и отползла к стенке, прижавшись к ней спиной и поспешно оценивая обстановку вокруг. Наручники спали при крушении, оставив после себя синяки на руках от вжавшихся в кожу металлических поверхностей. Растерев их и слабо опираясь на стену, Хилл приподнялась и наощупь двинулась по полутемному помещению, разбавленному слабым отсветом мерцавших светодиодов. Добравшись до кабины пилота, она застыла, глядя на карту и с каким-то отупением переваривая в голове одну и ту же мысль, которая засела в ее голове с начала падения и в правдивость которой ей очень не хотелось верить: Марс. Гребанный, мать его, Марс.
Всего немногого, что она знала о четвертой по счету планете, было достаточно, чтобы понимать: Марс не пригоден для жизни. Во всяком случае, такой, к какой принадлежала она сама. Черт его знает, что вообще стало с теми ребятами, что катапультировались, оставив ее наслаждаться удачной посадкой - хотя уж им-то в полном облачении жаловаться не приходилось. Подергав переключатели рядом, она услышала знакомое шипение, и сердце радостно стукнуло в груди, однако оживление быстро прошло, стоило ей понять, что случайно найденный ею приемник не ловит ни одну волну.
- Mayday! Mayday! Отвечайте же, мать вашу... - прошипела Хилл, ударяя кулаком об и без того едва живую панель управления, и устало обернулась в сторону темного коридора, в глубине которого мерцала единственная еще не погасшая лампа на потолке. Продвигаясь внутрь и усилием воли преодолевая уже становившуюся привычной боль во всем теле, Мария остановилась возле стены, на которой висел застекленный пожарный щиток - треснувший, но так и не успевший пойти в использование. Подобрав с пола какую-то железяку, Хилл с силой высадила стекло и, расширив отверстие от торчащих повсюду острых углов, залезла рукой внутрь, извлекая пожарный топорик. В качестве оружия - так себе, зато пригодится, если придется пробивать себе дорогу на выход через завалы.
Переходя из одного помещения в другое, Хилл поспешно вывернула наружу все ящики, разбивая топором все, что было заперто, и тщательно выискивая то, что могло помочь ей в долгосрочном плане. В ящике с инструментами она нашла фонарик, веревку, рулетку и швейцарский нож, в аптечке обнаружила обезболивающие, бинты, йод, лейкопластырь, вату, мазь для обработки ожогов  и, помедлив, запихнула ее полностью в валявшийся неподалеку скомканный рюкзак. Исключение составил походный скальпель: в отверстие на его рукоятке она вдела тонкий медицинский жгут, обмотав последний вокруг своего запястья с расчетом на то, чтобы переместить его в ладонь при первом признаке опасности.
Закончив с приготовлениями, Мария проследовала в кампуз и тщательно исследовала его на предмет продовольствия, после чего разложила его на столе, окинув найденное критическим взглядом. Безусловно, не самая тривиальная модель поведения, учитывая все обстоятельства, но... Судя по всему, корабль и не думал взрываться, а она не могла позволить себе брать с собой пищу, из чего следовал простой вывод: ей нужно было наесться на много часов вперед. С некоторым сомнением она оглядела какие-то тюбики с надписями, утверждающими о принадлежности их содержимого к уже известным ей продуктам питания. Еда космонавтов. Опустошив себе в рот один из тюбиков, Хилл едва удержалась от того, чтобы выплюнуть все наружу.
Хуже, чем в учебке. То дерьмо - хотя бы настоящее.
Почти через силу затолкав в себя эти помои, она с отвращением огляделась по сторонам. Больше у нее не было причин здесь оставаться, и, подхватив рюкзак, Хилл двинулась обратно в центр управления. Да, она не собиралась терпеливо сидеть на месте, ожидая своей участи, но стоило попытать счастья еще раз, прежде чем отправляться навстречу неизвестности. Уже не особенно надеясь на успех, Мария принялась манипулировать настройками передатчика в попытке случайно набрести на радиочастоту одного из катапультировавшихся охранников. Еще одна мысль, промелькнувшая у нее, была не меньшим тычком пальцем в небо: возможно, корабль сохранял какое-то подобие связи со своими капсулами, что могло позволить оперативникам М.Е.Ч.а при обследовании места крушения определить примерные координаты приземления капсул... Сомнительная теория, но она стоила проверки, и Хилл немедленно принялась исследовать все возможные настройки в надежде на то, что соответствующие системы еще не успели скоропостижно скончаться (заявка). Это было единственное, что еще удерживало ее в этом месте.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 772
  • Karma: +8/-0
Re: Prologue Book One. White Team: On the top of the Hill
« Ответ #2 : 10 Декабрь, 2013, 06:13:01 am »
Безжизненный Марс встретил Марию Хилл тишиной, безысходностью и пустотой. Планета на которой когда-то теплилась жизнь превратилась в холодного скитальца на небосклоне. Одинокая и покинутая. Пришельцы из далекого космоса - Экс Нихило и Бездна - принесли сюда семена жизни, но для терраформирования Марса нужно было куда больше желания и совсем немного времени. Так что несмотря на оазис жизни на другой стороне планеты, все что оставалось Марии - кусок металлолома, некогда являющий собой космический челнок для перевозки заключенных, и медленно покидающий древнюю пещеру кислород. "Тик так, Мария, тик так", - произнес до боли знакомый женский голос, а странный силуэт, подобно тени, метнулся по стене и исчез. Галлюцинация? Или что-то большее? Возможно в шатле кончался кислород? Или же опасные химикаты из систем челнока попали в воздух? Увы, но у Марии не было времени прикидывать варианты, - её основным императивом было выживание. Самый древний и понятный человеку рефлекс. Тьма, таящаяся в каждом из нас. Тьма в нишах душах и сердцах, взывающая к самой вселенной. Жаль, вселенная осталась безучастной, а вот нечто древнее, таящееся в закоулках мироздания - услышало и даже ответило взаимностью, обратив внимание своей тени на Марс, разбившийся челнок и Марию Хилл.

Время бежало вперед, Мария делала все, чтобы выжить и справиться с навалившейся на неё ситуацией. Размеренные движения, отработанные годами, делали своё дело, независимо от того, помнила ли Хилл своё прошлое или нет - мышечную память никто не отменял. Всего то нужно было отпустить поводья разума и дать телу решать проблемы по мере поступления. Благодаря этому каждое мгновение могло преподнести новые и новые сюрпризы. Руки дотронулись до клавиатуры бортового компьютера и пальцы и мелкая моторика уже творили магию...

Странно, Мария не знала кодов, протоколов, да и разум уверял её: технология ей не знакома! Но стоило закрыть глаза, отдаться чутью и руки сами делали своё тело. Она продолжала сканировать пещеру, пыталась выйти на связь с спасательными капсулами, параллельно триангулировав их положение. Программа начала обработку запроса и... за спиной Хилл снова возникла женская фигура, которую та заметила лишь краем глаза, постукивая по часам на своём запястье. Увы, стоило Марии повернуть голову и на месте странной женщины снова оказалась пустота. Программа бортового компьютера, пусть и с задержкой, учитывая, что часть оперативной памяти и активных жестких дисков были повреждены падением на поверхность планеты, выдала ответы на поставленные бившим директором ЩИТ'а вопросы. Ответы были куда сложнее и многограннее, чем банальное "они все мертвы", но ситуативно это было правдой.

Сначала на экране возник расчет траекторий спасательных капсул, а потом точки на импровизированном радаре выросли в геометрической прогрессии! Над Марсом, подобно саранче, пронесся невиданных масштабов флот космических кораблей, судя по-всему направляющихся к Земле. Те, на своём пути, не щадили никого, так что последние записанные сигналы с капсул агентов М.Е.Ч.'а, которые смогла поймать и расшифровать Мария были предсмертными криками агонии. А потом все вокруг заполнила тишина.

Тишина настолько чистая и пронизывающая, что её, несомненно, не существует в природе. Как-будто звук исчез из самой вселенной. Тишина, которая похожа на мгновение того, когда что-то большее, сложно и глобальное останавливает всё мироздание, держа его в своей железной хватке. И лишь доносящийся снаружи шепот, нарастая разрезал её, вплоть до тех пор пока шум умирающих систем корабля не вернулся в жизнь Марии и снова не заполонил все вокруг.

- Тик-ток, - произнесла Дэйзи Джонсон, стоящая за спиной Хилл, - Время вышло.

Maria Hill

  • Гость
Re: Prologue to Book One. White Team: On the top of the Hill
« Ответ #3 : 21 Декабрь, 2013, 09:48:55 pm »
Когда цифровой дисплей пересекли десятки траекторий, глаза Хилл расширились, выражая нараставший ужас перед тем, что она видела перед собой. Для кого-то другого это могло быть не более чем геометрической игрой линий, красивой, но хаотической, не имевшей и намека на трагическую подоплеку. Как ей удавалось увидеть за всем этим нечто большее - осмысленную картину того, что совсем недавно происходило вблизи поверхности Марса, - было меньшим из ее вопросов, но вопросом очень важным. Больше всего это напоминало эхо, отраженное от стенок ее сознания и возвращавшееся к ней спустя невыносимо долгое время. Аналогия заканчивалась там же, где начиналась история Марии Хилл: она по-прежнему не знала кто она, и ей еще предстояло вернуться, чтобы услышать крик, который когда-то вызвал пресловутое эхо к жизни.
- Боже, - склонив голову, Хилл провела тыльной стороной ладони по лбу, пытаясь сложить в единую картину то, что происходило сейчас на экране. Флот подобных масштабов, двигающийся по направлению к Земле, мог означать только одно: гребанный "День независимости" воплотился в реальность. И она была единственной, кому удалось выжить в этой бойне - человеку, обвинявшемуся в преступлении, о сути которого ей отказались даже четко сказать. Совершенно случайно, или такова была воля чего-то большего, чем она сама, чему нужно, чтобы она выжила? Людям нравится утешать себя поиском закономерностей там, где речь идет не более чем о слабых и легко изменяемых тенденциях. Что касается самой Марии, она не была уверена в том, что готова видеть во всем этом даже больше, чем игру случая. Когда смысл твоей жизни, возможно, оказывается стерт наряду с почти десятью годами жизни, ты встаешь перед выбором: искать новый или жить без него, повинуясь броуновской механике бессмысленного стремления выжить. И в отсутствие первого варианта в замкнутом пространстве, где вот-вот закончится воздух, оставался лишь один путь.
Некоторое время после того, как стихли дошедшие до нее последние крики людей, что оставили ее умирать, Хилл стояла, упершись руками в панель управления и вперив взгляд в застывшие на экране очертания траекторий. Ее планета была в смертельной опасности, под угрозой того, к чему была не готова. Мария знала, насколько глупыми выглядели ее тревоги: она жила в мире, где на каждый квадратный метр приходилось по доброму десятку сверхлюдей - что она могла сделать такого, чего не смогут они ради спасения Земли? И все же нараставшее чувство страха не покидало ее. Что может быть естественнее желания быть рядом с дорогим тебе человеком в последние минуты его жизни, даже зная, что ты ни на что не можешь повлиять и бессильна спасти его от надвигающегося конца? То же самое она испытывала сейчас, с отчетливым чувством горечи осознавая, что в то время как ее мир находится под угрозой, она была погружена на многие метры под землю на чуждой ей планете, где не существовало жизни.
Внезапно она поежилась, машинально оглянувшись по сторонам. Откуда-то Хилл знала, что это случается с теми, кто попадает в замкнутые помещения. Ты начинаешь видеть то, чего нет на самом деле, и со временем перестаешь отличать иллюзию от реальности, словно сама того не замечая, играешь роль протагониста в одном из романов Филипа Дика. Несколько раз она поймала взглядом отчетливо знакомую ей фигуру, а голос, разбудивший в ее памяти сотни неосознаваемых и потому неуловимых образов, уже во второй раз предупреждал о том, что отведенный ей срок на исходе. Время вышло, - сказала девушка позади нее, и Хилл резко развернулась, схватив отложенный в сторону топорик в правую руку, а в другую одним движением переводя скальпель. Ее тело, напряженное как струна, было готово реагировать на любую опасность.
- Оно выйдет, когда я скажу, - резко произнесла Мария голосом, в котором звучала железная убежденность в своем праве отдавать приказы. Сейчас она не была в состоянии удивляться даже этому. - Кто ты такая? Как ты здесь оказалась? И откуда я тебя знаю? У тебя минута, чтобы ответить на эти вопросы. Поверь, ты не захочешь узнать, что случится, когда выйдет твое время.

Оффлайн Ex Nihilo

  • Administrator
  • *****
  • Сообщений: 772
  • Karma: +8/-0
Re: Prologue to Book One. White Team: On the top of the Hill
« Ответ #4 : 31 Декабрь, 2013, 11:00:29 pm »
Тихий, нарастающий с каждой минутой смех, казалось, заполняет собой пространство. Было в этом что-то далекое, нечеловеческое, необъяснимое. Никаких призраков и явлений из других миров, на сумасшествие тоже не похоже - голос "Дэйси" просто-напросто нарушал законы физики, распространяясь не так, как должен был бы распространяться звук в закрытом помещении, пока ещё заполненном кислородом. Конечно Марс, а так же его атмосфера (точнее её отсутствие), никак не мог повлиять на это. В некотором плане перед Хилл был крайне странный физический феномен, жаль только ученым она не была. С другой стороны, женщина хотя бы не сходила с ума. Зачем галлюцинации быть такой сложной и изощренной, верно? Добро пожаловать на Марс Мария, Зеленый Человечки приветствуют тебя!

Пытаясь разобраться со своими эмоциями и чувствами, Мария могла детально разложить на мельчайшие детали каждое мгновение после падения на Красную Планету и тем не менее, если окунуться в память последних минут, все-равно чего-то не хватало. Как если бы твоя собственная тень жила своей жизнью, забыв поставить тебя в известность. Так и сейчас, перед Хилл стоял самый настоящий фантом, выстроенный на основании памяти о её прошлом, которой та, увы, уже не владела. И создан он был явно какой-то внешней силой.

- Я?, - недоверчиво переспросила "Дэйси", пристально смотря на Марию, после чего подошла на несколько шагов ближе, и моргнув, уставилась на Хилл пустыми, покрытыми кромешной тьмой глазами без зрачков.

Общее впечатление от новой-старой знаком было смешанным. Мария чувствовала некое воздействие на своё сознание, но какое? Это не было телепатией. С высокой долей вероятности не было контролем разума. Но некая коммуникационная система неизвестного происхождения поймала в свой капкан разум Хилл, не имея возможности с ним полноценно взаимодействовать, использовала его как приемник своего сигнала. Делайте ваши ставки господа: выйдет ли из этой передряги Мария Хилл овощем или все же сохранит свой рассудок? Ставки сделаны, ставок больше нет!

Сейчас, по прошествии буквально каких-то секунд, разум Хилл был наполнен огромным количеством информации, которая, в общем и целом, не несла для женщины какой-то практической выгоды. Обрывки картин прошлого, которые сознание Марии ловило подобно антенне, перемежались и путались, неся в себе столетия, если не тысячелетия (а то и больше) истории прошлого Марса. Не слишком красноречиво, позволяя составить из множества обрывков две небольшие и крайне простые истории: Первая - когда-то Марс был обитаем; Вторая - Марсиане были уничтожены, страстями подобными людским.

Сейчас, и в этом она была уверена, перед Марией Хилл был тот самый Ларец Пандоры, который так часто открывал людской род. Она не знала этого наверняка, скорее - чувствовала, ощущала, осознавала не столько разумом, сколько подсознанием. Хилл, сама того не желая, открыла дверь и взглянула в бездну, бездна же, смотря на женщину с другой стороны проёма, сейчас вглядывалась в неё.  Было в этом что-то первобытное, неведомое, незнакомое героини этой истории. С одной стороны странное нечто существовало на уровне куда более высоком, чем человеческое сознание, с другой - оно было самым первобытным и опасным, что было, в том числе, и в человеке. Время пребывания внутри кабины корабля, впрочем, и вправду заканчивалось - реактор был перегружен. Действительно "тик-ток". Что ждет её снаружи? Дверь в неизвестность? А если так, то что по другую сторону? Пока Мария Хилл взглянула туда лишь одним глазком!

Maria Hill

  • Гость
Re: Prologue to Book One. White Team: On the top of the Hill
« Ответ #5 : 15 Январь, 2014, 10:02:20 pm »
Ее разум был в огне, и пытаясь погасить пламя, она вцепилась рукой в угол панели управления сбоку как за спасательный круг - нет, скорее, ориентир, который позволил бы ее сознанию выжить в потоке информации, делавшей ее жизнь совершенно иной. Странно - у Марии Хилл не было прошлого, и все же она чувствовала, что кем бы она ни была раньше, эти короткие мгновенья, которые она позволила этой гребанной Джейн Доу копаться в своей голове, провели черту между ней-прошлой и тем, что она будет представлять собой в будущем. Если, конечно, выйдет из всей этой передряги живой, надежды на что было довольно мало.
- Это... - рука Хилл сжала металлическую панель с такой силой, что ее уголок впился в ладонь, а костяшки пальцев побелели. - ...не отвечает на мои вопросы!
Свободная рука крепко сжала рукоятку топорика, замахиваясь, чтобы обрушить удар на стоявшего перед ней призрака Марса, пусть Мария и понимала, что это подобие атаки было скорее немым криком о помощи, нежели имело какую-то почву для успеха. Резкий звук, доносящийся со стороны экрана, заставил ее остановить движение на полпути, с тревогой повернув голову к его источнику. Индикация на экране красноречиво говорила о том, что реактор выйдет из строя через считанные минуты, и кинув последний взгляд на застывшую перед ней девушку, Хилл бросилась к ближайшему иллюминационному окну. Почти на автомате она наносила один удар за другим, пробивая и без того пострадавший после падения материал и буквально прорубая себе выход на свободу (все дальнейшее - заявка). Она работала, не давая себе ни секунды отдыха, не столько ради того, чтобы выбраться отсюда, чтобы изгнать из головы мысль о том, что ее ждало в будущем.
Серьезно - куда ей идти? Марс не пригоден для жизни, и даже если сделать скидку на странность всего происходящего и посчитать достоверными обрывочные образы, полученные от призрака, жизнь, существовавшая здесь прежде, могла иметь совершенно иные характеристики. Состав атмосферы, влажность и давление, не говоря уже о температуре, пригодные для марсиан, не могли способствовать выживанию человека. Выход на поверхность для нее был закрыт, и в лучшем случае, все, на что она могла надеяться - бродить по пещере в надежде на чудо.
Выбравшись наружу, Хилл бросилась бежать, не разбирая дороги - неважно куда, ведь в ее положении все дороги вели примерно в одно и то же место. Подальше от перегруженного реактора, который рванет в ближайшие секунды, выжигая остатки кислорода в замкнутом помещении, если только...
- Ладно, принцесса с Марса, - не останавливаясь пробормотала Хилл, продвигаясь вглубь пещеры и надеясь, что чокнутый призрак, который имел все шансы быть порождением ее травмированного в падении мозга, откликнется на ее зов. - Зачем-то я тебе нужна, так что... немного полезной информации было бы кстати. Как мне выбраться отсюда, не сдохнув при этом в процессе?